Справочник автора/Десанты ВОВ

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Великая Отечественная война, несмотря на свой сухопутный характер, дала немало примеров десантных операций — как удачных, так к сожалению и провальных.

Содержание

Довоенные взгляды[править]

Морские теоретики 30-х годов считали, что с появлением авиации и мотомехвойск морские десанты не могут быть внезапными, а потому успешными. Поэтому за рубежом этим вопросом всерьез не занимались (кроме Японии). РККА и РККФ, опираясь на успешный опыт черноморских десантов 1916 года, считали такие операции возможными — по крайней мере так было прописано в уставах.

Но при этом специальных средств десантирования не разрабатывали. Лучшим средством доставки десанта считали боевые корабли. Средства высадки — любая мелочь: катера, баркасы, вплоть до шлюпок.

Морской пехоты не существовало. Редкие десантные учения сводились к импровизированной высадке добровольцев, в результате, конечно же, полная победа «и враг бежит, бежит…».

Но вот началась война. И оказалось, что десанты применимы не только в целях наступления, но и в обороне. Что добровольцы с кораблей — отважные, но не обученные сухопутному бою — мало что могут сделать на суше и при этом несут огромные потери. Что десант надо не только высадить — но ещё и поддерживать, снабжать, при надобности — эвакуировать. Всего этого не было в довоенных инструкциях.

После 1942, уже имея солидный опыт, советское командование разработало ряд инструкций на этот счет. В целом ситуация улучшилась, хотя конечно случаи бывали разные.

Балтика[править]

Склифосовский.pngВкратце
Безумство храбрых

Ханко[править]

Побережье у полуострова Гангут (Ханко), где размещалась советская военно-морская база, очень изрезано. Десятки мелких островов, бесчисленные узкие протоки между ними. Редко где пройдёт что-то крупнее катера. Вот в этом-то лабиринте летом-осенью 1941 и велись бои. С началом войны финны блокировали полуостров и даже пытались штурмовать его. Но 25-тысячный советский гарнизон, усиленный тяжелой артиллерией, легко отбил атаки. Быстро поняв что штурм бесполезен, финны перебросили бóльшую часть сил на Карельский перешеек, оставив лишь одну дивизию (55-ю, около 10 тыс. чел), и ограничились обороной.

Пользуясь этим, советская сторона перешла к активным действиям. За время существования базы было захвачено 18 островов — как правило, десантами силой около роты. Самое крупное сражение было за маяк Бенгтскяри, а также на Хорсё и Моргонлахти. Командир десантов — капитан Б. М. Гранин — стал местной легендой[1]. Иногда захваченные острова реально улучшали условия обороны, но порой захват осуществлялся просто из спортивного интереса, «чтобы люди не застаивались». Так или иначе, в декабре 1941 пришлось всё оставить и эвакуироваться в Ленинград.

Эвакуация Таллина и бои за Моонзундские острова[править]

Dw-worker.jpgСтройплощадка, наденьте каску!
Эта статья сейчас в процессе написания. Автор планирует нечто объёмное и застрачивает сюда текст по частям. Пожалуйста, дождитесь завершения работы, и только потом редактируйте: не создавайте неудобства себе и автору.


К середине августа 1941 года немецкие войска заняли практически всю Прибалтику и вышли на подступы к Ленинграду. Под контролем советских войск оставались только Таллин и его окрестности, Моонзундские острова, остров Осмуссаар и вышеупомянутый полуостров Ханко.

Удержание этих территорий имело смысл — после быстрого рывка вглубь советской территории в июне-июле, снабжение немецкой группы армий «Север» повисло на весьма хилых, в массе своей однопутных прибалтийских железных дорогах. Над открывшимся в начале июля морским путем вдоль латвийского побережья в Ригу постоянно висела угроза появления советских эсминцев, торпедных катеров и самолетов, базировавшихся в Моонзундском архипелаге[2]. Те же эсминцы, торпедные катера и расположенные на островах Хийумаа, Осмуссаар и полуострове Ханко тяжелые орудия затрудняли морское сообщение с Финляндией. Наконец, в начале августа советские дальние бомбардировщики с аэродромов Моонзундских островов нанесли несколько ударов по немецким городам, в том числе и Берлину. 18 июля немцы получили удар во фланг — десант с Моонзундских островов отбил порт Виртсу.

В свою очередь, немецкие и финские минные силы в июле-августе предприняли собственную минно-заградительную операцию, создав мощное заграждение севернее мыса Юминда — более двух тысяч мин и периодически подновляли его, вновь минируя с раумботов и торпедных катеров протраленные фарватеры[3]. После выхода немецких войск на эстонское побережье у мыса Юминда-нина были развернуты береговые батареи с дальнобойными 170-мм орудиями, перекрывшими активно использовавшийся для обхода минных заграждений южный фарватер (северный фарватер простреливался 305-мм орудиями финнов с островов Макилуото и Куйвассаре). По советским кораблям, обеспечивавшим перевозки из Кронштадта в Таллин и обратно, начала работать немецкая авиация — правда на тот момент еще достаточно ограниченными силами — «противокорабельной» бомбардировочной группой (полком) KGr-806 (эта группа работала и по советским кораблям и береговым объектам на Моонзундских островах) и переброшенной под Хельсинки группой I./KG-77 — всего до 80 Ю-88.

20 августа началось наступление немецких войск (три пехотных дивизии) на Таллин. Обороняли город к тому моменту остатки 10-й и 16-й стрелковых дивизий и 22-й оперативной дивизии НКВД, а также латышский и эстонский рабочие полки и различные мелкие части — всего около 20 тысяч человек, еще до 15 тысяч человек предоставил флот — бригада морской пехоты, сформированные из персонала военно-морской базы и моряков с погибших кораблей стрелковые полки, зенитчики, на последнем этапе обороны города — артиллеристы с оставленных береговых батарей[4]. Усиливать оборонявшие город войска было нечем — одновременно с боями за Таллин разворачивалось немецкое наступление на Ленинград, предложение Трибуца вывезти в Таллин войска с Моонзундского архипелага (порядка 23 тысяч человек) и/или с Ханко (до 26 тысяч) было отвергнуто — советское руководство еще надеялось сохранить контроль над коммуникациями в Финском заливе. В результате командованию Балтийского флота пришлось спешно[5] разрабатывать план эвакуации войск из Таллина и его окрестностей.

В принципе, разработанный буквально «на коленке» план был достаточно логичен: все оборонявшие Таллин войска и персонал военно-морской базы должны были под прикрытием огня кораблей и береговых орудий с островов Найссаар и Аэгна быстро погрузиться на транспорты и выйти в море в ночь 27/28 августа. К рассвету 28 августа вслед за транспортами должны были уйти боевые корабли с арьергардами и гарнизонами островов. Минное заграждение «Юминда» конвои должны были форсировать днем[6], причем предполагалось, что к середине дня боевые корабли догонят транспорты и обеспечат им прикрытие от ударов с воздуха. Ночью 28/29 августа боевые корабли должны были на полном ходу уйти в Кронштадт, а транспорты к утру 29 августа — подойти к островам Лавенсари и Гогланд, над которыми их уже могла прикрыть авиация флота и развернутые на островах зенитки. Кроме того, на Гогланде был развернут отряд обеспечения — почти четыре десятка тральщиков, буксиров, катеров, задачей которых были обеспечение конвоев на последнем участке маршрута и помощь терпящим бедствие судам. Но «немного» подкачало исполнение…

Во-первых, Трибуц не организовал как следует эвакуацию: к 27 августа немцы уже обстреливали таллинский порт и часть командиров транспортов просто отказалась подходить к причалам. В результате кого-то брали на борт в порту, кого-то — с причалов на полуострове Вимси, кого-то просто с берега в лучших традициях Дюнкерка и так далее, в результате погрузка людей на суда продолжалась до рассвета 28 августа, на берегу к моменту ухода флота осталось до 10 тысяч человек. Во-вторых, сказалась нехватка тральщиков — в распоряжении Трибуца имелось всего 10 быстроходных и 20 мобилизованных тральщиков. В третьих, подвела погода — сильный ветер и волнение привели к тому, что первые конвои начали выдвижение не в расчетные 22:00 27 августа, а в 11:35 следующего дня. В результате в район основных минных заграждений корабли и транспорты вышли только к заходу солнца. В темноте транспорты и боевые корабли начали терять ориентировку и выходить с протраленной полосы, подсеченные, но не расстрелянные тральщиками мины начали дрейфовать к югу, на маршрут идущих южнее транспортов боевых кораблей. На минах погибли несколько транспортов, в отряде главных сил погиб эсминец «Яков Свердлов» и получил тяжелые повреждения «Гордый», в отряде прикрытия погиб эсминец «Скорый», получили повреждения лидер «Минск» и эсминец «Славный», арьергард погиб почти в полном составе — из трех эсминцев и трех сторожевиков уцелел только сторожевой корабль «Туча». Движение конвоев пришлось прекратить до рассвета.

29 августа с рассветом уцелевшие боевые корабли в полном соответствии с планом ушли в Кронштадт (справедливости ради — к рассвету полностью исправными оставались только крейсер «Киров», лидер «Ленинград» и только один из десяти эсминцев, остальные корабли получили повреждения или погибли, зенитный боекомплект на кораблях заканчивался[7], кроме того, на боевых кораблях уже находилось почти десять тысяч человек эвакуируемых и спасенных с затонувших кораблей), а продолжавшие движение малым ходом транспорты подверглись массированным атакам с воздуха — с середины дня и до подхода к острову Гогланд бомбардировщики потопили и тяжело повредили полтора десятка транспортов — если днем 28 августа корабли атаковала только 806-я группа и бомбардировщики из Хельсинки, то днем 29 августа — большая часть сил 77-й бомбардировочной эскадры, перенацеленная с ударов по линии фронта под Ленинградом, обеспечить надежное прикрытие с воздуха флотской авиации не удалось — как из-за плохой организации патрулирования, так и из-за потери 26-27 августа аэродромов в районе Лужской губы, в результате чего самолетам пришлось летать из района Петергофа. Но именно в этот момент сработала подстраховка Трибуца с отрядом обеспечения — находившиеся на Гогланде и Лавенсари катера и тральщики дотащили до Гогланда несколько поврежденных транспортов, несколько тысяч человек были эвакуированы с тонущих судов. Всего боевые корабли и уцелевшие транспорты доставили в Кронштадт и Ленинград около 15 тысяч человек, одиннадцать тысяч спасенных оказались на Гогланде. Удалось довести до Ленинграда и «боевое ядро» флота — крейсер, два лидера и пять эсминцев. Велики оказались и потери — на транспортах и боевых кораблях погибли восемь с половиной тысяч моряков и бойцов береговой службы, около двух тысяч солдат и четыре с половиной тысячи гражданских (по данным Р. А. Зубкова), были потоплены 19 боевых кораблей и 43 транспорта и вспомогательных судна.

Следующей целью немецкого командования стали Моонзундские острова, в одно мгновение оказавшиеся в глубоком тылу у немев. К сентябрю на островах находилось 23 тысячи человек — стрелковая бригада, почти не участвовавшая в боях (за исключением десанта в порт Виртсу в июле и высадок в Виртсу и Хаапсалу в коне августа), артиллеристы с береговых батарей, многочисленные строительные части (вплоть до августа на островах продолжалось строительство береговых батарей и коммуникаций, усиливалась противодесантная оборона), летчики. Но распределение войск было крайне неравномерным: основные силы находились на острове Эзель (Сааремаа), меньший гарнизон находился на острове Даго (Хийумаа), а находившиеся у эстонского побережья острова Вормси и Моон (Муху) оборонялись небольшими отрядами. Береговая артиллерия также была ориентирована на оборону с запада и севера.

Немецкое командование выделило для захвата архипелага две пехотных дивизии, ранее участвовавших в наступлении на Таллин, основную роль в десанте должна была играть 61-я дивизия, получившая в качестве усиления дополнительный пехотный полк, четыре саперных батальона, тяжелую артиллерию, в том числе 210-мм гаубицы. 217-я дивизия, оставшаяся с двумя полками, должна была служить резервом и обеспечить прикрытие побережья от возможных атак с Ханко и Осмуссаара. Для высадки десанта был сформирован экспериментальный отряд «Остзее» — шестнадцать парусно-моторных шхун, семь плавбатарей (канонерских лодок), четыре десятка барж, буксиры и три команды штурмовых лодок (каждая команда штурмовых лодок могла переправить пехотную роту, баржа — 160—200 человек или технику). С воздух немцев поддерживали все та же 806-я бомбардировочная группа, группа истребителей-бомбардировщиков Bf-110 и прибывшая из Европы в конце сентября 506-я бомбардировочная группа.

Первый десант последовал 8 сентября — выделенный из состава 217-й дивизии десантный отряд, усиленный сформированной из эстонцев и финнов группой «Эрна» высадился на острове Вормси, гарнизон которого состоял из стрелковой роты, военных строителей и собранного из местных истребительного отряда. В ходе двухдневных боев советский гарнизон был разгромлен и частично эвакуирован на Даго, к 15 сентября остров был полностью зачищен от советских войск.

14 сентября началась высадка на Моон — в первом эшелоне шли группа «Эрна», разведбат и один из полков 61-й пехотной дивизии, противостоял им советский стрелковый батальон, усиленный несколькими отдельными ротами, артиллерией, в резерве находились эстонский батальон и рота моряков. Несмотря на возникшие при высадке проблемы, к середине дня немцам удалось захватить порт Куйвасту и к 15 сентября переправить на плацдарм уже пять пехотных батальонов, еще один плацдарм был захвачен эстонцами и разведбатом, но усилить этот плацдарм немцы не смогли — десантный конвой с подкреплениями встретил советские торпедные катера и предпочел отступить. Провалом закончилась и попытка диверсантов полка «Бранденбург» захватить советскую береговую батарею, способную поддерживать огнем защитников Моона — морской десант был высажен в стороне, а атаку планерного десанта артиллеристы смогли отразить. Тем не менее, 15 сентября немцам удалось объединить плацдармы и переправить на остров третий пехотный полк и артиллерию, а 16 сентября немцам удалось сходу взять связывающую Моон с Эзелем ориссарскую дамбу и захватить плацдарм на главном острове архипелага, брошенный в контратаку эстонский батальон по разным данным был либо рассеян ударом с воздуха, либо просто сдался немцам (а скорее всего имели место оба события). 17-18 сентября остров был окончательно очищен от советских войск.

