Справочник автора/Вторая мировая война/Ход боевых действий

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

(link)

Война в Европе и Африке

(link)

Война на Тихом Океане

Содержание

Предвоенная ситуация (1935—39 годы)[править]

« Суть Версальского договора:
  • Германии охладить траханье
  • Германия попала на огромные бабки
  • Германию можно унижать сколько влезет.
»
— Канал на Ютубе, посвященный популяризации истории мировых войн
  • В Европе Германия отказалась от соблюдения ограничений, наложенных на неё Версальским мирным договором, восстановила вооружённые силы и провела ряд успешных политических акций:
    • 1935 год — Германия путём плебисцита возвращает себе Саар, находившийся в 1920-35 годах под управлением Лиги Наций (фактически — под контролем Франции).
    • 1936 год — ввод войск в демилитаризованную Рейнскую зону на границе с Францией. Никакой осмысленной реакции Великобритании и Франции не последовало.
    • 1936—1939 годы — германские и итальянские вооружённые силы (Легион «Кондор») принимают участие в гражданской войне в Испании на стороне Фалангистов. Испанских республиканцев как может[1] поддерживает СССР.
    • 1936 год — создание Антикоминтерновского пакта: объединение сил Японии и Германии (с 1937 года — и Италии) против СССР.
    • Весна 1938 года — аншлюс Австрии, прямо запрещённый Версальским договором. Вновь никакой осмысленной реакции англо-французов (забавно, но больше всего возмутилась Италия, испугавшаяся за отобранный у Австро-Венгрии южный Тироль).
    • Осень 1938 года — аннексия Судетской области Чехословакии, на что в рамках «политики умиротворения» на Мюнхенской конференции дали согласие Франция (ранее гарантировавшая Чехословакии военную поддержку) и Великобритания (гарантировавшая поддержку Франции). СССР, совместно с Францией гарантировавший независимость Чехословакии, без согласия Франции помощь оказать не мог. Да Чехословакия и не смогла бы её принять из-за предательской политики Польши — та не только отказалась пропускать советские войска на помощь чехам, но и сама приняла участие в разделе Чехословакии. По сути, Мюнхен стал точкой невозврата, после которой война как таковая стала неизбежной. Далее решалось лишь, кто, кого и вместе с кем будет бить.
    • Весна 1939 года — Германия, Венгрия и Польша окончательно делят Чехословакию. В то же время Германия присоединяет к себе Мемель (литовскую Клайпеду), а Италия — Албанию.
    • Октябрь 1938 — лето 1939 — настойчивые попытки Германии получить под контроль вольный город Данциг/Гданьск (населён немцами, но контролировался Лигой Наций и отчасти Польшей).
  • В Азии Япония ещё в 1931 году в нарушение Вашингтонских договорённостей ввела свои войска в Маньчжурию[2], а с 1937 года вела войну в Китае (при этом официально Китай объявил войну Японии только в декабре 1941 года).
    • В 1938—1939 годах Япония предприняла несколько попыток прощупать советскую оборону на Дальнем Востоке, наиболее крупными были инциденты у озера Хасан (1938) и у реки Халкин-Гол в Монголии (май-сентябрь 1939).
  • СССР ещё в 1933 году предложил европейским странам доктрину коллективной безопасности, сводящую к минимальной вероятность новой мировой войны. В 1935 году вместе с Францией заключил договор с Чехословакией о помощи ей в случае нападения Германии. В 1939 году вёл переговоры о вступлении в союз с Великобританией и Францией. Не получив от них гарантий поддержки и опасаясь войны на два фронта (помним про Халкин-Гол), 23 августа в Москве был заключён пакт о ненападении между Германией и СССР. Одновременно СССР и Германия разграничили сферы влияния в восточной Европе, хотя подробности этого процесса до сих пор изучены довольно слабо.
  • В Африке Италия в 1935-36 годах захватила Эфиопию.

1939 год[править]

Польская кампания.[править]

(link)

«Невинность» Польши

По итогам Версальского мирного договора Европу наводнили довольно странные с географической точки зрения образования, не удовлетворявшие в целом никого. Так родились на свет и нарезанная из лоскутов Чехословакия, и Польша, успевшая как получить от немцев независимость в конце Первой Мировой, так и повоевать с ними, формально войдя в число победителей. В результате поляки получили в подарок так называемый Данцигский коридор, фактически разрезавший Германию надвое, отделив, собственно Германию, от Восточной Пруссии, с шикарной формулировкой «дабы у Польши был выход к морю». При этом, прямо посреди Коридора находился вольный город Данциг, сугубо немецкий, со всех сторон окружённый польскими территориями. Гитлера такое положение дел, мягко говоря, не удовлетворяло.

В предвоенный период Польша активно стремилась вести себя как великая держава, не имея для этого никаких ресурсов. Справедливости ради стоит отметить, что польская армия вовсе не была полным отстоем — Пилсудский оставил в наследство вполне годную армию и договоры о военно-техническом сотрудничестве. Немцы вовсе не рассматривали Польшу как полный отстой, Гитлер даже лично уважал Пилсудского и до последнего пытался затащить Польшу в союзники. Были у поляков и танки, и авиация, и артиллерия, но наследники Пилсудского до своего предшественника, мягко говоря, не дотягивали. При разделе Чехословакии Польша урвала себе Тешинскую область, что ещё больше увеличило польскую самоуверенность. И поэтому, когда Гитлер потребовал себе обратно Данциг, поляки это требование гневно отвергли. Англия и Франция обещали Польше поддержку в случае войны как с Германией, так и с СССР, и польское правительство чувствовало себя весьма уверенно.

Третий Рейх же полагал, что вписываться за Польшу никто не станет и Антанта, повозмущавшись для порядка, продолжит пить чай с круассанами за линией Мажино. Как оказалось, полагали напрасно. 1 сентября 1939 г. немецкие войска перешли немецко-польскую границу и нанесли польской армии ряд крайне чувствительных поражений. Предварительно была организована провокация, известная как операция «Гиммлер» (в просторечие «Консервы»), заключавшаяся в том, что группа эсэсовцев (при участии, к слову, того самого Мюллера из «Семнадцати мгновений весны»), захватила приграничную немецкую радиостанцию Гляйвице и начала вещать призывы срочно бить всех немцев, после чего подбросила туда трупы заблаговременно расстрелянных узников концлагерей.

Поляки, опираясь на опыт прошлой войны, полагали, что оборона должна быть максимально равномерной по всей линии фронта. Да и вообще в межвоенный период любовь к обороне и оборонительным сооружениям в Европе была повальной. Они сумели провести мобилизацию своей армии лишь на 60 %, а размещение войск на позициях было завершено лишь наполовину, однако ясновельможные паны чувствовали себя вполне уверенно и считали, что сумеют продержаться минимум месяц, а к тому моменту англичане и французы уже развернут полномасштабное наступление на западе. Но немцы, вместо ожидаемого поляками традиционного пехотного наступления, бросили в бой свежесформированные моторизованные корпуса, которые уже в первые два дня прорвали польскую оборону на границе, а к 8 сентября танки корпуса Эриха Гёпнера вышли к Варшаве. Польское правительство уже через полторы недели войны предпочло бросить свои войска и, прихватив золотой запас, сбежать в Румынию, куда за ним последовал и генералитет. Это породило вакуум власти и создало уникальный прецедент в истории Нового времени — ведь победившим немцам даже не с кем было заключать мир либо перемирие и некому было выговорить какие-либо права для не успевших сбежать с ними 30 миллионов сограждан! Уже 20 сентября немцы взяли Варшаву. Польские солдаты и офицеры, оставшись без командования, местами оборонялись стойко и мужественно, кое-где бои шли даже до первых числе октября, но что они уже могли?

Стоит отметить, что у поляков всё же был ряд успешных действий. Героическая оборона Вестерплятте, оборона Хельской Косы, бой у Визны — так называемые «Польские Фермопилы», контрудар на Бзуре, да и сама Оборона Варшавы, затянувшая кампанию до октября. К тому же, польскому командованию удалось спасти большую часть своей авиации, перебазировав их на тайные аэродромы в восточной части страны и заблаговременно отправить в Великобританию наиболее ценные корабли. Однако погоды все эти отдельные примеры мужества и отличной тактики не делали никакой.

К вящему удивлению Рейха, Англия и Франция таки объявили войну Германии 3 и 4 сентября соответственно. Французские войска на несколько километров прошли вглубь немецких территорий в Сааре. Ещё по опыту первой мировой войны Франции требовалось 20-25 дней на проведение мобилизации армии и, как полагал французский Генштаб, поляки запросто могли дать им столько времени. Но уже через неделю стало ясно, что в принципе войну можно было закончить уже тогда. У Франции была теоретически самая мощная армия на континенте, Германия же ещё только тренировалась в искусстве манёвренной войны, да и западная граница была, считай, открытой. Очень сильное впечатление на французов произвёл мгновенный разгром Польши, все 1920-30-е годы истошно оравшей об «чуде на Висле» в 1920 году (французы в итоге поверили в силу польской армии!). Действия англичан, сведших участие в сухопутной войне к минимуму (на самом деле, экспедиционный корпус маршала Горта физически не мог прибыть к моменту Саарского Наступления, из-за ещё более медленных темпов мобилизации), были сочтены во Франции просто предательскими. Французы сами стали жертвой своего же самообмана, когда они в 1920-30-е годы искренне поверили, что в ПМВ они фактически единолично разбили бошей, а всякие «томми» и «иваны», дескать, были только помехой. На этом фоне воевать всерьёз во Франции никто не хотел, памятуя о безумных потерях в Первую мировую и отсутствии тогдашних союзников.

После бегства польского правительства СССР незамедлительно занял восточные окраины Польши — Западную Украину и Западную Белоруссию, где поляков очень сильно не любили за сегрегационные законы (например, украинцам и белорусам законодательно предписывалось уступать дорогу полякам и снимать перед ними шапку). Так что, если не считать отчаянно сопротивлявшихся остатков польской армии и вообще этнических поляков, Красную Армию местные жители приняли в целом радостно. Более того, польский маршал Рыдз-Смиглы даже отдал приказ не оказывать сопротивления частям РККА. Причина проста - если бы СССР этого не сделал, то данные территории с радостью занял бы вермахт. В результате Рейх и СССР получили общую границу, что никого из них особо не радовало.

Любопытный факт, но с юридической точки зрения союзникам предъявить Сталину оказалось нечего, ведь свои войска он остановил как раз на линии Керзона, которую сами же союзники обозначали как границу между Россией и Польшей ещё после Первой Мировой. Ещё один любопытный факт: Словакия тоже поучаствовала в разделе Польши, вернув себе отобранную в прошлом году Тешинскую область. Кроме того, воззвание «консервов» неожиданно возымело эффект, и поляки устроили этническим немцам так называемую «Бромбергскую резню», перебив около сотни польских немцев, дав Геббельсу материал для пропагандистских сводок на месяцы вперёд. Впрочем, доктор Геббельс сводками не ограничился и даже снял короткометражный «документальный» фильм про атаку польской кавалерии на танки, нарядив немцев в поляков. Отсюда растут ноги мифа об атаке конницы на танковые части, который впоследствии отправился гулять по всему миру.

По итогам польской кампании государство Польша своё существование прекратила, Германия и Советский Союз получили общую границу. Из-за бегства всего военного и политического руководства Польши и полного развала властной вертикали на её месте оказалось невозможно создать даже эфемероидное государство с ограниченным самоуправлением, вроде «протектората Богемии и Моравии». СССР и Германии пришлось вместо гипотетических границ «сфер влияния» устанавливать реальную общую границу, что очень не радовало ни тех, ни других. СССР предпочло обменять свою сферу влияния в Польше до рек Сан и Нарев на Литву, а Германия из частей Польши, не вошедших прямо в Рейх и СССР. создало т. н. «генерал-губернаторство», где стараниями генерал-губернатора Ганса Франка евреи были загнанны в гетто, а поляки отправились на принудительные работы.

Фактически польская кампания стала прообразом грядущей катастрофы РККА в 1941-м. План «Вайс» был идейным предшественником плана «Барбаросса», тогда же появилось и деление групп армий на «Север» и «Юг». Что интересно, в обеих кампаниях группами армий «Юг» командовал один и тот же немецкий фельдмаршал — Герд фон Рундштедт. Все те вещи, с которыми предстояло столкнуться Красной Армии через три года, были впервые опробованы Вермахтом именно тогда: рассекающие удары танковых соединений с последующим окружением крупных скоплений вражеских войск, активное взаимодействие между пехотой, танками и авиацией, уничтожение вражеской авиации на аэродромах прежде, чем та успеет подняться в воздух, заброска диверсионных групп и т. д.

Странная война[править]

Тем временем, на западе Англия и Франция усиленно делали вид, что ведут войну с Германией на суше. На деле же французские войска сидели на Линии Мажино — грандиозной системе оборонительных сооружений, протянувшихся от границы Швейцарии до побережья Ла-Манша. Французские генералы, памятуя о катастрофических наступлениях Первой мировой, полагали, что Линия Мажино надёжно защитит их от всего на свете, включая Апокалипсис. Но правда была в том, что северная часть Линии была укреплена далеко не так мощно, как южная[3], а вариант с прорывом через Арденнский лес не учитывался вовсе, поскольку Арденнская Операция времён Первой Мировой даже без участия техники представляла для обеих враждующих сторон дорожный ад. Союзники ожидали, что немцы, как и в прошлую войну, будут наступать через Бельгию, как сам Шлиффен завещал, а потому чувствовали себя весьма уверенно, ожидая, когда немцы совершат глупость и попрут на укрепления. Берлин вместо бомб забрасывали смешными листовками с призывами сдаться, которые хозяйственные тевтоны пускали на туалетную бумагу и растопку. Пытались, правда, побомбить несколько немецких портов, но внезапно выяснилось, что английские бомбардировщики больше падают сами, чем сбрасывают бомб. Так что сошлись на листовках.

В то же самое время, сам Вермахт также намеревался устроить римейк 1914-го года, наступая через Бенилюкс, правда на этот раз в придачу к Бельгии и Люксембургу прихватить ещё и Нидерланды, до чего, стоит признать, стратеги кайзера Вильгельма всё же не додумались. Начальник немецкого Генштаба Франц Гальдер предложил план «Гельб» (жёлтый), в соответствии с которым предполагалось наступать через Бельгию, разбить англо-французские войска на границе и выйти на рубеж реки Сомма, а дальше… А дальше уж как получится. Однако другой немецкий военачальник, Эрих фон Манштейн, в будущем фельдмаршал, а тогда ещё начальник штаба при генерал-оберсте Рундштедте, предложил принципиально новый план, план «Рот» (красный). В соответствии с ним, основной удар должен был совершаться не в Бельгии, а через Арденнский Лес на стыке границ Бельгии, Люксембурга и Франции. Затем группа армий А должна была отсечь бельгийскую группировку Союзников, с востока поджимаемую группой армий Б, а с севера Северным Морем, и, выйдя к морю, полностью окружить вражеские войска. Большинство немецкие генералов были в ужасе от такой авантюры, но Гитлеру она очень понравилась, и, в итоге, решено было осуществить оба плана. Группа армий Б под командованием фон Бока наступала в Бельгии, а группа армий А под командованием фон Рундштедта — на юге через Арденны. Отчасти решение было обусловлено и внезапным попаданием всей документации по плану «Гельб» в руки англичан, в результате вынужденной посадки немецкого курьерского самолёта в Бельгии.

В Лондоне и Париже всё меньше понимали, зачем они вообще воюют. Польши больше нет, Гитлер наконец-то воплотил свою мечту объединить всех немцев в единый Рейх, и вроде бы пора закругляться. Но в таком случае Союзники полностью теряли лицо и выглядели бы посмешищем — в войну вступили и тут же вышли. Поэтому Чемберлен и Даладье сочли, что куда лучше продолжать Странную Войну в надежде, что на уступки пойдёт Гитлер. Гитлер же и сам был не прочь заключить мир на западе и высвободить силы для грядущей войны с СССР, но ждал уступок от Союзников. Мира хотели все, но не хотел никто.

Война в Атлантике, первый этап[править]

В то время как на суше творилось нечто странное, на море смешно никому не было. Немецкие подводные лодки с первых дней войны начали активную охоту на британские торговые суда и подвернувшиеся боевые корабли, спасало англичан только то, что подлодок у немцев было всего 60, причём половина из них была предназначена для действий в прибрежных водах. Тем не менее, за четыре первых месяца войны ими были потоплены линкор (прямо в главной базе британского флота Скапа-Флоу), авианосец и полторы сотни транспортов. Попытались немцы отправить в Атлантику и надводные рейдеры, но получилось не очень — ушедший в море в конце августа карманный линкор «Дойчланд» сумел поймать всего два транспорта, а однотипный «Адмирал граф Шпее», хоть и наловил 11 судов, в конечном итоге сам был отловлен британскими крейсерами, повреждён и загнан в нейтральный порт, где и был взорван собственной командой.

Критической для Кригсмарине стала Датско-норвежская операция. Сперва под Нарвиком немцы потеряли десять эсминцев, подводную лодку и множество десантных транспортов. Именно этих эсминцев и транспортов не хватило впоследствии немецкому флоту для высадки в Англии. К тому же, немецкие торпеды из-за дефекта конструкции оказались совершенно неэффективны в Норвежском Море и не сумели потопить ни одного британского корабля.

Гораздо лучше дела у немцев пошли в 1940 году, особенно после захвата Норвегии и получения баз на атлантическом побережье Франции: немецкие субмарины (а их число пополнилось, причём за счёт более крупных лодок типов VII и IX) получили возможность выхода непосредственно на маршруты торговых судов, идущих из Америки, не тратя топливо на обход Великобритании с севера. Немецкие подводники назвали тот период «Счастливыми временами». Пошли в море и надводные рейдеры: третий карманный линкор «Адмирал Шеер», тяжёлый крейсер «Адмирал Хиппер» и линейные крейсера «Шарнхорст» и «Гнейзенау»[4] (все четыре корабля зимой 1940-41 совершили рейды по маршруту Германия — Атлантика — французский порт Брест[5]), но в ходе этих рейдов обнаружилась проблема — британский флот организовал сопровождение крупных конвоев тяжёлыми кораблями, так что все рейдеры были вынуждены неоднократно отходить от охраняемых линкорами(!) караванов. Решить проблему такого эскорта немцы попытались «в лоб» — в очередной рейд в мае 1941 года отправился только что построенный линкор «Бисмарк» и новый крейсер «Принц Ойген», но закончилось всё плохо для немцев: англичане «Бисмарка» обнаружили, устроили на него загонную охоту с участием всех наличных сил и в конце конов сумели утопить («Ойген» сумел уйти). После этого идея рейдов крупных кораблей в Атлантику как-то заглохла[6], в начале 1942 года застрявшие в Бресте «Шарнхорст», «Гнейзенау» и «Ойген» были эвакуированы через Ла-Манш в Германию в ходе операции «Цербер» прямо под носом у англичан.

Помимо крупных боевых кораблей, немцы активно задействовали в рейдовых операциях вспомогательные крейсера, благо быстроходных грузопассажирских судов у Германии хватало, а спрятать транспорт в океане куда проще, чем боевой корабль. В принципе, определённых успехов вспомогательные крейсера добились, но в конечном итоге все они (кто не смог вернуться в Германию в 1941) были отловлены и потоплены. Всего в результате действий девяти[7] «крейсеров-купцов» Союзники потеряли 139 различных судов, один лёгкий и один вспомогательный крейсер.

В 1942 году вектор усилий германского надводного флота переместился в Арктику, целью стали идущие в СССР британско-американские конвои и движущиеся по Северному морскому пути с Дальнего Востока советские суда[8] В 1942 году германские корабли, в том числе линкор «Тирпитц», карманные линкоры «Шеер» и «Лютцов» (бывший «Дойчланд») и крейсер «Хиппер» совершили несколько выходов в Арктику (особенно далеко, до Карского моря, сходил «Шеер»), но успехов эти рейды не имели (кроме, разве что, выхода в июле 1942 года, приведшего к развалу конвоя PQ-17), а новогодний бой 30 декабря 1942, в ходе которого два тяжёлых немецких крейсера не смогли потопить два лёгких британских, и вовсе привёл к отставке командующего флотом гросс-адмирала Редера и окончательному переходу к подводной войне. Почти окончательному — 25 декабря 1943 года состоялся последний поход линейного крейсера «Шарнхорст» на перехват конвоя, закончившийся гибелью немецкого корабля.

Прибалтика[править]

Тем временем Советский Союз продемонстрировал всему миру фокус: буквально в мгновение ока заставил исчезнуть сразу три государства. Латвия, Литва и Эстония в те годы были чрезвычайно бедными странами с довольно авторитарными правительствами, метавшимися между Германией и СССР. Гитлер и Сталин договорились Прибалтику ликвидировать: Рейх забирал себе район Клайпеды (Мемель) у Литвы, а Иосифу Виссарионовичу доставалось всё остальное.

СССР сперва разместил на территории республик свои военные базы, а затем провёл добровольно-принудительный референдум, на котором эстонцы, латвийцы и литовцы единодушно решили, что лучше быть относительно сытыми, чем нищими и гордыми, и вступили в состав СССР, о чём впоследствии некоторые из них будут жалеть, валя лес в Сибири. Надо сказать, диктаторы вроде Ульманиса местное население допекли порядочно, а экономическое положение было столь плачевно, что даже перспектива коллективизации, раскулачивания и ГУЛага казалась предпочтительнее.

Отдельная хохма — история с Вильнюсом. Дело в том, что Вильнюс — это польский город Вильно, который Сталин буквально подарил Литве в качестве её столицы. По итогам присоединения Сталин получил значительный участок побережья Балтийского моря, три новых республики в состав СССР и половину ключа от Финского залива[9]. Вторую половину, полуостров Ханко, пришлось брать с боем у Финляндии. Впоследствии немцы без труда захватят эти территории, как захватили бы их и независимыми. Что до мировой общественности, данное событие прошло на удивление тихо, и даже для порядка никто не возмутился.

Зимняя война[править]

Предложения СССР по корректировке границы. «Кемска волост, ja»

Отношения Советского Союза и Финляндии тёплыми не были никогда — четыре советско-финские войны тому свидетельством. Однако до осени 1939 года никаких территориальных претензий финнам СССР не выдвигал, а отношения стран регулировались пактом о ненападении, заключенном в 1932 году. В 1938 году советский представитель Борис Ярцев провел секретные переговоры с финской стороной, настаивая на необходимости размещения советских военных баз в Финляндии. Тогда это мотивировалось угрозой нападения Германии через территорию Финляндии. Также СССР беспокоил контроль финнов над выходом не просто из Финского залива — из Кронштадта[10]. Переговоры повторились в марте 1939 года - в этот раз СССР предлагал лишь аренду островов в Финском заливе. Об изменении границы речь по прежнему не заходила. И только в октябре 1939 года был поставлен вопрос о близости Ленинграда — второго по значению города в стране — к финской границе, откуда его могли не только спокойно обстреливать, но и внезапно атаковать в случае неожиданного начала войны (как это случилось, например, 22 июня 1941 г.)[11]. Финляндия, активно искавшая союзников в борьбе против СССР, прямо заявляла (устами премьер-министра)[12], что любой враг России должен быть союзником Финляндии, и с радостью предоставляла свои территории иностранцам как плацдарм для нападения на русских (в частности, совместно с немцами построила целую сеть аэродромов на границе с РСФСР, при том что собственных самолётов у неё не хватило бы и на десятую часть их)[13]. Словом, основания опасаться того, что в случае внезапного нападения Ленинград мы потеряем в первые дни, если не часы войны, вполне себе были.

