Социальный дарвинист

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Emblem-important.pngОсторожно, деликатная тема!
Posmotre.li рекомендует сохранять нейтральный тон изложения. Меньше рецептов, больше культурных отсылок.
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статья The Social Darwinist. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.
« Там [в 10-м, 11-м, 12-м Дистриктах] полно неудачников. А также угля, зерновых, ресурсов… много полезного. Но больше всего — неудачников. Если бы вы там побывали — вы бы за них не болели »
Президент Сноу раскрывает суть
«

— Он приютил нас. Накормил. А ты… — Да, приютил. Он хороший человек, а его дочь варит отличную похлёбку. И к зиме они оба будут мертвы. — Откуда ты знаешь? — Я знаю. Он слаб и не может защитить себя. До зимы они оба умрут. А мертвецам серебро не нужно.

»
— Диалог Сандора и Арьи, «Game of Thrones»
« Люди такие хрупкие. Ненавижу слабаков. Они слабы, но заботятся о других. У них нет сил, но все же они отчаянно стараются защитить друг друга. »
— Мадара, он же Котя-сенсей, «Тетрадь дружбы Нацумэ»
« Корпорация. Пятница. Вечер. Пятьсот резюме. Два рекрутёра, матёрый и молодой.
Матёрый: «Пошли бухать что ли?..»
Молодой: «Но ведь ещё пятьсот резюме!»
Матёрый выкидывает три четверти стопки в урну.
Молодой: «Что ты делаешь?! Мы же их ещё не прочли!»
Матёрый: «А зачем нам в компании неудачники?»
»
Аллегория (Атлант расправил плечи)
Карикатура (надпись на двойной косе по-фински «социальный дарвинизм»)

Идея социального дарвинизма/социал-дарвинизма (термин не связан с социализмом, а происходит от одного латинского слова — «социум») основана на предположении о применимости закономерностей естественного отбора к развитию общества. Её приверженцы считают, что и среди разумных существ должно существовать разделение на «сильных и умных» и «слабых и глупых»: первые будут процветать, вторые вырождаться и вымирать, и таким образом общество будет развиваться.

Эта идея была особенно популярна в XX веке, ассоциировалась с расизмом и, в частности, с нацистской Германией. Правда, в Третьем рейхе не поощрялись рознь внутри общества — социал-дарвинистское отношение там было к вражде наций и считалось борьбой за существование. В вымышленных сеттингах социал-дарвинистский уклад нередко свойственен милитаристским цивилизациям или обществам с «диким капитализмом» (Т. е. ничем не контролируемым).

Если речь идёт о персонажах, в мировоззрение которых входит данная идея, то можно выделить несколько типажей социальных дарвинистов:

  • Гипертрофированный меритократ. Уверен, что естественный отбор игнорирует любую ответственность перед обществом или каким-либо кодексом чести, считая важным лишь навыки, но не методы, даже те, что считаются неверными и аморальными. По его мнению, на верх общества правильно забираться любыми способами и удерживаться там — тоже, из-за чего может стать лицемером.
  • Шовинист. Натуральный нацист или кто-либо ещё, считающий свою нацию, государство или иную форму общества высшей и достойной процветания. Остальные подвергаются завоеванию, порабощению и/или геноциду. Вымышленные цивилизации часто объединены в один единый социум, но к другим видам относятся крайне пренебрежительно.
  • «Эволюционист». Сумасшедший учёный или иной персонаж, воспринимающий естественный отбор СЛИШКОМ серьёзно. Так, он может считать индивидов с врождёнными дефектами вредными для генофонда и достойными лишь смерти (как было общепринято на Барраяре в период изоляции), а каких-нибудь генно-модифицированных сородичей считать более продвинутыми и нуждающимися в поддержке. Нередко занимается евгеникой.
  • Козёл. Он просто использует теорию эволюции и выражение «выживает сильнейший» для оправдания своих козлиных деяний, но как только потеряет уверенность в себе, тут же нарушит свои принципы, например, обращаясь к «низшим» за помощью.
  • Рыцарь крови-дарвинист. В отличие от предыдущего примера, придерживается социального дарвинизма до самой кончины и верит, что испытания, страдания и борьба никогда не прекращаются и делают тех, кто с ними справляются, сильнее. Если обыкновенному рыцарю крови важен процесс сражения, то этот может оказаться циником, считать важным убийство противника в борьбе и одобрять такие качества, как злоба, хитрость и беспощадность (обычному рыцарю крови всё это необязательно). Такой персонаж уверен, что война — это круто и, вероятно, не может понять или принять ценности пацифизма. В отличие от первого варианта, принимает свою позицию в обществе и не стремится занять или удержать его «верх» любыми способами.

