Справочник автора/Система жизнеобеспечения

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Swoon.jpgНя!
Это хорошая статья. Нам она нравится такой, какая она есть. Поэтому мы доверяем право сделать её ещё лучше только проверенным людям. Редактировать эту статью не могут анонимы и новички.

(link)

Если ты можешь петь — ты сможешь жить[1]
« Отказ системы жизнеобеспечения. Проверьте уровень кислорода »
Firefly эпизод «Out of gas»

Система жизнеобеспечения — с точки зрения большинства людей, это такой загадочный чёрный ящик, который непонятно что делает, но если он сломается — все умрут.

Из чего состоит система жизнеобеспечения

На самом деле это не чёрный ящик, а целая гора разнообразной аппаратуры (и она тем меньше, чем более сносные условия для жизни в окружающей среде). Что нужно для того, чтобы человек мог нормально жить? Не очень много, но каждый элемент критичен, поэтому любой мало-мальски опытный инженер размещает её в самом безопасном месте из всех, какие только есть на корабле. Nota bene: нижеописанное относится к системам жизнеобеспечения космического корабля.

Дыхание

«Постарайтесь избегать стрессов, лорд Вейдер, во избежание обеднения дыхательной смеси»
« Ты ведь хочешь дышать? »
— неопровержимый аргумент, Firefly эпизод «Out of gas»

Итак, поехали. На одного человека нам нужно для дыхания:

  • Содержание кислорода в воздухе в количестве 0,9 кг/сутки при общем давлении минимум 33,3 кПа (250 мм.рт.ст.) и парциальном давлении кислорода в диапазоне 18—32 кПа. При этом нормальное общее давление у нас на планете — это 101,325 кПа (760 мм рт.ст). Если кислорода будет меньше — начнется кислородное голодание и через некоторое время человек умрёт. Если парциальное давление (т. е. являющееся частью суммы давлений других газов входящих в состав атмосферы при общем давлении) будет меньше — кислород не будет загоняться в кровь, и как следствие, человек умрёт от удушья. Если общее давление будет ниже — кислород, вместо того, чтобы загоняться в кровь, начнет из неё выделяться, и как следствие, человек умрёт (причем мучительно). Для справки, в сорокалитровом баллоне вмещается где-то 8 кг кислорода. Но аквалангист не может сидеть под водой восемь суток на одном баллоне! Почему? Смотрим дальше.
  • Количество углекислого газа. На одного человека нужно удалять примерно 1 кг углекислого газа в сутки, и при этом поддерживать его парциальное давление на уровне не более 1 кПа. Это уже сложнее. Аквалангист дышит смесью, находящейся в баллоне (вышеупомянутый сорокалитровый баллон заполняется не чистым кислородом а газовоздушной смесью, ибо аквалангист не может тащить с собой громоздкую систему регенерации атмосферы, он просто дышит тем что закачано в баллон, и выпускает отработанный воздух в воду — ужасающе неэффективно, да. Но просто и дёшево), космонавт — смесью, приготовленной системой жизнеобеспечения. Как это сделать? В нормальном состоянии хватает вентилятора, пары трубок и патрона-поглотителя — вентилятор прокачивает воздух через патрон, который адсорбирует углекислый газ, а воздух возвращает назад в атмосферу скафандра, при необходимости обогащая кислородом из баллона — за этим следят два датчика и лампочка. На кой тут лампочка? Лампочка сигнализирует выживанцу что пора бы отвинтить кран подачи кислорода или заменить патрон-поглотитель. Это очень упрощённо и примитивно, но — наглядно. В современности за всем этим следит автоматика, а сигналы выдаются космонавту только когда что-то не так (например, воздух кончился, переходим на резерв).
  • Убрать из атмосферы ядовитые газы, микроорганизмы, дым, вонь и прочее. Этим занимается система фильтрации, иначе бы космонавт уже через пол часа дышал бы запахом своих носков. В принципе, учитывая как хорошо солнышко кварцует иллюминаторы, микроорганизмам приходится плохо. Учитывая чем моются космонавты (это средство вполне может накипь отдирать), микроорганизмам приходится ещё хуже. Ну а учитывая, что опыт станции Мир отучил конструкторов делать труднодоступные места, где обожала заводиться плесень, на нормальной станции их нет. Чтобы их не было и в скафандре, после использования его сушат. Газы, дым, вонь и так далее — проходит через систему фильтрации (кто покупал забавный стерженек для удаления неприятных запахов из холодильника — тот понимает о чем я, сие — младший брат того самого фильтра). Ну а пыль, капли и прочее задерживает механический фильтр в виде куска ткани. Он не стирается, он выкидывается вместе с прочим мусором.