Впрочем, были и другие соображения. Полуостров Ханко запирал вход в Финский залив, а из самой Финляндии Сталин мог бы угрожать Швеции, откуда поставлялась практически вся руда для Германии, тем самым крепко держа Гитлера за горло.

СССР пытался договориться с финнами «по-хорошему» — предложил отдать ему Карельский перешеек (причём не весь — речь шла об отодвигании границы к Койвисто (Приморску) и аренде островов в Финском заливе, о Выборге и территориях за Вуоксой речь даже не шла), взамен предлагая куда более крупные, но совершенно неосвоенные территории в Карелии. Финны «по-хорошему» не желали, хитро замечая, что после заключения советско-германского пакта о ненападении угроза вторжения в СССР отпала и оснований для советских претензий не осталось. Тогда Сталин решил действовать «по-плохому». У границы случился «Майнильский инцидент», о котором до сих пор спорят, был ли он провокацией или нет. Вот только спорящие обычно забывают, что инцидент этот был не первым, не единственным и даже не самым крупным — перестрелки, обстрелы, нарушения границы и пр. вообще частенько устраивались как финнами в те годы.

Так или иначе, но инцидент послужим поводом для разрыва дипломатических отношений и объявлении войны. Войска Ленинградского военного округа вступили на территорию Финляндии и начали двигаться к Выборгу. Финны не растерялись и остановили продвижение советских войск на линии Маннергейма. Дальше как-то не заладилось (поначалу).

В СССР была провозглашена Финляндская Демократическая Республика, с которой и были установлены дипломатические отношения. Формально СССР лишь содействовал этому "законному правительству" и его "армии", перестав признавать правительство в Хельсинки.

Как назло ударили сильные морозы, никакой элементарной связи между подразделениями не было, красные командиры управлять вверенными им войсками не могли от слова совсем. Военные трибуналы расстреливали одного идиота с лычками за другим, но легче от этого не становилось. Целые дивизии мёрзли и голодали, не продвигаясь ни на километр[14]. Что удивительно, Мерецкова за такие развлечения не только не расстреляли, но даже не понизили в звании.

В конечном итоге, поняв, что каждый день этой войны стоит репутации на международной арене (СССР официально признали агрессором и на этом основании исключили из Лиги Наций, тогдашнего ООН), Сталин приказал Тимошенко срочно прибыть в войска и навести порядок. И внезапно оказалось, что если советскими войсками нормально командовать, они разнесут линию Маннергейма за несколько недель. Теперь уже была очередь финнов нести тяготы войны. После прорыва линии Маннергейма сдержать Красную Армию горячие финские парни априори не могли, поэтому кинулись договариваться.[15] Советский Союз также был истощён, потому в Москве забыли, что признают только правительство ФДР, а в Хельсинки сидит "банда Маннергейма-Таннера" с которой теперь и начались переговоры. В результате Финляндия капитулировала и уступила Советскому Союзу и Карельский перешеек, и Ханко, и полуостров Рыбачий, и признала Аландские острова демилитаризованной зоной, и даже обязалась построить железную дорогу от Ботнического Залива до Мурманска, чего, правда так, и не сделала. В общем, Советский Союз получил всё, что хотел, и даже немного больше.

Однако в имиджевом плане для СССР от этой войны получилось больше вреда, чем пользы. Во-первых, Гитлер решил, что Красная Армия слаба, и окончательно утвердился в намерении напасть на Союз. Во-вторых, это изрядно ухудшило отношения СССР с Союзниками, вплоть до того, что те собирались даже отправить в Финляндию экспедиционный корпус, Иностранный Легион и до кучи беглых поляков, но не успели. В-третьих, СССР подтолкнул Финляндию с союзу с Германией, тогда как до Зимней войны Хельсинки тяготел к Лондону. В-четвертых, было потеряно огромное количество людей и техники. Ложкой меда в бочке дегтя стало приобретения опыта ведения боевых действий в условиях сильных холодов, который скоро (в 1941 году) очень пригодится РККА.

Война в Азии[править]

Тем временем, в Китае творился подлинный хаос. После гибели первого президента Китая Юань Шикая, крайне несвоевременно объявившего себя новым императором, власть формально перешла к партии Гоминьдан, а де-факто, к к кучке самозваных маршалов, сбивавшихся в клики по интересам. Глава Гоминьдана Чан Кайши, сменивший на это посту Сунь Ятсена, ситуацию не контролировал от слова совсем. Маршальские клики регулярно сцеплялись между собой, слали Чана с его приказами куда подальше, и попутно дрались с китайскими коммунистами. Последние в долгу не оставались и регулярно устраивали на гоминьдановских территориях крестьянские восстания. Чан Кайши попытался их застроить турельками блокгаузами, но командование Китайской Красной армии к тому моменту уже во всю качало стратегию и тактику, и от атак "по Чапаевски" перешли к более грамотной стратегии маневренной войны. По той же причине было решено предпринять Великий Поход, оставив базу в сердце Китая дабы пройти на север, откуда сподручней общаться с СССР. По пути красноармейцы распечатывали люлей преследующим их гоминьдановцам, дохли от голода и болезней, страдали от нехватки припасов, переправлялись через горы и реки, и к концу пути их осталось крайне мало. Прибытие в Шанси, где окопался один из идейных коммунистов со своей армией, заставило красное командование выдохнуть с облегчением. Они окопались и на время затихли, ибо начался процесс перехода власти к Мао Цзэдуну, который пользуясь тем что связи с ИККИ почти не было, а все авторитетные коммунисты уехали через Синьцзянь в Москву на консультации, принялся продвигать свою политику, для начала обеспечив продовольственную безопасность путем посадки гаоляна на любую пустующую поверхность, благо он растет где угодно. Затем реорганизовал остатки красной армии и занялся обороной от изредка набегающих бандитов. И всё это время не переставая орал о том что нужно срочно что-то делать с японцами. Гоминьдановские генералы, сидящие по соседству и имеющие с ним негласный договор о перемирии, кивали, но в драку лезть не спешили.

Японцы, к тому моменту уже контролировавшие Корею, и наблюдающие за увлекательнейшим шоу под названием "гражданская война в Китае" решили не упускать такой роскошный шанс и, после уже классической провокации на железной дороге, провели полицейскую операцию по поимке виновных силами нескольких дивизий, случайно захватив попутно всю Маньчжурию и установив там марионеточный про-японский режим Маньчжоу-Го под началом Пу И (к слову, законным императором династии Цин). Начиная с 37-го года японцы планомерно захватывали китайское побережье, плодя всё новые и новые подконтрольные Японии государственные образования, вроде правительства Ван Цзинвея или поэтично названного Правительства Большого Пути Шанхая. На оккупированных территориях японцы себя вели так, что даже отъявленные эсесовцы из айнзацгрупп нервно курили в сторонке. Например, после Битвы за Нанкин, доблестные микадо перестреляли всех (!) пленных и вырезали ещё 200 000 мирных китайцев, причём два самурая особенно отличились, рубя китайцев катанами на скорость. Счёт был 107:101.

Китайцы противопоставить японцам могли только боевой дух, которого хватало не на всех, хорошее оружие, которого опять же хватало не на всех, и военное искусство, которое опять же, было не у всех. В итоге генералам надоело, что вместо войны с японцами они вынуждены отвлекаться на коммунистов, которые орут во все горло "давайте бить япошек вместе!", изловили Чан Кайши и после совещаний с Советским Союзом, было решено что отныне Гоминьдан и Китайская Красная Армия будут вваливать японцам вместе. Мао Цзэдун, кусая локти с досады, нехотя согласился. Почему? Потому что по его гениальному плану вместо этого СССР должен был объявить войну Японии и Гоминьдану, а Мао сидел бы в горах и смотрел на драку бумажных тигров. Но вместо этого СССР принял жесткий нейтралитет, а Мао пришлось драться с японцами самостоятельно. В ходе войны произошла масса подстав от КПК Гоминьдану и обратно, что ничуть не поспособствовало взаимному доверию. Однако временное перемирие между заклятыми врагами позволило надавить на остальных варлордов и сколотить хлипкий антияпонский альянс, что на войну влияние оказало слабое. Вдобавок, Гоминьдан терзали коррупция и кумовство, экономика балансировала на грани краха, часть толковых генералов, не вынеся условий командования деморализованной армией сбежали к коммунистам, часть сорвиголов, кому не понравилось у коммунистам перебежали в Гоминьдан, а у самих коммунистов наблюдались раскол (между марксистами и сторонниками маоизма, который в те годы только начинал оформляться), нехватка снабжения и людской силы. В общем, не смотря на акты героизма, китайская армия войну проигрывала. А японцы? А у японцев тоже не всё было слава богу: население Японии офигевало с закидонов японских милитаристов, которые фактически руководили страной и регулярно между собой срались (потому что на обеспечение сухопутных войск, авиации и флота ресурсов не хватало), воевать не рвалось и в целом хотело развивать коммерцию, промышленность, транспорт и т.п. Но, увы, военной машине требовались кадры, а потому всех, кто не смог закосить загребали в армию, где махровым цветом цвели дедовщина и трибуналы за малейшую провинность. Понятное дело, в сложившейся обстановке появились и протестующие - например Коммунистическая Партия Японии, считающаяся не без оснований самой отмороженной из всех компартий. Она ещё с двадцатых годов пыталась вставлять палки в колеса японской военщине, прославилась изобретением шахидмобилей (да-да, первыми тактику заезда в полицейский участок на грузовике со взрывчаткой освоили японцы), выступала против введения войск в Манчжурию, и вызвала бурную реакцию репрессивного аппарата: к 1936 году путем массовых расстрелов партия фактически оказалась обескровлена, но несломлена: немногие уцелевшие соблюдая конспирацию помогали советским разведчикам собирать разведданные. Очень многие при этом поплатились жизнью.

Какое-никакое подобие порядка было только в боевых частях, где командовали поначалу довольно вменяемые генералы, ещё имеющие понятие о чести (и в частности, например, протестующие против применения новейших достижений отряда 731), однако от них быстренько избавились, а командование попало по большей части в руки отморозков, и Нанкинская резня тому подтверждение. Квантунская армия синекурой отнюдь не была - хреново вооруженная, с устаревшей доктриной позиционной войны, погрязшая в дедовщине и практически неуправляемая - она была обречена с самого начала, но об этом потом.

1940 год[править]

Норвежская кампания[править]

После начала битвы за Атлантику внимание Германии привлекла Норвегия — довольно слабая в военном отношении страна, располагающая очень удобным для базирования флота побережьем. Контроль норвежских портов позволял сократить маршрут выхода подводных лодок и надводных кораблей в открытый океан на 200—400 миль (причём за счёт наиболее опасного участка маршрута в Северном море), а также давал возможность построить безопасный маршрут вывоза шведской руды морем через Нарвик и Тронхейм. Кроме того, сама Норвегия имела значительные запасы различных руд, а также алюминиевую промышленность. Ну а для удобства коммуникаций под раздачу попала и Дания. Немцы очень боялись повторения сценария Первой мировой войны, когда Англия и Франция оккупировали нейтральную Грецию, и операции по захвату Дании-Норвегии стали фактически экспромтом после получения агентурных сведений о подготовке англичанами этих операций.

8 апреля 1940 года немецкий флот начал операцию по высадке десантов в основные норвежские и датские порты. Но если в Дании операция по захвату страны силами двух пехотных дивизий прошла как по маслу, то в Норвегии возникли проблемы из-за совершенно отвратительной тактической и оперативной подготовки немецкого морского командования и слабости немецкого флота. Во-первых, норвежская армия, после начала советско-финской войны резко усилившая бдительность, оказала сопротивление и даже потопила в Осло-фьорде новейший немецкий крейсер «Блюхер». Во-вторых, Великобритания, «к счастью», отреагировала подозрительно оперативно, схватившись за повод вместо внезапной оккупации взять Норвегию под совершенно «законный» контроль и тем самым запереть немецкий флот в Северном море — британские подводные лодки и самолёты потопили ещё два немецких крейсера, а в Нарвике британский флот перетопил половину всех имевшихся у Германии эсминцев. После этого англичане высадили в Норвегии свой десант — 14 апреля у Нарвика, 17 — севернее и южнее Тронхейма.

Впрочем, высаженные в южной Норвегии англо-французские войска закономерно огребли от немцев под Лиллехаммером, после чего уже в начале мая были эвакуированы, но высаженный у Нарвика десант смог отбить у немцев город. Впрочем и в Нарвике англичане не задержались — в начале июня британское руководство, осознавшее глубину нависшей над родным островом задницы, распорядилось вывезти из Норвегии все силы. Оставшиеся без поддержки союзников и без верховного руководства (норвежский король тоже свалил из страны) норвежцы к середине июня прекратили сопротивление. Британские войска, впрочем, успешно заняли датские островные владения — Фарерские острова и Исландию, которые, совместно с британскими Шетлендскими островами, стали основой для будущей системы противолодочной обороны.

Французская кампания[править]

Франция строила свою стратегию из расчёта на линию Мажино — комплекс оборонительных сооружений на границе с Германией и Люксембургом. Предполагалось, что немецкие войска в случае войны, как и в 1914 году, будут вынуждены наступать через Бельгию, где их на этот раз встретит единая англо-франко-бельгийская группировка.

10 мая 1940 года немцы начали наступление на Бельгию и Нидерланды. В Нидерландах боевые действия не затянулись — уже 12 мая немецкие войска прорвались вглубь страны, а 14 мая, после бомбардировки Роттердама, голландская армия прекратила сопротивление. В Бельгии события развивались ничуть не лучше для союзников — 10-12 мая немецкие войска прорвали бельгийские укрепления на границе[16], севернее немцы форсировали Альберт-канал и двинулись к Антверпену, но ещё хуже обстояли дела на франко-бельгийской границе — уже к 13 мая наступавшая через Люксембург танковая группа «Клейст» (будущая 1-я танковая армия) прошла через слабоукреплённые Арденны и вышла к реке Маас в глубоком тылу у французов — в районе городов Динан и Седан. Немцам удалось сходу форсировать реку и наладить через нее понтонные переправы, по которым уже 14 мая на противоположный бере были переправлены основные силы корпусов Гудериана (танковые дивизии) и Гота (2 танковые дивизии), которые не без труда, но отразили запоздавшую контратаку французских танков на плацдармы[17]. После форсирования Мааса немцы предприняли второй рывок[18] и 20 мая вышли к устью реки Сомма — вся англо-франко-бельгийская группировка оказалась в огромном котле. Предпринятая британцами попытка прорвать окружение в районе Арраса провалилась, после чего началось поспешное отступление войск союзников к портам — Булони, Кале и Дюнкерку. Немцам удалось окружить Булонь и Кале, но 24 мая Гитлер отдал знаменитый «стоп-приказ», на двое суток остановивший немецкое наступление[19]. Стоп-приказ и упорное сопротивление окруженных в Булони и Кале англо-французских гарнизонов, связавшее руки Гудериану — главному нарушителю приказов в вермахте, позволили войскам союзников более-менее организованно отойти к Дюнкерку и занять там круговую оборону. С 26 мая на плацдарм начали наступление подошедшие пехотные дивизии немцев, 28 мая капитулировали бельгийские войска, 31 мая сдались окруженные в Лилле французы, а к 4 июня прекратили сопротивление и оставшиеся у Дюнкерка французские арьергарды[20]. По официальным данным с плацдарма было вывезено 338 тысяч человек (59 тысяч человек до официального начала эвакуации (в основном раненых и тыловиков), 140 тысяч англичан и 139 тысяч французов и бельгийцев в ходе операции «Динамо»), ещё некоторое количество войск французы вывезли своими силами из Дюнкерка в Шербур и Гавр, но практически всё тяжелое вооружение было брошено.

После ликвидации окружённых войск и перегруппировки немцы начали наступление уже вглубь Франции. К тому моменту Франция и Великобритания все еще располагали значительными силами, но вот боевой дух войск, и, что куда важнее, французского военного и политического руководства, был ниже некуда. 5-9 июня немецкие танковые группы (старая группа «Клейст» и свежесозданная группа «Гудериан») прорвали фронт, окружили и разгромили наиболее боеспособные части и двинулись на юг. 14 июня французы без боя сдали Париж, после чего наступление окончательно превратилось в спокойный захват территорий. К 20 июня немецкие войска вышли к побережью Бискайского залива, а 22 июня французское правительство согласилось на капитуляцию. Последней войсковой операцией стал десант 30 июня — 1 июля на британские Нормандские острова, расположенные недалеко от Шербура.

Результатом французской кампании стал разгром армии, считавшейся сильнейшей в Европе, причем разгром практически молниеносный (с 10 мая по 22 июня) и обошедшийся немцам не слишком большой кровью — потери вермахта составили по максимальным оценкам 45 тысяч убитыми и порядка ста тысяч ранеными. Германия наглядно продемонстрировала, на что способны грамотно организованные танковые войска, даже вооруженные откровенно второсортной техникой[21].

Битва за Британию[править]

10 мая, во тот же день, когда началось наступление немцев на Бельгию и Францию, в Великобритании сменился премьер-министр — место провалившегося во внешней политике Невилла Чемберлена занял Уинстон Черчилль. В тот же день Черчилль назначил себя министром обороны Великобритании, сосредоточив таким образом в своих руках как административную, так и военную власть[22]. Во главе Великобритании встал главный противник мира с Гитлером.

После разгрома Франции Великобритания осталась один на один с Третьим Рейхом, к которому 10 июня присоединилась Италия. 3 июля британские вооружённые силы провели операцию «Катапульта», целью которой была нейтрализация французского флота, способного существенно усилить флот Германии или Италии — британские корабли атаковали французские корабельные группировки в Мерс-эль-Кебире, Касабланке и Дакаре, одновременно были захвачены французские корабли, находившиеся в Англии. Единственным местом, где вопрос удалось решить мирно, стала Александрия — находившиеся там французские корабли согласились добровольно разоружиться и впоследствии присоединились к «Свободной Франции».

В Германии после капитуляции Франции началась разработка плана высадки на британские острова — операции «Морской лев». Главным противником этого плана выступил гросс-адмирал Редер, который лучше всех осознавал, что немецкий флот обеспечить высадку просто-напросто не способен. Командующий люфтваффе Геринг, в свою очередь, пообещал принудить Великобританию к капитуляции воздушными бомбардировками, причём сделать это он собирался за три дня — в первый день ударам подвергались радары, во второй и третий дни — аэродромы истребительной авиации. Всего для ударов по Великобритании было собрано около двух с половиной тысяч самолётов, половина из которых была истребителями. Великобритания располагала всего семью сотнями истребителей, но эти истребители поддерживались системой из радиолокаторов и наблюдателей, позволявших обнаруживать немцев на подходе к островам и не держать постоянный истребительный патруль в воздухе.

Первые налёты на Британские острова состоялись в июле 1940 года, а в начале августа началась та самая запланированная Герингом трёхдневная серия авианалетов, которая, впрочем, не принесла ожидаемых результатов. В течение августа продолжались авианалёты на аэродромы и объекты ПВО, но полностью подавить британскую авиацию немцам не удалось. После этого немцы сменили тактику — от дневных налётов и атак военных объектов они перешли к ночным ударам по городам, в первую очередь — по Лондону. 15 сентября состоялся массированный налёт на Лондон, 14 ноября атаке подвергся город Ковентри. Англичане ответили симметрично, начав бомбардировки германских городов, в первую очередь — Берлина и городов Рура, а также военно-морских баз. К весне 1941 года воздушное наступление на Британию окончательно заглохло — Германия начала переброску ударной авиации на восток, оставив во Франции истребители и части ПВО.

Африка, Средиземное море и Балканы[править]

10 июня 1940 года в войну вступила Италия. К этому моменту Италия располагала двумя колониями в Африке (Ливией и Восточной Африкой (Эритрея, Эфиопия, большая часть Сомали)), а также контролировала Албанию и Додеканезский архипелаг, то есть фактически держала под своим контролем центр Средиземного моря. Формально Италия располагала серьёзным флотом (4 линкора, два десятка крейсеров, большое количество эсминцев, миноносцев и подводных лодок) и крупной армией, однако эта сила практически не имела запасов топлива, да и фактическая боеспособность итальянцев оказалась не на высоте — реально боеспособными были разве что десантники, диверсанты и команды торпедных катеров.

В августе итальянские войска провели единственную успешную наступательную операцию — размещённые в Восточной Африке колониальные войска захватили британскую часть Сомали. Начавшееся в сентябре вторжение итальянских войск в Египет носило нерешительный характер и вскоре остановилось само по себе. В декабре 1940 британские войска, изначально отбежавшие аж на 80 километров от занятых итальянцами позиций, перешли в контрнаступление и к началу 1941 года выбили итальянцев из Египта, а затем взяли под контроль часть итальянской Киренаики.

28 октября Муссолини предъявил Греции ультиматум с требованием пропустить в Грецию итальянские войска. Греческий премьер Метаксас ответил весьма лаконично: «Όχί», после чего итальянцы начали наступление. Но и здесь никаких успехов итальянская армия не добилась, более того, греческая армия перешла в контрнаступление и к январю 1941 года захватила часть Албании.

Укреплял свои позиции на Балканах и Гитлер. Первым союзником Германии в этом регионе стала Венгрия, которая, как и Германия, относилась к числу обиженных Антантой. Главной целью Миклоша Хорти стало возвращение населенных преимущественно венграми пограничных земель. С начала 30-х годов Венгрия активно кооперировалась с Италией против Югославии, затем начала развивать отношения и с Германией. В 1938 году Венгрия приняла участие в дележе Чехословакии, 2 ноября 1938 года по решению первого Венского арбитража ей отошли часть территории Словакии и Закарпатье, где проживало более 800 тысяч венгров (86% населения этих территорий). Предложение Гитлера забрать всю Словакию Хорти отверг, хотя в марте 1939 все-таки отщипнул у новообразованного государства часть территории.

В 1940 году на Балканах чуть не началась совершенно отдельная война. Румыния, которая в 1920-30-е годы находилась в одной команде с Польшей и Францией, внезапно оказалась в ситуации, которую лучше всего характеризует знаменитая картинка «блондинка и пять негров»: основные партнеры к июню 1940 года внезапно закончились, зато на границах обнаружились недобрые соседи, ограбленные Румынией по итогам Первой мировой.

Первым в очередь на реституцию встал СССР — с февраля 1940 года части РККА начали постепенно стягиваться к румынским границам. 29 марта Молотов намекнул румынам, что с ними СССР никаких договоров о ненападении и даже о границах[23] не заключал, и предложил вернуть Бессарабию по-хорошему. 1 июня Германия объявила о нейтралитете в бессарабском вопросе. Но поведение правительства Румынии было настолько хамским, что СССР обиделся и решил забрать не только Бессарабию, но и Северную Буковину. После предъявления ультиматума 27 июня советские войска начали выдвижение на территорию этих регионов. К 3 июля вся территория между Днестром и Прутом-Дунаем и Черновицкая область были заняты советскими войсками. При отходе румынская армия пыталась ограбить местное население, но советские войска начали тщательно досматривать румынское воинство и отбирать не только награбленное, но и оружие, и к вящему позору через некоторые КПП их пропускали в одних подштанниках.

Вслед за СССР за своими землями пришла Венгрия, потребовавшая вернуть Трансильванию. По результатам летних переговоров 30 августа был проведен второй Венский арбитраж, согласно решению которого Венгрии отошла северная Трансильвания. 7 сентября уже без посредников Румыния передала Болгарии южную Добруджу[24].