Если такие персонажи не преподносятся в качестве «зла», то мораль произведения, скорее всего чёрно-серая. Поскольку позицию героя любой из этих типажей вряд ли сможет занять, социальный дарвинист может быть антигероем.

Пятиминутка реализма[править]

Рассуждения типа вынесенных в эпиграф часто можно встретить как со стороны сторонников социал-дарвинизма, так и со стороны критиков эволюционной биологии. На деле, при апелляциях к науке, и то и другое проистекает из слабого знания и понимания как биологии, так и науки вообще. Любая научная теория, теория эволюции в том числе, имеет область применимости, вне которой она в лучшем случае очевидным образом бессмысленна, а в худшем, если граница области не очевидна, даёт ошибочные прогнозы. Нельзя пытаться прогнозировать поведение общества на основе термодинамики или эволюцию естественного языка — на основе фундаментальных математических теорий[1], даже если между процессами в двух совершенно разных областях есть некоторое сходство. По сути, такая попытка является ничем иным, как неправомерным рассуждением по аналогии, то есть, распространённой логической ошибкой.

Теория эволюции описывает, как ни странно, закономерности биологической эволюции, то есть, исторического развития жизни на Земле и его механизмов. Из этого уже должно быть ясно, что напрямую никакая мораль, этика или модель общественного устройства из неё не выводятся, поскольку ни этика, ни социология с политологией к области применимости эволюционной биологии не относятся. Эволюционная выгода, победа в эволюционной гонке — это всего лишь вопрос распространения тех или иных генов. Интересы человека, как личности, с этим никак прямо не связаны[2]. В современном обществе человеку лично вполне может быть выгодно вовсе не иметь детей, если он не испытывает психологической потребности в обзаведении семьей и потомством. Человеческая культура хотя и определяется в известной степени биологией (культурная модель термитника для человека попросту биологически невозможна), но в рамках человечества в целом с биологией связана весьма слабо, если не считать отдельных моментов, вроде адаптации народностей крайнего севера к употреблению ферментированных продуктов. Как правило, ничто, кроме уже усвоенных культурных установок и стереотипов, не мешает в полной мере освоить другую культуру, тогда как из крота сделать летучую мышь никаким воспитанием не получится. Таким образом, говорить с позиций биологии о конкуренции культурных моделей, тоже бессмысленно.

Итак:

  • Мораль, этика и вопросы политического устройства не выводятся напрямую из законов биологии.
  • Перечисленные области в принципе не относятся к области применимости биологических теорий, в том числе и эволюционных.
  • Победа и преимущество в эволюционном смысле — это широта распространения генов в популяции. Но мало какой человек захочет поставить себе цель «наплодить детей, сколько смогу» и такое поведение не сказать, чтобы считалось разумным и оправданным в современном обществе.
  • Культурные явления вообще с биологией обычно связаны весьма слабо. Хотя их конкуренция и развитие и демонстрируют некоторые закономерности, сходные с биологическими, говорить о конкуренции культурных моделей в терминах и моделях биологии, произвольно переходя от культуры к биологии и обратно, попросту безграмотно.
  • В реальных закономерностях биологической эволюции взаимовыгодные взаимодействия между организмами значат не меньше, чем конкурентные.