16-17 сентября советские войска пытались ликвидировать плацдарм у ориссарской дамбы, но успеха эти контратаки не имели. Немцы же, подтянув к дамбе закончившие зачистку Моона войска, 18 сентября перешли в наступление и прорвали советскую оборону.


Июль-сентябрь 1941, Карельский перешеек

Выборгский залив[править]

Финнам баловаться было некогда. Озлобленные результатами Зимней войны, они планировали для начала выбить русских с Карельского перешейка и восстановить старую границу. А там… как сложится. По количеству войск финны и противостоявшая им 23-я армия были примерно равны. Преимуществом финнов являлась отличная подготовка бойцов и хорошее знание местности, нашим преимуществом — многократное превосходство в технике. Но в июле это самое преимущество, именуемое 10-м мехкорпусом, уехало на юг, оборонять Лужский рубеж[8]. Воспользовавшись этим, в августе финны прорвались в центре Перешейка и стали с северо-востока обходить г. Выборг и обороняющие его войска. У красных оставался путь отступления вдоль побережья…

Финны переправляются на лодках через Выборгский залив

Но 24 августа противник форсировал Выборгский залив на обычных рыбачьих лодках. Около полка финнов заняли полуостров Лиханиеми. Остановить их пытались лишь пограничники и курсанты школы младших специалистов Балтфлота — больше никого под рукой не было. Между прочим, задержали финнов на два дня — при нормальном командовании этого бы хватило, чтобы стянуть силы к нужному месту. Но свободных сил не было[9], в результате на третий день финны отбросили слабый заслон и перерезали обе приморские дороги — железную и шоссейную — в 10 км южнее Выборга, где сейчас пос. Матросово.

В Выборге отрезанными оказались 3 дивизии — 43-я, 115-я и 123-я. Заметим, дивизии довоенного формирования, с двумя артполками каждая. Плюс броневики и куча другой техники. А дорогу им закрыл один финский полк, переправленный на лодках — то бишь налегке, без артиллерии, максимум с несколькими минометами. Тем не менее, о прорыве вдоль побережья никто почему-то даже не заикнулся. Решили бросить всю технику и лесными тропами, еще не занятыми врагом, выходить к порту Койвисто (ныне Приморск), откуда эвакуироваться на кораблях Балтфлота.

Из 115 дивизии до Койвисто добралось 2 тысячи человек[10]. Из 123 дивизии один полк отошел на Койвисто, остальные части прорвались к старой границе, пусть и с большими потерями. Хуже всего пришлось 43-й дивизии. Ее командир, генерал Кирпичников, повел ее такими тропами, что даже пехота двигалась с трудом. Финны, хорошо знавшие местность, быстро блокировали огромную колонну. После неудачных попыток прорваться Кирпичников сдался сам и приказал сдаваться своим подчиненным. Сдались многие, но не все. Часть подразделений все же прорвалась в Койвисто. Даже Знамя сохранили.[11]

Таким образом, из трех окруженных дивизий вышла к своим около половины[12] личного состава, причем без техники. И добился такого успеха один легко вооруженный финский полк, оказавшийся «в нужное время в нужном месте»™. Это один из самых эффективных десантов в истории. Жаль что не наш.

Ладога[править]

Ладожской флотилии до войны не существовало: сначала формировать ее запрещал договор с финнами, затем, после Зимней войны в ней вообще отпала надобность — Ладожское озеро стало внутренним, а сформированную в 1939 году флотилию сократили до учебной базы. Какая-либо береговая инфраструктура практически отсутствовала, за исключением ремонтных мастерских в Шлиссельбурге.

Как следствие, формировать флотилию пришлось из всего, что попалось под руку: из боевых кораблей имелись только два сторожевика (современный «Пурга» и откровенно дряхлый «Конструктор», бывший эсминец «Сибирский стрелок») и катера МО-4. Остальные корабли были мобилизованными буксирами или грунтовозами, причем часть из них были далеко не новыми. Создавала проблемы и чехарда со сменой командования — до конца года сменилось шесть(!) командиров [13].

Первой задачей свежесозданной флотилии стала эвакуация советских войск, отрезанных превосходящими силами противника и прижатых к берегу Ладожского озера. Всего было эвакуировано три дивизии — 23 тысячи человек, 140 орудий. При эвакуации 168-й стрелковой дивизии удалось вывезти не только личный состав, но и бо́льшую часть вооружения и техники, включая даже гаубичную артиллерию.

Попытка ослабить давление финнов путем высадки десанта на острова у восточного побережья озера — кончилась крахом. На каждый из островов — Лункулансаари и Мантсинсаари — 24 и 26 июля соответственно было высажено по усиленному батальону морской пехоты численностью 700—800 чел. По традиции, только что сформированных и не обученных, без тяжелого оружия. Таким и в чистом поле вести бой не просто. А здесь большие лесистые острова, чаща, в которой финны чувствовали себя как дома — в отличие от наших моряков. Бои шли по одному сценарию: высадка — уход в лес — увязание в бою с невидимыми финскими стрелками — подтягивание финнами артиллерии и подкреплений — контрудар — отход — эвакуация. До половины десантников (725 чел) было убито.

Операция окончилась трагически из-за целого комплекса причин:

  • почти полное отсутствие разведки, незнание сил противника и его расположения на островах;
  • возможность быстрого усиления противником гарнизонов островов не изучалась вообще, соответственно никакие меры против этого не принимались. Финское командование в разгар операции беспрепятственно перебрасывало на острова свои резервы и тем самым переломило ход боев на них;
  • ограниченный срок подготовки операции;
  • полная неподготовленность выделенных в десант сил к боевым действиям вообще и к бою на лесисто-скалистых островах в частности;
  • почти полное отсутствие артиллерийской и авиационной поддержки, из-за чего оба десанта сразу после высадки оказались изолированными на островах и вели бой только своими силами;
  • слепое следование изначальному плану операции и отсутствие анализа ситуации — после гибели первого десанта немедленно началась высадка второго, причем были повторены все ошибки, приведшие к гибели первый десант.

Очередной командующий Ладожской флотилией контр-ад­мирал Трайнин был снят с должности, но преемники были ничуть не счастливее.


Десанты под Шлиссельбургом

Шлиссельбург[править]

Почти сразу после замыкания кольца блокады вокруг Ленинграда советское командование начало подготовку к попытке прорыва немецких позиций в «бутылочном горлышке». Причина подобной спешки понятна — даже если отбросить вопросы снабжения Ленинграда продовольствием и эвакуации населения, блокада означала автоматическую потерю крупного промышленного центра, который без пути подвоза-вывоза мог в лучшем случае работать на себя.

Как результат — первая операция была даже не спланирована на коленке, а была откровеннейшей импровизацией с расчетом на то, что немцы еще не успели закрепиться. С востока должна была наступать свежесформированная 54-я армия на тот момент еще маршала Кулика. С запада, через Неву — серьезно потрепанная 1-я стрелковая дивизия НКВД[14][15].

В рамках операции по прорыву блокады важное место имело взятие Шлиссельбурга. Планировалось что 2-3 батальона 1-й дивизия НКВД переправится через Неву и ворвется в город, а небольшой десантный отряд высадится со стороны Ладоги и ударит в тыл.

Поскольку 20 сентября моряки оказались не готовы, НКВДшники начали переправу одни. Не вышло — понтоны были сразу же обнаружены и обстреляны. Но Жуков требовал взять Шлиссельбург во что бы то ни стало! Дивизия НКВД ничего сделать не могла: переправочные средства выведены из строя, батальон выделенный для десанта понес потери, еще два были уже направлены на помощь соседу на Невский Пятачок. Остальные силы удерживали оборону по Неве (не столько из опасений немецкой переправы, сколько просто потому, что боеспособность этих полков, пополненных кем попало и всего за неделю до начала операции была под большим вопросом)

Так или иначе, 21 сентября уже моряки (185 десантников на катерах и лодках) в одиночку пытались произвести высадку, но из-за неблагоприятной погоды повернули обратно.

На следующую ночь тот же отряд вышел вновь, но из-за ошибки штурмана вышел к берегу на 5 км восточнее Шлиссельбурга. Опять вернулись.

23 сентября первый эшелон (110 чел) был таки высажен — опять же восточнее города, причем в воду за 2-3 км до берега: ближе катера подойти не могли из-за валунов. Второй же эшелон (150 чел) занесло еще восточнее, к Бугровскому маяку — в расположение нашей 54-й армии. Командир десанта от безысходности решил высадиться здесь и пробиваться через линию фронта на соединение с первым эшелоном. Будь это так просто, стала бы здесь армия стоять ?! К счастью, услышав шум катеров, группа первого эшелона (находившаяся парой километров западнее) сама пошла на прорыв и потеряв 4 человек вышла к Буграм. Вопрос о прорыве «туда» отпал.

24 сентября пришел приказ: группе в Буграх грузиться на катера и высаживаться взад у Липок. Пока грузились — рассвело. Вернулись в Осиновец.

25 сентября засветло группа кораблей с десантом вышла к тому же месту высадки (4 км восточнее Шлиссельбурга). Противник ее обнаружил и открыл огонь, и даже вызвал авиацию. Тем не менее моряки высадились. Пока преодолели двухкилометровую полосу воды — немцы на берегу приготовились к встрече, даже танки подтянули. Закипел бой. Корабли поддержки под ударами авиации вынуждены были отойти, и больше десанта никто не видел. Позже 11 моряков прорвались через линию фронта к Буграм. Этот эпизод обычно и называют «Шлиссельбургским десантом».

Угробив наконец-то моряков[16], наше командование вспомнило про армейцев. В ночь на 26-е один батальон дивизии НКВД таки высадился на пристани Шлиссельбурга. Хотели послать на помощь еще один — но командующий Невской Оперативной Группой Пшенников запретил снимать войска с обороны Невы. Пока на него давили все, включая военсовет Ленфронта — десант был уничтожен, и вышедшие на следующий день (27 сентября) катера с подмогой были потоплены вражеским огнем.

28 сентября была предпринята попытка высадиться в Шлиссельбурге через остров-крепость Орешек (удерживался нами всю блокаду). Из 22 шлюпок ни одна даже не смогла высадить бойцов на берегу.

Были предприняты еще две попытки, подробности которых неизвестны. Наконец-то 30 сентября приказом штаба фронта этот дурдом был прекращен. Общие потери 1-й дивизии НКВД составили 119 убитых, 1102 раненых и около 400 пропавших без вести. А козлом отпущения сделали… правильно, командира дивизии полковника Донскова. Впрочем не расстреляли — просто отправили командовать полком.

Петергоф и Стрельна[править]

После окружения Ленинграда немецкое командование группы армий «Север» предприняло попытку наступления на Ленинград с юго-запада. 10-23 сентября немцам удалось прорвать советскую оборону и выйти к побережью Невской губы между Стрельной и Петергофом, отрезав оборонявшуюся на побережье 8-ю армию и отбросив ее к Ораниенбауму. Выход к побережью позволил немцам взять под прицельный обстрел Морской канал[17] и ленинградский торовый порт, а также создать угрозу Кронштадту[18].

Практически сразу после выхода немцев к морю советские войска начали попытки контратаковать противника, но контратаки конца сентября — начала октября успехов не принесли: советские дивизии к тому моменту имели сильный недокомплект в людях (в наличии было от четверти до трети штата) и артиллерии[19]. Оборонявшиеся в «бутылочном горлышке» немцы тоже имели по 2-3 тысячи пехотинцев в дивизии, но им удалось сохранить оборонительные возможности (проще говоря — в каждом немецком отделении осталось по 3-4 человека, такое «отделение» уже не могло наступать, но в обороне пулеметчик, командир с автоматом и пара стрелков с винтовками были вполне адекватной силой).

После неудач в попытках действовать на суше последовала высадка десанта.

3 октября, за два дня до основной операции, усиленная рота морских пехотинцев (250 чел) была высажена у завода Пишмаш. Десантники успешно высадились, но при попытке продвинуться вперед были обнаружены и вступили в бой. Взаимодействия с атаковавшими в тот же день немецкие позиции частями 42-й армии достичь не удалось, десант был рассеян, 70 человек смогли отступить к побережью и эвакуироваться.

Петергофский десант состоял из 510 чел, в основном добровольцев с кораблей Балтфлота и береговых частей Кронштадта. Сухопутной тактике обучены не были, в бой пошли в черном флотском обмундировании. Высадка состоялась на рассвете 5 октября у пристани в Нижнем Парке. Артподготовку Жуков решил не проводить «для обеспечения скрытности»[20]. Первой роте удалось высадиться без сопротивления, но затем десант обнаружили и основным силам пришлось высаживаться под огнем. Десантникам удалось прорваться в Нижний парк, но продвинуться дальше им помешал глинт[21], а к утру к месту высадки подтянулись немецкие резервы и отрезали моряков от берега. Артиллерийская поддержка десантникам оказывалась, но из-за потери при высадке всех раций велась по немецким тылам без корректировки. Части 8-й армии с ораниенбаумского плацдарма 5, 6 и 7 октября пытались прорваться на соединение с десантом, но безуспешно. Попытка флота доставить 6 октября боеприпасы и рации также провалилась, берег был уже под контролем немцев. Бои в Нижнем Парке продолжались до 7 октября, почти все десантники погибли. При послевоенных раскопках в парке была найдена фляга с запиской «Живые, пойте о нас!».

В тот же день, 5 октября, в районе Стрельны (недалеко от завода Пишмаш) были высажены 350 человек из состава 20-й дивизии НКВД[22] с задачей — развить наступление навстречу частями 42-й армии. Как и в Петергофе, десантники отошли от берега, но вскоре были окружены и уничтожены. Попытки соединиться с силами 42-й армии успеха не имели.

На следующую ночь последовала высадка оставшихся сил того же десанта — 150 чел. На сей раз их обнаружили и обстреляли еще на подходе. Тем не менее рота высадилась, весь день вела бой, а ночью ее остатки смогли прорваться и выйти вдоль берега в расположение 42-й армии.