Столь «успешная» внешняя политика привела к закономерному результату — 5 сентября 1940 года румынский король Кароль II был вынужден отречься от престола в пользу своего сына Михая и сбежал из страны в Югославию. 15 сентября было сформировано новое правительство, лидером которого стал генерал Ион Антонеску, который уже в ноябре объявил о присоединении к Оси. В январе 1941 в Румынии произошел еще один внутренний конфликт, на этот раз между Антонеску и его бывшими соратниками из «Железной гвардии», которые слишком увлеклись уничтожением своих политических противников. Антонеску победил и в этом противостоянии, став кондукэтором (вождём) Румынии.

Последней балканской страной, присоединившейся к германскому военному блоку стала Болгария. Этому предшествовали длительные дипломатически маневры, Болгария вела переговоры и с Германией, и с западными союзниками (в частности, в 1938 году были подписаны Салоникские соглашения, снимавшие с Болгарии ограничения в вооруженных силах, установленные Нейиским мирным договором 1919 года) и даже с СССР (по словам болгарского премьер-министра Филова, сторонником договора с СССР был царь Борис III). Тем не менее, 1 марта 1941 года Болгария примкнула к Берлинскому пакту и пропустила на свою территорию немецкие войска, но участвовать в войне против Югославии и СССР отказалась (только в декабре 1941 Болгария объявила войну Великобритании и США).

1941 год[править]

(link)

Русские солдаты глазами немцев

Снова Средиземное море и Африка[править]

« "Мой фюрер! Италия вступила в войну!"

"Это плохо, пошлите против них дивизию"
"Мой фюрер, они вступили в войну на нашей стороне!"
"это полный п... очень плохо, пошлите им на помошь четыре дивизии"

»
— популярный анекдот на эту тему

После двух серьёзных поражений от Великобритании и Греции Муссолини запросил срочной помощи у Германии. Гитлера эта просьба явно не обрадовала, но в феврале 1941 года в северную Африку была отправлена «пожарная команда» в лице танковой и лёгкой[25] дивизий, возглавил которую отличившийся во Франции генерал Роммель.

Роммель сходу взял быка за рога — не дожидаясь прибытия основных сил своего корпуса[26], он начал успешное контрнаступление в восточной Ливии и к за две недели вышел к границе с Египтом — к 15 апреля англичане в Ливии контролировали только порт Тобрук, для штурма которого у Роммеля банально не было сил. В июне немецко-итальянские войска отразили первую попытку англичан деблокировать Тобрук, но резервов для собственного наступления у них не было — все ушли на восточный фронт.

В восточной Африке, куда доставить подкрепления было невозможно чисто физически, итальянское сопротивление закончилось в течение 1941 года — британские, а также южноафриканские и индийские части, прибывшие в Кению и Судан, провели успешное наступление в Сомали и Эфиопии, к ноябрю полностью очистив от регулярных итальянских войск всю территорию колонии. Некоторое время итальянские колонисты и часть местного населения вели партизанскую борьбу, но к 1943 она сошла на нет. Не добился успехов и размещённый в Красном море итальянский флот — надводные корабли были либо затоплены командами, либо погибли в последнем рейде на Порт-Судан, часть подводных лодок смогла обойти Африку и вернуться в метрополию или французские порты.

После присоединения к Берлинскому пакту в ноябре-декабре 1940 года Венгрии и Румынии, а в марте 1941 — Болгарии, на территории этих государств началось постепенное сосредоточение немецких войск, направленное против Греции и Югославии, а также против СССР. 25 марта правительство Югославии приняло предложение Германии о присоединении к Берлинскому пакту, но уже 27 марта в стране произошёл переворот, после которого новое правительство начало переговоры с Грецией и Великобританией, а 5 апреля был заключён договор о дружбе между Югославией и СССР. Разумеется, Гитлера возникновение на Балканах вместо придерживавшегося дружественного нейтралитета «щита» от уже явно враждебной Греции нового противника, к тому же ищущего поддержки и у Великобритании и у СССР не обрадовало.

6 апреля 1941 года немецкие войска начали наступление с территории Болгарии и Румынии в Югославию и Грецию. К 12 апреля Югославия была разгромлена (13 числа был взят Белград, а 17 апреля югославская армия капитулировала), а к 20 апреля под немецким контролем оказалась северная часть Греции. 23 апреля греческая армия также сдалась, после чего британскому флоту пришлось эвакуировать из Греции переброшенные туда незадолго до немецкого вторжения австралийско-новозеландские войска. 27 апреля были оставлены Афины, а 29 апреля были эвакуированы войска с Пелопоннеса. Под британским контролем оставался только греческий остров Крит.

20 мая был высажен воздушный десант на Крит. На этот раз немецкая авиация справилась с задачей подавления ПВО на отдельно взятом острове и его окрестностях, 21 мая были захвачены аэродромы, а к 31 мая весь остров оказался под контролем немцев. Британскому флоту удалось предотвратить высадку на остров морского десанта, но вот организовать под ударами с воздуха эвакуацию британцы не смогли, после потери за один день трёх крейсеров и шести эсминцев британские корабли отошли в Египет.

Операция «Барбаросса»[править]

С конца 1940 года Германия, разобравшаяся с основным сухопутным противником на западе и окончательно отложившая в долгий ящик планы вторжения в британскую метрополию, начала постепенно концентрировать войска на своих восточных границах. Аналогичные, но несколько более медленные процессы шли и по другую сторону границы — СССР также усиливал свои западные военные округа. В ноябре 1940 года прошли переговоры между руководством Германии и советским наркомом иностранных дел Молотовым, которые проще всего описать фразой «поболтали и разошлись» — никаких конкретных решений по конкретным вопросам принято не было.

К весне 1941 года переброска немецких войск на восток активизировалась, однако в апреле немцам пришлось разворачивать часть своей военной машины на юг — против Югославии и Греции. В результате собрать необходимые войска к середине мая немцам не удалось. Новым сроком нападения была определена вторая половина июня. Для наступления были сосредоточены три группы армий: «Север» (командующий фельдмаршал фон Лееб), «Центр» (фельдмаршал фон Бок) и «Юг» (фельдмаршал фон Рундштедт), основной ударной силой которых были танковые группы — 1-я и 2-я[27], созданные ещё в ходе французской кампании, которыми командовали всё те же Клейст и Гудериан, а также развёрнутые специально под войну с СССР 3-я и 4-я[28], которые возглавили генералы Гот и Гёпнер. Кроме немецких войск в наступлении должны были принять участие основные силы армии Румынии, а также предоставленные Венгрией и Италией экспедиционные корпуса. Также было заранее согласовано вступление в войну против СССР Финляндии, войска которой должны были завершить развертывание к концу июня[29].

22 июня началось немецкое наступление. На первом этапе (с 22 июня по 10 июля) наиболее успешно советские войска действовали на Южном фронте, где в связи с малочисленностью немецких войск (11-я армия вермахта закончила сосредоточение к 1 июля) и отсутствием крупных танковых соединений наступление войск противника велось достаточно медленно и 8 июля в результате контрудара даже приостановилось. На Юго-Западном фронте, где немцы нанесли удар двумя мотокорпусами на Луцк-Ровно и Червоноград-Дубно, фронт в месте прорыва рухнул в первый же день, и, несмотря на последовавшие контрудары советских мехкорпусов с юга на Дубно и Броды, немецким войскам удалось к 10 июля выйти за линию старой границы к Владимир-Волынскому и Житомиру. Тем не менее, южнее и севернее места прорыва советским войскам удалось отступить от Львова и Ковеля на восток и временно закрепиться на линии старой границы.

Гораздо хуже обстояли дела на Западном фронте: танковые части группы «Центр» в первый же день прорвались вглубь советской территории и к 29 июня соединились в районе Минска, окружив основные силы Западного фронта. Западнее, между Белостоком и Минском соединились уже пехотные части группы «Центр», разрезав окружённую группировку на два котла — белостокский и минский/налибокский. Части окружённых под Белостоком войск удалось прорваться в район Минска, но из второго окружения они уже были вынуждены выходить малыми группами, к 9 июля окружённые войска прекратили организованное сопротивление. Передовые части немцев к тому времени уже вышли к Днепру в районе Могилева и Жлобина. За разгром фронта в результате ответили оказавшиеся вне кольца окружения командующий фронтом Павлов, его начштаба Климовских, командир отступившей от Бреста 4-й армии Коробков, а также ещё несколько командиров, расстрелянные 22 июля. Что характерно, вышедшие из окружения генералы Голубев и В. И. Кузнецов никаким репрессиям не подвергались.

Чуть лучше обстояли дела в Прибалтике — как и на Украине, там немецким подвижным частям в первый же день удалось прорвать фронт, выйти на оперативный простор и уже к 26 июня передовые части немецкой 4-й танковой группы вошли в Даугавпилс, разрезав Северо-Западный фронт пополам. После этого части Красной армии, до того пытавшиеся обороняться в северной Литве и Латвии, начали отступление к Риге, 30 июня последовал второй удар немецких танковых частей от Даугавпилса к Пскову, который немцы заняли 9 июля, с ходу захватив плацдармы за рекой Великой. Генерал-полковник Ф. И. Кузнецов за такое был снят с должности и поставлен командовать 21-й армией. Тем не менее, войскам фронта удалось избежать крупных окружений, удалось даже вывести часть войск и тяжелую железнодорожную артиллерию из окруженной на второй день войны Лиепаи.

Почти безукоризненно выполнив первую часть своего наступательного плана (разгром советских войск в приграничных районах), немцы внезапно обнаружили, что Красная армия всё ещё существует и даже выстраивает новую линию обороны. В результате вместо преследования разгромленного противника получилось приграничное сражение «на бис».

На этот раз наиболее успешно для немцев развивались события на Украине. Захватив 9 июля Житомир и Бердичев, немецкая танковая группировка к 15 июля вышла к Киеву и Белой Церкви, разрезав Юго-Западный фронт на две части — севернее линии наступления находилась 5-я армия, южнее — 6-я и 12-я армии, опиравшиеся на укрепления старой границы. От Белой Церкви немецкие танки повернули на юг и в конце июля со второй попытки[30] окружили оборонявшиеся южнее советские войска у Умани. К 9 августа этот котёл был ликвидирован, после чего немецкие войска начали наступление широким фронтом по южной Украине, заняв к концу августа всю правобережную Украину (за исключением окружённой румынами Одессы и Киевского укрепрайона) и захватив плацдармы на левом берегу Днепра. Одновременно в начале августа немецкая 6-я армия предприняла штурм Киева, закончившийся успешной контратакой гарнизона КиУРа и тяжелыми потерями[31]

На северном участке фронта немецкие войска от Пскова вышли к озеру Ильмень и оборонительному рубежу по реке Луга, но прорвать его сходу не смогли. Более того, в конце июля немцы получили контрудар под Сольцами, приостановивший их наступление у озера Ильмень. Более удачно немцы действовали в Эстонии, где им удалось рассечь фронт надвое и окружить часть советских войск в районе Таллина — на тот момент главной базы Балтийского флота.

На центральном участке фронта немцы также начали наступление 10 июля и к 16 числу окружили советские войска в Могилёве и севернее Смоленска. Однако на этот раз ни могилёвский, ни смоленский котлы разваливаться не спешили, оборона Могилёва продолжалась до 26 июля, с 16 по 28 июля шли бои за Смоленск, после оставления города часть войск смогла в начале августа выйти из окружения. Севернее и южнее Смоленска шли бои за города Великие Луки (захвачен немцами 19 июля, 21 июля освобождён) и Жлобин (3 июля взят, 13 июля освобождён), более-менее стабилизировать обстановку на фронте немцы смогли только к началу августа, когда от Минска подошли ранее занимавшиеся окруженцами пехотные дивизии. После окончания боев под Смоленском и Могилёвом немецкие войска развернулись на юг (2-я танковая группа Гудериана) и на север (3-я танковая группа Гота) для обеспечения флангов группы «Центр» и помощи несколько забуксовавшим группам «Север» и «Юг». Воспользовавшись этим командование Красной армии попыталось организовать контрнаступление, но успеха не достигло, самым крупным результатом стало освобождение 6 сентября Ельни.

Блокада Ленинграда[править]

8 августа коричневая чума начала наступление на Лужский оборонительный рубеж. Одновременно возобновилось наступление на Великий Новгород, а 9 августа была захвачена Старая Русса. 17 августа была захвачена Нарва, 19 августа — Великий Новгород, 20 августа немцы взяли Чудово и перерезали железную дорогу Ленинград-Москва. 8 сентября был взят Шлиссельбург, Ленинград оказался полностью окружён с юга. Одновременно с севера начали наступление на город финские войска, до того ограничивавшиеся боевыми действиями в Карелии, 30 августа ими был взят Выборг, а к началу сентября финны вышли на старую границу и уперлись в Карельский укрепрайон. На этом боевые действия севернее Ленинграда закончились до лета 1944 года. На южном участке обороны в сентябре немцы предприняли наступление непосредственно на город и вышли к Финскому заливу, отрезав часть советских войск у Ораниенбаума, но попали под огонь береговых батарей форта Красная Горка и Кронштадта и были вынуждены остановиться. К 24 сентября фронт южнее города стабилизировался. Красная армия 10-26 сентября предприняла первую попытку прорвать только что установленную блокаду, но успеха не достигла. В октябре последовал второй удар, также безрезультатный. В ноябре немцы предприняли наступление на Тихвин с целью прервать снабжение Ленинграда через этот город и Ладожское озеро и 8 ноября захватили город.

Одновременно с наступлением на Ленинград немцы с 4 августа вели наступление и на окружённый Таллин. Удержать город после прорыва немцами Лужского рубежа и выхода на подступы к Ленинграду было уже невозможно, так что 27-29 августа корабли Балтийского флота и транспорты с частями оборонявшего город стрелкового корпуса предприняли прорыв в Ленинград. В ходе прорыва на минах и от ударов авиации погибли 19 боевых кораблей и 43 транспорта и вспомогательных судна, погибло от 10 до 15 тысяч человек. Тем не менее, наиболее ценные корабли и около 30 тысяч человек удалось доставить в Ленинград. После захвата материковой Эстонии 6-8 сентября немцы начали операцию по высадке на острова Моонзундского архипелага, завершившуюся к 22 октября. Защитники островов были частично эвакуированы на военно-морскую базу Ханко и остров Осмуссаар, которые смогли продержаться до 2 декабря, после чего большая часть их гарнизона была вывезена в Ленинград. Балтийский флот летом-осенью 1941 года понёс значительные потери (линкор, лидер и 16 эсминцев[32]) и с осени 1941 сосредоточился на единственной задаче — артиллерийской поддержке оборонявших Ленинград войск.

Севернее Ленинграда, в Карелии и Заполярье боевые действия велись на нескольких участках, практически не связанных между собой: две немецкие горные дивизии наступали из Норвегии на Мурманск, южнее немецко-финские войска вели наступление на Кандалакшу, Лоухи и Кемь (на всех трех участках действовали по 1-2 дивизии немцев или финнов, только в последней попытке прорыва к Кандалакше участвовали три дивизии: горная дивизия СС «Норд», немецкая и финская пехотные). В южной Карелии финнам удалось в июле-августе выйти к Ладожскому озеру, разделив советские 23-ю (отошла к Ленинграду) и 7-ю (далее оборонялась в Карелии) армии, а в сентябре-октябре оттеснить советские войска к реке Свирь и захватить плацдармы на южном берегу реки, а также захватить Петрозаводск и выйти к Медвежьегорску, перерезав железную дорогу, связывающую Мурманск с центром СССР. В конечном итоге советским войскам удалось удержать Мурманск и северные участки Кировской железной дороги, а потерю Петрозаводского участка компенсировать оперативной постройкой пути от Беломорска до линии Архангельск-Вологда

Киевский котёл[править]

Одновременно с наступлением на Ленинград в августе-сентябре развернулось и наступление немцев на Киев. В течение августа немецкие войска захватили юго-восточную часть Белоруссии, отбросили за Днепр находившуюся в районе слияния Днепра и Припяти 5-ю армию, а силы 2-й танковой группы немцев вышли в район Чернигова, оказавшись в глубоком тылу у оборонявших Киев войск. Одновременно действовавшие на юге Украины немецкие пехотные дивизии дошли до Днепра, высвободив для активных действий прорвавшиеся к Днепру ранее танковые части. 9-10 сентября немецкие танки начали наступление из района Конотопа на юг и от Кременчуга на север и 15 сентября соединились, окружив практически все силы Юго-Западного фронта — около 600 тысяч человек, в том числе и командование фронта. С 15 по 25 сентября окружённые войска предпринимали попытки прорыва, но к 26 сентября организованное сопротивление прекратилось. Выйти из окружения удалось немногим, погиб при прорыве и командующий фронтом генерал Кирпонос. 29 сентября последовал новый удар от Днепропетровска на юг, вылившийся в новое окружение, на этот раз сил Южного фронта между Мелитополем и Мариуполем, после которого немецкие и примкнувшие к ним итальянские воска стремительным броском заняли Донбасс, выйдя на подступы к Ростову и Ворошиловграду (Луганску), севернее немецкие воска от Полтавы двинулись к Харькову и 24-25 октября заняли город. В нижнем течении Днепра немцам к середине сентября удалось захватить крупный плацдарм и выйти к Перекопу и Чонгару, но прорвать оборону советских войск немцам удалось только после месяца боёв: 25 сентября был взят Перекоп, 20 октября — Ишунь, 30-31 октября немецкие войска заняли степную часть Крыма, а к 16 ноября зачистили Керченский полуостров и южное побережье Крыма, но взять Севастополь с ходу не смогли[33]. Черноморский флот, который, в отличие от Балтийского, не понес больших потерь (один крейсер, один лидер и два эсминца в безвозврате), также переключился на поддержку обороны Севастополя. 17-31 декабря немцы предприняли попытку штурма Севастополя и достигли серьёзных успехов, взяв Бельбек и выйдя на ближние подступы к Северной стороне, но после высадки советских войск в Керчи и Феодосии были отброшены назад к Бельбеку.

Операция «Тайфун» (германское наступление на Москву)[править]

В сентябре немецкие войска начали сосредоточение войск на московском направлении. Для наступления на Москву была собрана большая часть имевшихся у Германии танковых и моторизованных дивизий, объединённых в три танковые группы (Гота, Гудериана и Гёпнера), незадействованными в наступлении оказались только группа Клейста (из которой, тем не менее, изъяли один из корпусов), действовавшая на Украине и оставшийся для наступления на Тихвин отдельный мотокорпус[34].

30 сентября — 1 октября немцы начали наступление и вновь добились крупного успеха — к 7 октября основные силы защищавших Москву Западного и Брянского фронтов оказались в окружении в районах Вязьмы и Брянска. К 9 октября немцы вышли к Можайской линии обороны, где их встретили спешно выдвинутые резервы и занимавшиеся подготовкой оборонительного рубежа дивизии народного ополчения. К тому же окружённые войска снова продолжили сопротивление, части войск из Брянского котла даже удалось прорваться к своим. Под Москву были перенаправлены последние подготовленные резервы из внутренних военных округов, часть сил с Дальнего Востока и резервы с других фронтов. К концу октября прибывшим войскам удалось восстановить фронт.

11-15 ноября немцы перешли в последнее в 1941 году наступление, стремясь если не окружить или захватить Москву, то хотя бы выйти на окраины города. К 5 декабря немцам удалось севернее Москвы выйти к каналу Москва-Волга и Красной Поляне, а южнее — обойти Тулу и подойти к Кашире. На этом немцы решили перейти к обороне, дабы чуть позже, собравшись с силами продолжить наступление. Но…

Советское контрнаступление[править]

5 декабря части оборонявших Москву фронтов перешли в контрнаступление. К 16 декабря немецкие войска оказались отброшены на те позиции, которые они занимали в начале ноября перед последним броском к Москве, а к новому году Красная армия взяла Калугу и вышла на подступы к Ржеву. Чуть ранее началось контрнаступление и на других участках — 10 ноября началось наступление на Тихвин (к новому году немцы были отброшены к тем позициям, которые они занимали в октябре), а 17 ноября — севернее Ростова (сам Ростов был занят немцами 21 ноября, но уже 29 им пришлось отступать из города). 26 декабря был высажен десант на Керченском полуострове, 29 декабря — в Феодосии, а ко 2 января весь Керченский полуостров был очищен от немцев. По результатам контрнаступления состоялись серьёзные кадровые перестановки в немецком верховном командовании — 19 декабря Гитлер назначил себя верховным главнокомандующим Вермахта и сразу же сместил с постов всех трёх командующих группами армий, а также командиров 2-й и 4-й танковых армий.

8 января Красная армия перешла в общее наступление по всей линии фронта.

Тихоокеанская премьера[править]

В 1940 году, воспользовавшись поражением Франции и ослаблением Великобритании, Япония начала активную экспансию на юг, в Индокитай и Индонезию, где находились столь необходимые японской промышленности природные ресурсы. Эта экспансия вызвала резкое неприятие со стороны США — во-первых, в зоне японских интересов оказывались американские Филиппинские острова, а во-вторых, США в случае успеха Японии автоматически теряли японский рынок и возможность контролировать островную империю через поставки ей нефти и прочего сырья. В 1941 году США решили продемонстрировать Японии свои возможности, перекрыв поставки в страну американской нефти и металлолома. Япония, к тому моменту уже почти закончившая предвоенную программу усиления флота, расценила этот шаг и последовавший за ним ультиматум госсекретаря Халла[35] как приглашение к войне.

7 декабря 1941 года японское ударное авианосное соединение атаковало американскую военно-морскую базу Пёрл-Харбор. За несколько часов в гавани были потоплены пять линкоров и несколько других кораблей[36], а на аэродромах уничтожено почти две сотни самолётов. Одновременно удар был нанесён и по американским войскам на Филиппинах, британским и голландским колониям, 10 декабря японская авиация уничтожила основные силы британского флота на Тихом океане — линкоры «Принц Уэльский» и «Рипалс». Вслед за ударами с воздуха последовали десанты — 8 декабря японцы высадились в Малайе, 10 декабря — на Гуаме, 12 декабря — на острове Лусон Филиппинского архипелага. К январю 1942 года ими был захвачен почти весь Филиппинский архипелаг (американские и филиппинские войска отступили на полуостров Батаан) и большая часть Малайи (британцы отступили в Сингапур), причём практически без потерь (единственной точкой, в которой японские десантники встретили серьёзное сопротивление, стал атолл Уэйк, взять который удалось только при поддержке самолётов с авианосцев).

Ближний Восток и снова Африка[править]

К весне 1941 года обе стороны в Африке находились в весьма неустойчивом состоянии. Роммель, выбивший англичан из Ливии получил к маю две обещанных ему дивизии, дубовые листья, звание генерала танковых войск[37] и напутствие «Резервов нет, вы держитесь там, хорошего настроения». Плюс ко всему, на пути снабжения из материковой Италии в Триполи находилась Мальта — британский непотопляемый авианосец, рядом с которым периодически крутилась пара-тройка авианосцев настоящих.

С другой стороны линии фронта проблем было не меньше. 60-тысячная группировка, отправленная в апреле спасать Грецию, оказалась разгромлена. Критская группировка так и вовсе сгинула почти в полном составе. В Ираке началось прогерманское восстание, на Германию поглядывали Турция, Иран и Египет, в Сирии находилась группировка лояльных правительству Виши французских войск, симпатий к англичанам не испытывавших.