При этом корни как социал-дарвинизма, так и безграмотных рассуждений о нем вполне очевидны: очень уж велик искус оправдать собственные поступки или политику тем, что «это естественно», «предопределено природой» или «мы/они по природе таковы» (см. первый эпиграф), а не нравящимся по каким-то причинам явлениям и концепциям приписать суровые этические проблемы.

Примеры[править]

Литература[править]

« Сила всегда права. И к этому все сводится. А слабость всегда виновата. Или лучше сказать так: быть сильным — это добро, а быть слабым — зло. И еще лучше даже так: сильным быть приятно потому, что это выгодно, а слабым быть неприятно, так как это невыгодно. »
— «Морской волк»
  • Джек Лондон, «Морской волк» — Волк Ларсен же! Кстати, проиграл отбор. И его младший братец Смерть Ларсен, судя по всему, не лучше (а то и хуже).
    • По словам старшего Ларсена, младший — просто тупая скотина, к философии непричастная. Что, впрочем, никак не помешает практике социал-дарвинизма.
  • А. П. Чехов, «Дуэль» — обрусевший немец фон Корен до определённого момента являлся практически эталоном тропа, и идеи социал-дарвинизма он излагает вполне доходчиво.
  • Драйзер, «Финансист» — сцена с омаром и каракатицей в начале книги, прямая иллюстрация социал-дарвинизма с подсветкой и выводами.
  • Н. Носов, «Незнайка на Луне» — лунное общество основано на социал-дарвинизме, и бродяг в этом обществе ждёт хоть и не виселица, а просто печальная участь (метаморфоза в мелкий рогатый скот).
  • Расширенная вселенная Звездных Войн: Социал-дарвинизм являлся частью обучения Дарта Мола, да и вообще для ситхов весьма характерен.
  • Айн Рэнд, «Атлант расправил плечи» — Рагнар Даннещёльд (субверсия). Считает что применяющие насилие первыми (бандиты и прогнившее правительство) заслуживают ответа силой, в результате чего выживут только наиболее разумные люди, которые первыми силы не применяют, но способны за себя постоять. Собственно, этим он и занимается.
  • Вселенная «Дозоров»: широко распространенное среди Тёмных мировоззрение.
  • Роберт Сальваторе "Отступник" - в мире тёмных эльфов социал-дарвинизм - общепринятая идеология. Убей слабого и стань сильнее, пока более сильный не убил тебя. В результате, чем дальше по иерархии заходишь, тем больше ждёшь удара не свыше, а с тыла.
  • Латынина, «Нелюдь». Все основные расы строят свое общество на своей версии социального дарвинизма
    • Император человечества Чеслав, архитектор человеческой системы. Заключалась в простом «кто не готов полезть в фонящий реактор чтобы устранить утечку до того как об этом узнает начальство — будет расстрелян. Не сможет починить — тоже расстрел» с таким отбором идеальных подданных, преданных будто они не личности, а всего лишь сырье государственной машины с единственным стремлением быть более полезными живыми, чем мертвыми, хотя многие и в самоубийственные атаки на фронте шли лишь потому что это был способ гарантировано умереть без предварительных пыток.
    • Ттаки (а-ля тираниды): не уточняется, как дошли до такой жизни, но имели сверхфертильность и каннибализм, из-за чего «у них казнь полагалась за то, за что на старой земле не всегда трое суток на гауптвахте давали». При этом имели, по скудным обрывкам, вполне разумное и технически развитое общество на основе дарвинистской сверхконкуренции. Погорели именно на этой разнице — ттаки все-таки конкурировали за лучшие условия и дорожили своей жизнью и комфортом хоть в каких-то пределах, когда люди были готовы умереть, лишь бы прекратить ужасы императорской эксплуатации.