Вышеописанное делает Система Обеспечения Газового Состава Атмосферы (СОГС). А за давлением атмосферы в 77—107 кПа, контролем герметичности и компенсацией утечек следит СРД (система регулировки давления), поддающая воздуха при падении давления. Отсутствие взаимодействия между СОГС и СРД влекут за собой некоторые проблемы при разгерметизации.

Изначально СОГС состояла примерно как у аквалангиста - то есть вдыхаем газовую смесь, выдох отправляем наружу и крайне неэффективно тратим запас воздуха. Зато просто и надежно. Эта система до сих пор используется в качестве аварийной в скафандре NASA. Потом посчитали на пальцах и пришли к выводу, что таскать баллоны выходит слишком дорого, и придумали (а точнее спёрли у подводников) патрон-поглотитель СО2 (с которыми на Аполлоне-13 возникла проблема несовместимости разъемов), а также кислородную свечу (из-за неисправности которой на станции Мир произошел адский пожар). Но и этого оказалось недостаточным, а потому у медиков сперли ценный прибор газоразделения на основе молекулярного сита. У медиков этот прибор задешево (с помощью электричества) поднимал содержание кислорода в маске для больных, что избавляло от необходимости таскать баллоны. Не смотря на жутко научное название, прибор представляет собой две (у NASA) или три (у русских) бочки цеолита (это такой минерал, которого на Земле чуть менее чем дофига). Идея в следующем: цеолит обладает способностью пропускать кислород и азот, но задерживать углекислый газ. Ещё он обладает свойством намокать. Так что сначала насос прокачивает воздух через осушитель (холодильно-сушильный агрегат снижает влажность воздуха путем его охлаждения ниже точки росы, после чего конденсат собирается в бочку, а воздух пускается дальше), затем через цеолит, затем направляется к СОГС для пополнения запаса кислорода и выравнивания давления, и - назад в станцию. Когда емкость с цеолитом "насыщается" углекислым газом, клапан перенаправляет поток воздуха в следующую емкость, а отработанная нагревается с понижением давления, что заставляет цеолит высвобождать запасы углекислоты. Куда её девать дальше? Ну, пока что её выкидывают за борт. Было целых две попытки как-то поступить иначе. Идея в следующем:

СО2 + 2Н2 → С + 2Н2О (реакция Боша) - казалось бы идеально, но жрёт прорву энергии и катализатор забивается к чертям собачьим атомарным углеродом, после чего выходит из строя. Кстати это общая проблема всех подобных реакций.

СО2 + 4Н2 → СН4 + 2Н2О (∆H = −165.0 кДж/моль), она же реакция Сабатье - вообще отличная реакция, ибо требует меньше энергии чем реакция Боша, получаются газ и вода, но, зараза, во-первых требущая слишком много водорода, а во-вторых непонятно куда девать CH4. Была идея подвергнуть его пиролизу и водород отправить назад в реактор, а графит периодически соскребать, но пока что плохо получается.

Во всех случаях требуется очень дофига энергии. В общем, так как вменяемого решения на текущем этапе развития техники найдено не было, идею отложили на будущее, когда придумают что же черт бы его подрал, делать с углеродом (катализатор пробовали очищать механически). Биологи машут руками и говорят что углерод (как и азот) очень нужен растениям, химики - что можно наладить производство алмазов/нанотрубок/карандашей. Решение проблемы позволит замкнуть кислородный, углеродный и азотный циклы на 100% и избавить МКС от необходимости ждать грузовик с едой, водой и воздухом, а также позволит колонизировать другие небесные тела.