В мае 1941 года Великобритания начала решать накопившиеся проблемы. 2 мая британские ВВС начали бомбардировки Ирака, после чего в страну были введены войска, находившиеся в Кувейте и Трансиордании. Немцы попытались вмешаться в ситуацию, организовав переброску через Крит и Сирию в Ирак авиации и военных советников, а также договорившись с правительством Виши о поставке Ираку французского оружия, но успеха не достигли. 11 мая англичане взяли Басру, 19 мая — Фаллуджу, 29 мая — Багдад. 31 мая иракские войска капитулировали.

Вслед за Ираком последовала Сирия. С середины мая начались авианалёты на использовавшиеся немцами для промежуточных посадок сирийские аэродромы, 8 июня началось наступление британских войск из Палестины на Дамаск и Бейрут. Французские войска, вопреки ожиданиям британцев и лидеров «Свободной Франции» оказали ожесточённое сопротивление, взять Дамаск удалось только 21 июня, а Бейрут — 9 июля. Важную роль в победе союзников сыграло заявление де Голля о готовности предоставить Сирии и Ливану независимость, которое привлекло на их сторону местные элиты (де Голль потом, правда, попытался отыграть назад, но в итоге независимость пришлось предоставлять).

Последней целью союзников (действовавших уже совместно с СССР) стал Иран. 25 августа британские войска из Ирака и советские из Закавказья начали вторжение в эту страну. Оказать серьёзного сопротивления иранская армия не смогла, помощь от Германии получить было нереально, так что уже к началу сентября иранский шах Реза Пехлеви согласился на переговоры. К 17 сентября стороны договорились об условиях — войска СССР занимали северную часть Ирана, британские войска — границу с Ираком и побережье Персидского залива (основные нефтеносные районы), а также брали под контроль транспортные маршруты от Персидского залива в СССР, позднее в британской зоне ответственности разместился и американский континент. Войска союзников должны были покинуть страну не позднее чем через полгода после окончания войны (американцы покинули Иран до конца 1945 года, британские войска были выведены в марте 1946, советские — в мае того же года).

В Африке в июне 1941 года британское командование предприняло операцию «Боевой топор» — наступление на немецкие позиции у эс-Саллума с целью прорваться к осаждённому Тобруку. Результат наступления оказался нулевым, немецкие и итальянские войска отразили все атаки, а затем Роммель нанёс контрудар, отбросивший англичан на исходные позиции. После этого до осени на фронте наступило затишье, только в ноябре 1941 года англичане начали второе наступление — операцию «Крестоносец». На этот раз англичанам после месяца усилий удалось деблокировать Тобрук, а к январю 1942 года оттеснить немцев примерно туда, откуда Роммель начал наступление в феврале 1941.

Антигитлеровская коалиция[править]

К началу 1941 года с Германией формально воевала значительная коалиция из полутора десятков стран, но фактически единственной силой этой коалиции была Великобритания и её доминионы — Канада, Ньюфаундленд, Австралия, Новая Зеландия, Индия и Южно-Африканский союз. Остальные члены коалиции были либо британскими сателлитами, либо представляли собой эмигрантские правительства, имеющие в своём подчинении очень незначительные воинские контингенты.

Новая крупная коалиция начала складываться во второй половине 1941 года, после начала войны между Германией и СССР. Уже 22-23 июня правительства Великобритании и США объявили о поддержке СССР в борьбе, а в июле было подписано англо-советское соглашение о совместных действиях. 14 августа Рузвельт и Черчилль подписали в Ньюфаундленде Атлантическую хартию — первый программный документ Антигитлеровской коалиции. 24 сентября подписи под этим документом поставили также представитель СССР и правительства европейских государств в изгнании.

29 сентября состоялась первая трёхсторонняя конференция Союзников — в Москве со Сталиным встретились представитель США Гарриман и представитель Великобритании Бивербрук. На этой встрече было достигнуто соглашение о поставках в СССР вооружения, боеприпасов и оборудования, пока ещё за деньги и встречные поставки сырья. В ноябре того же года было достигнуто соглашение и о поставках в СССР товаров по программе ленд-лиза[38].

Следующая встреча состоялась в декабре-январе в Вашингтоне, на этой встрече 1 января 1942 года была подписана декларация Объединённых Наций. Именно в этом документе впервые был употреблен термин «Объединённые Нации», выделилась четвёрка основных государств ОН: СССР, США, Великобритания и Китай и был закреплён единственно приемлемый итог войны — безоговорочная капитуляция противника. Главным противником была объявлена Германия, решающее наступление на Японию было решено проводить после окончания войны в Европе.

В 1942 году состоялось ещё несколько встреч на высшем уровне (в том числе и личная встреча Сталина и Черчилля в Москве), посвящённых в основном вопросам открытия второго фронта в Европе, а также вопросам военной помощи и маршрутов её доставки. Была также достигнута договорённость о проведении встречи Сталина, Черчилля и Рузвельта (изначально предполагалась встреча в Касабланке (состоялась в январе 1943 без Сталина), Каире или Багдаде, в конечном итоге местом встречи «Большой Тройки» стал Тегеран).

В 1943 году встречи продолжились: вслед за встречей в Касабланке (в которой кроме Черчилля и Рузвельта участвовали также Шарль де Голль и Анри Жиро), посвященной выработке дальнейшей стратегии войны на Средиземном море, последовала встреча Рузвельта и Черчилля в мае в Вашингтоне (также посвященная вопросам войны в Средиземноморье) и конференция «Квадрант» в Квебеке в августе, на которой в том числе было заключено секретное англо-американское соглашение о совместной работе над ядерным оружием. В октябре прошла встреча глав МИД Молотова, Халла и Идена в Москве, на которой обсуждалась судьба послевоенной Европы, было принято решение об отмене аншлюса Австрии и решение о проведении трибунала над нацистскими преступниками. В конце ноября состоялась встреча Рузвельта и Черчилля с Чан Кай-Ши в Каире, на которой обсуждалась помощь Китаю в борье с Японией, а сразу после нее — встреча Сталина, Черчилля и Рузвельта в Тегеране (28 ноября — 1 декабря), на которой были приняты принципиальные решения об открытии второго фронта во Франции в мае 1944, о вступлении СССР в войну против Японии после окончания войны в Европе, обсуждались вопросы послевоенных границ (в частности, установление границ Польши по линии Одер-Нейсе, и линии Керзона, разделе между СССР и Польшей Восточной Пруссии), структура будущей ООН. Последней встречей 1943 года стала вторая Каирская конференция, на которой Черчилль и Рузвельт предлагали вступить в войну турецкому президенту Исмету Иненю, но эта идея не была реализована (Турция вступила в войну в стратегически важный момент — 23 февраля 1945 года)

1942 год[править]

Зимне-весеннее наступление РККА[править]

8 января Красная армия перешла в общее наступление на трёх главных направлениях — под Москвой (Ржевско-Вяземская операция), под Ленинградом (Любаньская операция) и под Харьковом (Изюм-Барвенковская операция). В течение января советские войска довольно успешно вели наступление, особенно успешными выглядели действия Калининского фронта, прорвавшегося в глубокий тыл к немцам и дошедшего аж до Витебска. Но…

Ещё в декабре 1941 года, после начала контрнаступления под Москвой, Гитлер взял на себя верховное командование Вермахтом, после чего отдал приказ о необходимости упорной обороны на занятых рубежах. В результате наступающие советские войска просто-напросто упёрлись лбом в немецкие узлы обороны, такие как Великие Луки, Холм, Белый, Ржев, Сухиничи и прочие[39]. В феврале-марте немцы всё же отступили на подготовленную линию обороны Ржев-Гжатск-Юхнов, высвобождённые силы командование группы «Центр» использовало для создания более-менее сплошной линии фронта западнее Ржева. Попытки РККА прорвать эту линию обороны как традиционным способом, так и путём высадки в тыл немцам десанта провалились — немецким войскам удалось удержать под контролем главную транспортную линию Смоленск-Вязьма-Ржев, становой хребет Ржевского выступа. Прорвавшиеся в тыл к немцам войска 33-й армии, кавалеристы и десантники были вынуждены перейти к партизанским действиям. Главным успехом Красной армии в феврале-марте стало окружение крупной немецкой группировки под Демянском, но быстро ликвидировать первый крупный «котёл» отечественного исполнения не удалось, а в апреле немцам удалось прорвать окружение и удержать Демянск.

Не слишком удачно закончились и две другие операции — прорвавшаяся в тыл немцам на Волховском фронте 2-я ударная армия сама оказалась в полуокружении, снабжение её осуществлялось через узкую горловину — Мясной Бор, которую, к тому же, несколько раз немцам удавалось перекрыть. В аналогичном состоянии оказались и армии Юго-Западного фронта, занимавшие Барвенковский выступ, только горловина там была пошире. Хуже всего дела шли в Крыму, где немцам удалось уже в январе отбить Феодосию, после чего снабжение фронта шло только через Керчь и малые порты, типа Еникале и Камыш-Буруна, либо по льду через замерзший Керченский пролив. Попытки высадки десантов в Судаке и Евпатории окончились провалом.

В мае получившие подкрепления из Европы немецкие войска начали постепенное устранение наиболее опасных вклинений Красной армии. 8 мая началось наступление немцев на Керченский полуостров, к 10 мая фронт был разгромлен, а к 20 мая весь полуостров, за исключением Аджимушкайских каменоломен, оказался вновь в руках у немцев, эвакуировать удалось только около половины из трехсоттысячной керченской группировки. Вслед за Крымом последовал разгром Барвенковского выступа, с которого в начале мая началось наступление советских войск на Харьков — 16-23 мая наступающие советские войска были окружены, а к началу июня — разгромлены, потери составили более 250 тысяч человек. 22-30 мая была окончательно окружена и 2-я ударная армия, разгром которой завершился к 28 июня (потери достигли 55 тысяч человек, в том числе более 30 тысяч пленными, вышли из котла или были вывезены 13 тысяч бойцов). Последним крупным ликвидированным немцами «котлом» стал Севастополь — 7 июня высвободившиеся после разгрома Крымского фронта немецко-румынские войска начали наступление на северном участке севастопольского оборонительного района, к 28 июня им удалось выйти непосредственно к городу, а ко 2 июля — захватить Севастополь и оттеснить советские войска на мыс Херсонес. Организовать эвакуацию севастопольского гарнизона морем не удалось, хотя попытки предпринимались — вывезти (в первой половине июня — эсминцами и самолетами, а с 20-х чисел — катерами или на подводных лодках) удалось только около 20 тысяч человек, в основном раненых, в конце июня по приказу Ставки был эвакуирован командный состав[40]. В плен попало около 70 тысяч защитников города.

Новое немецкое наступление[править]

Ликвидировав наиболее опасные советские вклинения, Вермахт в конце июня перешёл в масштабное наступление на южном участке фронта. 28 июня немецкие войска перешли в наступление севернее Харькова и к 6 июля вышли к Воронежу. От Воронежа немецкие войска двинулись на юго-восток вдоль реки Дон и к 24 июля вышли к излучину Дона (6 армия) и к Ростову-на-Дону (1-я и 4-я танковые и 17-я армии), окружив основные силы Южного фронта в районе Миллерово. После этого немецкие войска начали наступление по двум направлениям: на Кавказ и на Сталинград.

Наступление на Кавказ развивалось очень быстро — через Дон немцы переправились 24 июля, а уже к середине августа немецкие части подошли к предгорьям Кавказского хребта[41]. В начале сентября немецкие войска форсировали Терек у Моздока и в течение месяца пытались прорваться к Орджоникидзе (Владикавказу). Одновременно велось наступление на Таманский полуостров и Новороссийск, Новороссийск в итоге немцы взяли, а вот использовать его как порт не могли — восточный берег Цемесской бухты остался под контролем СССР. Горнострелковые дивизии вермахта в то же время предприняли попытку пройти через главный Кавказский хребет и выйти к Сухуми, но дальше перевалов продвинуться не смогли.

В октябре-ноябре немцы несколько сместили направление ударов, попытавшись прорваться через Кавказский хребет к Туапсе (с 25 сентября до начала декабря) и через Нальчик к Орджоникидзе (25 октября — 12 ноября), но снова потерпели неудачу.

Шестая армия в июле — первой половине августа вела боевые действия в излучине Дона, пытаясь разгромить противостоящую ей 62-ю армию и прорваться к Сталинграду. По южному берегу Дона вдоль железной дороги на тот же Сталинград наступала 4-я танковая армия. К 23 августа немецким войскам удалось выйти к Волге севернее города, в тот же день на Сталинград был совершён массированный авианалёт, серьёзно разрушивший город. К началу сентября немецкие войска подошли вплотную к городской застройке. В то же время концентрация усилий на сталинградском направлении заставила немцев постепенно передавать участки фронта вдоль Дона союзникам — ещё в июле южнее Воронежа фронт взяла венгерская армия, далее вдоль Дона были развёрнуты итальянская и румынская армии. Все эти силы, за исключением разве что венгров, отличались сомнительной боеспособностью, но выбора у немцев не было.

13 сентября немцы начали первый штурм Сталинграда и к концу месяца смогли занять южную часть города и почти прорвались к переправам в центральной части, но были отброшены. В первой половине октября последовал второй удар, в результате которого немцам удалось выйти к расположенным в северной части города заводам, затем в течение месяца шли упорные бои в городской застройке, особенно тяжёлые в районе вокзала, завода «Баррикады» и Мамаева кургана. Не менее упорные бои шли в междуречье Дона и Волги, где части Сталинградского фронта пытались прорваться к городу с севера. К середине ноября части оборонявшей город 62-й армии оказались прижаты к Волге на нескольких плацдармах. Немецкие войска, однако, также были истощены упорными городскими боями и взяли тайм-аут на подтягивание резервов и техники.

Боевые действия на других участках фронта[править]

Несмотря на начавшиеся в конце июня активные боевые действия на южном участке фронта ни РККА ни Вермахт не собирались прекращать боевые действия в центре и на севере. В планах РККА был прорыв блокады Ленинграда и окружение находящихся в Демянском полукотле и Ржевско-Вяземском выступе немецких войск, немцы желали добить-таки окружённые в Ленинграде войска и срезать Сухиничский выступ (а в идеале — окружить ударами от Ржева и Демянска весь Калининский фронт).

Первыми, как водится, начали немцы — в июне ими был зачищен находившийся южнее Вязьмы партизанский район (те самые десантники, кавалеристы и пехота, оставшиеся в окружении после провала весеннего наступления на Вязьму), а 2-23 июля немцы окружили в районе Холм-Жирковского часть сил Калининского фронта.

Следующий ход сделала советская сторона: 30 июля в наступление непосредственно на Ржев перешли части Калининского фронта, а 4 августа войска Западного фронта нанесли удар в обход Ржева на станцию Сычёвка. Наступление на Ржев с самого начала шло в лучших традициях Первой мировой, с продвижением по 1-2 километра в день и большими потерями, действия Западного фронта вначале были более удачными, но и там после прорыва первой линии обороны войска втянулись в позиционные бои у немецких узлов обороны. В результате Красной армии удалось форсировать Вазузу и занять немецкие узлы обороны в Зубцове и Карманово, но прорваться к Гжатску и Сычёвке советским войскам не удалось. В сентябре был нанесен новый удар непосредственно на Ржев, в конце сентября войска Западного фронта вошли в город, но удержаться в нем не смогли.

Следующее наступление на Ржев началось 25 ноября. Новая попытка предусматривала повторение удара Западного фронта на Сычёвку с занятых в августе позиций у реки Вазуза и встречный удар Калининского фронта у городов Белый и Оленино. Советским войскам удалось выйти вплотную к железной дороге между Ржевом и Сычёвкой и прорвать фронт южнее Белого и между Белым и Оленино, но к середине декабря эти прорывы немцы смогли парировать, а прорвавшиеся у Белого войска так и вовсе окружить. В результате к 20 декабря неудачей закончилась и третья попытка взятия Ржева. Более успешно развивалось проходившее параллельно наступление Калининского фронта на Великие Луки — 28 ноября город был окружён, попытки немцев прорвать окружение успехом не увенчались и 17 января 1943 года окружённые немецкие войска сдались.

Под Ленинградом с июля шла подготовка к очередной попытке прорыва блокады — на этот раз воссозданная 2-я ударная и 8-я армии должны были нанести удар между Мгой и Синявино, двигаясь по кратчайшему пути к вновь захваченному Ленинградским фронтом плацдарму у Московской Дубровки. Параллельно с подготовкой советского наступления шла и подготовка немцев к наступлению на Ленинград — в район города перебрасывались части 11-й армии, высвободившиеся после взятия Севастополя и дополнительные силы артиллерии.

27 августа советские войска перешли в наступление и к середине сентября, несмотря на упорную оборону немцев, вышли к Синявино и Мге. Одновременно силы Ленинградского фронта начали операцию по расширению плацдармов на южном берегу Невы. Но 21 сентября немцы контратаковали и в очередной раз окружили наступающую советскую группировку. Снова начались упорные бои за прорыв к окружённым частям, в конце сентября часть окружённых войск смогла прорваться из окружения. В результате советские войска так и не смогли деблокировать город, но и немецкое наступление на Ленинград не состоялось. Следующую попытку прорыва блокады отложили до ледостава.

Контрнаступление советских войск под Сталинградом[править]

К середине ноября 1942 года, части штурмовавшей Сталинград немецкой 6-я армии были либо втянуты в позиционные бои в городе, либо были задействованы в противостоянии с советскими войсками между Волгой и Доном. Южный фланг армии прикрывала 4-я румынская армия, южнее неё и до Элисты войска вообще отсутствовали, северный фланг, где находились позиции 3-й румынской армии, теоретически опирался на реку Дон, но фактически на правом берегу Дона имелось несколько плацдармов, которые Красная армия удерживала ещё с конца лета 1942 года. 4-я немецкая танковая армия была опасно растянута почти от южных окраин Сталинграда и почти до самой Элисты.

Немцы вовсе не рассматривали такое положение как опасное — они считали, что в кампаниях 1941—1942 года СССР понёс невосполнимые потери и не имеет резервов для проведения крупных операций, также за Волгой отсутствовали крупные железнодорожные узлы (как они думали), и воздушная разведка проглядела сосредоточение советских войск.

19 ноября началось советские войска двинулись в наступление — с севера, с тех самых плацдармов нанесла удар свежесформированная 5-я танковая армия, с юга ей навстречу двинулась 51-я армия. В первый же день советские войска окружили один румынский корпус (сдался 23 ноября) и прорвали фронт. Попытки контратак завершились неудачно и 23 ноября советские войска соединились у города Калач-на Дону. Основные силы немецкой группы армий «Б» попали в окружение.

Командующий окружёнными войсками генерал-оберст Паулюс запросил разрешения на отход от Сталинграда и прорыв из кольца. Гитлер запретил, после чего приказал готовить операцию по прорыву окружения извне, благо резерв для этого был — под Сталинград не успела прибыть немецкая танковая дивизия, занявшая в итоге станцию Котельниково. Советские войска между тем укрепляли внешний фронт окружения и готовили операцию по добиванию окружённых войск.

12 декабря собранная немцами под Котельниково группировка начала наступление на Сталинград. К 23 декабря немцам удалось пройти примерно половину пути до окружённой группировки, но дальнейшее их продвижение ставило под угрозу окружения уже саму деблокирующую группу — 16 декабря Красная армия начала Среднедонскую наступательную операцию, результатом которой стал разгром оборонявшихся севернее итальянских и уцелевших румынских войск и выход советских войск к Морозовску и станице Тацинской в глубоком тылу немцев. В результате операцию по спасению окружённой группировки пришлось свернуть и начать отвод войск к Ростову.

В окружённых войсках тем временем нарастали проблемы — организовать снабжение войск «воздушным мостом», как это делали под Демянском, не получилось — на этот раз советское командование собрало для противодействия немцам большое количество самолётов и частей ПВО, да и грузов для снабжения втрое большей, чем под Демянском, группировки тоже требовалось больше. Последним гвоздём в крышку гроба идеи о снабжении по воздуху стал погром, устроенный советскими танкистами на аэродроме в станице Тацинской — самом близком к окружённым немецком аэродроме. 10 января 1943 года советские войска начали постепенное наступление на окружённую немецкую группировку, к 16 января площадь котла сократилась вдвое, причём на оставшейся у немцев территории оставался всего один аэродром — Гумрак. К концу января немцев окончательно оттеснили к городу, 26 января наступающие советские войска соединились с 62-й армией в районе Мамаева кургана, разрезав немецкую группировку на две части. 30 января Паулюс получил повышение до генерал-фельдмаршала с намёком «фельдмаршалы в плен не сдаются», но рекомендации не внял, и 31 января южная группировка немцев во главе с Паулюсом сдалась. 2 февраля, после мощного артобстрела капитулировала и северная группировка. Результатом первой[42] успешной операции на окружение стали 92 тысячи пленных и довольно значительные трофеи.

Помимо 6-й немецкой армии была фактически уничтожена и 4-я танковая, как частично попав в котёл под Сталинградом, как в ходе контрнаступления советских войск, так и в ходе отступления её пришлось бросить большую часть своей техники.

И снова Африка и Средиземноморье[править]

К 20 января 1942 года отброшенные к Эль-Агейле немецко-итальянские войска перегруппировались, получили пополнение и 21 января армия Роммеля вновь начала наступление, недолгое (бои закончились к 8 февраля) но результативное — удалось вернуть половину потерянной в ноябре-декабре 1941 года Киренаики, в том числе важный порт Бенгази. Немецкое наступление было остановлено на подступах к Тобруку.

Следующий удар Роммель нанёс 27 мая, к 11 июня линия обороны англичан была прорвана, 20 июня молниеносным броском был взят Тобрук (ещё один важный порт, потерянный итальянцами еще осенью-зимой 1940), после чего начал быстрое продвижение вглубь Египта. К 1 июля британские войска закрепились под Эль-Аламейном — на единственной на всю северную Африку позиции, у которой был прикрыт южный фланг. Дважды, с 1 по 27 июля и с 31 августа по 5 сентября Роммель пытался прорвать британскую оборону, но успеха не достиг. Не помогло даже получение вожделенного подкрепления — механизированной дивизии.

23 октября принявший командование войсками в Африке фельдмаршал Монтгомери начал контрнаступление, ко 2 ноября англичанам удалось прорвать немецкую оборону, после чего Роммель начал отступление к границам Ливии. И в этот момент в войну вмешалась новая сила — 8 ноября 1942 года во французских колониях Марокко и Алжир началась высадка англо-американских войск. Контролировавшие эти территории войска Виши, два года занимавшиеся в основном моральным разложением, серьёзного сопротивления оказать не смогли, часть войск и некоторые корабли сразу объявили о переходе на сторону «Свободной Франции». После появления в глубоком тылу американских войск Роммелю оставалось только отступать — к концу ноября его войска вновь оставили Киренаику, к концу января была оставлена вся Ливия, немецко-итальянские войска закрепились в Тунисе. Следствием успешной высадки союзников во французских колониях стала оккупация южной Франции немецкими и итальянскими войсками — 11 ноября немцы начали ввод войск, однако планировавшийся захват находящихся в Тулоне французских кораблей не удался — 27 ноября большая часть этих кораблей была затоплена собственными командами. Некоторые корабли в 1943-44 годах немцы и итальянцы подняли, но в строй их ввести не смогли.