    • Барры (Кавказ с педалью в пол) — сравнительно «человечная» версия социал-дарвинизма: честь настолько важна в их обществе, что струсивший или просто недостаточно мужественный и успешный самец имел мало шансов на спаривание и вообще жил грустно внизу социальной лестницы. Единственный шанс вырваться из этого — интеграция в человеческое общество, но это воспринимается как предательство, и снова с шансами на размножение становится худо, да ещё много где требуют обрезания опасного для людей клюва, суть — психологического превращения в евнуха, после которого даже такая же либеральная самка не посмотрит в твою сторону.
    • Хариты: энергетические даже не существа, а те, кто себя воспринимает как набор программ по преобразованию реальности которыми можно делиться, копировать, удалять и так далее. «Харит» это лишь что-то вроде кластера программ действующих в сцепке, но отношение «харита» к составляющим его программам абсолютно прагматичное — удачные программы скачивают все вокруг, неудачные сразу затираются. Воспринимает ли полную замену 100 % «софта» харит как смерть — точно неизвестно.
    • Крийны: личинка крийна — по сути, идеальный покорный от природы раб, которого продают подальше, эксплуатируют в хвост и гриву и почти всегда уничтожают сразу, как отрабатывает свой ресурс. В теории имеет шанс, что если он окажется лучшим и ему позволят эволюционировать во взрослого крийна, абсолютно разумное и рациональное по нашим понятиям существо живущее невероятно долго. Вот только для отдельной личинки эти шансы бесконечно малы, даже не одна тысячная.
  • Росоховатский, «Сигом и диктатор» — Диктатор (а на деле — обычный герр Доктор).
  • Гарри Гаррисон, West of Eden. Общество иилане' близко к сабжу. Для рептилий-биократов — неудивительно. Причём у них зародилось движение Дочерей Жизни, напоминающее христиан «толстовского» извода.
  • Ещё «Эдем» — на этот раз С. Лема. Астронавты так и не разобрались с местной цивилизацией, но некоторые детали позволяют заключить, что на планете проводились генетические эксперименты по улучшению разумных, а негодные особи массово уничтожались.
  • Метавселенная Рудазова — демоны чуть менее чем полностью и многие маги. Частично даже Креол — но он хотя бы в финале кое-что переосмыслил
  • Ирины Коблова, «Астра» — идеология астрогуманизма: на чуждой и враждебной планете угнетение слабых ради выживания и достатка сильных есть высшее проявление гуманизма.
  • Филипп Рив, «Хроники хищных городов» — педаль в асфальт в лице муниципального дарвинизма: тут не то что человек человеку, а движущийся город движущемуся городу волк. То есть буквально: мегаполисы глотают города, города жрут деревни, деревни покусывают мелкие неподвижные поселения, которые единственные пытаются налаживать добычу и производство, но получается не очень, потому что… вернитесь в начало. Отношение к гражданам съеденных поселений у поедателей соответствующее.
  • «По ту сторону рассвета» — полуорк Болдог в споре с Береном о праве сильного начинает этот спор с классической философии дарвиниста-рыцаря крови. По мере развития спора всё больше уходит в козлизм, а к концу в его позиции начинает отчётливо проступать, что он признает лишь те правила игры, при которых наверняка выиграет, независимо от философского обоснования. Просто позиция дарвиниста для головореза — это выглядит круто.