Наконец, 8 октября на ТО ЖЕ место послали еще один десант — 430 чел. Естественно, его уже ждали. Десантироваться смогли около 300 чел, остальные просто ОТКАЗАЛИСЬ высаживаться. Артподдержка, как всегда, велась «для отмазки» — менее 100 снарядов за весь день. Немногие оставшиеся в живых с наступлением вечера были сняты с берега. Навстречу десантникам была брошена свежая танковая бригада в 32 КВ с танковым десантом, им удалось прорвать фронт (сами немцы оценивали ситуацию как критическую), но встретиться с десантниками танкисты не сумели, а затем и бригаду КВ также обложили со всех сторон и почти полностью уничтожили, подтянув 88-мм зенитки и штурмовые орудия.

В целом можно сказать, что десанты были обречены еще на этапе планирования по одной простой причине — все высадки производились на узком участке побережья, причем не где-нибудь в стороне, а именно в местах концентрации немецких резервов[23]

Невский пятачок[править]

Попытка прорыва блокады, помимо Шлиссельбурга, включала переправу через Неву у Невской Дубровки силами 115-й стрелковой дивизии генерала Конькова. Той самой, что недавно вышла из окружения под Выборгом в числе 2 тыс. бойцов без тяжелого вооружения. Теперь в нее влили более десятка ополченческих, рабочих, истребительных батальонов, уже занимавших позиции вдоль Невы. Численность выросла до 10 тыс., но пушек-пулеметов не прибавилось, про обученность новых бойцов и заикаться не стоит.

Десант должен был состояться в ночь на 19 сентября, но… не было переправочных средств. Их привезли только на следующий день (прогулочные лодки из питерских парков), но мало и в плохом состоянии. О том чтобы разобрать по бревнышку эту самую Дубровку и построить плоты и понтоны, даже мысли не было. Так «на автомате» поступали в 1944-м, но не в 1941-м.

К 9 утра удалось переправить две роты. Они сломили слабое сопротивление немцев (около 2 взводов) и взяли поселок Московская Дубровка. После чего одна из рот углубилась в лес на полтора километра… и больше ее никто не видел. Другая рота с трудом удерживала плацдарм, к которому за день собралось достаточное число немцев. О том чтобы наращивать силы на плацдарме быстрее, чем противник, опять же никто не подумал.

Вечером, несмотря на огонь немцев, высадили еще одну роту и разведгруппу. Командование принял капитан Дубик. На следующую ночь высадили еще около 600 чел. Но и противник усилился, организовал сплошную линию обороны вокруг плацдарма и даже подтянул танки, после чего сам контратаковал. Атаку отбили, но о быстром продвижении вглубь можно было забыть. Фактически десант уже провалился.

Но смириться с этим не могли. 54-я армия стояла всего в 8 километрах от плацдарма — правда, совсем обескровленная. Еще в начале сентября, до начала блокады, ее дивизии во встречном бою остановили немцев и даже слегка оттеснили назад — но на большее сил у неё не было. Высшее командование понимать это не хотело и ежедневно слало директивы — наступать. Хотя наступать-то было по сути некому.

На плацдарме же закрутилась банальная мясорубка: каждую ночь переправляли бойцов (от роты до батальона), каждый день теряли примерно столько же в лобовых атаках. Никаких попыток сменить тактику не делалось. Переправили два батальона из дивизии НКВД, 3 батальона из 4-й бригады морской пехоты, другие части. Нева в районе переправы простреливалась с 8-й ГРЭС, но никаких попыток использовать дымы или другую маскировку не делалось. Сам плацдарм имел размеры 2 км в ширину и 400—500 м в глубину.

27 сентября на плацдарме находилось 490 человек: 197 моряков, 147 бойцов НКВД и 146 — из 115-й дивизии. Тем не менее приказ, спущенный через Пшённикова и Конькова, гласил: атаковать. Чего мог добиться один батальон?… Тем более что противостояли ему 4 батальона 20-й мотодивизии и танковая рота из 8-й ТД. За первую неделю боев нами было потеряно около 2000 человек, немцами — 530 чел и 4 танка. До прибытия в конце сентября немецкой 7-й парашютной дивизии, ситуация рассматривалась ими как критическая.

20-го октября началась 2-я Синявинская операция. Она совпала с прорывом немцев под Тихвином и потому тоже закончилась ничем. За исключением истребления еще двух дивизий.

8 ноября после личного разговора по телефону Сталина и Жданова было решено начать третью попытку, исходя из простой и жуткой логики: если пожалеем войска сейчас — они все равно скоро помрут от голода. Было создано 3 ударных коммунистических полка из добровольцев. При этом, конечно, как водится «люди не знают друг друга, не знают своего командира и политрука…».

Уже 10 ноября первый полк вступил в бой. За день от 1500 человек осталось 500. 11 ноября так же «отметился» второй полк. 12-го атаку полков поддержали 4 танка. Результата никакого. 13 ноября переправился третий полк и еще 11 танков. Общими усилиями продвинулись на север вдоль берега на километр. Вглубь — никак. К 15 ноября от первого полка осталось 34 человека, от остальных немногим больше. К 20 ноября все три были расформированы. Правда, и немецкая 7-я воздушно-десантная дивизия была после этих боев отправлена на переформирование.

Плацдарм просуществовал до апреля 1942. К тому времени его удерживал 330-й полк 86-й дивизии, численностью около 500 человек (как и вначале). Причем ослабленных блокадным пайком. Неудивительно, что окопные работы не велись (сил не хватало) и блиндажи не строились, да и не из чего было. Начался ледоход. Пользуясь тем что плацдарм отрезан, немцы атаковали его 24 апреля и за 4 дня ликвидировали. Подброшенные в последний момент подкрепления (еще до 300 чел) уже не помогли, тем более что переправлявшиеся на глазах немцев бойцы несли в воде потери свыше 50 %.

Плацдарм был восстановлен в сентябре 1942 и просуществовал до февраля 1943, когда была захвачена 8-я ГРЭС. За время его существования наши потери составили свыше 68 тыс. чел. На неполном квадратном километре. Неудивительно что и нервы у людей не выдерживали. Генерал Коньков, фактически создавший плацдарм, а под конец назначенный начальником Невской Оперативной Группы, после окончания активных действий был переведен на тыловую хозяйственную службу и занимался ею до конца войны…


о. Соммерс и о. Сухо[править]

« Но кто-то должен стать дверью,
А кто-то замком,
А кто-то ключом от замка...
»
— В.Цой

Половину этой статьи можно не читать. Просто возьмите зеркало. Мало где встретятся две столь похожие операции.

Окрестности Ленинграда, 1942… Крошечный остров с батареей… Флотилия с десантом, высадка на скалы… Рукопашная прямо на позициях… Тяжелая, кровавая победа гарнизона… Что это было ? Финн скажет: Someri saari. Остров Соммерс, по-нашему. Русский, немного знающий историю, возразит: остров Сухо на Ладоге. Правы оба: в обоих случаях всё происходило по этому сценарию. Только стороны менялись. Начнем по порядку.

Десант на о. Соммерс

В ночь на 8 июля 1942 11 катеров Балтфлота вышли с о. Лавенсаари к острову Соммерс. Этот небольшой (1 км х 0.4 км) островок в северной части Финского Залива был превращен финнами в сильный пункт противолодочной обороны, который препятствовал выходу советских подлодок на коммуникации противника. Поэтому было решено захватить его при помощи десанта. Финский гарнизон составлял около 100 человек, 5 орудий, 7 20-мм зениток, 12 пулеметов. Наша разведка докладывала — 80 человек и батарея.

Десантный отряд из 250 чел. возглавлял майор Пасько. Перед высадкой наша авиация нанесла удар по острову. Вряд ли он принес большую пользу, но финнов точно разбудил. Поэтому катера были встречены плотным огнем. ТК-71 и ТК-121 были уничтожены, еще 5 катеров повреждены. Из-за большого количества камней подойти вплотную в берегу было нельзя, поэтому высадились всего 164 чел, до 70 десантников были убиты или утонули при высадке. Тем не менее советские моряки взяли один из четырех опорных пунктов на острове.

В это время оба противника наращивали силы: и с финской и с нашей стороны подошло несколько канонерских лодок и катеров. Чуть позже подоспел отряд немецких тральщиков. Наши катера были оттеснены от острова и не смогли оказать десантникам никакой поддержки. Погибли ТК-22 и ТК-113. Финские катера в середине дня высадили подкрепление гарнизону, около 100 человек. Наши ближе к вечеру все-таки прорвались к острову и высадили 50 автоматчиков, приняв 23 раненых — но этого было явно недостаточно. На отходе был потоплен еще один катер.

Вечером 8 июля и на следующий день командование Балтфлота посылало (в час по чайной ложке) корабли для поддержки десанта. Но противник делал это быстрее, и к острову больше прорваться не удалось. Еще три катера погибли. Бой на острове затих днем 10 июля. По финским данным, погибло 128 советских бойцов и 149 захвачены в плен. Кроме 8 уничтоженных катеров, 2 корабля и 20 катеров были повреждены.

Десант на о. Сухо

22 октября 1942 около 7 утра итало-финско-немецкая эскадра[24] подошла к острову Сухо в Ладожском озере. Остров (в 37 км от Новой Ладоги) позволял контролировать обширный район южной части озера. Гарнизон составляли 70 человек, пулеметные точки, батарея из 3 100-мм орудий. Командир — старший лейтенант Иван Константинович Гусев.

  • Чудо № 1: под прикрытием плохой погоды флотилии удалось скрытно подойти к острову и сразу же уничтожить советскую радиостанцию.
  • Чудо № 2: совершенно случайно у острова оказались советский тральщик ТЩ-100 и малый охотник МО-171. Командир ТЩ-100 ст. лейтенант Каргин верно оценил обстановку, доложил на базу о нападении и вступил в бой, отвлекая противника от острова. Его поддержал МО-171 (каждый вооружен 2 45-мм пушками).

Неприятель вел огонь из 88-миллиметровых орудий и автоматических Эрликонов. Вскоре после начала боя на острове были разбиты все пулеметные гнезда, появились убитые и раненые, начался пожар. Наша батарея отвечала, и были отмечены попадания в десантные баржи, боты и катера, находившиеся вблизи острова. Усилив огонь, десантные баржи постепенно приближались к острову. В 7 часов 48 минут одна десантная баржа села на южный риф острова Сухо и с дистанции 5 кабельтовых была расстреляна огнем батареи.

В 8:08 противник высадил десант — 80..100 человек, больше не удалось из-за противодействия наших воинов.

В 8:20 десант окружил дворики орудий № 2 и 3 с находившимся в них личным составом, и там начался рукопашный бой. Орудие № 1 и группа бойцов батареи и сигнально-наблюдательного поста, находившаяся в разрушенном здании маяка и в маячной башне, продолжали вести огонь.

В 9:00 по вражеским десантным судам нанесла удар наша авиация

В 9:20 противник был полностью выбит с острова, часть десанта была эвакуирована, часть окружена. Флотилия противника отступала.

В 9:30 в бой вступили сторожевые катера, вышедшие из Новой Ладоги, около 11 часов подключились суда из Морье, чуть позже — канонерские лодки «Вира» и «Селемджа».

По немецким источникам потери десанта составили 18 человек убитыми, 57 раненными, 4 пропавшими без вести. Наши источники говорят о 40 убитых и 6 взятых в плен. Наши потери: убитых — 8 человек, тяжелораненых — 16, легкораненых — 7 человек. Кроме того был захвачена одна из барж Зибеля (первая за всю войну). Под названием ДБ-51 она была включена в состав Ладожской флотилии.

З. Ы. Заметим, обе стороны не сообщают о потерях в командах кораблей. А они были значительными с обеих сторон: у противника повреждено, уничтожено или захвачено 16 единиц (экипаж «Зибеля» — около 40 чел). У нас обе канлодки и ряд катеров в процессе преследования получили тяжелые повреждения и вышли из боя (все-таки FLAK-88 у противника — зело поганая шутка).

Нарвский десант[править]

В январе-феврале 1944 года советские войска сумели наконец ликвидировать южный фронт кольца блокады. В результате успешного наступления части Ленинградского фронта очистили от немцев Ленинградскую и частично Псковскую области и вышли к Нарве и Чудскому озеру, где и уперлись в заранее подготовленную немцами линию обороны. 3 февраля войска 2-й Ударной армии смогли форсировать Нарву и захватить несколько небольших плацдармов, но дальнейшее продвижение войск было остановлено немцами.

Потерпев неудачу в попытке быстро форсировать Нарву, командование Балтийского флота приняло решение высадить в Нарвском заливе десант. Дальнейшие действия сильно напоминали танец на стрельнинско-петергофских граблях:

  • В качестве десанта были выделены батальон автоматчиков и стрелковая рота бригады морской пехоты — всего 517 человек (в принципе, немало)
  • Десант высаживался без предварительной артподготовки (тоже логично: в феврале 1944 на артподготовку в Нарвский залив мог прибежать кто угодно, вплоть до эсминцев)
  • Задача десанту ставилась вполне конкретная: перехватить вражеские коммуникации и держаться до подхода основных сил. И вот тут возникает проблема: какого овоща десант высаживался 14 февраля, а наступление 2-й УА планировалось 17-го? И кто накосячил — комфлота Трибуц, комфронта Говоров, командарм Федюнинский, их штабные работники?
  • Высаживался десант в ближнем тылу нарвской группировки, аккурат в месте скопления резервов.

Результат оказался немного предсказуем: успешно высадившиеся 14 февраля десантники двинулись вперед, оторвались от берега и попали в окружение. Далее последовал двухсуточный бой и разгром десанта.

Тулокса[править]

« Лучше меньше, да лучше. »
— В.И.Ленин

Продолжая тему зеркальных операций, вспомним еще две: Видлицкую и Тулоксинскую. «Красная армия при поддержке Ладожской флотилии, в целях прорыва обороны (бело)финнов по р. Свири, высаживает в их тылу десант на восточном берегу Ладоги, между реками Тулокса и Видлица». Справедливо для обеих операций. Первая состоялась в 1919, вторая — в июне 1944. Про первую сейчас говорить не будем, остановимся на второй.