На Средиземном море в течение всего 1942 года шла упорная борьба за линии снабжения — итальянский флот совместно с немецкой авиацией пытался уничтожать идущие на Мальту британские конвои и обеспечивать беспрепятственные перевозки из Италии в ливийские порты, британский флот — занимался ровно тем же — уничтожал идущие в Ливию итальянские транспорты и обеспечивал перевозки на Мальту. Особенно ожесточёнными были бои летом 1942 года, когда итальянцам в июне удалось разгромить шедший на Мальту конвой «Гарпун», а в июле англичане с трудом, но смогли провести на Мальту конвой «Пьедестал», обеспечивший остров всем необходимым на несколько месяцев.

Воздушная война над Рейхом[править]

С 1940 года, после начала авианалётов на Британию, бомбардировочное командование британских ВВС начало ответные налёты на германские города. Но если налёты 1940-начала 41 годов были не слишком мощными (Великобритании, как и Германии, попросту не хватало тяжёлых бомбардировщиков и первые удары наносили двухмоторные бомбардировщики «Веллингтон»), то со второй половины 1941 года началось увеличение силы ударов, как количественное (к концу 1941 года вылет двух-трёх сотен бомбардировщиков перестал быть уникальной операцией, какой был «удар возмездия» по Мангейму в конце 1940), так и качественное — в британские бомбардировочные части стали поступать бомбардировщики «Стирлинг», «Галифакс», «Ланкастер» и «Фортресс-I» (американские B-17), обладающие значительным радиусом действия и бомбовой нагрузкой в 6-10 тонн. 30/31 мая 1942 года состоялся первый рейд тысячи бомбардировщиков — 1047 самолётов разбомбили Кёльн. После этого подобные ночные налёты на немецкие города стали повторяться регулярно. Кроме того, практически сразу после начала войны Рейха против СССР в небо над Берлином наведался десяток советских бомбовозов дальней авиации, которых там вообще никто не ждал, и потому началась паника. Нацисты предположили что это британцы, на что британцы округлили глаза и сказали "не, это тоже не наши". Впрочем, второй раз тот же трюк не сработал, и через некоторое время дальняя авиация перестала тратить топливо и бомбы ради сомнительного удовольствия поквитаться с нацистами за поражения сухопутных войск. Да и движки надо было подшаманить - не смотря на превосходство над всеми тяжелыми бомбардировщиками и Оси и Союзников по части разнообразных характеристик, у советских были и минусы - у них вечно что-то глохло и отваливалось, из-за чего часть самолётов либо не долетала до места назначения, либо совершала аварийную посадку. Да и расположение оборонительного вооружения было не самым оптимальным. Далеко не самым.

После вступления в войну США в Великобритании началось развёртывание американской 8-й воздушной армии, также состоявшей в основном из бомбардировщиков В-17 различных модификаций, а позднее — и В-24. Американские лётчики, в отличие от своих британских коллег, основной тактикой избрали дневные налёты — американцы рассчитывали на установленные на «Боингах» новейшие бомбовые прицелы Нордена и батареи крупнокалиберных пулемётов. Стоит отметить и различную стратегию действий англичан и американцев: американские ВВС старались подбирать для ударов стратегически важные цели — заводы шарикоподшипников, авиазаводы или предприятия по производству синтетического горючего, в то время как англичане без затей бомбили города, не делая различий между промзонами и жилыми кварталами.

Для противодействия британским авианалётам Германия начала развёртывание «линии Каммхубера» — цепи аэродромов, позиций ПВО, шумопеленгаторов и радиолокационных станций вдоль всего побережья Северного моря, а позднее — также по побережью Норвегии, Нидерландов, Бельгии и Франции. Также позиции ПВО создавались вокруг крупных городов, а с 1940 года началась постройка башен ПВО для защиты центра крупных городов. Поскольку до конца 1942 года бомбардировки осуществлялись в основном по ночам, основу истребительных сил ПВО Рейха составляли ночные истребители, преимущественно создаваемые на основе бомбардировщиков — на крупных самолётах имелось достаточно места для установки большого количества пушек, приборов ночного видения и/или радиолокаторов, а вот высоких манёвренных характеристик, необходимых для ведения воздушного боя днём для перехвата бомбардировщиков не требовалось. С начала дневных налётов американской авиации появились в частях ПВО и обычные дневные истребители.

В 1943-44 англо-американские бомбардировщики начали операцию по уничтожению авиационной промышленности Рейха — целями бомбардировок стали авиационные и подшипниковые заводы, а также заводы по производству синтетического горючего. Досталось и нефтепромыслам, расположенным в Румынии, Венгрии и южной Германии. Наносились удары и по другим целям — танковым заводам, верфям, местам базирования подводных лодок[43]. С конца 1943 года американские истребители получили возможность сопровождать бомбардировщики над всей Германией, результатом чего стало уменьшение потерь в дневных налётах (в 1943 американцы несколько раз прерывали серии дневных ударов из-за больших потерь).

Pacific war[править]

На Тихом океане между тем продолжалось успешное наступление японцев. Высадившиеся 8 декабря 1941 на полуострове Малакка японские войска начали быстрое продвижение на юг, 11 января 1942 года японцы заняли Куала-Лумпур, нынешнюю столицу Малайзии, а к началу февраля полностью оккупировали британскую Малайю, войска Великобритании и её доминионов отступили в Сингапур, но 8 февраля японцы начали штурм Сингапура и к 15 февраля захватили остров, оказавшийся банально никак не укреплённым от нападения с севера.

Вслед за Малайей последовали острова голландской Ост-Индии (Индонезии). В конце декабря японцы высадились на севере острова Борнео (Калимантан), главного центра нефтедобычи в регионе и к 11 января заняли его. 7 января последовала высадка на Сулавеси (Целебес), в феврале последовали десанты на юге Борнео и на Бали.

В начале января для обороны оставшихся островов Индонезии было создано объединённое американско-британско-голландско-австралийское командование (ABDA), которое попыталось дать бой японскому флоту, но 27-28 февраля объединённый флот был разгромлен японцами, уцелевшие корабли были по большей части добиты 1 марта. В тот же день японские войска высадились в Батавии (Джакарте) и к середине марта заняли все владения Нидерландов.

Дольше всех продержались в регионе американцы — с января американские и филиппинские войска обороняли полуостров Батаан, взять который японцам удалось только 10 апреля, после двух попыток штурма, ещё месяц, до 8 мая, американцы удерживали крепость Коррехидор.

Параллельно развивалось японское наступление в Бирму — в январе японские войска через территорию Таиланда вышли к границам Бирмы, к марту японцами был взят Рангун, а к маю они захватили практически всю освоенную территорию колонии. В апреле 1942 японское авианосное соединение предприняло рейд в Индийский океан, где им были потоплены несколько британских кораблей и разгромлены австралийский порт Дарвин и порт Коломбо на Цейлоне. Одновременно японцы предприняли чуть ли не единственную целенаправленную операцию по уничтожению транспортов противника, отправив в Бенгальский залив отряд крейсеров[44].

Примерно в марте американцы начали приходить в себя после Пёрл-Харбора. В марте американские авианосцы предприняли несколько ударов по подконтрольным Японии тихоокеанским островам, 18 апреля американские бомбардировщики, взлетевшие с палубы авианосца «Хорнет», совершили демонстративный налёт на Токио, а 3-9 мая состоялось первое столкновение японского и американского флотов, одновременно оказавшееся первым в истории боем авианосцев — сражение в Коралловом море. В результате этого боя японцы и американцы потеряли по одному авианосцу потопленным и по одному повреждённым. Через месяц, 4-5 июня состоялось сражение у атолла Мидуэй, на этот раз окончившееся безоговорочной победой американцев — японцы лишились четырёх авианосцев, американцы потеряли только один (причём тот самый, который был повреждён в Коралловом море). Потери японцев в пилотах, вопреки распространённому мнению, были не слишком высокими (лётчиков с повреждённых авианосцев эвакуировали в первую очередь), но вот летать этим пилотам было уже неоткуда.

Тем не менее, японцы продолжали наступательные действия — с января по май они постепенно двигались вниз, захватывая Соломоновы острова, в конце июля ими был захвачен небольшой остров Гуадалканал, единственной достопримечательностью которого был пригодный для постройки аэродрома участок земли. 7 августа, когда аэродром был почти готов, на остров высадились американские морпехи, занявшие аэродром и прилегающие территории, одновременно был занят расположенный рядом с Гуадалканалом остров Тулаги. После этого в течение полугода на острове и в море вокруг него шли ожесточённые бои, в ходе которых американский и японский флоты понесли тяжёлые потери, особенно много сражений произошло в проливе между Тулаги и Гуадалканалом (в результате пролив Силарк сменил название на Айрон-Боттом-Саунд — пролив «Железное дно»). К зиме стало понятно, что американцы, грамотно распорядившиеся оказавшимся с самого начала в их руках аэродромом, одерживают победу (японцы оказались вынуждены организовать переброску подкреплений на остров эсминцами по ночам (эсминцы успевали ночью подойти к острову, разгрузиться и уйти до рассвета)), после чего в январе японское командование отдало приказ об эвакуации. С 1 по 7 февраля 1943 года «Токийский экспресс» (американское название регулярных походов японских эсминцев к острову) вывез с Гуадалканала японские войска.

1943 год[править]

Американский агитплакат 1943 года, призывающий мирных граждан экономить бензин, необходимый военным: «Когда ты едешь один, ты едешь с Гитлером»

Зимне-весеннее наступление РККА. Дубль два.[править]

После успешного отражения попытки немцев деблокировать окруженные в Сталинграде войска и не менее успешной Среднедонской операции перед немцами замаячила неприятная перспектива выхода Красной армии к Ростову и окружения всех находящихся южнее Дона войск. 1 января начался отвод немецких войск с Кавказа по двум направлениям — моторизованные части 1-й танковой армии отходили к Ростову, пехотные и горные части 17-й армии — на Таманский полуостров. Начало отступления немцев командование Северо-Кавказского фронта проморгало, начав преследование только спустя сутки после начала отхода немцев, так что боевые действия проходили без крупных окружений. К 4 февраля советские войска вышли к Азовскому морю, под контролем немцев оставались только плацдарм на южном берегу Дона у Ростова и западная часть Краснодарского края (по линии Новороссийск — Краснодар — Кореновск — Приморско-Ахтарск). 4 февраля под Новороссийском был высажен десант, которому удалось захватить небольшой плацдарм в районе Мысхако, но развить наступление и освободить Новороссийск десантникам не удалось. Плацдарм, получивший название «Малая земля», в результате удерживался советскими войсками до сентября 1943 года. Параллельно десантной операции развивалось и наступление на плацдарм с севера, 12 февраля был освобождён Краснодар, а к середине марта немцев оттеснили к станицам Крымская и Славянская (Крымск и Славянск-на-Кубани соответственно).

Боевые действия на Дону развивались более успешно для Красной армии: 13 января началась Острогожско-Россошанская операция, в ходе которой были окружены и разгромлены держащие фронт по Дону итальянский альпийский корпус и венгерская 2-я армия. 24 января последовала Воронежско-Касторненская операция, на этот раз в окружение попала немецкая 2-я армия (немцам, впрочем, удалось в итоге вывести из окружения часть сил) и остатки венгерских войск, 2-4 февраля последовало общее наступление основных сил южного крыла советско-германского фронта на Ростов, Харьков и Курск. 8 февраля был Взят Курск, 14 февраля — Ростов, 16 февраля — Харьков, к началу марта Красная армия вышла на подступы к Сумам, Полтаве и Днепропетровку, севернее Курска готовилось наступление на Орёл.

Ещё одним крупным успехом РККА в январе 1943 стала операция «Искра» — прорыв блокады Ленинграда. На этот раз наступление велось параллельно берегу Ладожского озера, так что на правом фланге противника не было и быть не могло, на этот раз удалось организовать встречный удар Ленинградского фронта через Неву, на этот раз наступление шло в условиях полного отсутствия у немцев значительных резервов. Как результат — 18 января, после недели боёв войска двух фронтов соединились. Дальше, правда, снова начались проблемы, расширить прорыв, захватив Синявино и Мгу, так и не удалось, но и немцам не удалось восстановить кольцо окружения.

В марте немцам удалось стабилизировать фронт. После прибытия из Европы переформированных и собранных в единый корпус трёх дивизий СС на южном фланге немцам удалось нанести советским войскам контрудар и отбросить их от Днепра, окружив прорвавшиеся советские войска, а 16 марта — занять Харьков, сформировав южный фланг Курской дуги. 2-31 марта были выведены немецкие войска из Ржевско-Вяземского выступа, высвободившаяся 9-я немецкая армия заняла позиции под Орлом, на северном фланге Курской дуги. Аналогичным образом поступили и в группе армий «Север», эвакуировав 17-22 февраля войска из Демянска. После этого на фронте наступило затишье — немецкое командование начало подготовку к новому летнему наступлению, советское руководство готовилось к организации обороны.

Курская битва[править]

После успешной стабилизации фронта в марте-апреле 1943 года, немецкое командование начало разработку плана нового летнего наступления. Гитлер изначально требовал перехода в наступление сразу же после окончания весенней распутицы, но по настоятельным требованиям генералитета начало наступления было отложено до середины лета — активно провоевавшим всю зиму танковым соединениям Вермахта требовался отдых и пополнение. Местом удара были определены фланги очередного возникшего в ходе советского наступления выступа — Курской дуги.

Советское командование также использовало оперативную паузу для подготовки обороны, причём на этот раз подготовились на отлично — на флангах Курской дуги были созданы по три полосы обороны, ещё одна линия обороны, пригодная в том числе и для боёв в окружении, была создана непосредственно вокруг Курска, плюс к тому — в тылу за Курском был развёрнут резервный Степной фронт. И наконец, на случай уже самого-самого неблагоприятного исхода поддерживались в боевой готовности укрепления на Дону, с которых в январе началось наступление РККА. Главной проблемой Красной армии на тот момент стала противотанковая оборона — новые немецкие танки были практически неуязвимы для основных отечественных противотанковых и танковых пушек — 45-мм противотанковой и 76-мм дивизионной. Противотанковую артиллерию пришлось срочно усиливать крупнокалиберными зенитными орудиями, было восстановлено производство «избыточно мощной» 57-мм противотанковой пушки, остановленное в 1941.

5 июля немецкие войска начали наступление на Курской дуге. На северном фланге, где действовала выведенная из-под Ржева 9-я немецкая армия, продвижение немцев было не слишком значительным — сказалась не слишком подходящая для наступления местность и характер командующего армией — Вальтер Модель умел обороняться куда лучше, чем атаковать. На южном фланге ситуация складывалась хуже — 4-я танковая армия, действующая в хорошо знакомых[45] степях, смогла прорвать первую и вторую оборонительные позиции, отразить контратаки танковых частей Воронежского фронта и к 10 июля выйти к третьей линии обороны и реке Псёл. 10-12 июля немецким войскам удалось прорваться к железнодорожной станции Прохоровка, где 12 июля и состоялось знаменитое встречное танковое сражение. Итоги боя под Прохоровкой спорные, с одной стороны, немцам удалось удержать занятые позиции и нанести серьёзные потери частям армии Ротмистрова, с другой стороны — дальше Прохоровки немцы так и не продвинулись. Ну а дальше у немцев начались серьёзные проблемы.

12 июля, в тот же день, когда шло сражение под Прохоровкой, с севера на Орёл началось наступление войск Западного фронта. К 19 июля советским войскам удалось прорвать фронт и создать угрозу выхода к железной дороге Орёл-Брянск, по которой шло снабжение немецкой группировки. 17 июля началась операция Южного фронта по прорыву немецких укреплений на реке Миус, в тот же день Юго-Западный фронт начал наступление южнее Харькова (обе операции успеха не достигли, но нервы немецкому командованию попортили). 18-19 июля начался отход немецких войск с занятых ими к 12 июля рубежей на Курской дуге, к 23 июля на южном фланге немцы отошли на исходные позиции.

3 августа войска Воронежского фронта начали наступление в направлении Харькова. 5 августа советскими войсками был взят Белгород, в тот же день войска Брянского фронта освободили Орёл. К 11 августа советские войска вышли к Харькову, с 13 августа начались ожесточённые бои за город, тогда же была предпринята попытка окружить Харьков. Операцию по окружению немцам удалось сорвать, но 18-23 августа после ожесточённых боев Харьков был освобождён.

Летне-осеннее наступление РККА, битва за Днепр[править]

7 августа, параллельно с продолжающимся наступлением в районе Орла, Западный фронт начал наступление на Спас-Деменск и Ельню, в общем направлении к Смоленску. Брянский и Центральный фронты после окончания боёв в орловском выступе с 17 августа начали движение на Брянск и Конотоп, Воронежский и Степной фронты (осенью переименованные в 1-й и 2-й Украинские) после освобождения Харькова с 26 августа двинулись к Полтаве, Юго-Западный и Южный фронты (переименованные в 3-й и 4-й Украинские) 13 августа начали новое наступление на Донбасс. Последним, 9 сентября, началось наступление войск Северо-Кавказского фронта на оставшийся в руках немцев Таманский полуостров. Немецкое командование было вынуждено начать отвод войск с левобережной Украины, надеясь закрепиться на новой линии обороны по Днепру, названной «Восточный вал». Отступление немцы вели с применением тактики выжженной земли, стараясь замедлить советское продвижение. Тем не менее, к 22 сентября советские войска вышли к Днепру в районе Киева, с ходу захватив на западном берегу два плацдарма — южнее города у Великого Букрина и севернее — у Лютежа. 24 сентября в помощь переправившимся войскам был высажен воздушный десант (этот десант, как и десант 1942 года под Вязьмой, значительных успехов не имел, часть десантников оказалась высажена прямо на головы немецким танковым частям). К началу ноября советские войска вышли к Днепру почти на всём его протяжении, под контролем немцев остался только плацдарм в районе Никополя, а к началу декабря за Днепром были созданы два крупных плацдарма в районе Киева (освобождён 6 ноября) и в районе Кременчуга-Днепропетровска (освобождены соответственно 29 сентября и 25 октября).

Наступление на центральном участке фронта после освобождения 25 сентября Смоленска замедлилось, к зиме советским войскам удалось подойти к Витебску, Орше, Могилеву и Мозырю, но взять эти города не удалось. Под Ленинградом и вовсе никаких серьёзных подвижек фронта не произошло — попытки в августе-сентябре взять Синявино и выйти к Мге окончились неудачей.

9 октября завершились бои на Таманском полуострове, оборонявшая полуостров немецкая группировка была частично разгромлена, но большая часть сил оказалась эвакуирована в Крым[46]. После окончания боёв на Тамани началась подготовка к высадке десанта в Крым, осложнённая новыми потерями Черноморского флота — 6 октября были потоплены лидер и два эсминца, после чего Ставка запретила использовать уцелевшие крупные корабли. 31 октября началась высадка десанта южнее Керчи в районе Эльтигена и севернее — в районе современного порта Крым. В течение месяца шли упорные бои за плацдармы, но 6 декабря немецким войскам удалось выбить советские части из Эльтигена. Части советских войск удалось 6/7 декабря прорваться с эльтигенского плацдарма к южным окраинам Керчи и занять там гору Митридат, но и этот плацдарм удержать не удалось, и 11-12 декабря десантники были эвакуированы. Плацдарм севернее Керчи советским войскам удалось удержать, но развить с него наступление на Керчь так и не удалось.

Тунис-Сицилия-Италия и остальное Средиземноморье[править]

К весне 1943 года в руках итало-германских войск в Африке остался лишь Тунис — французская колония, оперативно занятая немецкими и итальянскими войсками в ноябре 1942 года[47]. После высадки союзников в Алжире германское командование всё же отправило в Африку дополнительные силы, но даже с дополнительными тремя дивизиями Роммель не смог переломить ситуацию в пользу Германии: в феврале немецкие войска предприняли попытку прорвать линию обороны американских войск а Кассеринском перевале, но успешное продвижение было остановлено после начала наступления английских войск на юге Туниса. 9 марта Роммель лично запросил у Гитлера разрешение эвакуировать войска из Африки, но Гитлер эвакуацию запретил, а Роммеля отстранил от командования. Руководство войсками в Африке принял генерал фон Арним.

К концу марта британские войска вытеснили немцев из южного Туниса и полностью замкнули кольцо вокруг немецко-итальянских сил (ранее и американцы, и англичане воевали с традиционно открытым южным флангом), после чего в течение апреля постепенно оттеснили противника к Бизерте и Тунису — последним опорным пунктам немцев в Африке. 6-7 мая англо-американские войска прорвали оборону немцев и заняли Бизерту и Тунис, после чего немцам и итальянцам пришлось отступить на мыс Бон. 13 мая блокированные с моря и суши войска Оси сдались — в плен попало около 200 тысяч человек.

После победы в Африке перед союзниками встал вопрос о дальнейших действиях. Британское руководство и лично Черчилль предлагали организовать десант на Балканском полуострове, американцы планировали, используя находящиеся в Тунисе и на Мальте войска, высадить десант на Сицилии, а затем — в материковой Италии. В конечно итоге принят был американский вариант, план десанта в Греции был использован в качестве дезинформации (что характерно — сработало, одна из немецких танковых дивизий всё лето куковала в Греции, не попав ни под Курск, ни на Сицилию).

10 июля американские, британские и канадские войска начали высадку на южном побережье Сицилии, одновременно были высажены воздушные десанты, к исходу дня войскам союзников удалось закрепиться на берегу, после чего было начато наступление вглубь острова. К 18 июля союзники контролировали южную часть острова, но быстро продвинуться на север к Мессине, чтобы воспрепятствовать отходу войск противника на материк, им не удалось. В результате к началу августа под контролем итало-немецких войск остался только северо-восточный «угол» Сицилии, 10-17 августа их удалось эвакуировать, войска американцев заняли Мессину только спустя несколько часов после окончания эвакуации. Главным политическим последствием потери Сицилии стало отстранение от власти Бенито Муссолини — 24 июля Большой фашистский совет потребовал отставки Муссолини, на следующий день итальянский премьер-министр был арестован. Новое правительство Италии, которое возглавил маршал Бадольо, начало переговоры с союзниками о капитуляции.

3 сентября войска союзников начали переправу через Мессинский пролив и высадку в южной Италии. В тот же день Италия подписала с союзниками перемирие (официально о выходе из войны было объявлено 8 сентября). 9 сентября американские войска высадились у города Салерно, южнее Неаполя, а британские — в Таранто, главной базе итальянского флота. К 18 сентября большая часть южной Италии оказалась под контролем союзников.

Гитлер, разумеется, не обирался наблюдать за самоустранением Италии от войны — 9 сентября начался ввод германских войск в северную Италию, в тот же день был атакован идущий по условиям перемирия на Мальту итальянский флот (в ходе атаки немцы впервые применили по кораблям управляемые авиабомбы), 11 сентября немцами был занят Рим, итальянское правительство и король незадолго до этого успели сбежать в южную Италию. 12-17 сентября немецкие войска пытались ликвидировать американский плацдарм у Салерно, но успеха не имели. 19 сентября союзники перешли в наступление на север, 1 октября был взят Неаполь, где с 27 сентября шли бои между немецкими войсками и местными жителями, а к концу года фронт стабилизировался на линии Пескара — Кассино. 13 октября итальянское правительство официально объявило Германии войну. На занятой немцами территории Италии была организована марионеточная Итальянская социальная республика (она же «республика Сало́»), во главе которой был поставлен освобождённый немецкими десантниками 12 сентября из-под ареста Муссолини.

Помимо основных десантных операций в Италии союзники осенью 1943 года провели ещё две локальных операции — в начале сентября британцы предприняли попытку высадки на Додеканесских островах (острова Эгейского моря, с 1912 года находившиеся под контролем Италии), а войска «Свободной Франции» 14 сентября высадились на Корсике. К 4 октября французам удалось освободить свой остров, а вот операция англичан завершилась провалом — немецкие десантники, также высадившиеся в бывших итальянских владениях, смогли удержать в своих руках остров Родос, а затем постепенно разгромить британские и примкнувшие к ним итальянские войска на других островах архипелага.

