Сонхийский цикл

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Понятия не имеем, почему эту книгу поместили в серию «Русский фантастический боевик»

«Сонхийский цикл» — фантастический цикл Ирины Кобловой (ранее известной под псевдонимом Антон Орлов), рассказывающий о приключениях других воплощений героев цикла «Тина Хэдис». Состоит (пока) из шести книг.

Произведения[править]

«Пепел Марнейи» (2009)[править]

  • Очень, очень дальний приквел к обоим циклам, единственный в серии образец чистого фэнтези.
    • Не такого уж и «чистого» — важную роль в сюжете играют «сонные дома», проявляющиеся в Сонхи из далёкого технологического будущего нашего мира. Правда, из-за давнего проклятия, получается сплошная тёмная электроника
    • Содержит шкатулочный роман, который почти полностью состоит из смеси бафоса с сарказмом: собственноручно написанные великим магом Тейзургом хроники того, что произошло с ним, колдуном Унбархом и Хальнором, Стражем Мира Сонхи, в далёком прошлом. Но не следует верить любому написанному там слову.
    • Разъясняет смысл обрывков воспоминаний Поля Лагайма о сожжённом городе, но и сам содержит странные сны о событиях цикла «Тина Хэдис». Поэтому рекомендуется читать после этого цикла.

«Заклятые пирамиды» (2011)[править]

«Западня для ведьмы» (2013)[править]

«Крысиный вор» (2015)[править]

«Властелин Сонхи» (2017/18)[править]

«Золото Ларвезы» (2020)[править]

Мир[править]

Сонхи — мир, во многом похожий Землю, с теми же физическими законами и примерно такой же биосферой («миры из одной грозди», как выражаются в сеттинге). Но есть существенные отличия: в Сонхи много магии, не работает земная электроника, а также реально существуют шкажошные шушества, демоны, боги и околобожественные сущности. И в этом Сонхи не уникален. Помимо материального мира, в Сонхи есть ещё Нижний Мир — Хиала, обитель демонов, — и пространство Первозданного Хаоса, где могут уцелеть только сильные маги-Созидающие.

Одной из равных богам сущностей является Страж Мира. В обычных условиях он пребывает в облике человека (мага средней силы) с вечной молодостью, которая не слишком заметна окружающим из-за синдрома хронического героизма, регулярно отправляющего его на очередную реинкарнацию. Однако когда когда миру грозит опасность, Страж вспоминает о своей сути и становится непостижимо могущественным повелителем стихий этого мира.

В Сонхи на протяжении очень долгого времени действовал один и тот же Страж, пока из-за успешно исполненного хитрого плана злодея не проклял сам себя. После этого он ушёл Вратами Хаоса, а в Сонхи родился новый Страж, поспокойнее.

Но прежний Страж тоже не исчез. Проведя бездну времени в Первозданном Хаосе, он смог выйти в наш мир (в далёкое космическое будущее), после чего родился и живёт под именем Поля Лагайма, близкого друга Тины Хэдис. Однако получилось так, что Мир Сонхи вернул своего бывшего Стража обратно — к старым друзьям и старым врагам.

Пантеон богов[править]

Пантеон богов мира Сонхи небольшой, но выполняет очень важную роль в сюжете, а отдельные боги очень часто являются героям во плоти.