С октября 1941 Ладожской флотилией командует В. С. Чероков — сперва каперанг, потом контр-адмирал. Его предшественник, контр-адмирал Хорошхин, как раз и прославился «опупеей» Шлиссельбургских десантов. Правда, сняли его не за это, а за «баржу смерти».[25]

А десантов больше на Ладоге не проводили. Во-первых, флотилия на 146 % была загружена проблемами снабжения Ленинграда. Во-вторых, печальный опыт десантов 41-го требовал сначала разобраться в причинах неудач, а уж потом пробовать ещё. И «работу над ошибками» провели. Когда десант понадобился, его организация как небо и земля отличалась от ранних попыток:

  • конкретная и ограниченная задача: перерезать ж/д и шоссейную дорогу вдоль берега, воспретить движение противника по ним, удерживать район до подхода частей 7-й армии. Никаких попыток самостоятельно взять скажем Петрозаводск, а далее наступать на Северный Полюс.
  • адекватный наряд сил.
    • Полнокровная бригада морской пехоты (3700 чел, 30 пушек, 64 миномета). Давно сформированная, хорошо обученная. Более того, уже в процессе операции была высажена еще одна бригада (3-я морская) для усиления десанта. Какой контраст с 1941, когда дрожали над каждым батальоном — и в результате гробили по одиночке значительно бóльшие силы…
    • Все (!) корабли Ладожской флотилии, способные выходить в озеро: 5 канлодок, 2 бронекатера, 7 морских охотников, 2 торпедных катера, 1 «Зибель», 4 тральщика, 13 тендеров, 30 катеров и мотоботов и протчая…
    • Авиационная поддержка — 9 полков: 3 штурмовых, 2 бомбардировочных, 3 истребительных, 1 разведывательный.

Давно ли гораздо меньшими силами пытались не много не мало как блокаду прорывать…

  • тщательная подготовка
    • разведка — авиационная, наземная, агентурная, морская. Использовались даже подлодки (визуальный осмотр места высадки). На карту наносились отдельные дзоты, проволочные заграждения, уж не говоря о батареях и аэродромах.
    • подготовка кораблей: дополнительное бронирование тендеров и катеров, достижение бездымности при движении, дополнительное оборудование для выгрузки техники и лошадей, пополнение всех видов запасов.
    • десантники тренировались в посадке на плавсредства и высадке на берег, эвакуации раненых на транспорты, и т. п.
    • стройная система командования с учетом опыта предыдущих десантов и соответствующих инструкций штаба флота.

В общем, ни разу не похоже на то что творилось в 1941.

22 июня, ровно в 4 часа десант начал погрузку техники, затем людей. В 15:30 снялись с якоря. 23 июня 1944 операция началась. Артподготовка, удар авиации. В 5:55 к берегу подошли катера и тендеры, высаживая отряды первого броска. В 6:00 финны открыли огонь. Позже они подтянули к месту высадки минометные батареи и бронепоезд, но благодаря широкому применению дымзавес их огонь не был особо эффективен. В 9:20 закончилась высадка первого эшелона. В его составе были и артиллеристы-корректировщики, немедленно приступившие к своей работе.

Второй эшелон с тяжелым вооружением высаживался после 14:00. Не всё было гладко, однако выгрузку закончили пусть с задержкой но без потерь. К этому времени десантники, как и предполагалось, перерезали шоссейную и железную дороги, вышли к устью Тулоксы и отражали яростные атаки финнов, пытавшихся пробить себе путь на север. Нашим войскам серьезно помогала поддержка с моря и воздуха. Но 24 июня погода испортилась, и десантникам стало гораздо тяжелее. А тут еще боеприпасы стали заканчиваться…

Тут как нельзя вовремя были высажены части 3-й морской бригады. Решение об ее использовании приняли уже в процессе операции. После этого ситуация устаканилась и сомнений в прочности обороны не возникало. А боеприпасами с берегом поделились корабли флотилии. Когда этого оказалось мало, штурмовики сбросили на плацдарм ящики со 120 тыс. патронов. А 27 июня войска 7-й армии соединились с десантом.

Операция завершилась. По итогам войны, она оказалась чуть ли не самой грамотно проведенной.

Бои за Бьёркский архипелаг и острова в Выборгском заливе[править]

10-20 июня 1944 года советские войска провели молниеносную наступательную операцию на Карельском перешейке, за десять дней пройдя путь от прикрывавшего Ленинград с севера Карельского укрепрайона до Выборга. Однако дальнейшее продвижение от Выборга на запад застопорилось из-за подошедших финских и немецких резервов. Последовало логичное предложение — обойти финскую оборону с моря и попутно ликвидировать угрозу приморскому флангу, заняв прибрежные острова.

Пунктом номер один в новой десантной операции стал остров Нерва, расположенный западнее Бьёркских (Березовых) островов недалеко от вышеупомянутого недоброй памяти Соммерса. Противника на острове советские войска не нашли, но практически сразу после высадки десанта у острова нарисовалась пара немецких миноносцев, один из которых участвовавшим в высадке торпедным катерам удалось потопить. На острове был создан узел обороны и наблюдательный пункт, позволивший взять под контроль подходы к побережью Карельского перешейка

Следующим пунктом стал остров Пийсари (Северный Березовый). Утром 21 июня на этом острове высадился разведывательный десант — стрелковая рота, обнаруживший, что противник на острове имеется и в значительных количествах. Тем не менее, десанту удалось закрепиться на берегу, получить подкрепление и занять оборону, дожидаясь подхода основных сил. 22 июня на остров переправилась полуторатысячная бригада морской пехоты и ночью 22/23 июня остров был очищен от финских войск. После этого финны 23-24 июн провели эвакуацию войск со остальных островов архипелага и высаживавшиеся на них советские войска почти не встретили сопротивления.

После захвата Березовых островов целью советских войск стали острова в Выборгском заливе и вот здесь финны оказали десантникам ожесточенное сопротивление. 1 июля советский стрелковый батальон высадился на острове Тейкарсаари, но в ходе продолжавшегося весь день боя десант был разгромлен и сброшен в море, подобрать из воды удалось лишь несколько десятков человек.

4 июля началась новая десантная операция, на сей раз на острова Суонионсаари, Равансаари и Тейкарсаари высаживалось по стрелковому полку, на Суонинсаари были высажены даже четыре танка Т-26.Несмотря на упорное сопротивление финских войск первые два острова к вечеру были захвачены, но вот на Тейкарсаари десант вновь был контратакован и прижат к берегу (а по финским данным — уничтожен вовсе). Тем не менее, 5 июля на остров были переброшены подкрепления с уже занятых островов и сопротивление финнов удалось сломить. К вечеру остатки финских войск были сброшены в море. 7-9 июля были захвачены еще несколько островов, но попытка сделать следующий шаг и высадиться на северном берегу Выборгского залива так и не состоялась. 7 июля была предпринята попытка высадиться на полуостров Карпила, но тут дело не дошло даже до высадки: десантный отряд встретил сильный артиллерийский огонь и командование предпочло не рисковать. А 12 июля из Москвы пришел приказ войскам Ленинградского фронта перейти к обороне.

Черное море[править]

Склифосовский.pngВкратце
Оптимистическая трагедия

Черноморские десанты — самые известные, самые крупные. И все ошибки, сделанные на Балтике, повторились тут в большем масштабе.

Дунай[править]

22 июня Румыния вместе с Германией вступила в войну с СССР. Но атаки румын в нижнем течении Дуная были отбиты. А 24 июня советские части переправились через Дунай и захватили город-порт Килия-Веке. До сих пор нет ясности, ради чего десант высаживался:

  • версия Вики: наземные войска попросили ликвидировать береговые батареи румын, досаждавшие нашим частям. В этом случае удивительно, как за два дня смогли подготовить сравнительно крупную операцию.
  • версия моряков: Дунайская флотилия базировалась на Измаил — фактически на виду у противника[26]. Но все понимали, что с началом войны тут стоять нельзя. Поэтому загодя был подготовлен захват близлежащей местности, дабы обезопасить базу. Поэтому всё прошло как по нотам, благо противник — румыны, а не немцы.
  • версия Резуна: дунайский десант был частью плана захвата всей Европы.

Так или иначе, 24-25 июня 4 батальона были высажены у Килия-Веке. Румыны серьезного сопротивления не оказали. Был захвачен плацдарм 3х4 км. Потери: наши — 5 чел убитыми, румын — 200 убитыми, свыше 500 пленными — но это по нашим данным.

Плацдарм удерживали до середины июля и оставили только из-за выхода противника к Одессе, так как наши части на Дунае оказывались в окружении.

Одесса. Григорьевка[править]

В сентябре 1941 румыны, осаждавшие Одессу, неожиданно прорвались в Восточном секторе и оказались в 10 км от порта. Он был как на ладони и подвергался артобстрелам, использовать его днем стало невозможно. Для исправления ситуации был спланирован контрудар силами Приморской армии в сочетании с морским (3-й полк морской пехоты, около 2 тыс. чел) и воздушным (23 чел) десантом. В высадке участвовали достаточно крупные силы флота: два крейсера[27], три эсминца[28], канонерская лодка[29], около 30 катеров.

22 сентября 1941 десант был высажен у села Григорьевка. При поддержке корабельной и береговой артиллерии он прошел по тылам румын свыше 10 км и соединился с наступающими главными силами. Воздушный десант был высажен с ТБ-3. Не смотря на то что лишь половина бойцов смогла собраться, основная задача была выполнена: навел панику, порезал линии связи, разгромил штаб румынского полка.

В результате контрудара противник (2 румынские дивизии) понес потери и был отброшен на 6-8 км. В частности были захвачены и тяжелые пушки, стрелявшие по Одессе. Надо отметить, что столь успешные действия (как и на Дунае) были обусловлены в первую очередь пассивностью противника. То что работало против румын, в войне с немцами могло обернуться большими неприятностями — что мы в дальнейшем и увидим.

Керченско-Феодосийская[править]

Самая крупная за всю войну десантная операция. Участвовали войска двух армий (51-й и 44-й Закавказского фронта), Черноморский флот и Азовская флотилия. Высаживалось 8 стрелковых дивизий, 2 бригады и много отдельных частей. В резерве находилось еще 4 дивизии. Моряки использовали в операции 2 крейсера, 6 эсминцев, более 50 боевых катеров, 170 транспортных судов. Изначально, по разработанному сухопутчиками плану операции, предполагалось высадить все войска силами Азовской флотилии и Керченской военно-морской базы — плавучей мелочью: баркасами, сейнерами, разного рода шхунами, торпедными катерами… И топать вдоль всего Керченского полуострова. Затем в планирование влез умный человек — адмирал Октябрьский[30], понимавший, что высадка в полном льда Азовском море на необорудованное побережье превратится в самую большую в истории операцию по утоплению собственных войск (и, что характерно, оказался прав!) и предложил высадить часть войск с боевых кораблей и в порту Феодосии.

26 декабря 1941 в районе севернее Керчи высадились войска 51-й армии. Им противостояла одна немецкая дивизия — все остальные силы Манштейна участвовали в штурме Севастополя. Только это и дало десанту шанс на успех: сама по себе высадка происходила крайне хаотично, из четырех намеченных участков на берегу заняты были только два, немалая часть войск так и осталась на кораблях. Высадку зачастую производили в воду — что при минусовой температуре вело к массовым обморожениям.[31]. Чуть лучше прошла высадка южнее Керчи, где в первый же день полуторатысячному отряду удалось занять порт Камыш-Бурун (сейчас там расположен судостроительный завод), а на второй день к Камыш-Буруну пробился высаженный в Эльтигене батальон. В итоге к 29 декабря южнее Керчи был создан достаточно приличный плацдарм, на котором уже находилась 12-тысячная группировка советских войск и более-менее приличный порт, а севернее, на азовском побережье — несколько мелких пятачков, занятых обмороженными, смертельно уставшими и практически безоружными десантниками. Немцы 27-29 декабря стянули к Керчи практически все свои силы, оставив побережье и, что самое важное, Феодосию своим стройбатам, румынам, коллаборационистам и немногочисленным частям береговой артиллерии.

29 декабря 1941 44-я армия высадилась у Феодосии. Если у Керчи высадку осуществляли с катеров и малых транспортных судов Азовской флотилии, то в десанте на Феодосию использовали крупные корабли Черноморского Флота, доставившие единомоментно более пяти тысяч человек, и, что гораздо важнее, способные поддержать высадку огнем тяжелых орудий. Немногочисленные немецкие артиллеристы и румыны, занимавшие город, были быстро разгромлены, прибывший в Феодосию буквально накануне немецкий инженерно-штурмовой батальон тихонько вышел из города и занял оборону западнее, у Владиславовки, там же начали окапываться не рвущиеся в герои румынские горные пехотинцы и рошиоры (моторизованная кавалерия) полковника Раду Корне[32]. 30 декабря удалось под прикрытием плохой погоды отвести из порта серьезно пострадавшие боевые корабли и доставить десантникам почти 20 тысяч человек подкреплений, артиллерию и боеприпасы. Кроме того, севернее Феодосии был выброшен воздушный десант, традиционно для воздушных десантов малочисленный, выброшенный не там и предназначенный не для того, что требовалось[33], но серьезно осложнивший немцам жизнь.

Командир 46-й пехотной дивизии граф Шпонек после получения информации о высадке у себя в тылу массы советских войск внезапно осознал, что Манштейн ему максимум может помочь радиограммой в стиле «Держитесь там, хорошего настроения», поэтому уже 30 декабря дисциплинированно сообщил, что сваливает на запасные позиции, свернул радиостанцию и рванул на запад, бросая мешающие драп-маршу орудия и оставшиеся без горючего машины. Спасти хоть какую-то технику немцам удалось только благодаря оставшимся на аэродроме Семь Колодезей запасам авиационного горючего.

Отрезать немцам путь к отступлению не получилось: 51-я армия в первые дни нового года занималась подтягиванием тылов[34], а 44-ю армию начала кошмарить немецкая авиация, методично забивавшая феодосийский порт потопленными пароходами, а Феодосийский залив — минами. Тем не менее, к 3 января Керченский полуостров был полностью очищен от немцев.

В целом операция успешная, но с большими оговорками: задача выполнена, но с запозданием (что не позволило развить наступление), большими потерями (до 30 тыс. безвозвратно[35]) и эпическим бардаком при высадке. Впрочем, позднейшие десанты 1942-43 годов не добивались даже таких результатов, хотя их масштаб был меньше, а опыта вроде бы должно было прибавляться.

Евпатория, Судак…[править]

Добившись серьезного успеха, командование Кавказского фронта, Севастопольского оборонительного района и Черноморского флота, а также и высшее руководство в Москве решили успех расширить и углубить. В конце концов, они только что наблюдали бегущего со сверхзвуковой скоростью Шпонека и желали посмотреть повтор шоу с участием Манштейна. Предполагалось, что новые десанты, пусть даже немногочисленные, вызовут у немцев панику, воспользовавшись паникой несколько забуксовавшие у Феодосии войска прорвут фронт, оправившиеся от декабрьского штурма севастопольцы поддержат и… даешь Перекоп!