Тихоокеанские десанты[править]

После окончания боевых действий на острове Гуадалканал, американцы развернули наступление вдоль Соломоновых островов, используя стратегию продвижения от острова к острову — пользуясь воздушной поддержкой с Гуадалканала занять близлежащие острова, построить/захватить на одном из них новый аэродром, перебазировать туда авиацию, снова захватить близлежащие острова, построить ещё один аэродром… Просто, эффективно, надёжно, но очень медленно, как выражались сами морпехи — «продвижение от пальмы к пальме». Именно на Соломоновых островах американские ВВС осуществили весьма оригинальное покушение на высокопоставленную персону — 18 апреля группа американских истребителей перехватила и сбила самолёт, на котором летел главком японского флота адмирал Ямамото. После гибели адмирала японский флот временно прекратил активные действия, сосредоточившись на обороне захваченных территорий.

Американский флот воспользовался паузой в боевых действиях для резкого наращивания авианосных сил — в 1943 году флот США получил 7 тяжёлых и 9 лёгких авианосцев, обогнав по численности этих кораблей Великобританию и Японию вместе взятые. Кроме того, в строй вошли 34 эскортных авианосца, предназначенных для сопровождения конвоев, противолодочных операций и поддержки десантов вдалеке от сухопутных аэродромов, а также большое количество иных боевых кораблей, в том числе специальные десантные корабли, обеспечивающие доставку войск и техники прямо на берег[48]. Получив необходимые корабли и натренировав войска в тактических десантах, американское командование перешло к новой стратегии, предусматривавшей высадку десантов не на всех островах подряд, а только на нескольких островах архипелага, оставляя другие острова «самоуправляемыми лагерями вооружённых военнопленных».

20 ноября 1943 года американский флот начал первую амфибийную десантную операцию на Тихом океане — штурм атоллов Тарава и Макин. Первый американский десант подобного типа прошёл несколько не по плану, вместо высадки непосредственно на пляжи островов морпехи были вынуждены высаживаться на окружающие атоллы рифы, а затем идти или плыть к самим атоллам под огнем японцев. Тем не менее, за три дня боёв американские десантники заняли оба острова, потери американцев на Тараве составили около 1000 человек убитыми, на Макине — около сотни, еще около тысячи человек потерял флот. Японские гарнизоны обоих атоллов (более 6 тысяч человек[49]) погибли почти в полном составе.

На севере американцы в мае-августе вернули потерянные в июне 1942 Алеутские острова, причём если бои на острове Атту не уступали по накалу боям на Тараве (американцы потеряли почти 600 человек убитыми, японцы  — вчетверо больше), то с островом Кыска случился форменный анекдот — когда американцы после мощной артиллерийской и авиационной подготовки высадились на остров, то обнаружили, что японцы уже две недели как эвакуировали гарнизон. На этой весьма забавной ноте боевые действия на севере Тихого океана завершились.

1944 год[править]

Снятие блокады Ленинграда и наступление на правобережной Украине[править]

В течение 1944 года советское командование провело ряд масштабных наступательных операций, получивших название «Десять сталинских ударов» (или просто «Десять ударов»). В результате этих операций была освобождена почти вся территория СССР, боевые действия были перенесены на территорию Югославии, Польши и непосредственно Германии, из войны вышли три из четырёх союзников Гитлера в восточной Европе

Первой из этих операций стало снятие блокады Ленинграда. Вдоволь намучавшись с попытками наступления на немецкие позиции в районе Мги и Октябрьской железной дороги, командование Ленинградского фронта решило сменить вектор наступления — зимой 1943/44 годов 2-я ударная армия была скрытно переброшена на Ораниенбаумский плацдарм — небольшой участок суши на южном берегу Финского залива, отрезанный от Ленинграда в сентябре 1941. 14 января последовал удар сил Ленинградского фронта с плацдарма и от Пулковских высот на Петродворец и Ропшу, после недели боёв советские войска прорвали немецкую оборону и 20 января соединились у Ропши. Одновременно у озера Ильмень перешёл в наступление Волховский фронт, 20 января силами этого фронта был освобождён Новгород. После этого силы двух фронтов начали движение к реке Луга и одноимённому городу, намереваясь окружить расположенные у Мги и вдоль железной дороги Москва-Ленинград немецкие войска.

Немцы, однако, не стали дожидаться окружения и начали отвод войск — 21 января была оставлена Мга, 26-28 января немецкие войска отступили от железной дороги. К 31 января войска Ленинградского фронта вышли к реке Луге, но силы Волховского фронта не смогли продвинуться навстречу им и отрезать пути отхода немецкой группировки — полностью оттеснить немцев от Луги удалось только к 15 февраля. Во второй половине февраля — марте войска Ленинградского (в состав которого вошли все войска упразднённого Волховского фронта) и 2-го Прибалтийского фронтов (бывший Северо-Западный фронт) предприняли наступление на Псков, но были остановлены на подступах к Пскову и Острову. Тогда же войска Ленинградского фронта предпринимали попытки переправиться через Нарву и войти на территорию Эстонии, но и здесь наступление успехом не увенчалось. К апрелю боевые действия на северо-западе завершились.

Боевые действия на Украине фактически не прекращались со времени битвы за Днепр — в конце декабря 1943 года советские войска начали наступление с плацдармов у Киева и Днепропетровска и к середине января освободили Житомир, Бердичев, Белую Церковь и Кировоград. После этого последовали три одновременные наступательные операции в районе Ровно-Луцка (1-й Украинский фронт), Никополя (3-й и 4-й УФ) и Корсунь-Шевченковского (1-й и 2-й УФ) — последняя, вылившаяся в окружение крупной немецкой группировки и упорные бои с пытавшимися деблокировать окружённых немецкими войсками наиболее известна, но овладение Ровно и Луцком дало Красной армии возможность выхода во фланг и тыл всей немецкой группе армий «Юг». 4 марта советские войска нанесли из района Ровно удар на юг, к Проскурову (Хмельницкому) и Станиславу (Ивано-Франковску), одновременно последовал удар от Корсунь-Шевченковского на Умань и далее на запад. В результате к 1 апреля у Каменец-Подольска оказалась в окружении 1-я танковая армия Вермахта. Но немецкому командованию при помощи прибывших из Европы резервов удалось прорвать кольцо окружения и к 7 апреля вывести эту группировку из котла и не допустить развала фронта. К 17 апреля фронт на западной Украине стабилизировался — последним успехом РККА стал разгром «крепости Тернополь». На юге Украины с 6 марта началось наступление 3-го Украинского фронта от Днепра к Днестру. 6-20 марта силы фронта разгромили немецкую 6-ю армию между Днепром и Южным Бугом, 28 марта был освобождён Николаев, 7-10 апреля была окружена и разгромлена одесская группировка немецко-румынских войск, к 17 апреля войска 3-го Украинского фронта вышли к Днестру и, как водится, с ходу захватили плацдарм у Тирасполя.

Последней крупной наступательной операцией весны 1944 стало освобождение Крыма. После потери Никопольского плацдарма в феврале и особенно после разгрома 6-й армии в марте положение окружённой в Крыму немецко-румынской группировки стало почти безнадёжным. Тем не менее, Гитлер требовал удерживать Крым, опасаясь возвращения на ближние подступы к румынским берегам и нефтепромыслам кораблей и самолётов Черноморского флота. 8 апреля войска 4-го Украинского фронта начали операцию по прорыву немецких укреплений на Перекопском перешейке и форсирование залива Сиваш между Перекопом и Чонгаром. 11 апреля оборона немцев была прорвана, советские танки вошли в Джанкой. В тот же день началось наступление Приморской армии с плацдарма под Керчью, к концу дня Керчь была взята. После прорыва фронта немецкие и румынские части начали поспешный отход к Севастополю — уже к 15 апреля основные города Крыма оказались под контролем Красной армии. С 13 апреля началась эвакуация всех лишних (раненых и больных, оккупационной администрации, вспомогательных частей, коллаборационистов и румын) из Севастополя морем, одновременно в город было доставлено пополнение — немецкое командование надеялось повторить оборону Севастополя. Но 5 мая начался штурм немецких оборонительных позиций, 8-9 мая Севастополь был освобождён, а к 12 мая загнанные на мыс Херсонес немецкие войска прекратили сопротивление. Немцы, используя ту же группировку десантно-эвакуационной мелочи, что и при эвакуации с Тамани, смогли в первых числах мая вывезти несколько десятков тысяч человек, но попытка вывезти остатки войск с мыса Херсонес провалилась: подошедшие к мысу крупные транспорты, как и часть пришедших с ними десантных барж были потоплены с воздуха.

Открытие второго фронта[править]

В ходе встречи лидеров СССР, США и Великобритании в Тегеране, прошедшей в 28 ноября — 1 декабря 1943 года, была согласована предварительная дата высадки войск союзников во Франции — май 1944 года. К тому моменту англо-американские войска и флот приобрели необходимый опыт десантных операций, как удачных (высадка в Алжире, на Сицилии, в Италии), так и провальных (Дьепп, Додеканесские острова). К концу весны 1944 года в Великобритании были сосредоточены двух с половиной миллионная армия вторжения[50] и соответствующее количество десантных и транспортных кораблей, а также кораблей поддержки десанта, от катеров до линкоров. С воздуха союзников поддерживали 11 тысяч самолётов.

Немецкая группировка, расположенная во Франции, Бельгии и Нидерландах выглядела значительно бледнее. Основную массу войск в ней составляли «крепостные» дивизии[51], укомплектованные резервистами старших возрастов и вооруженные устаревшим и трофейным оружием[52] и отведённые на отдых и переформирование побитые дивизии с Восточного фронта. Впрочем, имелись у немцев и более представительные части — например, заканчивающие формирование и боевое слаживание танковые и механизированные дивизии СС. Побережье Ла-Манша было прикрыто укреплениями «Атлантического вала», правда, не все позиции были полностью готовы, лучше всего была подготовлена оборона в районе Кале-Дюнкерка, в самой узкой части пролива. Что же касается флота, то тут преимущество союзников было подавляющим — ни одного корабля крупнее эсминца у немцев во Франции просто не было.

6 июня 1944 года началась высадка англо-американских войск на побережье Нормандии, между городами Шербур и Гавр, высадка производилась на пяти участках — «Юта», «Омаха» (американцы), «Голд», «Джуно», «Сворд» (англо-канадцы), в тылу у немцев были высажены парашютные и планёрные десанты. Американский десант на участке высадки «Омаха» наткнулся на подготовленную оборону, высадка на остальных участках прошла более гладко, но с развитием успеха возникли проблемы — занять в первый день город Кан и объединить все три британских плацдарма в один большой не удалось, а когда британское командование позднее предприняло наступление на Кан, в городе уже закрепились оперативно подошедшие части дивизии СС «Гитлерюгенд». К 12 июня союзникам удалось объединить районы высадки в единый плацдарм, после чего британские части начали наступление на Кан (город удалось взять к 21 июля), а американцы — на Шербур (взят 29 июня). После занятия Шербура удалось улучшить снабжение войск[53] и сосредоточить на плацдарме к августу полуторамиллионную армию.

Наступление по всем фронтам[править]

После оперативной паузы в мае-июне 1944 года, требовавшейся для наведения порядка в тылах ушедших далеко вперёд армий и подготовки нового удара, советские войска начали новое наступление.

Первыми начали боевые действия Карельский и Ленинградский фронты, с октября 1941 года находившиеся в глухой обороне. 10-20 июня Ленинградский фронт провёл успешное наступление на Карельском перешейке, выбив финские войска за Вуоксу и заняв Выборг. Следующий удар последовал 21 июня на фронте между Ладожским и Онежским озерами, а также севернее Онежского озера, к 30 июня финны были отброшены на север, 28 июня освобождён Петрозаводск, а к середине июля финны были оттеснены примерно к линии советско-финской границы 1939 года. После этого в августе финское правительство, которое возглавил маршал Густав Маннергейм, инициировало переговоры с СССР о прекращении боевых действий и 19 сентября между Финляндией и СССР было заключено перемирие, по условиям которого Финляндия передавала СССР порт Петсамо на побережье Баренцева моря (который Советскому Союзу ещё предстояло забрать у немцев), базу на полуострове Порккала-Удд, предоставляло несколько временных баз для подводных лодок и торпедных катеров и обязалась разоружить или убрать со своей территории немецкие войска.

Следующий удар последовал в Белоруссии. 22-23 июня в наступление перешли силы трёх Белорусских фронтов и 1-й Прибалтийский фронт, к 25-26 июня на флангах немецкой группы армий «Центр» под Витебском и Бобруйском фронт был прорван, оборонявшие эти города немецкие войска оказались окружены и к 28 июня разгромлены. После этого советские войска осуществили стремительный бросок вглубь немецкой обороны и 3 июля освободили Минск, окружив восточнее города основные силы Вермахта. Окружённая группировка была разгромлена к 12 июля, на этот раз организовать контрудар и вывести войска немцам не удалось[54].

Далее события стали набирать обороты. 5 июля в наступление на территорию Латвии перешли силы 1-го и 2-го Прибалтийских фронтов, одновременно войска в Белоруссии развернули новое наступление на Брест (1-й БФ), Белосток (2-й БФ) и Вильнюс (3-й БФ). 13 июля началось наступление 1-го Украинского фронта на Львов и далее на Сандомир. 17 июля 3-й Прибалтийский фронт начал наступление на Псков, а Ленинградский фронт 24 июля прорвал немецкую оборону на Нарве. К началу августа советские войска освободили практически всю Белоруссию, западную Украину, юго-восток Польши, южную часть Литвы и Латвии, в Эстонии оказалась окружена в полном составе группа армий «Север»[55].

В августе темпы продвижения Красной армии снизились — прорвавшиеся в конце июля на подступы к Варшаве советские войска были контратакованы и оттеснены от города, в южной Польше советские войска весь август вели упорные бои на Сандомирском плацдарме, в Прибалтике главными успехами стало наступление от Пскова на Тарту и операция по освобождению Каунаса и выходу к границам Германии. 1 августа в Варшаве началось восстание, организованное подконтрольной польскому правительству в изгнании Армии Крайовой (АК), целью которого было освобождение Варшавы своими силами до подхода частей Красной армии. Повстанцам удалось взять под контроль центр Варшавы, но захватить мосты и распространить восстание на восточный берег Вислы им не удалось. К середине сентября, когда Красная армия подошла к Варшаве с востока, немцы уже оттеснили восставших от Вислы, и к началу октября полностью подавили восстание.

В сентябре началось наступление на остававшиеся в Эстонии и северной Латвии немецкие войска, к началу октября от немцев была очищена Эстония (за исключением Моонзундского архипелага), и северо-восток Латвии. 5-10 октября новый удар был нанесён в Литве, где советские войска вышли к морю в районе Мемеля (Клайпеды), отрезав группу армий «Север» от Восточной Пруссии. 12 октября была освобождена Рига, к концу октября войска группы «Север» закрепились на Курляндском полуострове, где в результате продержались до мая 1945 года. В ноябре в Курляндию эвакуировались и выбитые с Моонзундских островов.

На южном участке фронта 20 августа советские войска перешли в наступление на Румынию. 20-29 августа в ходе Ясско-Кишиневской операции была в очередной раз окружена и разгромлена 6-я армия Вермахта, к 29 августа советские войска вышли к Бухаресту, Констанце и Плоешти — центру румынской нефтедобычи. 23-24 августа в Бухаресте состоялся военный переворот, после которого Румыния фактически сменила сторону и открыла боевые действия против Германии. Вслед за Румынией 5-9 сентября советские войска вошли в Болгарию, где почти никакого сопротивления не встретили. В сентябре-октябре советские войска провели наступательные операции в Карпатах, целью которых было освобождение территории новоприобретённого румынского союзника от немецких и венгерских войск, а также прорыв через карпатские перевалы в Словакию, где 29 августа началось вооружённое восстание местных партизан и частей словацкой армии, поддержанное действовавшими в районе границы советскими партизанскими отрядами. Советские войска и действовавший совместно с ними чехословацкий армейский корпус к концу октября смогли занять территорию Закарпатья (современная Закарпатская область Украины, тогда — восточная часть Словакии), но прорваться на соединение к действовавшим западнее повстанцам не смогли[56]. 28 сентября советские войска из Болгарии начали наступление на территорию Югославии, где совместными усилиями советских и болгарских войск и местных партизан были освобождены территории современных Сербии и Македонии, 20 октября был освобождён Белград. После этого советские войска с территории Югославии, Румынии и Словакии начали наступление на Венгрию, оставив югославам наступление на Боснию и Хорватию. В ноябре-декабре 1944 года советские и румынские войска вели упорные бои в Венгрии, итогом которых стало окружение 26 декабря крупной группировки немецко-венгерских войск в столице Венгрии — Будапеште.

В октябре была проведена единственная крупная наступательная операция в Заполярье — части Карельского фронта и Северный флот провели 7-29 октября Петсамо-Киркенесскую операцию. 13-15 октября были заняты Линахамари и Петсамо (Печенга), два финских порта, отходивших по условиям перемирия с Финляндией к СССР, а к концу октября советские войска продвинулись на территорию Норвегии и заняли ещё один порт — Киркенес.

Война в западной Европе[править]

25 июля началось наступление с Нормандского плацдарма — американская армия прорвала фронт у Сен-Ло и двинулась на юг. Попытки немецкого командования остановить американское продвижение ударом во фланг из района города Фалез не увенчались успехом, к началу августа американские войска при поддержке французского сопротивления заняли северо-запад Франции, отрезав Бретанский полуостров и выйдя к Луаре, 17 августа был взят Орлеан, после чего американская армия от Орлеана нанесла удар на северо-восток, навстречу двинувшимся наконец с плацдарма англичанам. 19 августа немецкая группировка у Фалеза попала в окружение и к 22 августа была ликвидирована, лишь части войск удалось прорваться из кольца.

15 августа началась высадка нового крупного десанта, на этот раз в южной Франции, в районе Сен-Тропе, к концу августа высадившиеся американские войска освободили Марсель, Тулон и подошли к Лиону. В этих условиях немецкое командование отдало приказ об отступлении к старой границе. 25 августа был освобождён Париж, 3 сентября — Брюссель, 10 сентября — Люксембург, в середине сентября наступающие из Нормандии и из южной Франции войска соединились, к концу сентября были ликвидированы расположенные в районе Кале и Дюнкерка стартовые позиции ракет «Фау-1», с которых вёлся обстрел Лондона.

17 сентября началась операция «Маркет гарден», целью которой был прорыв на территорию северной Германии через Нидерланды, в обход немецких укреплений на франко-германской границе. В рамках операции был высажен крупный парашютный и планерный десант, который и должен был захватить мосты через Рейн, Ваал, Маас и удерживать их до подхода основных сил. Получилось примерно как при высадке советского десанта за Днепром — часть десантников упала прямо на голову немецким танковым частям, часть промахнулась мимо цели. Британским десантникам удалось захватить мост в Арнеме, но оперативно пробиться к ним основные силы не смогли — мост «оказался слишком далеко». 26 сентября остатки британской десантной дивизии смогли отойти на соединение с основными силами. Тем не менее, к ноябрю англо-американские войска постепенно зачистили от немцев юг Нидерландов и в общем-то была готова к форсированию Рейна. Но…

16 декабря, воспользовавшись нелётной погодой немецкие войска перешли в наступление в Арденнах. За первые четыре дня немецкие войска прорвали фронт, после чего двинулись к реке Маас, в лучших традициях 1940 года. Но с продвижением у них возникли проблемы: во-первых, сказался недостаток пехоты — окружить американские гарнизоны в Сен-Вите и Бастони (узлы дорог) немцы смогли, но вот на то, чтобы взять Сен-Вит у них ушло 5 дней, а Бастонь и вовсе взять не удалось; во-вторых — как только закончилась нелётная погода, за немцев принялась американская авиация. 25 декабря немецкие войска были остановлены всего в 6 километрах от Динана и мостов через Маас. 1 января 1945 немецкая авиация предприняла последнюю попытку оспорить господство англо-американской авиации в воздухе, нанеся массированный удар по аэродромам союзной авиации, но серьёзных успехов немцы достичь не смогли — за уничтожение трёх сотен самолётов союзников немцы заплатили потерей такого же количества своих машин, а к такому размену немцы готовы не были.

В Италии в первой половине 1944 года серьёзных успехов союзники добиться не смогли — попытки прорвать немецкую оборону у Монте-Кассино долгое время успехов не имели, высадка 22 января десанта у Анцио также не привела к прорыву обороны. Только 24 мая союзникам удалось прорвать немецкую оборону и соединиться с десантом у Анцио, а 4 июня взять Рим. Летом союзникам удалось продвинуться на север и к концу августа освободить Флоренцию, а к началу 1945 года выйти к устью реки По. На этом, фактически, боевые действия в Италии завершились, последнее наступление, предпринятое в апреле-мае 1945 года проходило больше в форме занятия территории и разоружения немецких гарнизонов.

Тихоокеанская охота на индюков[править]

На Тихом океане американские военно-морские силы, учтя опыт первых десантов на Макине и Тараве, начали операцию по захвату Маршалловых островов — 1 февраля 5-й флот высадил десанты на Маджуро и Кваджелейне, 19 февраля был захвачен атолл Эниветок. 17-18 февраля американская палубная авиация разгромила японскую военно-морскую базу на атолле Трук (главную японскую базу на юге Тихого океана), но десант на Трук американцы высаживать не стали — базу периодически бомбили самолёты с Эниветока, так что использовать её по назначению японцы всё равно не могли. Кроме Трука, американское авианосное соединение в феврале-мае прошлось бомбами по большинству подконтрольных Японии островов — Уэйку, Маркусу, Палау, Гуаму, Сайпану и прочим.

В апреле 7-й флот США, сформированный из кораблей, участвовавших в боях за Соломоновы острова и восстановленных «утопленников» из Пёрл-Харбора, провёл ряд десантных операций на Новой Гвинее и архипелаге Бисмарка. Как и на Маршалловых островах, американцы ограничились захватом нескольких стратегических пунктов и разгромом с воздуха японской базы в Рабауле.

В июне в дело вновь вступил 5-й флот. На этот раз удар был нанесён на Марианские острова — Гуам, Сайпан и Тиниан, с которых американские бомбардировщики могли наносить удары по японской метрополии. 12 июня начались бомбардировки островов, а 15 июня американские десантники высадились на Сайпан. Гарнизон Сайпана продолжал сопротивление до 9 июля (а последних партизанящих японцев отловили только к декабрю 1945).

Сдавать столь удобную позицию без боя японский флот не собирался — адмирал Одзава вывел на бой 9 авианосцев с 450-ю самолётами — всё, что имел. Американский флот располагал 15 авианосцами и тысячей самолётов, не считая авиагрупп эскортных авианосцев, но самое главное — американцы располагали большим количеством превосходных для своего времени радиолокаторов и отработанной системой наведения самолётов на обнаруженные РЛС цели. В результате 19 июня почти все пытавшиеся атаковать американское соединение японские самолёты были перехвачены истребителями задолго до того, как они приблизились к американским кораблям — именно эти перехваты и обозвали «охотой на индюков».