Питание

Организация с труднопроизносимым названием[2] представляет крутую упаковку
… в которой, что характерно, сухие крысы[3] российского производства
« Врёшь НАТОвская морда, не может солдат съесть в день два мешка брюквы! »
— анекдот о вопросах несбалансированного питания

Для плодотворной жизни человеку также нужно питаться:

  • Вода — 2,5 кг на человека в сутки. Если в рационе есть огурцы, помидоры, арбузы и дыни — норма воды снижается до 2 кг.
  • Белков, жиров и углеводов в соотношении 1:1:4 с общей калорийностью в 12500 кДж (2987 ккал) на человека в сутки[4]. Для сравнения, сто грамм шоколада — 489 ккал, а тушеной баранины — 268 ккал. Необходимость балансировки порождает некоторые проблемы, о которых осведомлены все, кто сидит на диете, а для тех, кто не разбирается — поясню, что для того, чтобы набрать упомянутую выше норму человеку придётся жрать примерно килограмм сушеного манго (1,2:0,8:6) на рыло ежедневно, см. эпиграф.

Что-то забыли? Ага. Подразумевается, что на борту также имеется соль, спички и витаминки — на этом месте должна быть длинная и нудная пурга про авитаминоз, наступающий при нехватке витаминов в пластиковой каше, и проблемы с нервной системой и пищеварением, наступающие при нарушении солевого баланса (и дисбалансе калий-кальций-натрий-магниевой системы, отвечающей за кости-нервы-желудок, и нехватке/переизбытку железа в продуктах, ведущая к проблемам с гемосинтезом и некоторым заболеваниям). Я обязательно расскажу вам об этом позже. Питание космонавта — non penis canina est!

Необходимое уточнение: цифры приведены для космонавта, которому приходится потеть в девяностокилограммовом скафандре и пахать на тренажере для недопущения атрофии двигательных мышц ввиду невесомости. Земляне, сидящие на диетах и ничего тяжелее сигареты не поднимающие — могут расслабиться, их норма сильно меньше (но если они живут на Крайнем Севере и занимаются лесозаготовками или прокладкой железнодорожных путей — тогда больше). Рацион космонавта упаковывается специальным образом (пресловутые тюбики и тубы), поскольку орудовать вилкой и ложкой в невесомости весьма затруднительно, хлеб и прочие продукты делаются специальным образом дабы избежать образования крошек, а чеснок и горох по понятным причинам в космосе вообще не едят. Также, существует интересный феномен, что не смотря на то, что в космосе вкус блюд не изменяется, космонавты очень часто предпочитают есть в полёте то, что на Земле они терпеть не могут. В космосе есть и другие интересные эффекты, но к еде они имеют довольно косвенное отношение. Расстройство вестибулярного аппарата, например.

Весь этот рацион делается на Земле, и перед тем как отправлять это всё в космос, еду сначала дают попробовать космонавтам, и если им не нравится — рацион снимают с производства. Однако существует мысль, что при дальних перелётах таскать с собой склад провизии, пусть и сублимированной — это очень накладно и по объёму и по массе, а потому было бы эффективно производить продукты питания прямо на корабле, а заодно избавившись от необходимости мусорить в космосе. Своё дальнейшее развитие эта идея получила во время посадок беларусской картошки в гермокуполе на Марсе.