5 января 1942 в Евпатории был высажен усиленный батальон морской пехоты (740 чел). На следующий день отряд в 200 человек высадился в Судаке, планировалась также высадка полка в Алуште или Ялте, но из-за шторма высадка была отложена. И сразу же план пошел наперекосяк в первом же пункте: немцы не запаниковали и не побежали. Судакский десант сразу после высадки был атакован и оттеснен в горы, фактически, повторилась ситуация с азовскими десантами 26 декабря. Евпаторийский десант, пользуясь поддержкой тральщика «Взрыватель» и местного населения смог занять город, но был атакован резервами (разведбатом 22-й пехотной дивизии и инженерным батальоном[36]), а прибывший от Севастополя 105-й пехотный полк довершил разгром. Планировавшаяся высадка второго эшелона (еще один батальон, а всего планировалось высадить усиленный полк) не состоялась, корабли были обстреляны береговой артиллерией и отошли. Одной из причин неудачи десанта был шторм, который не дал высадиться подкреплениям.

Потерпев неудачу с «десантным блицкригом», руководство Крымского фронта приняло новый план, заключавшийся в наступлении от Феодосии и одновременной высадке крупного десанта в Судаке. Для десанта был выделен горнострелковый полк без тылов (порядка 1 700 человек), высадку обеспечивали линкор, крейсер, четыре эсминца и канлодка-эльпидифор[37]. Высадка была запланирована на ночь с 15 на 16 января, 16 января должно было начаться наступление от Феодосии.

Высадка десанта прошла более чем успешно: к утру 16 января полк занял Судак, очистил от противника удобные для обороны горные перевалы к западу и востоку от города и нанес удар на восток, к Старому Крыму. Но именно 15 января, когда десант уже был в море, немцы сами начали наступление на Феодосию и встречного удара не последовало[38]. Успех десанта вроде бы взбодрил верховное командование и на предложение Козлова десантников из Судака отвести на корабли[39] уже из Москвы пришел приказ — десант не отзывать, наоборот, усилить еще одним полком. Но немцы снова упредили своих советских визави и 22 января десантников отбросили от перевалов, причем теперь на перевалы сели уже не отделения румын или татарские полицейские отряды, а серьезные силы. Последовавшая 25 января высадка еще одного полка (1 300 человек) продлила сопротивление, но уже 27 января группа Селихова оставила Судак и отступила в горы.

В целом, можно сказать, что планы советского командования были жизнеспособны, но вот с исполнением были проблемы. Высадки 5-6 января действительно были произведены слишком слабыми отрядами в надежде на слабость нервной системы Манштейна, ну а десант в Судаке надо было либо сразу (16-18 января) усиливать, пусть даже японским методом, то есть с выбрасыванием на берег транспорта с боеприпасами и артиллерией и развивать успех, либо (после 22 января) эвакуировать отошедшие к Судаку остатки десантного полка.


Операция «Блюхер II»[править]

Разобравшись с советскими войсками в Крыму, немцы начали подготовку к весьма амбициозному плану переброски высвободившихся сил на Кавказ через все тот же многострадальный Керченский пролив. Казалось бы, немцы, располагавшие, в отличие от РККФ штурмботами[40], саперными катерами, паромами Зибеля и быстроходными десантными баржами должны были провести высадку легко и быстро…

Для начала, как водится, выяснилось, что из затребованных Манштейном ста БДБ имеется всего 16 с перспективой увеличения до 26, впрочем, эта проблема решилась весьма просто — основные силы 11-й армии уехали под Ленинград. Затем пришлось ждать погоду. Затем ВВС Черноморского флота немного покошмарили собравшиеся в Керчи плавсредства, угробив «Зибель» и несколько штурмботов. Наконец, в судьбу десанта вмешался лично Гитлер, 29 августа потребовавший прекратить маяться дурью и высадку отменить, а спустя сутки — немедленно высадить десант.

В ночь 1/2 сентября 16 БДБ, 18 «Зибелей», 12 десантных катеров и 124 штурмбота с погруженной на них 46-й пехотной дивизией двинулись через Азовское море к Таманскому полуострову. Высадка десанта прошла почти без сопротивления со стороны РККА, зато традиционно разыгрался шторм, буксируемые за полноценными десантными кораблями и катерами штурмботы начали отрываться и тонуть, плоскодонки утыкались в бар[41] и пехотинцы высаживались по грудь в воде… Знакомая картина, в общем. Самое же забавное — противника перед немцами практически не было: еще 31 августа наступавшие на Новороссийск с севера немецкие войска заняли Анапу и отрезанные части Новороссийского оборонительного района как раз в это время эвакуировались морем в Новороссийск и Геленджик, сопротивление оказывали только артиллеристы береговых батарей и оставшаяся в заслоне стрелковая рота. Воспрепятствовать эвакуации высадившиеся воска не смогли, из 3 700 морских пехотинцев и 2 000 артиллеристов и тыловиков удалось вывезти 5 500 человек и даже часть боеприпасов. Руководил эвакуацией, кстати, контр-адмирал Трайнин, тот самый бывший командир Ладожской флотилии.

Новороссийск[править]

Новороссийских десантов было два: в феврале и сентябре 1943

Схема новороссийской десантной операции. Февраль 1943
Разбитый М3 «Стюарт» и болиндер с его еще менее везучими собратьями.

Малая Земля[править]

См. также: Вторая мировая война/Малая Земля

В феврале 1943 советское командование планировало взять Новороссийск ударом 47 армии с севера и десанта с юга. Десант состоял из основного (4 стрелковые бригады, танковый батальон в составе 30 американских танков М3 «Стюарт», артполк, авиадесантный полк) и отвлекающего (275 чел). Это был третий по численности десант ВОВ (после Керченско-Феодосийского и Керченско-Эльтигенского), и самый крупный (для СССР) по числу использованных при высадке танков.

Кстати, о танках. Для их перевозки смогли найти только 3 так называемых «болиндера» — построенных до революции самоходных баржи, к текущему моменту не имевших двигателей и использовавшиеся вместо пристаней. Скорость буксировки такого чуда — 4 узла, живучесть — никакая. Но больше всё равно ничего не было. После высадки танков планировалось использовать их как причалы для разгрузки второй волны десанта.

План предусматривал высадку сразу после прорыва фронта под Новороссийском силами 47-й армии. При этом, понятно, немцам было бы уже не до десанта. Но генерал Петров приказал десанту начать первыми, а адмирал Октябрьский ответил «есть».

Подготовка велась как обычно, в результате суда с десантом опоздали на полтора часа. Корабли огневой поддержки, прибывшие вовремя, около часа болтались у места высадки, демаскируя его но не стреляя. Потом по приказу Октябрьского открыли огонь. Авиация и вовсе отработала по изначальному плану. В результате противник получил время на подготовку. Когда показались катера с десантом первого броска и баржи с танками, их встретили плотным огнем. Удалось высадить около 1500 человек и 16 танков, все три болиндера были потоплены.

Дальше еще хуже: испортилась погода, начался шторм, и высадка на берег стала вовсе невозможной. Корабли огневой поддержки, согласно графику, отошли, чтобы к рассвету быть в Туапсе. Десант лишился и этой поддержки. Тем не менее утром оставшиеся на берегу десантники с несколькими танками взяли Южную Озерейку и, согласно плану, пошли на Глебовку. Но при этом потеряли связь с берегом, который снова был занят противником (сколько раз такое повторялось в других десантах!). Попытки высадить пополнение и боеприпасы, предпринятые следующей ночью, были отражены. Десант вел бой в окружении еще трое суток. 25 человек прорвались на запад, встретили партизан и были эвакуированы катерами. Несколько человек смогли прорваться на плацдарм отвлекающего отряда.

О судьбе парашютистов вообще мало что известно. Из состава фронтового парашютно-десантного полка был высажен отряд в составе усиленного батальона, точная численность не указывается. Приземлились севернее Глебовки несколькими группами, навели панику в тылу у немцев. Утром частично соединились с морским десантом. Дальнейшая судьба неизвестна, но в общем ничего хорошего.

Отвлекающий же отряд Цезаря Куникова успешно высадился у Станички. Но для боев за Новороссийск его сил было мало, а пока подбросили ему подкрепление[42] — немцы уже плотно блокировали десант. Тем временем наступление 47 армии провалилось. Десант вообще потерял смысл, но его решили оставить в качестве «шила в заднице» для противника. И геморроя для себя, естественно. Свыше полугода «пятачок» снабжался через Цемесскую бухту. Каждая переправа оборачивалась немалыми потерями, но это считалось оправданным. Плацдарм назвали «Малой Землей». Он существовал до сентября 1943 — освобождения Новороссийска в ходе нового наступления.

В общем операция не удалась. За это командующий Черноморским Флотом адмирал Октябрьский был снят с должности[43]. Впрочем, ненадолго.

Новороссийский порт[править]

Замена адмирала Октябрьского Владимирским пошла на пользу делу. Когда в сентябре 1943 планировался новый штурм Новороссийска, большую часть старых ошибок учли. Но и задача была для десантных операций Черноморского флота явно нетипичная.

Немцы ждали удара с двух направлений: с юго-восточной окраины города (сухопутный фронт) и с «Малой Земли». Было предложено нанести третий удар — прямо в Новороссийский порт. Это позволяло разобщить войска противника и отвлечь их от других участков. Но к порту предстояло прорываться через длинную Цемесскую бухту, на берегах которой немцы за год возвели много береговых батарей и противодесантных укреплений.

Были сформированы три десантные группы, полностью оснащенные глиссирующими катерами, моторными баркасами и, наконец-то, специальными десантными ботами[44]. Отряд поддержки состоял из 32 торпедных катеров, которые должны были атаковать торпедами расположенные на молах новороссийского порта огневые точки и высадить на эти самые молы штурмовые группы. Поддержку с воздуха обеспечивали полторы сотни самолетов, артиллерийскую поддержку — 200 орудий и четыре полка БМ-13. Были проведены тренировки, в том числе незапланированная «генеральная репетиция» 9 сентября, когда уже начавшуюся десантную операцию перенесли на стуки.

Сохранить место высадки в секрете не удалось, но кроме информации о высадке десанта непосредственно в порту, немцам скормили также дезинформацию о повторе десанта у Озерейки и масштабном парашютном десанте. Тем не менее, оборона порта немцами была усилена, в гавани выставлены донные мины.

10 сентября операция началась. Торпедные катера 24 торпедами уничтожили 19 дотов на молах и сетевые заграждения на входе в бухту. Высадили штурмовые группы. С 3:00 до 5:00 в порт вошли основные десантные группы, высадившие два стрелковых полка, стрелковую бригаду и батальон морской пехоты, всего около 5 тысяч человек. Высадка прошла удачно, даже несмотря на значительные потери плавсредств, ну а дальше процесс пошел как всегда: первый десантный отряд (бригада морской пехоты, должна была содействовать удару с «Малой земли») оказался уже традиционно высажен на широком фронте, оставил побережье и рванул вперед на соединение с войсками на «Малой земле». Второй отряд (батальон морской пехоты, высаживался непосредственно в порту) также оказался разбросан на широком фронте, попал в огневые мешки, часть войск прорвалась к вокзалу и элеватору, но оказалась отрезана от берега. Только отряд номер три (стрелковый полк, должен был взаимодействовать с наступавшей вдоль побережья 318-й стрелковой дивизией) смог закрепиться у восточного мола и цементных заводов, но продвинуться на соединение с наступавшими с юго-востока частями РККА не сумел. Высадка второго эшелона по большей части провалилась, подкрепления удалось доставить только третьему десантному отряду, который 11-12 сентября смог двинуться вперед и соединился с частями 18-й армии. 13-15 сентября наступающим советским войскам удалось соединиться с частями второго десантного отряда, а 16 сентября были деблокированы остатки первого десантного отряда и полностью освобожден Новороссийск.

В целом, десант действительно был высажен успешно и занял порт, но приписывать освобождение города в первую очередь десантникам — глубокое заблуждение: после успешной высадки десант был уже традиционно блокирован и не был добит только благодаря прорыву фронта на сухопутном участке и начавшейся с 15 сентября эвакуации немецко-румынских войск в Крым.

Таманские десанты[править]

После освобождения Новороссийска и начала отхода немецких и румынских войск к Тамани и Темрюку советское командование решило высадить новый десант и перерезать пути отхода через узкие дефиле между озерами и лиманами на полуострове. 25 и 26 сентября были высажены два десанта между Витязевским и Кизилташским лиманами, и у озера Соленое (восточнее нынешней транспортной развязки между Таманью, портом Тамань и дорогой к мосту через пролив). Первый десант в 800 человек перекрыл дефиле и заблокировал путь к отступлению румынской кавдивизии, второй, численностью 2 000 человек в первом эшелоне и 5 500 во втором, должен был отсечь отступающих от Тамани, но не справился с задачей. Еще один десант 6-9 октября захватил остров Тузла. Помешать немцам эвакуировать основную массу войск десантники не сумели.

Эльтиген[править]

Схема Керченско-Эльтигенской операции.

Новая задача[править]

9 октября советские войска закончили очистку от немцев Таманского полуострова и начали подготовку к новому десанту через Керченский пролив. Как легко заметить, в сентябре уже были проведены два крупных десанта и опыт высадки у советских войск имелся. Но был ряд нюансов.