Кино[править]

  • «Белое солнце пустыни» — Черный Абдулла же!
  • «Звездные Войны» - идеология ситхов и есть социал-дарвинизм доведенный до абсолюта. Постоянная борьба за власть и место под солнцем. Что характерно, рано или поздно все империи ситхов распадались в процессе грызни друг с другом за власть, стоило только сильному лидеру погибнуть. В дальнейшем Правило Двух также крутилось вокруг этих идей, где ученик должен превзойти учителя и убить его. Несмотря на сомнительность данной идеи (ну что мешало убить учителя не в честном бою, а просто во сне? Как сделал Палпатин. Или забить в итоге на ситхов и их учение, или даже основать свой орден. Да и поиск нового ученика тоже дело непросто и долгое, а за это время учитель мог и умереть.) смогли достигнуть успеха, хоть и временно.

Телесериалы[править]

  • Игра Престолов — Пёс, частично, пополам с сословной моралью. Ограбил крестьян под предлогом того, что они Зиму не переживут.
  • «Андромеда» — идеология Ницшеанцев. Отчего их империя и продержалась ровно столько, сколько шла война с Содружеством — без общего врага они мгновенно распались на конкурирующие кланы.
  • «Вавилон 5» — Тени. Стравливают между собой младшие расы, чтобы выжил сильнейший. Есть только хаос и эволюция!

Мультфильмы и мультсериалы[править]

  • Young Justice: Вандал Севидж же! «Вы же слышали о естественном отборе? По сути, вы пытались спасти человечество от эволюции». А раз так — никаких супергероев…
  • «Роботы» — Финеас Поршень.
  • Steven Universe — Яшма и Жёлтый Алмаз.
  • RWBY — Рейвен.
    • Нацист и полное чудовище Адам Таурус — не социал-, а национал-дарвинист: считает, что раз у зверолюдей-фавнов есть «все, что есть у людей и больше», то они являются высшей расой, достойной править людьми как рабами.
  • Самурай Джек — культ Аку. Как минимум дочерей его воспитывали именно так, требуя не пытаться спасать друг друга вообще. Офигенный бонус к эффективности отряда.
  • «Динозавр» — Крон, вожак стада травоядных динозавров.

Комиксы[править]

  • Marvel Comics
    • X-men: фараон Эн-Сабах-Нур aka Апокалипсис (самый древний бессмертный мутант).
    • В комиксах от того же «Марвела»: Герберт «Вершина Эволюции» Виндхем (в русском кривом переводе — Высший Разум). Генетик, превратившийся в сверхсущество.
      • Магнето в отдельных случаях тоже им промышляет, хотя мотивы у него неоднозначны.
    • Енот-Ракета.
  • Transformers Prime: Beast Hunters: Эйрвейв.

Манга и аниме[править]

  • Rurouni Kenshin — Сисио Макото и его ученик Сэта Содзиро. Сэте помогла оздоровительная порка, Макото получил свое.
  • Code Geass — император Карл Британский пропагандирует с трибуны именно такой взгляд на мир. Но его истинные цели имеют мало общего с заявлеными.
  • Fullmetal Alchemist — в манге и экранизации 2009 (но не 2003) года: Зольф Дж. Кимбли, Багровый алхимик.
    • Оливия Мира Армстронг же. Положительный пример. «Закон крепости Бригг — выживает сильнейший.»
  • Gate: Jieitai Kanochi nite, Kaku Tatakaeri — Харди, богиня Ада и подземного мира параллельной фэнтезийной реальности. Безразлична к мольбам о помощи поклоняющихся ей смертных и считает, что выживать и процветать должен только сильнейший. Именно она открыла магические врата, связывающие два мира, чтобы привести в свой слой реальности новую силу в виде современной земной армии и начать великую войну, которая выведет местную цивилизацию из многовековой стагнации.
  • Akame ga kill!. Генерал Эсдес давит педаль в пол, особенно в манге.
  • Darling in the FranXX. Зеро Цу иногда проявляет подобные наклонности в первой половине сериала. Позже исправляется и в целом поднимает уровень доброты благодаря Хиро.
  • «Тетрадь дружбы Нацумэ» — Мадара, он же Котя-сенсей строит из себя такого, насколько это возможно для этого добрейшего произведения с бело-белой моралью. И, тем не менее, он отнюдь не бесчувственный и периодически приходит на помощь Нацумэ и его друзьям. А бесчувственного социального дарвиниста он из себя строит из-за страха привязаться к людям, так как для бессмертных ёкаев человеческая жизнь лишь мгновение.
  • Vinland Saga — Торфинн в отрочестве:
« — Почему... Почему вы убили мою семью...

— Это просто охота. Для сильных естественно охотиться на слабых. Так живут все существа в этом мире. Ваша семья оказалась слабее нас. Поэтому мы охотились на вас. Если ты хочешь кого-то ненавидеть — ненавидь себя за эту слабость. Я охотник, а ты жертва. Вот и всё.