Для представления о том, чем питались космонавты 80х, будет нелишне предоставить слово космонавту Лебедеву, с Салюта-7 (да-да, того самого):

« Расскажу-ка о нашем питании. Рацион скомплектован на 65% из обезвоженных продуктов и составлен по шестидневному меню с распределением суточного набора продуктов на четырехразовый прием пищи в день. Его суточная калорийность составляет 3151 ккал[5] при содержании белка 143,2 г, жира 123,5 г, углеводов 391,3 г, воды 469,9 г. Средняя масса рациона питания — 1165 г без упаковки. Восстановление обезвоженных продуктов, упакованных в полиэтиленовые пакеты, производится горячей водой при температуре 58 — 85 °С и холодной водой при температуре 10 — 25° С. На это отводится в день горячей воды 900 мл и холодной воды 400 мл при общем расходе 1,7 литра в сутки на человека. Вода используется из бортовых систем водообеспечения СРВК[6] и «Родник»[7]. При употреблении продуктов, которые упакованы в консервные банки, алюминиевые тубы и пленочные пакеты, используются электроподогреватели пищи. На станции «Салют-7» впервые применена буфетная система. По правому и левому борту расположены панели, за которыми ящики с продуктами: супы-сублиматы — крестьянский, харчо, овощной (очень вкусно) и натуральные в тубах — харчо, борщ, солянка, которые нам не очень нравятся[8]. Хорошо у нас идут творог, говядина, свинина с картошкой, мясные продукты, птица, рыба в банках, кофе, чай, молоко, соки в сублимированном и натуральном виде. Хлеб — ржаной, рижский, пшеничный, бородинский, медовая коврижка в виде маленьких буханочек на один прикус, чтобы не было крошек — всего восемь наименований. Разнообразный, очень вкусный десерт — чернослив с орехами, цукаты, сливы, конфеты, тугоплавкий шоколад, печенье и т. д. Сухая клубника, варенье из облепихи, мед и масса других вкусных вещей, так что для нас тут раздолье. Меню составляем сами себе. Подплыл к панели, открыл ее, набрал, что нравится, и в любое время поел, когда есть желание, а так во время работы положил в карман вкусные вещи, работаешь и жуешь. Могу сказать одно: питание у нас отличное и по вкусу и по разнообразию ассортимента. За время[9] полета я, наверное, перепробовал только половину набора. »
— меню явно составляли гурманы

Пара слов о водопроводе. Космический водопровод — штука довольно сложная. Она состоит из трёх основных систем — внешних баков с чистой водой (пополняемый запас), СРВК (система сбора конденсата) и «колонка», обеспечивающая подогрев воды. Последняя очень любит, как и всякий смеситель, подтекать и всячески ломаться. Всё это удовольствие представляет собой нагромождение баков, труб, сепараторов, насосов и тому подобного — потому что в невесомости заставить воду вести себя цивилизованно — довольно непростая задача.

Терморегуляция

Фантазия художника нарисовала межпланетный корабль. И нет, он не покрашен — это радиаторы системы охлаждения раскалились где-то до 700 градусов, символизируя тем самым наличие на борту корабля ядерной энергоустановки[10]
« Ты боишься что мы задохнёмся. Но мы не задохнёмся. Мы все замёрзнем насмерть гораздо раньше »
— Ривер, Firefly эпизод «Out of gas»

Для начала общие сведения. Человек выделяет в пространство некоторое, зависящее от физической нагрузки количество тепла[11], выдыхает примерно 50 грамм воды в виде паров, потеет, не очень любит температуру ниже 18 и выше 22 градусов по Цельсию[12], хотел бы чтобы влажность воздуха была в пределах 30(салон Ту-154) — 70 (баня) процентов, и ветерок в 0,2 м/с, о котором так мечтал капитан Экскалибура Мэтью Гидеон, поскольку этот прекрасный корабль по какой-то причине не был оборудован вентиляторами.

Для того, чтобы сформулировать проблему, мы посмотрим, что происходит с человеком в скафандре, когда он работает[13].