  • Керченский пролив — место с очень сложной гидрографией: течения, мели, изрезанная береговая линия.
  • Весь 1943 год советская авиация старательно насыщала пролив донными и контактными минами, стремясь создать противнику проблемы в плане снабжения и эвакуации таманской группировки. В начале октября минированием занялись уже немцы, для которых скорый советский десант не был секретом.
  • В отличие от зимы 1941 года, на этот раз в Керчи и Феодосии были сосредоточены немаленькие москитные силы: катера-тральщики, шнельботы, БДБ и «Зибели».
  • Советские десантные силы понесли серьезные потери в ходе высадки в Новороссийске, несколько десантных ботов и катеров-тральщиков были потеряны и позднее, в ходе таманских десантов и при расчистке порта Анапы
  • 6 октября немецкая авиация добилась самого серьезного успеха на Черном море, потопив сразу три советских корабля: лидер «Харьков» и эсминцы «Беспощадный» и «Способный», попытавшиеся перехватить немецкие конвои у Ялты и Феодосии[45]. Результатом этого стал запрет Ставки на использование крупных боевых кораблей без санкции Москвы, что разом похоронило идею с высадкой в Ялте, Алуште или прямо в Севастополе[46].
  • Сыграла свою роль и уверенность советских адмиралов в том, что немцы не будут цепляться за Крым. Причем уверенность небезосновательная: командовавший размещенными на Керченском полуострове немецко-румынскими войсками генерал Альмендингер всерьез занимался уничтожением портовой и береговой инфраструктуры и планировал оборону «методом Шпонека», неоднократно запрашивая разрешение на отход к Ак-Монаю. Только 28 октября Гитлер отдал четкий и недвусмысленный приказ, запрещающий отход из Крыма.

Высадка[править]

Керченско-Эльтигенская операция должна была начаться еще 31 октября, но в планы командования в очередной раз вмешался шторм: 1-я и 2-я десантные группы, которые должны были высадить десант на полуостров Еникале севернее Керчи, были вынуждены вернуться к таманскому побережью. Высадить 1 ноября удалось только 3-ю группу в Эльтигене — 318-ю стрелковую дивизию полковника Гладкова, но из планировавшихся 5 с половиной тысяч человек удалось высадить всего чуть больше двух тысяч. Тем не менее, высадившимся войскам удалось закрепиться, а Черноморскому флоту — доставить к Эльтигену 2-3 ноября три с лишним тысячи человек подкреплений, легкую артиллерию и боеприпасы.

3 ноября наконец была произведена высадка на полуостров Еникале, куда был доставлен сразу целый гвардейский стрелковый корпус, занявший значительный плацдарм. С 6 ноября на плацдарм началась переправа второго эшелона пехоты, артиллерии и танков, а к 11 ноября советские войска заняли Аджимушкай и вышли на окраину Керчи. Стабилизировать положение немцам удалось с трудом и только путем переброски свежей пехоты от Перекопа воздухом на аэродром Багерово.

Тем временем положение десанта в Эльтигене существенно ухудшилось. Спустя неделю после высадки немцам удалось наладить практически полную блокаду десанта с моря, катера и десантные боты со снабжением прорывались к плацдарму лишь эпизодически. К тому же немецкие раумботы (тральщики) и БДБ существенно превосходили советские катера по огневой мощи, как выразился адмирал Владимирский — мы «сражались телегами против танков»[47]. Попытка вывести из строя немецкие москитные силы ударами с воздуха 19-20 ноября не увенчалась успехом, правда, удалось вывести из строя навсегда адмирала Черного моря Кизерицки и часть его штаба. Тем не менее, блокированные на плацдарме десантники сохраняли боеспособность.

4 декабря немецко-румынские войска начали операцию по ликвидации плацдарма. Десантников поддерживали артиллерией и практически всей авиацией, но к шестому декабря румынам удалось сократить плацдарм в несколько раз. В ночь на 7 декабря оставшиеся в живых бойцы Гладкова, получившие боеприпасы с чудом прорвавшегося к плацдарму катера, пошли на прорыв. Первоначально десантники собирались выйти к мысу Ак-Бурун (Ак-Бурну), но в итоге продвинулись чуть дальше, прорвались в Керчь и к утру 700 оставшихся в живых десантников захватили гору Митридат в южной части города. В тот же день было организовано новое наступление на Керчь с севера[48], а ночью к Митридату были доставлены подкрепления. Но немцев захват господствующей над Керчью высоты явно не устраивал и 8-10 декабря уже на этот плацдарм обрушились удары немецких войск. В результате 10-11 декабря плацдарм был эвакуирован[49].

Несмотря на продолжительные и ожесточенные бои общие потери советских войск нельзя назвать высокими: всего за месяц было потеряно 29 тысяч человек, в том числе 9,5 тысяч безвозвратно[50], Черноморский флот потерял 89 катеров и иных малых судов, Азовская флотилия — 29. Немцы потеряли около 10 тысяч человек и полтора десятка БДБ. Советским войскам удалось в очередной раз закрепиться на плацдарме, проблемой снова стало развитие первоначального успеха.

Десантные операции января 1944 года[править]

В январе 1944 года командование Приморской армии предприняло две попытки вырваться с плацдарма с использованием десантов — 9-11 января десант был высажен у мыса Тархан на северном побережье Керченского полуострова, а 22-23 января последовал десант в керченском порту. Первый десант стал очередным повторением классики — выход в свежую погоду, к моменту высадки перешедшую в шторм, опоздание десантных отрядов, высадка под огнем береговой обороны, атаки немецкой авиации с рассветом (на сей раз, правда, «Юнкерсов» встретили десантные боты с установленной на десантной палубе зениткой), блокирование десанта подошедшими немецкими резервами… Правда, уже 11 января к плацдарму прорвались войска Приморской армии, но немцы уже успели закрепиться и результатом операции стало незначительное изменение линии фронта.

Второй десант был подготовлен более тщательно и первоначально прошел практически идеально: пользуясь благоприятной (наконец-то!) погодой десантные отряды под прикрытием авиационной и артиллерийской подготовки без помех подошли к берегу и высадились прямо в порту, уцелевшие огневые точки были расстреляны бронекатерами. Десантникам удалось очистить берег и продвинуться вперед, но два из трех отрядов вновь оторвались от берега, попали в окружение и с трудом прорвались к своим. Третьему отряду удалось удержать берег и принять подкрепления, а затем соединиться с ударившими с основного плацдарма советскими войсками. В результате десанта часть города и порта были заняты советскими войсками, но прорвать фронт и выйти на оперативный простор ли хотя бы очистить от немцев город и получить возможность использовать для снабжения порт Керчи так и не удалось.

Провал двух январских десантных операций привел к смене командования Приморской армии и Черноморского флота: генерала армии Петрова понизили в звании на одну ступень и заменили генералом Еременко, вице-адмирала Владимирского заменили вернувшимся с Дальнего Востока Октябрьским.

Николаевский десант[править]

Не столь значимый, как предыдущие, но по-своему эпичный. 26 марта 1944 года отряд 384-го отдельного батальона морской пехоты, в количестве 67 человек во главе со старшим лейтенантом К. Ф. Ольшанским скрытно высадился вблизи занятого немцами Николаевского порта и, с помощью проводника (местного жителя А. И. Андреева), проник на территорию порта и завязал бой с немецкими войсками, заняв несколько портовых сооружений. Против десантников немцы выставили до трёх батальонов пехоты, а также применили танки, артиллерию, шестиствольные миномёты и огнемёты. В течение двух дней десантники Ольшанского отразили восемнадцать атак превосходящих сил немцев, уничтожили и вывели из строя около 700 солдат и офицеров противника, несколько танков и артиллерийских орудий. Из 67 десантников до подхода своих продержались лишь 11 человек (из них один вскоре скончался в госпитале, ещё двое погибли в последующих боях, а один был комиссован по инвалидности). Все участники десанта были удостоены звания Героя Советского Союза.

Аккерманский десант[править]

Последней крупной десантной операцией на Черном море стало форсирование Днестровского лимана в рамках Ясско-Кишиневской операции. Целью операции было сковывание находившихся южнее места основного удара румынских войск и обеспечение кратчайшего путик Дунаю. Всего для операции выделялись две морских стрелковых бригады, гвардейский укрепрайон[51], батальон морпехов, саперы - всего 8 тысяч человек. Поскольку с мая по август на фронте было затишье, к десанту подготовились на высшем уровне, провели даже репетицию высадки под Одессой.

В ночь 21/22 августа десантные отряды скрытно, без предварительной артподготовки начали форсирование Днестровского лимана. Только после высадки артиллерия открыла огонь по заранее разведанным целям. К утру на плацдармы севернее и южнее Аккермана (сейчас Белгород-Днестровский) были высажены четыре тысячи человек первого эшелона и началась переправа подкреплений и танков. К вечеру 22 августа десантникам удалось очистить от противника Аккерман и объединить плацдармы в один, а в ночь на 23 августа через лиман были наведены наплавные мосты, по которым началась переправа войск 46-й армии.

В дальнейшем в конце августа - начале сентября Черноморским флотом было высажено еще несколько десантов в устье Дуная, Констанце и на острове Змеиный, но эти десанты были не слишком крупными и имели целью взятие под контроль румынских портов.

Север[править]

Склифосовский.pngВкратце
Невзрачно, но удачно

Оборонительный июльский десант[править]

Первую морскую десантную операцию североморцы провели уже 6 июля 1941. Собственно, они и положили начало использованию десантов в оборонительных боях — чего до них не делал никто.

Немецкий XIX горный корпус Дитля вел наступление на Мурманск — единственную незамерзающую базу Северного флота. С его потерей флот мог отступить лишь в Архангельск — и только для того, чтобы на зиму вмерзнуть в лёд. Командующий Северным флотом контр-адмирал Головко это ясно понимал, и поэтому не мог изображать стороннего наблюдателя: все возможные меры содействия армии — формирование частей морской пехоты, снабжение войск водным путем, артиллерийская и авиаподдержка — предпринимались без долгих разговоров.

В июле немцы форсировали реку Большая Лица[52] и создали плацдарм на восточном берегу. До Мурманска им оставалось меньше 70 километров… Для ликвидации плацдарма решили высадить десант в тылу у немцев. Интересно, что операция планировалась не штабом Северного фронта, и даже не 14-й армией, а непосредственно командиром 52-й стрелковой дивизии. С ним комфлотом Головко обо всем и договаривался. Нарушение субординации, да. Зато быстро и эффективно.

6 июля в губе Западная Лица прямо в тылу немецкого плацдарма с боевых кораблей (сторожевиков — бывших траулеров) было высажено 550 бойцов. Противник сопротивления не оказывал. И это не просто везение: в том же районе находился большой причал бывшего рыбсовхоза. И немцы, ясное дело, вели наблюдение в первую очередь за ним. А русские высадились на необорудованное побережье, к тому же скрытое от наблюдения прибрежными скалами. Десантники, пользуясь близостью линии фронта и неготовностью немцев отражать удар с тыла, прорвались к своим.

7 июля был высажен второй десант, на этот раз на западный берег все той же губы Западная Лица. Как легко догадаться, всполошенные предыдущим десантом немцы сработали оперативно и новую группу блокировали, так что уже 9 июля командование с похвальной оперативностью провело эвакуацию десантников.

После первых двух удачных десантов было решено попробовать в третий раз и на сей раз с большим размахом: высадить в тылу у немецкого плацдарма полк, перерезать коммуникации и плацдарм уничтожить. 14 июля 1600 человек из состава 14-й стрелковой дивизии и батальона морской пехоты высадились на все том же западном берегу Большой Лицы. 16 июля к ним перебросили еще 700 человек. Однако задуманная операция на окружение провалилась: уже 16 июля советский плацдарм был блокирован с суши, а к 1 августа немцам удалось оттеснить советские войска к побережью, правда, ради этого пришлось остановить наступление на Мурманск. 2 августа уцелевших (порядка 1300 человек боеспособных и две с лишним сотни раненых) с плацдарма эвакуировали.

Таким образом, задачу-минимум советским десантникам выполнить удалось: наступление на Мурманск было остановлено а немецкий плацдарм восточнее Большой Лицы сократился в размерах, но окружить противника и полностью ликвидировать угрожавшее Мурманску немецкое вклинение в советскую оборону не удалось.

Десант у мыса Пикшуев[править]

Весной 1942 года командование Карельского фронта и Северного флота решило повторить попытку ликвидации немецких войск у все той же Большой Лицы: немецкий плацдарм сохранялся и нервировал советское командование (тем более, что значение Мурманска многократно возросло с не самой крупной базы с околонулевыми ремонтными возможностями и полудесятком не лучших эсминцев до ближайшего пункта разгрузки конвоев с ленд-лизом и передовой рембазы флота). Лезть в четвертый раз в узкий фиорд было уже запредельной наглостью и по совместительству самоубийством, так что местом высадки стало побережье северо-западнее устья губы в районе мыса Пикшуев.

28 апреля был высажен десант, причем десант весьма представительный — более 6 тысяч человек с легкой артиллерией и минометами. В тот же день советские войска форсировали реку Большая Лица южнее немецкого плацдарма и попытались продвинуться на север, навстречу десантникам. 28 апреля — 1 мая наступление шло более-менее успешно, но затем свое веское слово сказала погода. 2 мая разыгралась метель со штормовым ветром, снабжение десантников по воде оказалось парализовано, войска как на плацдарме, так и наступавшие с юга, понесли большие потери от обморожений. Немцы, 4-5 мая смогли остановить советское наступление и оттеснили уже практически вышедших к устью реки Большая Лица десантников к местам высадки. 6-9 мая, несмотря на продолжавшуюся непогоду, корабли смогли доставить десанту больше тысячи человек подкреплений, палатки, топливо и боеприпасы, а также эвакуировать раненых. Но возобновить наступление с юга не удалось, в результате 11-13 мая десантников с плацдарма эвакуировали.

В сентябре того же 1942 года были предприняты еще несколько небольших десантов у мыса Пикшуев и в других точках побережья, но это были уже больше демонстративные рейды: десантники уничтожали ротные опорные пункты, захватывали «языков» и всячески не давали немцам скучать.

Петсамо-Киркенесская операция[править]

Весь 1943 и первую половину 1944 года на фронте в Заполярье было затишье: немцы уже не рвались захватывать Мурманск, РККА в массе своей была занята интересными делами сильно южнее, а Северный флот занимался во-первых, конвоями (RA и JW от Союзников), во-вторых, конвоями (шедшими Северным морским путем кораблями с Дальнего Востока) и в третьих — конечно же конвоями (своими, внутритеатровыми перевозками по Белому морю и из Архангельска в Мурманск, а из Мурманска — к Ура-губе и на полуостров Рыбачий), а остатки сил уходили на освоение (не)новой матчасти в лице американских эсминцев-гладкопалубников. Только к осени 1944 года была подготовлена масштабная операция по разгрому немецких войск в Заполярье.