Пока японские самолёты пытались прорваться к американским кораблям, японское авианосное соединение было обнаружено и атаковано американскими подводными лодками. В результате атаки два из трёх японских тяжёлых авианосцев пошли ко дну. 20 июня уже отступающее японское соединение было атаковано американскими палубными самолётами, потопившими ещё один авианосец и повредившими остальные. Уцелевшие корабли японского флота отошли в метрополию.

После победы над японским флотом и захвата Сайпана американцы методично зачистили Гуам (21 июля — 11 августа[57]) и Тиниан (23 июля — 12 августа). На всех трёх островах были обустроены аэродромы, пригодные для действий тяжёлых самолётов, после чего на аэродромы архипелага была перебазирована 12-я воздушная армия, начавшая бомбардировки японских городов.

Следующей целью 3-го флота[58] стал Филиппинский архипелаг. Кроме «ударного» 3-го флота к наступлению был привлечён и «десантный» 7-й флот, действовавший у Новой Гвинеи — по сути, американцы собрали в кулак все свои морские силы.

15-17 сентября американские морпехи высадились на Пелелиу, Ангауре и Улити — островах архипелага Палау, прикрывавших подходы к Филиппинам с востока, причем на Улити была с ходу отстроена передовая база флота. Только после зачистки этих островов американский флот двинулся к Филиппинам. 20 октября американские войска под руководством Дугласа Макартура высадились на острове Лейте.

Японский флот, даже лишившись авианосцев, предпринял попытку помешать высадке десанта — 24 октября к островам прибыли все боеспособные японские линкоры и тяжёлые крейсера. С севера к Филиппинам выдвинулась авианосная эскадра — последние 4 авианосца с сотней подготовленных лётчиков, играющая роль приманки для американского флота. 24-25 октября японские линкоры предприняли отчаянную попытку прорваться к району высадки десанта, но потерпели неудачу — в боях с американскими кораблями и от ударов авиации погибли три линкора (в том числе «Мусаси») и шесть крейсеров, остальные корабли смогли отойти. Отвлекающее соединение тоже было разгромлено, все четыре авианосца погибли — японский флот перестал существовать как реальная сила. После разгрома на море японцы сменили тактику — корабли США были впервые атакованы лётчиками-камикадзе, но и использование смертников успеха японцам не принесло. Американские десантники к концу года зачистили от японцев остров Лейте и часть острова Самар, после чего последовала высадка на остров Миндоро — плацдарм для захвата Лусона, главного острова архипелага.

Пара слов о битве за Атлантику[править]

Если кратко — с 1942 года в Атлантике шла неограниченная подводная война: германская промышленность поставила производство субмарин на поток, после чего командование Кригсмарине получило возможность использовать против конвоев союзников тактику «волчьих стай», когда подлодки после обнаружения конвоя разворачивали завесу поперёк пути его следования, атаковали, выбивая несколько транспортов или кораблей охранения, затем обгоняли конвой на дизелях, снова разворачивали завесу и снова атаковали. Англичане и американцы ответили на такую тактику увеличением числа эскортных кораблей, созданием новых типов противолодочных кораблей — эскортных миноносцев, фрегатов и корветов[59], формированием специальных противолодочных поисковых групп, в состав которых входили эскортные авианосцы, а также активным использованием базовых противолодочных самолётов, переделанных из тяжёлых бомбардировщиков.

Немцы в ответ на это начали создание подводных лодок, способных подолгу находиться под водой, вне поля зрения лётчиков-наблюдателей и радиолокаторов: субмарины типовых проектов стали оснащаться шнорхелями — устройствами для подачи воздуха дизелям в подводном положении, на трубе шнорхеля, кроме того, устанавливался детектор облучения, фиксировавший работу вражеских радаров. Новые подводные лодки получали также более энергоёмкие аккумуляторные батареи, гидролокаторы, усиленное зенитное вооружение. К концу войны появились подводные лодки проектов XXI, способные двигаться на электромоторах со скоростью до 17 узлов (втрое больше, чем у лодок проекта VII) и XXIII, оборудованные двигателями Вальтера, использующими в качестве окислителя перекись водорода.

Впрочем, к 1944 году немцы проиграли войну в Атлантике — эскортных кораблей стало слишком много, а потери торгового флота с лихвой компенсировались массовым строительством американских кораблей типа «Либерти» — простых, дешёвых и надёжных сухогрузов. Уже в 1943 году немцы меняли одну субмарину на 1-2 потопленных транспорта, а к 1945 на одну успешную атаку приходилось несколько потерянных лодок[60].

Надводные корабли немцев после гибели в декабре 1943 «Шарнхорста» практически не рисковали показываться в океане, несколько боёв между эсминцами в Бискайском заливе и Северном море закончились убедительной победой британских лёгких сил. Единственным театром, где германские корабли действовали относительно свободно, была Балтика — после потерь 1941 года советские надводные корабли не рисковали выходить в сплошное минное поле Финского залива[61], а авиация, подводные лодки и торпедные катера смогли потопить несколько миноносцев и крейсер ПВО, а также несколько крупных транспортов, но прервать немецкие коммуникации не сумели.

1945 год[править]

Висло-Одерская операция[править]

С конца 1944 года на центральном участке советско-германского фронта установилось затишье — советские войска, вышедшие к Висле и границам Восточной Пруссии, занялись наведением порядка на освобожденных территориях и подтягиванием тылов: войска, прошедшие с боями значительные расстояния, нуждались в отдыхе и пополнении. Немцы также воспользовались затишьем, чтобы укрепить свою оборону: была создана полоса оборонительных сооружений по Висле и у захваченных РККА плацдармов, подготовлена к круговой обороне Восточная Пруссия, дополнительно укреплены старые крепости времен еще Германской империи: Познань, Торунь, Бреслау, Кенигсберг. Началась расконсервация укреплений на старой германско-польской границе. Однако зимой часть сил из Польши была снята и отправлена в Венгрию, спасать окружённый Будапешт.

12 января силы трёх Белорусских и 1-го Украинского фронтов перешли в наступление по всему фронту, от Карпат до Балтийского моря: 1-й Украинский и 1-й Белорусский фронты нанесли удары с Сандомирского, Пулавского и Магнушевского плацдармов на запад, на Краков и Лодзь соответственно, 2-й Белорусский фронт начал продвижение на северо-запад от Варшавы и Модлина к Торуни и Данцигу, отрезая Восточную Пруссию от остальной Германии, 3-й Белорусский нанёс фронтальный удар по восточнопрусской группировке, на Гумбиненн (Черняховск) и далее к Кёнигсбергу. Уже к 15 января линия фронта была прорвана на всём протяжении, 17 января силами сформированной в СССР 1-й польской армии была освобождена Варшава, 19 января советские войска вошли в Краков и Лодзь, а в начале февраля передовые части 1-го Белорусского фронта вышли к Одеру и захватили несколько плацдармов в районе Кюстрина. В то же время войска 2-го Белорусского фронта 26 января вышли к заливу Фришес-Хафф, окружив восточнопрусскую группировку немцев.

Немецкое командование предприняло несколько попыток если не восстановить положение, то хотя бы отбросить советские войска от Одера. Всем попавшим в окружение гарнизонам укрепленных городов было приказано удерживать оборону до последней возможности[62], в Померании началось сосредоточение последних относительно комплектных подвижных соединений для контрудара во фланг советским войскам. Однако во второй половине февраля, после того как к Одеру вышли стрелковые дивизии Красной армии, танковые войска 1-го Белорусского фронта нанесли удар на север, на Кольберг, одновременно из района Торуни на Данциг (Гданьск) двинулись войска 2-го Белорусского фронта. К 5 марта советские войска разрезали померанскую группировку немцев на три части (западную у Штеттина, центральную у Кольберга и восточную у Гдыни и Данцига), 18 марта был взят Кольберг, а 28-30 марта разгромлены оборонявшие Гдыню и Данциг немецкие войска. Остатки немецких войск закрепились восточнее Данцига в устье Вислы и севернее Гдыни на косе Хель, где по большей части и оставались до 9 мая: «лагеря вооруженных военнопленных» ни на что уже не влияли и никому не мешали. Войска 1-го Украинского фронта тем временем провели операцию по захвату Силезии — важного промышленного района Германии. 8-15 февраля советским войскам удалось форсировать Одер и окружить немецкие войска в городах Глогау и Бреслау, но если гарнизон Глогау сдался к 1 апреля, то окруженные в Бреслау войска задачу «отвлекать советские войска от берлинского направления» выполнили и перевыполнили — город был взят только 6 мая. К концу марта вся Силезия была захвачена, Красная армия вышла к границам Чехословакии.

Штурм Восточной Пруссии[править]

Одновременно с наступлением к Одеру началось наступление советских войск и на Восточную Пруссию. В отличие от молниеносного продвижения на запад в Польше, на собственно немецких территориях Красная армия встретила ожесточенное сопротивление: германский полуанклав укреплялся веками. Только к 26 января советским войскам удалось прорваться через укрепления Алленштайнского, Ильменхорстского и Летценского укрепрайонов — те места, в которых в 1914-15 годах дважды не смогла пройти русская армия. Далее дело пошло проще — к 9 февраля красноармейцы прорвались вплотную к Кёнигсбергу и разрезали немецкую группировку на три части: на Земландском полуострове севернее Кёнигсберга, в самом столичном прусском городе и южнее него у залива Фришес-Хафф. После этого боевые действия на некоторое время приостановились (что было связано во-первых, с распутицей, во-вторых, с необходимостью подтянуть осадную артиллерию крупных калибров, в третьих — со сменой командования: 18 февраля погиб при артобстреле командующий фронтом генерал армии Черняховский), но к концу марта окруженная южнее Кёнигсберга группировка перестала существовать. 6-9 апреля была проведена операция по взятию собственно Кёнигсберга: в течение трех дней советские штурмовые группы при поддержке артиллерии крупных калибров захватили или уничтожили окружавшие город форты, а 9 апреля город подвергся массированной воздушной бомбардировке, после которой гарнизон города немедленно согласился на капитуляцию (ну ещё бы не согласились, бомбили на совесть). Последней была разгромлена немецкая группировка на Земландском полуострове: 13-20 апреля полуостров был очищен от немецких войск, а 25 апреля капитулировала крепость Пиллау (Балтийск), остатки немецких войск отошли по косе Фрише-Нерунг в устье Вислы, где и капитулировали 9 мая.

Венгрия, Австрия и Словакия[править]

Не менее активные действия продолжались и на южном участке фронта, где 26 декабря в окружение попал обороняющий венгерскую столицу немецко-венгерский гарнизон. 1-6 января части СС предприняли первую попытку деблокировать гарнизон, двигаясь вдоль Дуная, смогли вернуть взятый советскими войсками в конце декабря 1944 город Эстергом, но дальше Эстергома продвинуться не смогли. Второй удар, последовавший 7-11 января из района севернее озера Балатон, также практически не имел успеха. Третий и наиболее успешный удар последовал 18 января — переброшенный от Эстергома корпус СС прорвал советскую оборону севернее Балатона и смог выйти к Дунаю южнее Будапешта, фактически окружив находящиеся западнее Будапешта советские войска 3-го Украинского фронта. Однако закрепить успех немцам не удалось, 27 января советские войска перешли в контрнаступление и отбросили немцев к озёрам Балатон и Веленце, где немцам удалось закрепиться. Окруженные в Будапеште войска, несмотря на упорное сопротивление, 18 января были вынуждены оставить Пешт (восточную часть разделенного Дунаем города), а 13 февраля исчерпавшие возможности к сопротивлению остатки гарнизона города предприняли попытку прорыва из окружения к Эстергому. Прорыв закончился неудачей, дойти до немецких позиций удалось немногим.

6-15 марта последовал последний немецкий удар на восточном фронте — немецкое командование вновь попыталось прорваться от озера Балатон к Дунаю и восстановить линию фронта по этой реке, но на этот раз повторить успех конца января и хотя бы достичь Дуная им не удалось. 16 марта войска 2-го и 3-го УФ начали общее наступление от Будапешта и Балатона в направлении Вены, одновременно 4-й Украинский фронт действовавший в Карпатах, начал наступление на Моравска-Остраву. К началу апреля была освобождена западная Венгрия, 4 апреля — освобождена Братислава, 13 апреля — Вена, 26 апреля — Брно, 30 апреля — Острава. К концу апреля силы трех фронтов начали подготовку к последнему наступлению в направлении Праги.

Рейн-Эльба[править]

После отражения немецкого наступления в Арденнах, в феврале-марте войска союзников начали операцию по выходу к Рейну и форсированию этой закрывающей путь в Германию реки. В феврале-начале марта американские войска из Бельгии и Люксембурга нанесли удар на Кёльн и к 8 марта вышли к Рейну, заняв Кёльн и захватив относительно неповреждённым капитальный мост в Ремагене. В течение марта англо-американские войска постепенно зачистили левый берег Рейна от немецких войск и захватили два крупных плацдарма на восточном берегу — севернее города Эссен и южнее города Бонн, взяв Рурскую область, главный район немецкой тяжёлой промышленности, в полуокружение[63]. 1 апреля мышеловка захлопнулась — в Руре оказались окружены основные силы немецкого западного фронта, к 17 апреля окружённая группировка сдалась. После этого британские войска начали наступление к побережью Балтийского моря (2-3 мая они вышли к Любеку и Мекленбургской бухте, где встретились с советскими войсками), американцы — на восток к Магдебургу, Биттерфельду и Лейпцигу[64] и на юго-восток к Нюрнбергу, Мюнхену и далее в Австрию (здесь встреча с советскими войсками произошла у Линца и Маутхаузена 10-11 мая). Приняли участие в наступлении и французы, правда их участие ограничилось взятием под контроль приграничных территорий за Рейном, южнее Страсбурга (впоследствии именно эта территория станет французской зоной оккупации, а затем — районом расположения французского контингента НАТО).


Берлин-Прага[править]

К началу апреля советские войска завершили очистку от немцев Польши и подтягивание тылов, после чего изготовились к наступлению непосредственно на Берлин. Ближе всего к Берлину находились части 1-го Белорусского фронта маршала Жукова, занимавшие позиции по Одеру и плацдарм в районе Кюстрина. Южнее, в Силезии находилась сравнимая по численности ударная группировка 1-го Украинского фронта маршала Конева.

16 апреля части 1-го БФ начали наступление с Кюстринского плацдарма, а также из района Франкфурта-на-Одере. В первые дни наступление в холмистой и изрезанной каналами местности проходило не слишком успешно, но к 19 апреля советским войскам удалось прорвать немецкую оборону и выйти к Мюнхебергу. Одновременно части 1-го УФ прорвали немецкую оборону у Котбуса и двинулись частью сил на запад, к Торгау, а основными силами — на северо-запад, в обход Берлина. К 25 апреля войска двух фронтов соединились южнее и западнее Берлина, образовав сразу два котла — Франкфуртско-Губенский котёл юго-восточнее Берлина, в котором оказалась основная масса отступивших от Одера немецких войск, и непосредственно Берлин, где оборону заняли части, отошедшие с Зееловских высот, а также разнообразные вспомогательные и ополченческие формирования. Попытки групп Венка и Штейнера деблокировать Берлин успеха не имели (да и войск в этих группах было…), 21 апреля советские войска вошли в Берлин, 1-2 мая окружённые войска начали сдаваться, сначала явочным порядком, 2 мая последовал приказ командующего берлинским гарнизоном о капитуляции. Севернее Берлина в конце апреля — начале мая 2-й Белорусский фронт занял германское побережье от Штеттина до Ростока и установил контакт с британскими войсками. К 6-8 мая практически по всей бывшей линии фронта в Германии советские войска вошли в соприкосновение с частями союзников.

К 6 мая Чехия осталась единственной крупной территорией[65], контролируемой немецкими войсками. 5-6 мая советские войска начали операцию по освобождению Чехии — с севера, от Дрездена, начал наступление 1-й Украинский фронт, с юга, от Вены — 3-й Украинский фронт. Фактически речь шла уже не столько о разгроме немцев, сколько о контроле территорий на будущее. В ходе быстротечного наступления 6-9 мая советские войска вышли к Праге и заняли город, а 10-11 мая на линии Карловы Вары — Пльзень произошла встреча с американскими войсками.

В начале мая германское правительство, которое после самоубийства Гитлера возглавил гросс-адмирал Дёниц начало переговоры о капитуляции. К тому времени уже было объявили о капитуляции войска в северной Италии (29 апреля), Берлине (2 мая) и Баварии (5 мая). 7 мая в Реймсе была подписана капитуляция немецких войск перед союзниками (советский представитель генерал Суслопаров полномочий на принятие капитуляции не имел), которую в конечном итоге было принято считать предварительной, 8/9 мая в Карлсхорсте (пригороде Берлина) был подписан окончательный акт о капитуляции[66]. В течение мая основная масса немецких вооружённых сил прекратила сопротивление, 5 июня союзниками была подписана декларация о поражении Германии, согласно которой правительства СССР, США, Великобритании и Франции взяли на себя осуществление всех функций германского правительства, де-факто ликвидировав Германию как самостоятельное государство до 1949-50 годов.

Япония[править]

В 1945 году американцы продолжили успешное продвижение по японским владениям. 9 января американская армия высадилась в заливе Лингаен на филиппинском острове Лусон, ровно в том же месте, где в конце 1941 десантировались японские войска. Несмотря на отчаянное сопротивление японских войск, к февралю американцам удалось разрезать обороняющие остров японские войска на две группировки, в конце февраля — начале марта была отбита столица архипелага — Манила, а к июню-июлю весь Лусон был зачищен от регулярных частей японской армии и флота[67].

19 февраля последовал десант уже непосредственно на территорию, относящуюся к японской метрополии — остров Иводзима, с которого японские бомбардировщики предпринимали попытки ударов по Марианским островам. Бои за небольшой остров затянулись более чем на месяц, до 26 марта, американцы потеряли убитыми и раненными 26 000 человек (это была единственная операция, в которой совокупные американские потери превзошли японские). Двадцатитысячный японский гарнизон острова традиционно погиб почти в полном составе. После захвата расположенных на острове аэродромов американские истребители получили возможность прикрывать бомбардировщики над Японией.

Последней и самой кровопролитной операцией союзников на Тихом океане стала высадка на остров Окинава, ставшая по сути репетицией планировавшейся высадки непосредственно на японские острова. 26-31 марта американские десантники заняли небольшие острова Кейсе, в нескольких километрах от Окинавы, а 1 апреля последовала и высадка на саму Окинаву, в районе аэродрома Кадэна, и к 4 апреля американцы прошли остров насквозь, разрезав обороняющиеся японские войска на две группы. Северная часть Окинавы, где ни значительных укреплений, ни большого количества войск не было, была зачищена американцами к середине апреля, а вот в южной части развернулись ожесточённые бои, продолжавшиеся больше двух месяцев. Только к концу мая американцам удалось прорвать японскую оборону на «линии Сюри» и захватить город Наха, административный центр Окинавы, к середине июня была захвачена военно-морская база Ороку, а к 23 июня остатки японских войск прекратили сопротивление. Всего в боях за Окинаву погибло более ста тысяч японских солдат (пленных было взято чуть больше семи тысяч) и до 150 тысяч мирных жителей, американцы потеряли более 12 тысяч убитыми и до сорока тысяч ранеными. Именно уровень потерь привёл в итоге к отказу от высадки на японские острова и решению добиваться капитуляции иными средствами.

26 июля правительству Японии был предъявлен ультиматум от лица США, Великобритании и Китая — безоговорочная капитуляция, разоружение армии и флота, сдача всех территориальных приобретений и ограничение японского суверенитета островами метрополии. 28 июля ультиматум был отвергнут, после чего Япония получила обещанные в ультиматуме сокрушительные удары. Здесь следует заметить, что часть японского правительства, включая императора, считали что война уже проиграна, и ультиматум следует принять. Однако милитаристы, понимая, что им устроят после сдачи, отвергли ультиматум. Существует и другая версия - что японское командование, избавившись от всех здравомыслящих генералов, попросту питали какие-то иллюзии по поводу того, что японский дух не даст врагам победить. Ну, это тот самый японский дух, который уже почти выдохся, растраченный на банзай-атаки, камикадзе и так далее, и который ну никак не мог родить из воздуха металл, топливо, живую силу и припасы. А выпустить себе кишки, признав поражение, в итоге смогли немногие. Но об этом ниже

6 августа 1945 года на город Хиросима была сброшена атомная бомба. 9 августа вторая бомба была сброшена на Нагасаки[68]. В тот же день, 9 августа, войну Японии объявил СССР, одновременно с объявлением войны советские войска начали наступление в Маньчжурии, которое, с учётом количественного и качественного превосходства советских войск, прошло быстро и почти[69] беспроблемно — к 14 августа советские войска прорвались вглубь Маньчжурии, к 18-22 августа заняли основные города Маньчжоу-Го — Харбин, Чаньчунь, Мукден (Шеньян), Гирин, Цицикар, Редзюн (Порт-Артур), а к 24 августа вышли к 38-й параллели на Корейском полуострове. 11 августа началось советское наступление на южном Сахалине (полностью освобождён 24-25 августа), 16 августа состоялась высадка на остров Шумшу, где японские войска оказали серьёзное сопротивление советским десантникам, затем последовали высадки на другие острова Курильской гряды, по большей части уже в форме высадки представителей для принятия капитуляции гарнизонов.

Тем временем, в Японии, император Хирохито после первого же атомного бабаха принялся готовиться к капитуляции. Однако милитаристы были против, и попытались устроить переворот, взять императора под арест и продолжить проигранную войну. К счастью, им так и не удалось никого убедить в том, что у этой войны есть какие-то перспективы, а потому после провала заговора они самоубились. Генерал Анами даже оставил записку: «Своей смертью я любезно извиняюсь перед Императором за великое преступление». Правда никто так и не понял что именно он имел ввиду - переворот или проигранную войну. Майор Хатанака тоже оставил записку: "Теперь, когда над правлением Императора развеялись тёмные облака, мне не о чем сожалеть" (этому предшествовала беготня по NHK и мольбы дать ему хотя бы пять минут эфирного времени на то чтобы объяснить народу суть мятежа), после чего застрелился. В общем, 15 августа Император и японское правительство всё же объявили по радио о безоговорочной капитуляции; с 17 августа, после опубликования указа императора о капитуляции, началось постепенное прекращение японскими войсками сопротивления. Официальный акт о капитуляции Японии был подписан 2 сентября на борту американского линкора «Миссури» в Токийском заливе. Япония, в отличие от Германии, не была поделена на оккупационные зоны (хотя такой вариант рассматривался) и в ней сохранились местные органы управления, правда, полностью подконтрольные американской военной администрации. Вот кстати говоря именно вопрос об ограничении суверенитета и стал причиной мятежа - японцы ни в какую не желали соглашаться на раздел а-ля Германия и утрату суверенитета. Поэтому им пошли немножко на встречу и не стали замещать правительство оккупационным штабом. Ну, во всяком случае, не полностью.