Допустим, максимальный расход энергии космонавта в скафандре, шатающего телескоп Хаббл — 4,1 ккал в час на 1 кг массы тела, то есть при весе в 75 кг это 307 ккал в час. Минимальный расход энергии космонавта отдыхающего от трудов праведных — 0,9 ккал в час на 1 кг массы тела, это в аналогичных условиях 67,5 ккал в час. Средний выход в космос — пол часа (максимальный — почти 9 часов, сделаем вид что наш космонавт — рекордсмен и возьмем 9 часов, всё это время он без устали шатает телескоп Хаббл). За 9 часов космонавт сожжет 2763 ккал (допустим он с утра сожрал 950 грамм сушеного манго и выпил два с половиной литра воды, так что баки у него полные — 2987 ккал). У него остаётся 224 ккал (около ста грамм тушеного мяса), на отдых, но это не важно. Важно то, что из сожженного — 552,6 ккал, уходят на, собственно, работу[14], и 2210 ккал уходят в нагрев. Вы думаете, в нагрев окружающего пространства? Нет, это он потратил на 2210 ккал на то, чтобы нагреть самого себя[15]. Если бы космонавт не потел, то он бы сварился.

Поэтому, из этих 2210 ккал примерно 1160 ккал тратится на испарение чего-то порядка двух литров воды в виде пота и с дыханием. Эти два испаренных литра воды охлаждают организм и шатают температуру и уровень влажности в скафандре при конденсации; чтобы не замёрзнуть космонавт продолжает «жечь топливо», которого в расходе остаётся 490 ккал, и организм их тратит. Почему у меня получилась цифра в 1160 ккал, а не в 1700 с гаком, что наверняка подметили знатоки математики? Здесь мы вспоминаем что у нас тут — космос, и смотрим в то, что я написал о давлении в скафандре и космическом корабле, а ещё вспоминаем что в раздутом в 1 атм скафандре чертовски трудно двигаться, поэтому в нём давление ниже, а при низком давлении энергия необходимая на испарение также уменьшается.

Мы видим, что для системы жизнеобеспечения космонавта очень важно охлаждать скафандр, кроме этого необходимо устроить вентиляцию, иначе космонавт будет дышать своим мокрым от пота термобельём ввиду духоты и высокой влажности, и кстати — надо осушать куда-то эти два литра воды, иначе космонавт начнет отращивать жабры. Куда это всё девать? Да за борт же! Осушаемая из скафандра вода частично собирается в резервуар, частично испаряется в открытом контуре в вакуум (и делает это очень охотно), охлаждая трубу, по которой проходит вентилирующий воздух, а специальное устройство следит, чтобы температура воздуха была в пределах заданных параметров.

Это же справедливо и для космического корабля, правда ввиду его размеров, ситуация там не столь критическая. С другой стороны, на космическом корабле основную нагрузку на систему охлаждения создают не люди а аппаратура. Пассивная система охлаждения космических кораблей, по выключении этой аппаратуры, начинает вымораживать космический корабль, как это было с Аполлоном-13, Салютом-7, и Серинити, причем в последнем случае, ввиду эвакуации большей части экипажа, корабль стал замерзать быстрее. С третьей стороны, если на корабле есть ядерный двигатель — размеры радиаторов системы охлаждения бьют все рекорды. Это одна из причин, по которым ядерных звездолётов пока ещё нет (а вот электроракетные уже скоро появятся, и поимеют те же проблемы что и ядерные, правда для них придумали какую-то совсем уже наркоманскую систему охлаждения, потребляющую матан тройной отгонки, по этой причине, пока они не закончат исследования, я на эту тему писать ничего не буду).

Родившаяся в 50х тётя Маша знает толк в системах терморегуляции — у неё на кухне есть форточка для охлаждения, чайник для поддержания влажности, калорифер для обогрева и вентилятор для обдува. Её внучка Даша, родившаяся в 90х использует кондиционер с функцией климат-контроля[16]. Космическая система терморегуляции от этого почти ничем не отличается — ну разве что агрегаты не самопальные и снабжены автоматизацией.