7-9 октября 1944 года войска Карельского фронта перешли в наступление на удерживаемые немцами с осени 1941 года позиции на сухопутном фронте. В ночь с 9 на 10 октября последовал десант в глубоком тылу у немцев: на этот раз десантники высаживались в губе Малая Волоковая, западнее знаменитых полуостровов Средний и Рыбачий, на бывшей финской территории. С утром 10 октября последовал удар с захваченного плацдарма и с полуострова Средний на юг, на Петсамо и спустя четыре дня десантники соединились с подошедшими с востока танкистами.

А 12 октября состоялся дерзкий десант в заливе Петсамо — прорыв в порт Лиинахамари. Выше уже говорилось, что прорыв в обороняемый фиорд — операция самоубийственная, а уж во фиорд, который несколько лет в спокойной обстановке тщательно готовили к обороне…

Залив Петсамо прикрывали четыре крупнокалиберные батареи: две четырех орудийные 150-мм батареи располагались в устье залива, третья, также с четырьмя 150-мм пушками располагалась на мысе Крестовый напротив порта Лиинахамари. Четвертая, вооруженная 210-мм орудиями, находилась севернее порта и должна была работать по удаленным целям[53]. Кроме тяжелых орудий, на побережье были установлены батареи 88-мм зениток.

9 октября помимо десанта в Малой Волоковой, на побережье была высажена специальная группа, задачей которой была нейтрализация батарей, расположенных в глубине залива и способных простреливать порт Лиинахамари. Днем 12 октября эта группа атаковала немецкие 150-мм и 88-мм батареи на мысе Крестовый и нейтрализовала их, а вечером того же дня 600 десантников на торпедных катерах под прикрытием темноты и дымовых завес на полной скорости проскочили мимо немецких батарей в устье залива и высадили десант прямо в порту, к утру 13 октября порт был захвачен, располагавшиеся в районе порта батареи, в том числе 210-мм орудия, были уничтожены или захвачены. На следующую ночь десанту и закрепившимся на мысе Крестовом разведчикам и осназовцам были доставлены подкрепления, а 14-15 октября к заливу вышли советские войска.

18-25 октября Северным флотом были высажены еще несколько тактических десантов на территории Норвегии, целью которых было содействие продвигавшимся от Петсамо и Никеля к Киркенесу советским войскам. 25 октября после освобождения Киркенеса боевые действия по договоренности с норвежским правительством были приостановлены.

Дальний Восток[править]

Склифосовский.pngВкратце
Обеспечение капитуляции дополнительной мотивацией

В августе 1945 года Тихоокеанскому флоту довелось принять участие в скоротечной советско-японской войне. Стоит понимать, что единственный недействующий флот в течение всей войны был учебной базой и источником резервов для трех других флотов, к тому же численно ТОФ ступал даже избитому почти до полной небоеспособности японскому флоту[54].

Корейские десанты[править]

Первые два десанта, высаженные 11-12 августа в порту Юки и 12-13 августа в порту Расин прошли без потерь: в первом случае в порту японцев вообще не оказалось, во втором сопротивление оказывал только арьергард отступавших японцев[55]. Высаживались в обоих портах усиленные батальоны — 700 и 900 человек соответственно.

Третьим портом, в который был высажен десант, стал порт Сейсин, и вот здесь уже привычная схема «мы высаживаемся — японцы отходят» дала сбой: через Сейсин как раз в это время отступали войска, арьергарды которых отбивались от десанта в Расине.

13 августа в порту высадился передовой отряд — рота автоматчиков и разведотряд (181 чел), которые легко заняли порт, но при попытке продвинуться в город десантники оказались отрезаны от берега и окружены. К вечеру доставили еще 90 бойцов, закрепившихся в порту. К японцам тем временем начали подходить подкрепления, постепенно усиливавшие давление на десантников. Утром 14 августа в порту высадился уже батальон морской пехоты, но и его японцам, подтянувшим к месту высадки два пехотных полка, ранее занимавших оборону на побережье севернее и южнее порта, удалось блокировать, не позволив соединиться с окруженными в городе десантниками из первого отряда.

Наконец, 15 августа в захваченный порт прибыли основные силы десанта — порядка 5 тысяч человек и 7 танков Т-26, благодаря которым порт и часть города наконец были очищены от противника, а продержавшиеся почти двое суток в окружении десантники из первого эшелона — деблокированы. Тем не менее, японцы продолжали удерживать городские окраины и ряд высот неподалеку от Сейсина. Командование Тихоокеанского флота выслало также не запланированные изначально подкрепления — стрелковый полк и танковую роту, но эти силы прибыли уже к шапочному разбору.

16 августа до японцев наконец дошел отданный еще 14 числа приказ о прекращении сопротивления, который фактически положил конец организованному сопротивлению и 16-17 августа десантники уже перешли к сбору пленных и добиванию отдельных излишне агрессивных японских подразделений.

Последним крупным десантом в Корее стала высадка в Гензане[56]. 21 августа порт был занят по стандартной схеме (рота автоматчиков и разведчики, затем батальон морской пехоты, рота ПТР и батареи легкой артиллерии и минометов, всего 1 800 человек). Японцы сопротивления не оказывали, но и капитулировать упорно отказывались, согласившись на сдачу лишь 22 августа.

Десанты на Сахалин[править]

Помимо разгрома японских войск в Маньчжурии и Корее, целью советских войск на Дальнем Востоке стали также южная часть Сахалина, Курильские острова и, в случае если японцы продолжат сопротивление, Хоккайдо.

Целью десантов на Сахалине был обход созданной японцами линии обороны на советско-японской границе, проходившей по 50-й параллели. К тому же, даже в случае успешного прорыва Котонского укрепрайона, японцы могли бы отступить южнее и занять оборону в районе Торо-Сикука или Мотомомари, на более узком фронте[57]. Еще одной проблемой была слабость транспортной инфраструктуры на севере Сахалина, не позволяющая сконцентрировать там крупную группировку войск (всего на севере Сахалина находились стрелковая дивизия, стрелковая и танковая бригады и части усиления).

16 августа с советские войска начали высадку в порту Торо (Шахтерск): уже традиционно в первой волне шла усиленная рота (140 человек), занявшая порт и обеспечившая высадку второго эшелона — более 1 200 человек. На следующий день десантники из Торо начали наступление на юг и заняли расположенный рядом порт Эсутору (Углегорск), куда также был высажен небольшой десант (90 человек). Захват двух портов в тылу у Котонского УРа и перехват десантниками дорог на западном побережье Сахалина вынудил оборонявшие укрепрайон японские войска прекратить сопротивление и частью сил отойти, а окруженных — согласиться на капитуляцию.

20 августа последовал десант в порт Маока (Холмск), причем гораздо большими силами: в первом эшелоне высаживалось более тысячи человек (297 человек в передовом отряде и 820 человек в батальоне морской пехоты), во втором — основные силы 113-й стрелковой бригады (без одного батальона, высаженного в Торо — 2 334 человека). Высадившиеся в условиях сильного тумана десантники молниеносно захватили порт и после четырехчасового боя очистили от противника весь город. Но быстро продвинуться к расположенному южнее порту Хонто (Невельск) и узлу дорог Футомата (Чаплаково) и занять их десантникам удалось только к 24 августа.

Для предотвращения эвакуации японских войск с Сахалина на Хоккайдо был срочно спланирован и третий десант: морские пехотинцы и часть сил 113-й бригады из Торо и Маоки грузились на корабли и должны были высадиться в порту Отомари (Корсаков) в заливе Анива на южном берегу Сахалина. 24 августа отряд кораблей с десантниками вышел из Маоки, но из-за шторма был вынужден укрыться в еще подконтрольном японцам порту Хонто, гарнизон которого без сопротивления капитулировал. На следующий день десантники добрались до Отомари, где высадка также прошла без всякого сопротивления. В тот же день японские войска на Сахалине окончательно капитулировали.

Курильские десанты[править]

Цель десантов на Курильские острова была проста и незатейлива: взять группу никому не нужных островов до того, как в чьей-нибудь светлой голове родится мысль о том, что коммуникацию между Владивостоком и Петропавловском-Камчатским неплохо бы взять если не под контроль, то хотя бы под наблюдение.

Поскольку все силы собственно ТОФа были заняты десантами в Корею, Курилами занималась Петропавловская ВМБ. Она выделяла корабли: 2 СКР («Дзержинский» и «Киров»), 4 тральщика, 2 катера-тральщика, минзаг «Охотск», плавбатарея, 10 катеров, подлодка, 17 транспортных и 16 десантных кораблей (из США, ленд-лиз), 2 самоходные баржи — всего 64 единицы. Она же обеспечивала артподдержку, благо от береговых батарей Камчатки до японского острова Шумшу было 6-7 км. Основной ударной силой десанта была 101-я горнострелковая дивизия.

Японцы располагали на северных островах значительными силами: на самом укрепленном острове Шумшу находились около 8 тысяч человек с танками и артиллерией, около 13 тысяч дислоцировались на соседнем более крупном острове Парамушир.

18 августа первый эшелон десанта (усиленный стрелковый полк) высадился на Шумшу. Высадка прошла не без проблем, часть кораблей не мола подойти вплотную к берегу, солдат пришлось высаживать по старинке, в воду и несколько десятков человек были унесены течением в океан. Не удалось выгрузить и подготовленные к высадке легкие орудия[58]. Тем не менее, десантникам удалось закрепиться на острове. Днем 18 августа японцы предприняли отчаянные попытки сбросить десант в море, в том числе атаками легких танков, а также взяли под обстрел берег, на который доставлялись подкрепления, но десантники сумели удержаться, а к вечеру на берегу был сооружен временный причал, на который были выгружены пушки, боеприпасы и свежий стрелковый полк. 19 августа десантники занялись методичным уничтожением японских укреплений, и к концу дня японское командование согласилось на переговоры о сдаче[59]. Тем не менее, боевые действия продолжались и 20-21 августа, капитулировал японский гарнизон только 22 августа. Всего в плен сдались около 12 тысяч человек, еще 8 тысяч капитулировали на следующий день на Парамушире. 25 августа уже без боя советские войска заняли Онекотан, Шиашкотан и Матуа. (все эти острова занимали десантные отряды с Камчатки). Всего на этих островах сдалось порядка 30 тысяч японцев. Советские потери на Шумшу составили 416 человек убитыми и 122 пропавшими без вести, а всего — 1567 человек убитыми и ранеными. Японцы потеряли около тысячи человек убитыми и ранеными.

С 27 августа последовали десанты на острова южной части Курильской гряды. 27-28 августа десантные отряды с Камчатки заняли острова Симушир и Уруп. 28 августа десантники с Сахалина высадились на Итурупе, где без боя сдалась полнокровная дивизия — 14 000 человек. Ну а 1 сентября крупный десант[60] высадился на Кунашир и Шикотан. 2-6 сентября, уже после официального подписания японцами акта о капитуляции, были окончательно зачищены от японских гарнизонов острова малой Курильской гряды. Всего на южных островах в плен было взято около 20 тысяч японцев.

Десант на Хоккайдо[править]

По первоначальным планам завершить десантные операции Тихоокеанского флота должна была высадка на Хоккайдо. В операции должны были принимать участие несколько стрелковых дивизий и основные силы Тихоокеанского флота. Но в 20-х числах августа Сталиным было принято решение десант на Хоккайдо не высаживать, подготовленные для десанта силы с Сахалина отправить для высадки на южные Курильские острова.

Примечания[править]