»
— Девочка хорошо запомнила эти слова

Видеоигры[править]

  • BioShock. Основатель подводного города Восторга, Эндрю Райан, ввел в своей вотчине именно такие порядки. То, что это называлось другими словами, сути дело не меняло — богатые и влиятельные люди должны были процветать, неимущие и разорившиеся объявлялись «паразитами». Правда, когда трон самого Райана зашатался и на его место стал точить свои зубы магнат Фрэнк Фонтейн — Эндрю/Андрей сразу забыл принципы «власти достоин сильнейший и умнейший» и ввел в Восторге самую обычную диктатуру. Ибо идеология — идеологией, а власть терять все равно не хочется…
  • Dragon Age: Origins: Морриган.
  • Fallout 3: согласно мануалу, желающий взорвать город Мегатонну мистер Бёрк вовсе не поехавший маньяк, а именно социал-дарвинист.
  • Mass Effect 3: Явик.
    • Субверсия у кроганов: чтобы доказать, что ты достоин принятия в клан и вступления во взрослую жизнь, надо выстоять некоторое время в бою с гигантским подземным червем (если сумеешь пристрелить — редкий герой). Впрочем, не в одиночку. А субверсия потому, что это испытание оценивает только силу и выносливость, но не ум, хитрость и т. д. — а эти качества социал-дарвинисты ценят не меньше, а то и больше.
      • C другой стороны, смекалка и лидерские качества кроганами тоже ценятся, но меньше грубой силы, да и далеко не каждому они даны.
        • На самом деле субверсией это делает то самое «не в одиночку». Так проверяют, можешь ли ты быть частью коллектива и заводить товарищей — а отсутствие этих умений для кроганов куда прискорбней чем посредственные боевые навыки.
  • Neverwinter Nights 2 — Бишоп.
  • Resident Evil: Альберт Вескер в пятой части, после того, как узнал о своем происхождении и конкретно уехал крышей на почве этого. Вознамерился помочь естественному отбору, распылив в атмосфере вирус, должный убить «слабых» и превратить в полубогов «сильных».
  • Sam & Max, серия квестов Telltale: дед Вонючка (Grampa Stinky) пародирует эту концепцию. Вонючка содержит забегаловку и сознательно готовит как можно хуже (иногда прибегая даже к магии, чтобы приготовить что-нибудь особо малосъедобное). Зачем? Он хочет, чтобы выжили только те, кто способен переварить его стряпню, и чтобы таким образом человечество стало крепче и выносливее.
  • Nightfire:Рафаэль Дрейк. Что бы его остановить, понадобился известный укротитель таких товарищей- агент 007.
  • Legend of Heroes: Trails in the Sky — главный гад Георг Вайсман.
  • StarCraft 2 — у протоссов-талдаримов общество построено по принципу жёсткой социальной иерархии, причём все её участники являются воинами-псиониками различных рангов. Положение талдарима меняется в зависимости от того, победил ли он в ритуале Рак-Шир, смертельной псионической дуэли. Самые могущественные псионики, такие как Аларак или Ма’лаш, находится на верхушке иерархии и называются высшими посвящёнными, на дне же располагаются т. н. прислужники, которые используются более сильными талдаримами в качестве пушечного мяса или источника жизненной энергии. Вне иерархии обычно находятся пленные учёные, роботы, наказанные талдаримы или просто те, кто отказался от конкуренции и решил посвятить свою жизнь служению высшему посвященному.
  • Touhou Project — по такому принципу устроен Мир Зверей, населённый разумными духами умерших животных. Духи разделены на преступные банды во главе с якудза (самыми сильными из духов) и постоянно убивают друг друга. Самые слабые, а именно, духи людей, пребывают в статусе рабов или еды.
  • Dishonored — Приблизительно такие взгляды сподвигли Хайрема Берроуза, главу Королевской Тайной Службы, а позднее — лорда-регента, на то, чтобы завезти в столицу империи чуму из Пандиссии. Он наивно полагал, что чума проредит только низшие слои общества, которые «способны только клянчить деньги, достающиеся нам с таким трудом». Конечно, тут свою роль сыграла и сословная мораль, но обычно носители такой морали из числа высших слоев общества всё-таки не стремятся к подобному, вполне отдавая себе отчёт, что их благосостояние зависит от труда стоящих ниже по сословной лестнице.