Космический туалет за четыре миллиона долларов

он самый
« Нет, вакуумный унитаз не может вас засосать »
— вывод из эксперимента Разрушителей Легенд

Если вкратце, людям свойственно гадить — отсутствие на борту туалета приведёт к ощутимым проблемам куда раньше, чем закончится запас кислорода. За этим следит СУО (система удаления отходов), и эта проблема решаема по разному — с помощью выкидываемых за борт памперсов, например. Или с помощью очень громоздкой системы сублимации твердых отходов и рециклинга жидких — в двух словах, из всего этого дерьма выпаривается вода в виде дистиллята и отправляется на технические нужды (не потому, что её нельзя пить, а потому что если использовать обычную воду, к примеру, в увлажнителе воздуха — увлажнитель забьётся накипью и выйдет из строя). Если когда-нибудь услышите историю о вредности дистиллированной воды для питья, так как она вымывает необходимые минералы из организма — не верьте, это дурацкие страшилки. Дистиллированная вода — это просто H2O без примесей. Её можно пить, но — обычно считают, что просто вода безвкусная — но это не так. В ней есть следовые количества солей, которые придают ей приятный вкус — а в дистилляте и этого нет. В любом случае суточную долю минералов человек получает с едой, а не с водой (для этого ему пришлось бы выпить около 15 литров обычной воды, в то время как по норме нужно два). Поехали дальше. А дальше у нас дерьмо — его «сушат» (обезвоживают под вакуумом), в итоге оно теряет как в весе так и в объёме, и становится пригодным для прессования и выкидывания за борт. Но, вообще-то его можно использовать и иначе — дело в том, что там содержится очень много разных веществ, нужных живым организмам, так что это богатство выкидывать за борт — преступление. Давайте лучше засунем это в бак и дадим микроорганизмам поработать. На выходе получаем некоторое количество биогаза (метан) и некоторое количество удобрений, которые можно использовать в космической оранжерее для выращивания помидоров (в невесомости помидорчики могут быть очень большими — слабая радиация и низкая сила тяжести очень способствуют разрастанию некоторых культур, но тут есть проблема — помидоры любят хэви метал, огурцы любят эмбиент, а оптические системы наблюдения предпочитают классическую музыку. Так или иначе, но помидоры в космосе пока не прижились).

Товарищ Сухов

Со времен полёта Союза-12, космонавтов сопровождает красноармеец Сухов, который подбадривает космонавтов в трудную минуту. Можете как угодно относиться к этому, но с тех пор, как на Байконуре объявился Товарищ Сухов — ни один космонавт не погиб.

Что НЕ относится к системам жизнеобеспечения

Wonderwall? Никакого Wanderwall на моей станции!
  • Биозащита — то есть конструктивный элемент, защищающий человека от радиации, ультрафиолета и кислотных дождей. Стены вашего дома (и пластиковые окна), образно выражаясь, являются биозащитой, а вот кондиционер относится к системам жизнеобеспечения — думаю разница понятна.
  • «Золотая фольга» ЭВТИ (экранно-вакуумная теплоизоляция) — то, чем заматывают спутники, телескопы и прочее, для защиты от поджаривания космическими лучами, и для сохранения тепла, если надо[17]. Вариантом золотой фольги является «одеяло» — аналогичный, но более убого выглядящий вид обмотки космического корабля какой-то хренотенью различного (в основном белого) цвета. Белого — потому что белый меньше греется и меньше излучает.
  • Искусственная сила тяжести. Человек может жить в невесомости, так что устройства, создающие силу тяжести любого типа (центрифуги, например), к системам жизнеобеспечения не относятся. Как и поглотители резких перепадов силы тяжести (в народе «амортизаторы»).
  • Занавесочки на окнах.
  • Устройство в груди Тони Старка (а вот в костюмчике система жизнеобеспечения есть, судя по тому что он добрался до космоса и не умер).
  • Гитара Криса Хэдфилда.