  1. Позже в Ленинграде успешно командовал дивизионом тяжелой железнодорожной артиллерии
  2. К сожалению, ни одна из набеговых операций советских эсминцев не увенчалась успехом, но немцы все равно опасались, что рано или поздно советские корабли кого-нибудь потопят.
  3. При этом противоминную оборону отечественные военно-морские теоретики и практики 20-х — 30-х годов откровенно пролюбили: новых тральщиков до середины 30-х годов не строили, устаревшие эсминцы в тральщики не переоборудовали. В результате к 1941 году на Балтике оказалось всего 20 новых тральщиков в строю и постройке (причем три из этих двадцати были достроены только в 194-46 годах)
  4. Всего в береговой обороне Таллина имелось четыре 305-мм, 18 — 152-мм, 7 — 130-мм и 16 — 100-мм орудий.
  5. План вывода флота из Таллина был разработан еще в июле, но он касался только отвода сравнительно небольшого «боевого ядра» (крейсера «Киров», лидеров, части эсминцев), а не проводки огромного конвоя.
  6. Методика траления якорных мин заключалась в подсекании тралами минрепов (тросов, которыми имеющая положительную плавучесть мина крепится к якорю) и расстреле всплывающих мин из пулеметов. Как легко догадаться, стрелять по характерной шарообразной мишени с рожками гораздо проще при свете дня.
  7. Следует понимать — крейсер и эсминцы в 20-х числах августа находились непосредственно в Таллине или на Моонзундских островах и очень, ОЧЕНЬ активно стреляли по воздушным целям.
  8. На 22 июня пять стрелковых дивизий 23 армии поддерживали три корпусных, пушечный и гаубичный полки, два артполка большой мощности РГК, две танковых и мотострелковая дивизии. К августу от всей этой красоты остались четыре артполка и мотодивизия.
  9. Из числа нижеупомянутых трех дивизий 43-я обороняла Выборг (Зачем? А затем, что крупный морской порт, резко уменьшавший плечо подвоза снабжения финским войскам), а 115-я и 123-я дивизии, уже серьезно потрепанные в боях, сдерживали наступление трех финских дивизий с севера.
  10. Один стрелковый полк 115 дивизии был ранее передан 168-й дивизии, другой оставлен прикрывать отход. Фактически речь идет об остатках 1 стрелкового и 2 артиллерийских полков, плюс дивизионные части — то есть не более половины штатной численности и околонулевая ударная мощь.
  11. А сам Кирпичников стал единственным советским генералом в плену у финнов. Естественно, финский агитпроп постоянно о нем рассказывал — он был куда популярнее пресловутого Власова. После войны был осужден и расстрелян (позднее непонятно за что реабилитирован).
  12. Технически да, меньше трети от штатной численности, но по факту дивизии уже к 20 августа находились в состоянии от сильно потрепанного (43-я СД потеряла один полк на северном берегу Выборгского залива, 123-я СД эвакуировалась с этого самого берега в полном составе и 20-25 числа находилась на марше) до почти небоеспособного (115-я СД), которая отступала вообще из-за Вуоксы.
  13. Командующие флотилией: капитан 2 ранга Барановский В. П. (25-30 июня 1941); капитан 2 ранга Земляниченко С. В. (1-10 июля 1941); контр-ад­мирал Трайнин П. А. (10-25 июля 1941); ка­питан 1 ранга Боголепов В. П. (25 июля — 10 августа 1941); капитан 1 ранга, с сентября 1941 — контр-адмирал Хорошхин Б. В. (10 августа — 20 октября); капитан 1 ранга, с января 1944 — контр-адмирал Чероков В. С. (20 октября 1941 — сентябрь 1944)
  14. Дивизия еще в конце августа была брошена в бой за Мгу, имея всего 9 тысяч человек из штатных 14 тысяч, попала под удар 20-й моторизованной и 12-й танковой дивизий немцев и оказалась отброшена к Шлиссельбургу. Что же касается теоретической возможности частей НКВД удержать здание 8-й ГРЭС… Проблемой была не ГРЭС, а созданные севернее и южнее здания электростанции железнодорожные насыпи для подвоза топлива, образовывавшие этакий люнет, удобный для обороны фронтом на запад и практически бесполезный при обороне фронтом на восток.
  15. В последнее время стало модно считать части НКВД этакими элитными войсками, терминаторами товарища комиссара госбезопасности. В реальности все было гораздо бледнее: кроме пограничников из более-менее сохранившихся погранотрядов с Карельского перешейка в дивизию вошли также свежевыпущенные командиры школы младшего начсостава, конвойные и охранные части ленинградского гарнизона и сотрудники тюрьмы «Кресты». А уж после боев под Мгой дивизию пополняли кем придется: бойцами истребительных батальонов, милиционерами, простыми призывниками и мобилизованными. В общем, от НКВД в дивизии быстро осталось одно название.
  16. А это были не последние люди: в состав десанта вошла группа разведотдела КБФ — 80 чел, включая взвод разведчиков-водолазов (40), а также курсанты училища погранохраны и караульная рота Ладожской флотилии)
  17. Маркизова лужа — акватория весьма мелководная (средняя глубина около 3 метров) и кроме как по Морскому каналу крупные корабли от Кронштадта до Питера ходить не в состоянии.
  18. Немцам не удалось разгромить ораниенбаумскую группировку и прорваться в порт не только благодаря поддержке защитников города корабельной и береговой артиллерией, но и в связи с нехваткой сил: как раз в это время часть немецкой пехоты занималась отражением «бессмысленных» десантов у Дубровки, 8-й ГРЭС и Шлиссельбурга. Больше того, туда же сдернули еще и танковую дивизию.
  19. Да, в распоряжении РККА были береговые и корабельные орудия, но во-первых это были пушки, а не гаубицы, а во-вторых координация действий армии и флота это всегда намного сложнее поддержки полков дивизионным артполком а дивизий — артиллерийским командованием корпуса
  20. Что, как бы дико это ни звучало, было скорее верным решением: артподготовка с гарантией перебудила бы всю 1-ю пехотную дивизию до высадки и десантников просто перестреляли бы у берега.
  21. Глинт — природный уступ, образованный осадочными породами, так называемый «берег древнего моря». Тянется вдоль южного берега Финского залива через Эстонию и Ленинградскую область до Ладожского Озера. В районе Петергофа проходит недалеко от берега, имеет высоту около 30 м и разделяет Верхний и Нижний парк.
  22. А вот эта дивизия, в отличие от собранной из оказавшихся под рукой частей 1-й дивизии НКВД, была кадровым соединением довоенного формирования — бригадой охраны важных объектов, после начала войны усиленной все теми же погранцами до состояния дивизии.
  23. Что же касается мнения о неподготовленности и спешке с высадкой десантов — лично я считаю, что эти десанты наоборот, критически опоздали: где-нибудь 22-25 сентября батальон моряков и батальон НКВД-шников действительно могли бы создать только что вышедшим к морю немцам проблемы. Но спустя почти две (в Стрельне — три) недели, когда противник уже создал систему обороны… Увы.
  24. 16 немецких паромов «Зибель» в т. ч. 7 артиллерийских, 3 ПВО, 6 десантных. Артиллерийские имели 3 88-мм пушки и 2 20-мм «Эрликона», ПВО — 1 37-мм и 4х4 20-мм, десантные и транспортные — 2х4 20-мм. Плюс 4 итальянских и 3 финских катера
  25. Речь о барже № 752 (иногда встречается номер 725). На ней в сентябре 1941 эвакуировали из Ленинграда около полутора тысяч человек. Начался шторм, буксирный трос порвался. Затопило трюм, люди сидели на голой палубе. Каждой волной несколько человек смывало за борт. И так несколько дней. Немудрено что под конец многие свихнулись. Небольшой буксирный пароход смог в конце спаси около 200 человек. Еще несколько чудом смогли доплыть до берега… А всего в шторм 14-18 сентября были разбиты больше десятка подобных барж. Добавим, что в том же шторме канлодка «Селемджа» также потеряла буксируемую баржу с 750 бойцами пополнения — из них вообще не осталось никого. После этого командующей флотилией Хорошхина сняли, а людей на несамоходных баржах возить запретили.
  26. На логичный вопрос, «какая умная голова загнала туда корабли?» следует простой и логичный ответ — «а какие еще были варианты?». Дунайская флотилия СССР должна была противодействовать аналогичной флотилии Румынии, так что или Измаил, или никак, не держать же корабли в днестровском лимане или Одессе.
    • «Красный Крым» — бывший «Светлана», заложен на Балтике в 1913, достроен в 1928, переведен на ЧФ в 1930. 15 130-мм пушек, 3х2 100-мм итальянских зенитки, 6 45-мм пушек.
    • «Красный Кавказ» — заложен как «Адмирал Лазарев», однотипный «Светлане», достроен с новым вооружением: 4 180-мм пушки, 4х2 100-мм итальянских зенитки, 4 45-мм пушки.
  27. Два ЭМ типа 7 («Бойкий» и «Безупречный») и один типа «Новик» («Фрунзе»)
  28. Канлодка «Красная Грузия» — бывшее десантное судно типа «Эльпидифор № 417», заложенное в 1916 г., но достроенное лишь в 1923 г. С 1925 г. — тральщик «Красная Грузия», в 1928 г. переоборудован в канлодку. 3 130-мм орудия, 2 76,2-мм орудия, 2 45-мм орудия, 2 37-мм орудия, 5 12,7-мм пулеметов.
  29. Ф. С. Октябрьского часто и иногда заслуженно пинают за допущенные им ошибки. Но вот в данном случае вице-адмирал был абсолютно прав
  30. Из планировавшихся к высадке в первом броске 7 тыс. бойцов на берегу оказались около 3 тыс. Еще более тысячи погибло вместе с потопленными десантными плавсредствами. Особенно нелепые случаи:
    • Земснаряд «Ворошилов». Морская землечерпалка. Командир судна, опасаясь вражеского огня, не стал подходить к берегу (где мог бы хоть на мель выскочить), и держался на глубине. Там огромную стоячую мишень потопила авиация. Свыше 450 утонувших.
    • Баржа номер 59 — деревянная, несамоходная, родная сестра ладожской 752-й. Потоплена двумя бомбами, из 600 чел на борту спаслось 200.
    • Пароход «Пенай». Согласно названию, «пенали» его все кому не лень. В назначенный район высадки не успел. Был перенацелен на другой. Там получил повреждения, людей высадить не смог. Шел бы на базу, так нет — был присоединен к отряду второй волны. От попадания двух бомб возник пожар. На корабле началась паника. С трудом выбросился на берег. Погибло 110 чел.
    • Шаланда «Фанагория» — затонула от бомбового попадания, около 100 чел погибло.
  31. Румынские вооруженные силы традиционно недооцениваются, но вот конкретно к горным частям и рошиорам немцы особых претензий не предъявляли. Группа Корне, кстати, до марта 1942 была единственным подвижным соединением 11-й армии.
  32. По идее, десант мог занять аэродромы Владиславовка и Семь Колодезей и приговорить этим всю дивизию Шпонека, но советское командование, Морозова и Исаева не читавшее, о критической нехватке топлива у немцев не знало.
  33. Нужно понимать, что на плацдарме у Камыш-Буруна находились в основном стрелковые части и легкая артиллерия с минометами, артподдержку обеспечивали орудия с Тузлы и Чушки. И теперь, когда противник ушел, требовалось эти орудия, боеприпасы к ним, тягачи, лошадей, тыловые части протащить через полный льда Керченский пролив.
  34. А вот с потерями есть большой вопрос. С одной стороны, данные по потерям приводит Кривошеев и они как бы официальные. С другой стороны… В Керчи высаживалось около 20 тысяч человек (примерно 6 тысяч на азовском побережье, 12 тысяч в Эльтигене и Камыш-Буруне, еще 2 тысячи доставили в Камыш-Бурун вместо высадки у горы Опук), в Феодосии — еще около 25 тысяч. Каким образом из них могли погибнуть 32 тысячи? Но вот если расширить рамки и приплюсовать к безвозвратным потерям в десантной операции еще и бои за Феодосию, после которых от штатно имевших по 11 тысяч человек дивизий 44-й армии остались 2-4-тысячные «обмылки», цифра начинает сходиться
  35. Не саперы и уж тем более не стройбат, а штурмовой батальон с инженерными зарядами для штурма ДОТ-ов, огнеметами и противотанковыми ружьями.
  36. Раньше на месте этого текста были пространные умствования о нежелании тупого адмирала Октябрьского поддерживать десанты крупными кораблями.
  37. Почему же высадку не отменили? Ну, начнем с того, что Козлов историю борьбы за Крым 1941-44 годов не читал и не знал, что Феодосии по сценарию положено пасть через два дня. А если серьезно… Ну действительно, надеялись удержать фронт, надеялись, что десантники немцев напугают, надеялись, наконец, что часть сил от Феодосии уйдет и будет убивать бойцов майора Селихова (ушел же полк от Севастополя в Евпаторию 10 дней назад).
  38. Здесь мы наблюдаем феноменальную тупость генерала Козлова, забывшего про десантников сразу же после высадки
  39. Моторные лодки, рассчитанные на переброску пехотного отделения, станкового пулемета или миномета с расчетом и боекомплектом.
  40. Песчаные отмели у берега.
  41. До 10 тыс. бойцов основного десанта (так и не высаженных у Южной Озерейки) находились на борту десантных судов. Всё что нужно было — перенаправить их в другую точку. Но этого решения ни Петров ни Октябрьский вовремя не приняли.
  42. Назначен командующим Амурской флотилией
  43. 20-тонный катер, способный принять до 60 пехотинцев и со скоростью 9 узлов доставить их на сушу. Вооружался пулеметом ДШК.
  44. Зачем же адмирал Владимирский послал эти корабли в море? Ну… ловить немецкие конвои, наверно. Чтение большого количества фолькс-исторической литературы подсказывает, что если бы Владимирский кораблей НЕ посылал, его бы заклеймили «не желающим рисковать кораблями трусом и перестраховщиком»
  45. И это к лучшему: если высадить десант с кораблей Черноморский флот еще мог, то вот обеспечить им подкрепления хотя бы на уровне Феодосии-1941 — уже нет, так как крупных транспортов и танкеров к концу года осталось всего три единицы (а в Феодосии за двое суток разгрузились одиннадцать).
  46. Самое обидное — в СССР уже имелись плавучие артиллерийские батареи типа ДБ, сделанные по образцу паромов Зибеля: два десантных бота с общей палубой и установленной на ней 100-мм пушкой и парой ДШК. Но на Черное море эти плавбатареи почему-то не попали
  47. Попытки прорваться с плацдарма неоднократно предпринимались в течение всего ноября и начала декабря, но были безуспешными. 4-5 декабря было предпринято наступление с целью отвлечь немцев от Эльтигена, но и эта операция провалилась. Что же касается «бессмысленности» подобных действий — могу только в очередной раз сказать, что никто из участников тех событий просто не знал, где именно нужно «стелить соломку».
  48. Что интересно — уже после войны выяснилось, что Азовская флотилия пять дней старательно утюжила выставленные немцами при эвакуации флота из Керчи минное заграждение.
  49. В книге «Десанты Великой Отечественной войны» даже высказано предположение, что Кривошеев перепутал потери Керченско-Феодосийской (см. комментарий о потерях выше) и Керченско-Эльтигенской операций.
  50. Странно, не правда ли — укрепрайон в наступлении? А все просто — укрепрайон был, грубо говоря, усиленным полком, получившим полный дивизионный комплект пулеметов и легкой артиллерии. ВВ какой то степени - аналог тех уполовиненных немецких дивизий, что удержали позиции под Стрельной в октябре 1941
  51. Для понимания ситуации: Большой Западной Лицей называют и губу (залив, фиорд) и впадающую в него реку (а также находящийся в устье реки населенный пункт). Для облегчения ориентирования далее по тексту Большая Лица — река, Западная Лица — залив
  52. На советских картах встречается также бронебашенная батарея с 381-мм орудиями, но в реальности ее достроить не успели.
  53. Из крупных кораблей имелись крейсер «Калинин» 1944 года постройки, условно боеспособный однотипный «Лазарь Каганович», лидер «Тбилиси», 12 эсминцев — 10 «семерок» 1939-42 годов постройки и два «Новика» и восемь сторожевиков — шесть флотских «Ураганов» и два пограничных «Дзержинских». В июле-сентябре в состав ТОФ вошли еще двадцать восемь эскортных эсминцев американской постройки, но в боевых действиях принимали участие не более десятка.
  54. Не надо думать, что высадка при отсутствии противника — автоматически синоним «легкая прогулка»: при должном умении можно было превратить высадку в аналог американского десанта на остров Кыска или британской высадки в Сингапуре 6 сентября 1945.
  55. Был еще десант в Дзесине 18 сентября, но это уже была чистой воды перестраховка после Сейсина: в оставленный японцами небольшой рыбацкий порт была высажена тысяча десантников.
  56. Точно так же японцы действовали в боях на Окинаве
  57. Именно поэтому и пришлось заниматься штурмом укреплений вручную, в том числе и с закрыванием амбразур телами.
  58. Император, как известно, еще 14 августа согласился на капитуляцию, но исполнялся этот приказ по принципу «да, мы сдаемся (но это не точно)»
  59. На Кунашир высаживалось без малого три тысячи человек — в два с половиной раза больше численности японского гарнизона. Причина проста: большей части этих войск предстояло сутки-двое отдохнуть, после чего снова грузиться на транспорты и занимать мелкие острова.