Визуальные романы[править]

  • Fate/Stay Night — Гильгамеш. В Unlimited Blade Works он рассказывает о своих планах: он полагает, что в мире расплодилось слишком много лишних людей. Поэтому он хочет выпустить порчу Святого Грааля. Когда это произошло в рамках одного города, выжил всего один человек (не считая Мастеров, поединок которых и привел к этому). Если же это произойдет в рамках всего мира, выживут лишь сильнейшие. Символично при этом, что остановил его в итоге тот самый единственный выживший.

Настольные игры[править]

  • Dungeons & Dragons: Общество тёмных эльфов дроу построено на принципах социал-дарвинизма.
  • Warhammer (Fantasy Battles и 40 000): у орков примерно аналогично кроганам: пока варбосс способен победить один на один любого другого орка, они будут ему безоговорочно преданны, даже если он туп, как пробка. Впрочем, у орков с возрастом и размером прибавляется не только силушки, но и ума.
    • Тёмные эльдар в 40 000 используют доведенные до абсурда социал-дарвинистские идеи как официальную идеологию. Не нравится? Добро пожаловать в Коммораг до правления создавшего эту систему великолепного мерзавца Векта — мир гнусных кланов и загнивающей аристократии. Темные эльфы друхии из Fantasy Battles тоже придерживаются такую идеологию. Ибо в Наггароте слабый погибает, а сильный выживает.
    • Ну и у хаоситов такое сплошь и рядом. Особенно это характерно для каких-нибудь Железных Воинов или Повелителей Ночи, у которых Губительные Силы — не объект поклонения, но полезный инструмент.
    • В Империуме Человечества личности, приверженные подобной философии, тоже встречаются на всех уровнях социальной лестницы. От предводителей банд подульев и вождей диких племен до планетарных губернаторов, Инквизиторов и Высших Лордов Терры.
  • Planescape — Обречённые. Считают, что каждый получает то, что заслужил. Не занимаются благотворительностью ни в каком виде и не принимают ни от кого бескорыстной помощи.

Примечания[править]

  1. Последнее — один из самых нетривиальных случаев, эту ошибку нередко совершают даже маститые учёные, особенно собственно математики. Дело в том, что науки используют математику и нередко — с замечательной эффективностью. Из этого возникает ложное впечатление, что математика и область приложения математики — одно и то же. Это не так. Проводя аналогию, мы можем описывать некие явления на русском или английском языке. И тоже весьма эффективно. Но очевидно нелепо и ошибочно переносить на описываемые явления правила самого языка. Очевидно, что, скажем, брачные традиции у народов Океании или физика переменных звёзд никак не связаны, к примеру, с запретом на двойное отрицание в классическом литературном английском. Аналогично, внутренние законы самих чисто математических теорий не связаны напрямую с закономерностями реального мира. Эти закономерности найдут математическое отражение, если мы построим математическую модель изучаемых процессов, но даже в этом случае нам придется всё время проверять, а имеет ли открытое «на кончике пера» реальный физический смысл. И это уже будет прикладная математика, сколь бы сложна она ни была.
  2. Непонимание этого факта приводит когда к печальным, а когда и к смешным казусам. В 2016 году доктор биологических наук и известный популяризатор А. Марков, давая интервью одному новостному сайту, высказался, дословно: «В современном обществе с эволюционной точки зрения вам выгодно быть необразованным, а если вы женщина, то вам выгодно быть неграмотной», что означает, всего лишь, тривиальный эмпирический факт: малообразованные женщины в среднем имеют больше детей. Их выгода, как личности, тут ни при чем. Не понявшие этого (несмотря на многократные попытки объяснения) феминистические активистки наградили почтенного биолога званием «сексист года», чем заслуженно вызвали вал насмешек.