Примечания

  1. "Space Oddity" Дэвида Боуи, чуточку переиначенная и исполненная командиром Крисом Хэдфилдом на МКС под гитару (Дэвид Боуи одобрил). Если это хоть кому-нибудь интересно, песня появилась в 1969 году, и в ней поётся о вымышленном космонавте, который после аварии оказался один в глубоком космосе, в одном скафандре и связь с ЦУП-ом прервалась.
  2. По какой-то неизвестной нам причине, ФГУП БИРЮЛЕВСКИЙ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЙ ЗАВОД РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫХ НАУК очень любит писать своё название капсом, как и все прочие ФГУПы.
  3. «dry rat-s» (от rations) — старая шутка про сухпайки
  4. А тем, кому интересно, зачем так много — наберитесь терпения, в следующем разделе всё подробнейшим образом расписано
  5. при этом наземный контроль жаловался что космонавты теряют в весе - что в общем-то логично, т.к. каждое общене с медиками для космонавтов дикий стресс, а от стресса, как известно, худеют, а с медиками они общались часто. Кроме того космонавт не всегда съедает полный рацион, особенно когда у него плохой аппетит. Кроме того, автор занимался приведением станции в рабочее состояние сразу после запуска и работы там было МНОГО.
  6. система сбора конденсата
  7. основной объем бочки с водой располагался снаружи станции, чем существенно расширил объем жизненного пространства на станции. Также он постоянно протекал и вынуждал экипаж его чинить, материть тех кто его проектировал, а также убирать воду полотенцем. После того, как Салют-7 замерз, с ситемой "Родник" продолжили воевать Джанибеков (который наезжал на станцию ещё при Лебедеве) и Савиных. Но такого водопада какой показан в фильме "Салют-7" там не было.
  8. они и на Земле мало кому нравятся
  9. 211 суток
  10. РКК Энергия соорудила проект корабля-буксира на ядерной тяге с более совершенной системой сброса тепла. Они там считают, что это сделает корабль раза в четыре меньше чем аналог из NASA. Но, радиаторы системы охлаждения портят всю малину.
  11. Для поддержания комфортной температуры атмосферы корабля мощность системы охлаждения, избавляющейся от этого тепла, составляет где-то 145 ватт на человека — у нас, на Земле, есть алюминиевые радиаторы охлаждения для микросхем, которые вполне способны справиться с теплоотводом, так в чём проблема? А проблема в том, что они отдают тепло в воздух, а воздух уходит в форточку, в то время как в космосе воздуха нет.
  12. Это нужно для оптимальной работы терморегуляции организма, который поддерживает свою температуру на уровне 36,6 градусов по Цельсию путём баланса между термохимическим подогревом и потоотделением, а для этого необходимо чтобы температура окружающего воздуха была сильно ниже чем температура организма — иначе он сварится. При температуре ниже 18 градусов человек желает выпить горяченького в связи с усиленными тепловыми потерями, при температуре выше 22 градусов — хочет холодненького пива дабы возместить потерю жидкости на потоотделение и дабы чуток охладиться. При температуре в районе 25-30 градусов любая тяжелая работа чревата тепловым ударом. По этой причине не рекомендуется менять настройки кондиционера в офисе ниже указанного значения, это чревато простудой.
  13. Здесь следует заметить, что расчеты производятся очень приблизительно, и для простоты, некоторые моменты связанные с уравнениями термодинамического равновесия опускаются, числа округляются, и главной целью нижеописанного является наглядность процессов.
  14. Условно, мы принимаем КПД космонавта за 20 %, что конечно же чушь собачья.
  15. А теперь давайте вспомним о законе сохранения энергии, самое время. Ну так вот, если в двух словах: c=Q/mΔT, бога ради, у нас два литра воды, 75 килограмм массы тушки космонавта, шатающего Хаббл, 90 килограмм скафандра и чёрт знает сколько воздуха внутри него.
  16. «

    — Запустить взлётный двигатель!
    — Система навигации повреждена.
    — Связаться с центром!
    — Система связи повреждена.
    — А что не повреждено?
    — Кондиционер работает в штатном режиме.

    »
    — Американские кондиционеры хрен сломаешь, «Первый Мститель: другая война»
  17. Младшго брата ЭВТИ можно увидеть в жаркий летний день под лобовухой очень многих машин — эта сияющая зеркально-серебристая фиговина предохраняет от расплавления на солнышке пластика, из которого сделана приборная панель. В числе прочего.