Судебные процессы[править]

  • Нюрнбергский трибунал 1945-46. На нём судили нацистских военных преступников, однако согласно отчету RAF, на нем присутствовали только более-менее крупные фигуры (самые крупные успели самоубиться в бункере Гитлера, как Гёббельс, или пропасть бесследно в ходе битвы за Берлин, как Борман). Судьи из 4 государств, 22 подсудимых, 12 смертных приговоров, 3 оправдательных. При этом непосредственные исполнители преступных приказов по большей части скрылись или вообще даже остались на своих постах. Это повлекло за собой во-первых знаменитую охоту за нацистскими преступниками со стороны евреев, а во-вторых отстрел их со стороны ротфронтовцев. В качестве свидетеля обвинения на процессе присутствовал сам фельдмаршал Паулюс, от чего его бывших коллег чуть кондрашка не хватила. Паулюс же после сдачи в плен под Сталинградом немного поправил здоровье в санатории, причастился трудами марксизма и проникся симпатией к советскому руководству.
    • В дальнейшем американцами[70] было проведено еще несколько малых Нюрнбергских процессов — против нацистских врачей, нацистских судей, военного командования Германии, административно-хозяйственного управления СС, Круппа, концерна IG Farben, отдельный трибунал над генералами, действовавшими на Балканах, и т. д. Всего перед судом предстало 185 человек, из них 13 были казнены, 11 приговорены к казни, но помилованы, 118 посажены на различные сроки, 35 оправданы, в отношении еще 8 человек приговоры не выносились (умерли/покончили с собой до суда или признаны невменяемыми).
  • Освенцимский процесс 1947 г. Проходил в Кракове, обвиняемыми были начальство и работники системы концлагерей Аушвиц. Из 40 обвиняемых 23 были приговорены к смертной казни, 16 человек к тюремному заключению. Биолог Ганс Мюнх, в защиту которого выступила часть бывших узников концлагеря[71], был оправдан.
  • Хабаровский процесс над японскими военными преступниками. Кого успели схватить в Маньчжурии, отдали под суд и отправили в ГУЛАГ. Кстати, да здравствует советский суд, самый гуманный суд в мире! Нет, с приговорами всё было в порядке — все попавшие на процесс получили сроки от 2 (младшие чины) до 25 лет (генералы) в исправительно-трудовом лагере. «Потом он попал к русским в плен, и они, вместо того чтобы повесить его или, что то же самое, передать его Китаю, всего-навсего упрятали его на десяток лет в концлагерь…» «Град обреченный» © Оправдательных приговоров, закосов под дурку, судебных иммунитетов и прочих фокусов советский суд не признавал в принципе. Однако!.. Как и в случае с Токийским процессом, все отсидели лет по семь и были выпущены. Перед отправкой на родину в 1956 г. их одели по последней моде, в Хабаровске в их честь был устроен пышный банкет. Вернувшись в Японию, ни один из японских генералов, причастных к разработке бактериалогического оружия, не написал мемуаров о гулагах и рабах, хотя им за это предлагались большие деньги. Вас может удивить — а с чего это их выпустили? Ну дык, это… Вы посмотрите на время. Другое оно стало. Политические нужды (а точнее, давление), заставившие вернуть в Японию даже население Сахалина (несмотря на то, что уже привыкшие к построению коммунизма японцы всеми силами упирались, не желая возвращаться на разрушенную родину, полную шовинизма и послевоенной депрессии). На вопрос — а чего так мягко — ну… смертная казнь в СССР была отменена указом Президиума Верховного Совета СССР ещё в 1947 г.
  • Токийский процесс 1946-48. Судьи из 11 государств, включая британские доминионы, Нидерланды (которым принадлежала Индонезия) и Филиппины. 29 подсудимых, 7 смертных приговоров. Вот некоторые попавшие и не попавшие в лапы «правосудия»: генерал Хидэки Тодзио (тот самый, с чьей подачи у американцев до сих пор от слова «Пёрл-Харбор» адово бомбит) — пытался застрелиться сам, промазал, осужден, вину признал, приговорен, повешен; маршал Сугияма на процесс не попал — сразу после капитуляции он выстрелил себе в грудь четыре раза подряд из револьвера; Коисо Куниаки (бывший генерал-губернатор Кореи), приговорен к пожизненному, умер в 1950 м году; Ёсидзиро Умэдзу (генерал Квантунской армии, причастен к провокациям в отношении Китая), также приговорен к пожизненному, также прожил недолго; бывший премьер-министр Фумимаро Коноэ на процесс попасть не желал, а потому выпил яду накануне ареста; Хирота Коки, на чьей совести лежит сближение с Рейхом и Италией, Антикоминтерновский и Тройственный пакт, и который как ни странно был против зарубов в Китае (а позже пытался уломать СССР против антияпонского союза с США, неудачно), также попал на виселицу за компанию с остальными; Ёсукэ Мацуока (министр иностранных дел) и адмирал Осами Нагано умерли во время суда от естественных причин; Сюмэй Окава (философ, идеолог японского милитаризма) был признан невменяемым и исключён из числа подсудимых; Мамору Сигэмицу (бывший посол в СССР) получил семь лет, а после отсидки, стал министром иностранных дел и первым представителем Японии в ООН. (Кстати все, кого не повесили в 1948, в 1955, оказались на свободе). Генерал Иванэ Мацуи, обвиненный в Нанкинской резне, врал, увиливал и отнекивался, поскольку реальным виновником был принц Асака Ясухико, которого судить было нельзя ибо иммунитет. Так что, в конечном счете, Мацуи принял всю ответственность на себя и был повешен. Также по ходатайству правительства США иммунитетом пользовались все, кто ставил опыты с бактериологическим оружием на военнопленных. Вот такой вот был суд.
    • Аркадий Стругацкий был переводчиком в ходе предварительного следствия.
    • С подачи генерала Макартура императора Хирохито не стали привлекать к ответственности от слова «вообще». Оно и понятно — император во время войны практически ничего не решал, работая фактически третейским судьей, в случае, если различные группировки во власти не могли договориться не доводя до самого верха, и только в самом конце войны выступил против планов особо упоротых милитаристов сражаться до последнего японца. Поэтому Хирохито так и остался конституционным монархом и символом Японии.
    • Иимператор Манчжоу-го Пу И, как и в случае с Паулюсом, под трибунал не попал (ибо был марионеткой). Посидел немного в НКВДшном санатории, причастился марксизмом, а когда его отпустили, с грустью констатировал, что если бы он прочел это раньше, он бы сам начал строить коммунизм (к слову говоря, единственный, кому удалось начать строить невероятный по своей сути монархический социализм — это король Михай, что как бы намекает, что такое в природе тоже могло бы быть). Где они все теперь? Ну, кто-то из родственников Пу И (который не оставил законных наследников) живет в Китае, работает на ниве информационных технологий. Кто-то из наследников других отрекшихся монархов строит самолёты и исследует растения и ничуть не кичится королевской кровью.

Примечания[править]

  1. СССР отправил в Испанию около 2000 военных специалистов (не считая добровольцев в составе интербригад), Италия — около 150 000 солдат, Германия — примерно 5000 солдат и современную авиацию.
  2. Как легко догадаться, никакой осмысленной реакции великих держав не было. Только США громогласно объявили, что отныне и впредь не будут признавать силовых изменений границ (разумеется, если силовое изменение произошло без одобрения США).
  3. На самом деле как раз северная часть линии (от Меца до Страсбурга) была неплохо укреплена, между Страсбургом и Бельфором французы больше надеялись на идущие параллельно границе Шварцвальд (с немецкой стороны), Рейн (по которому и проходила граница), идущий параллельно Рейну канал и горы Вогезы. Другое дело, что севернее Меца серьёзных оборонительных сооружений почти не было.
  4. Эта парочка уже дважды пыталась выйти в рейд, но в конце 1939 их обнаружил севернее Британских островов английский вспомогательный крейсер «Равалпинди», а в 1940 году пара линкоров навела шухер в Северном море, поймав и потопив британский авианосец «Глориес».
  5. «Шеер», благодаря запасам топлива и паре дозаправок сумел заглянуть и в Индийский океан, а затем вернулся прямо в Германию. «Хиппер» наоборот, из-за недостатка топлива, сначала прошёл вокруг Британии в Брест, а уже оттуда пошёл в рейд.
  6. Помимо потерь и повреждений крупных кораблей, сказались и успешные перехваты флотом союзников немецких кораблей снабжения, без которых долгие рейды не получались даже у высокоавтономных карманных линкоров.
  7. Ещё два рейдера в рейды так и не вышли.
  8. По СМП перебрасывались в европейскую часть страны грузы, доставленные на из США через Аляску и Камчатку. Не самый известный и удобный, зато относительно безопасный маршрут поставок.
  9. В 1912-17 годах Российская империя создала в районе Ревель — Порккала-Уд весьма солидную минно-артиллерийскую позицию, де-факто лишившую враждебный флот возможности прохода. Забавно, но эстонцы сохраняли и модернизировали часть батарей (в том числе бронебашенную 12-дюймовую на острове Аэгна, аналогичную севастопольским 30-й и 35-й и форту Красная Горка) в первую очередь для совместного с аналогичной финской батарей Малкилуото противодействия гипотетическим попыткам советского Балтфлота прорваться из Финского залива.
  10. Просто взгляните на современную карту Ленинградской области и найдите в Финском заливе три острова: Гогланд, Мощный и Сескар. Эти острова принадлежали Финляндии. Сухопутная же граница начиналась севернее Сестрорецка.
  11. Впрочем, даже при переносе границы Ленинград всё равно можно было внезапно атаковать с воздуха
  12. Вообще-то не премьер-министра, а президента, чьи полномочия по финской Конституции очень ограниченны. А вот у правительства Маннергейму во время таких воинственных заявлений главы государства с немалым трудом удавалось выбивать средства на нужды обороны.
  13. Правда, вот это вот всё произошло уже после нападения СССР на Финляндию, и состоялась бы дружба Финляндии и Германии без Зимней войны - неизвестно.
  14. Хуже всего обстояли дела в Карелии, где, пользуясь почти полным отсутствием дорог и наличием подготовленных отрядов лыжников, финны просто-напросто отрезали снабжение нескольким советским дивизиям. Именно эти котлы-«мотти» и стали источниками брошенных танков, замёрзших трупов и голодных военнопленных для финской пропаганды.
  15. Финны "кинулись договариваться" ещё в начале декабря, прозондировав почву через шведского посланника, который передал предложение Молотову. Тогда в Москве высокомерно ответили, что никакого финского правительства знать не хотят, а имеют дела только с ФДР. Важно, что к концу войны не только финны были готовы к переговорам, но и Советский Союз.
  16. Знаменитый форт Эбен-Эмаэль был нейтрализован немецкими десантниками в первый же день, а к 12 числу сдались и остальные крепости у Льежа.
  17. Описание контратаки французов 1940 года очень напоминает описания контратак у Рассейняя, Двинска, Дубно или Гродно: индивидуально более сильные танки контратакующих жгут немецкие танки, давят противотанковые пушки, игнорируя мелкокалиберные немецкие снаряды… Но пехота за танками не идет, в результате прорвавшиеся машины закидывают гранатами пехотинцы или расстреливают размещенные чуть глубже в тылу 88-мм зенитки или 47-мм чешские пушки
  18. На этом моменте Гитлер и Рундштедт в первый раз попытались придержать за штаны «шнелле-Гейнца», но на Гудериана простые приказы откуда-то из тыла особого впечатления не производили
  19. Причины этого приказа называются самые разные, от «политического реверанса» в адрес Великобритании до банального подтягивания тылов.
  20. Вопреки сложившимся в последнее время стереотипам, основную массу народа из Дюнкерка вывезли эсминцы, тральщики и ла-маншские паромы, на долю которых приходится более двухсот тысяч эвакуированных (рыболовные суда, маломерки и яхты вывезли около 60 тысяч человек, ещё столько же пришлось на долю крупных войсковых транспортов). Другое дело, что большинство солдат с необорудованных пляжей были сняты именно «тюлькиным флотом» и уже в море перешли на эсминцы и паромы.
  21. На май 1940 года немцы имели две с половиной тысячи танков, в том числе всего 350 «противотанковых» (вооруженных 37-мм пушкой с посредственными осколочными снарядами) Pz-III, столько же примерно соответствующих «тройкам» чешских танков и 280 Pz-IV.
  22. Учитэсь, таварыщи!
  23. Румыния в 1920-30-е годы срывала все попытки СССР урегулировать бессарабский вопрос, т. е. заставить её поделиться своей территорией.
  24. Кстати, этот договор остался в силе — румынско-болгарская граница так и проходит по состоянию на осень 1940 г.
  25. Фактически тоже танковая дивизия, но с ослабленной пехотной группировкой. Позднее дивизия получила дополнительную пехоту и была переформирована в полноценную танковую.
  26. Танковая дивизия прибыла к Роммелю только в мае, а контрнаступление началось 31 марта.
  27. Каждая из «ветеранских» танковых групп имела по пять танковых (укомплектованных исключительно немецкой техникой) и две моторизованных дивизии, а также по одной дивизии СС и одну бригаду (СС «Адольф Гитлер» у Клейста) или полк («Гроссдойчланд» у Гудериана)
  28. Группа Гота располагала четырьмя танковыми и тремя моторизованными дивизиями, группа Гёпнера — тремя танковыми, двумя моторизованными и одной дивизией СС. Шесть из семи дивизий этих двух групп были укомплектованы чешскими танками.
  29. Финны упорно заявляют о том, что вели «собственную» войну с СССР — «войну-продолжение». При этом, правда, не объясняется, что среди частей финской Карельской армии забыла немецкая дивизия, и почему финские войска в одном строю с дивизией СС «Норд» так рвались к Кандалакше
  30. Первый немецкий прорыв и попытку окружения у Винницы войскам 6-й армии удалось отбить.
  31. Что интересно — прорвавшиеся к окраинам Киева и мостам немецкие части контратаковала 5-я воздушно-десантная бригада полковника Родимцева, спешно переброшенная в город из-за Днепра. Через год и один месяц история повторится в Сталинграде — воздушно-десантная бригада к тому времени подрастет до гвардейской дивизии, а Родимцев — до генерал-майора.
  32. Почти все корабли погибли на минах, люфтваффе смогли записать на свой счёт только линкор «Марат» (который, тем не менее, удалось восстановить до состояния плавбатареи), лидер и три эсминца (один эсминец и лидер, потопленные в Ленинграде, удалось поднять и отремонтировать).
  33. Форсирование немцами Днепра и выход их к Перекопу вынудил командование Черноморского флота 1-16 октября эвакуировать из Одессы части Приморской армии. Эвакуация Одессы, в отличие от эвакуации Таллина, прошла практически без потерь и получившие боевой опыт одесские дивизии оказались как нельзя кстати в Севастополе
  34. При этом немцы произвели рокировку сил — под Ленинградом остались танки, ранее действовавшие в составе группы Гота, Гот получил танки Гёпнера, а Гёпнер — две резервных дивизии и корпус, отобранный у Клейста. В результате советские разведчики, не располагавшие, в отличие от англичан, дешифратором «Ультра» и ориентировавшиеся больше на данные индивидуальных «почерков» немецких радистов, не смогли быстро разобраться, кто у немцев где находится и кто кем командует.
  35. Среди условий которого было прекращение войны в Китае и вывод всех войск из Китая и Индокитая.
  36. Но не пострадала ни одна подводная лодка, а портовую инфраструктуру (в первую очередь хранилища топлива и доки) японцы просто-напросто проигнорировали.
  37. Система генеральских званий вермахта: генерал-майор, генерал-лейтенант, генерал рода войск, генерал-оберст, генерал-фельдмаршал. Далеко не всегда генерал рода войск командовал указанными в звании войсками: Эвальд фон Клейст и Эрих Гёпнер, к примеру, были генералами кавалерии, Герман Гот — генералом пехоты, что не мешало им успешно командовать танковыми группами
  38. По этой программе поставлялось в основном вооружение, боеприпасы, различного рода техника и сырье, а также продовольствие. Неиспользованные в ходе боевых действий вооружение и боеприпасы после войны предполагалось вернуть поставщику или оплатить, всё израсходованное, уничтоженное или иным образом использованное оплате не подлежало. Стоит отметить, что помимо ленд-лиза СССР закупал у Союзников технику и оборудование за наличный расчёт, а переданные СССР в 1944 боевые корабли (линкор, крейсер, 6 эсминцев и 4 подлодки) не входили ни в ленд-лиз, ни в программу закупок — это была техника, временно переданная до раздела итальянских трофеев.
  39. Ввиду больших потерь матчасти в 1941 году советские стрелковые дивизии к зиме 1941 располагали очень слабым артиллерийским кулаком: 16 — 76-мм пушек и 8 — 122-мм гаубиц на дивизию (для сравнения — перед войной в советской стрелковой дивизии по штату имелось 28 дивизионных 76-мм пушек, 32 гаубицы калибром 122-мм и 12 гаубиц калибром 152-мм, в немецкой пехотной — 36 легких 105-мм и 12 тяжелых 150-мм гаубиц) и просто не могли обеспечивать войскам действенную артподдержку. Нехватку дивизионной артиллерии в РККА впоследствии стали компенсировать за счет орудий корпусного и армейского подчинения, но в 1942 не хватало и их.
  40. Что периодически ставят в вину этому самому комсоставу. Но если не касаться моральной стороны оставления своих войск — чем адмирал Октябрьский хуже эвакуировавшегося в том же 1942 году с Филиппин генерала Макартура или улетевшего из Сталинградского котла генерала Хубе?
  41. Командующий войсками на Кавказе маршал Будённый сознательно отказался от боев в степях и санкционировал отступление к горам и Тереку (и это уже после приказа № 227!). В конечном итоге маршал оказался прав: бодаться с немецкими танковыми дивизиями в степях — гиблое дело, устраивать противотанковые засады в предгорьях куда удобнее.
  42. Технически сдавшаяся в Сталинграде группировка стала второй — в конце декабря-январе в ходе боёв на Дону Красная армия уже наловила около 150 тысяч пленных, в основном румын, итальянцев и венгров.
  43. Немцы организовали строительство в крупных портах бетонных укрытий для субмарин, совмещённых с ремонтными цехами.
  44. Японцы, в отличие от немцев и американцев, практически не использовали подводные лодки для отстрела транспортов — целью субмарин были в первую очередь боевые корабли противника.
  45. Именно в этих местах летом 1942 года началось наступление 4-й ТА на Воронеж.
  46. Германия в 1942-43 годах создала на Чёрном море довольно крупную группировку москитных сил, состоящую из небольших транспортов, тральщиков, десантных кораблей и катеров различного назначения. Именно эти корабли и обеспечили эвакуацию 180 тысяч немцев и 50 тысяч румын через Керченский пролив.
  47. Стоит отметить, что Тунис оккупировала совершенно отдельная армия, которой командовал не подчинявшийся изначально Роммелю генерал Ганс-Юрген фон Арним.
  48. До этого десантники либо высаживались с кораблей на мелководье и сколько-то десятков или сотен метров шли по дну, либо доставлялись на берег в шлюпках, операции типа высадки немцев в Нарвике или советских войск в Феодосии и Новороссийске, когда корабли с десантом прорывались прямо в порт и высаживали десант на причалы были крайне редки и обычно заканчивались гибелью или тяжёлыми повреждениями кораблей.
  49. Из них примерно половина были солдатами, а остальные — военными строителями.
  50. Общая численность, непосредственно в десанте участвовало 156 000 человек.
  51. Три степени мобильности немецких дивизий: моторизованная — имеет кучу грузовых автомобилей, пехотная — имеет немного автомобилей и 6 тысяч лошадей, крепостная — не имеет даже лошадей.
  52. на сооружения «Атлантического вала» уехали, к примеру, несколько сотен захваченных в 1941 пушек А-19 и МЛ-20, французские орудия образца 1877 года, трофейные британские пушки, оставшиеся на пляжах Дюнкерка и тому подобное
  53. На участках «Омаха» и «Голд» союзниками были организованы искусственные гавани, но 19-22 июня гавань на «Омахе» была раздолбана штормом.
  54. В чём немалая заслуга союзников — имевшиеся на начало июня резервные дивизии Вермахта и СС как раз занимались обороной Сен-Ло и Кана.
  55. Это окружение было быстро прорвано, вышедшие западнее Риги к морю советские войска были отброшены.
  56. В сентябре в занятый повстанцами район была доставлена по воздуху чехословацкая воздушно-десантная бригада, туда же был перебазирован укомплектованный чехами и словаками истребительный авиаполк.
  57. хреново, надо сказать, зачистили — последнего японского партизана (Сёити Ёкои) на Гуаме поймали аж в 1972(!) году. И это на небольшом острове, где расположены стратегические авиационная и морская базы!
  58. По сути 3-й и 5-й флоты представляли собой штабы, передающие по эстафете одно и то же авианосное соединение. То есть, пока комфлот-5 Спрюэнс брал Марианские острова, комфлот-3 Хэлси планировал операцию на Филиппинах. Затем роли поменялись: Хэлси начал реализацию своего плана, а Спрюэнс засел за планирование следующего удара.
  59. Обычные эсминцы для эскортной службы были малопригодны — несли слишком много объективно лишнего в борьбе с подлодками вооружения, были слишком дороги в постройке, а самое главное — наиболее выгодные по расходу топлива и щадящие для турбин скоростные режимы эсминцев в два-три раза превосходили аналогичные режимы транспортов (грубо говоря — эсминец экономит топливо на скорости 14-16 узлов, а транспорт — на 8-10 узлах).
  60. Немного статистики — за всю войну немецкие субмарины потопили 2919 судов общим тоннажем 14 879 472 брт, треть потерь пришлась на 1942 год — 1155 судов общим тоннажем более 6 миллионов тонн, в 1940, 1941 и 1943 было потоплено по 450—500 судов тоннажем примерно по 2-2,5 миллиона тонн, а в 1944 — всего 125 судов тоннажем около 600 тысяч тонн.
  61. И, судя по историям с подрывами на собственных минах миноносцев Т-22, Т-30 и Т-32 в августе и эсминцев Z-35 и Z-36 в декабре 1944, были не так уж и неправы.
  62. Фактически окруженные «фестунги» держались до тех пор, пока к ним не подходили отставшие от вырвавшихся вперед механизированных частей стрелковые дивизии РККА, далее повторялась история Дюнкерка-1940 и Могилева-1941: пехота методично давила окружённых. Торунь сдалась 1 февраля, Шнайдемюль — 14 февраля, Познань, самая крупная окруженная крепость — 23 февраля. Дольше всех продержался гарнизон Бреслау
  63. В рамках форсирования Рейна союзники провели ещё одну воздушно-десантную операцию, высадив за рейном крупный парашютный десант. На этот раз операция прошла как надо, повторения «Маркет гардена» не случилось.
  64. Но немного проскочили на восток и 25 апреля вышли к Торгау, где и встретили советские войска.
  65. Были ещё Дания и Норвегия, но там крупных немецких сухопутных сил не было (правда, был флот).
  66. Главными различиями было требование немецким войскам немедленно разоружиться (в акте от 7 мая им предписывалось просто прекратить военные действия и оставаться там, где они получили приказ о капитуляции) и признание аутентичными не только англоязычной, но и русской версии текста.
  67. По факту японцы партизанили в джунглях ещё очень долго, можно вспомнить хотя бы сдавшегося в середине 70-х Хиро Оноду.
  68. Целью бомбардировки был назначен город Кокура, но из-за облачности бомбардировщик был вынужден атаковать запасную цель. «Везуч, как Кокура» (с).
  69. Это «почти» относилось прежде всего к наступавшим из Приморья советским войскам, на пути которых оказались весьма мощные укрепрайоны японцев. В остальных местах всё было проще - индивидуальные стрелковые ячейки, полное отсутсвтие каких-либо признаков серьёзной артиллерии и полностью деморализованный личный состав... В общем, их попросту раскатали танками по всей Манчжурии не смотря на попытки деблокирования
  70. Суд проводил уже американский военный (назначенный командованием оккупационной зоны), а не международный трибунал.
  71. Мюнх проводил опыты на людях, но старался сделать так, чтобы вреда от его опытов было как можно меньше, и не отбраковывал «пациентов» (отбракованные, как легко догадаться, шли в газовую камеру)