  • Лухинь (по имени названа только в первой книге), Госпожа Развилок или Госпожа Вероятностей. Богиня судеб, ведающая развилками и выборами, из которых складывается будущее. В антропоморфном облике обычно выглядит как тощенькая девушка-пацанка.
    • Самая могущественная из богов — может выстроить из множества маловероятных событий цепочку действий, способных даже уничтожить другого бога. Чаще всех остальных вместе взятых является героям для назначения очередного квеста или выдачи подсказки. Обожает говорить загадками и тарахтеть, как пулемёт.
    • Может изменить будущее человека по его просьбе, но за это потребует соразмерную оплату — чаще всего исполнение посильного желания, но в очень сложном случаев цена тоже может быть очень высока.
  • Тавше Милосердная, одно из двух стопроцентно благих божеств Сонхи. Богиня жизни. Дарует своим избранным лекарям способность напрямую призывать божественную силу и с её помощью лечить больных. Выглядит как темноволосая и зеленоглазая девушка в лекарской одежде (похожа на Зинту, точнее, Зинта похожа на неё).
    • Желает счастья и покоя всему миру, но в силу установленных собою же правил ограничивается причинением добра через своих служителей. В своё время способствовала свершению в Молоне Доброй Революции, после которой все стали друг другу «доброжителями», и не её вина в том, что конечный результат сильно отличается от ожидаемого. Впрочем, поскольку помеха в лице злого бога была устранена, следующая революция в Ларвезе должна пройти успешней.
    • Её служители в большинстве своём столь же законопослушно-добры и с искренней радостью исцеляют страждущих. Впрочем, если пациент является плохим богачом, и нет непосредственной угрозы его жизни, то могут потребовать очень большой оплаты за свою помощь. А принуждать лекаря под дланью Тавше силой или угрозами — себе дороже.
  • Акетис Умиротворяющий, второе несомненно благое божество. Бог смерти и перерождения, вселенский Судия. У него на службе находятся демоны, но, в отличие от прочих обитателей Хиалы, эти не развлекаются обычными для демонов способами, а просто выполняют свои обязанности.
    • Кажется законопослушно-нейтральным, но в дальнейшем заявлен как законопослушно-добрый. Опять же в силу установленных для себя законов не вмешивается в земную жизнь людей, но учитывает молитвы живых при решении дальнейшей участи умерших. Хороших людей демоны проводят «добрыми путями» к очередному перерождению (лучше прежней жизни), а плохих — вылавливают и утаскивают в Серые Пределы.
    • Теоретически человек (особенно сильный маг) после смерти может скрыться от слуг Акетиса и самостоятельно найти себе новое тело для перерождения, но тут всё зависит от количества воззваний к богу — на поиски души злодея, причинившего множество бед множеству людей, будут брошены все силы. Также живой человек может призвать слуг Акетиса для отлова преследующих его призраков умерших.
    • Если умерший сильнее всего желает отомстить убийцам, Акетис может переродить его в волшебное существо.
    • В особых случаях может лично совершить прижизненный суд над злодеем — но опять же по просьбе живых.
  • Ланки Хитроумный, бог-трикстер, покровитель воров, плутов, торговцев, азартных игроков, адвокатов и т. п. Аналог древнегреческого Гермеса и ему подобных.
    • Обеспечивает прокачку удачи и способствует исполнению хитрых планов тем, кто радует его хитроумными замыслами, однако обман наивных и доверчивых людей считает скучным делом. А ещё терпеть не может тупых злодеев и с удовольствием помогает героям перехитрить их.
    • Во время ежегодных праздников в честь Ланки каждому человеку рекомендуется совершить какую-нибудь мелкую кражу.
  • Зерл Неотступная, богиня-воительница, ведающая отмщением и заступничеством. Выглядит как высокая женщина с длинными чёрными волосами и единственной рыжей прядью, в коротком чёрном платье и золотых украшениях. Носит два кинжала.
  • Кадах Радетель, бог всякого порядка и благополучия.
  • Семанх Безногий — единственный злой бог в здешнем пантеоне. Изначально требовал от своих последователей «пожертвовать» часть своего тела, а в дальнейшем принялся творить зло в промышленных масштабах, получая долю с маны, выкачиваемой в Накопителях из Древних магов.

Шкажошные шушества[править]

Персонажи[править]

  • Эдмар/Тейзург, последняя реинкарнация древнего могущественного архимага Тейзурга. Он же бывший демон Золотоглазый, он же в предыдущей жизни — Лиргисо из расы энбоно, закадычный противник Тины Хэдис и её друзей. В новом воплощении несколько поднял уровень доброты с антизлодея до антигероя, хотя регулярно продолжает творить всякую фигню.
    • Хаотичный нейтральный
    • Протагонист - практически все события основной сюжетной линии цикла так или иначе связаны с ним. Однако при этом ни разу не был POV-персонажем - все его действия показаны исключительно глазами его спутников, так что истинные мотивы его поступков всегда остаются тайной.
  • Хантре Кайдо, маг-перевёртыш, способный оборачиваться в камышового кота. Бывший Страж Мира Сонхи, он же Поль Лагайм с планеты Нез, которого мир Сонхи забрал обратно. Утратил память о своей жизни в другом мире, но на его характер это никак не повлияло.
  • Зинта Граско, добрая лекарка под дланью Тавше, т. е. способная напрямую призывать силу богини. Первая, кто встретил Эдмара в мире Сонхи. Взяла его к себе в дом и стала его ближайшей подругой. Поведение Эдмара нередко заставляет её фигурально рвать на себе волосы, но поскольку она женщина сострадательная, терпеливая и верит в добро, они всё равно дружат. Единственная, от кого Эдмар готов выслушивать упрёки в аморальных поступках.
  • Хеледика, юная песчаная ведьма на службе Светлейшей Ложи Магов.
  • Дирвен Кориц, выдающийся маг-амулетчик и не менее выдающийся болван, самовлюблённый, капризный и тщеславный херой. Заварил такую кашу, что герои, да и вся страна, её еле разгребли.
  • Суно Орвехт, высокопоставленный маг Ложи, имеющий достаточно собственных сил, чтобы не пользоваться Накопителями. Муж Зинты и наставник как Хеледики, так и Дирвена. Последнее обстоятельство вызывает у Суно неиллюзорное сожаление.

…и дофига других интересных персонажей!

Тропы и штампы[править]

  • Азкабан/Участь хуже смерти/Но я должен кричать — Накопители, огромные заклятые пирамиды, в которых заняты почётным трудом древние маги. Вот только мало кто знает, что «почётный труд» заключается исключительно в крайне недобровольной отдаче магической силы. И что узникам пирамид для пущей безопасности отрубают конечности.
  • Ай, молодца, злодей! — с прикрученным фитильком: авантюра Эдмара с песчанницей, чары которой он использовал, чтобы обманом склонить Хантре к близости. В результате тот на время, но очень удачное для их противников, лишился своих прорицательских способностей, что в планы «соблазнителя» не входило. В цикле Эдмар является не злодеем, но данное его действие назвать добрым никак нельзя, учитывая, что он знал об отношении Хантре к подобному.
  • Алхимическая триада — некоторые особо сильные маги делятся на три группы в зависимости от природы из магической силы: Созидающие, Порождающие и Разрушители.
    • «Обычные» маги колдуют заклинания напрямую за счёт своей маны (или маны из Накопителей). Амулетчики (они же «маги-предметники») используют заранее зачарованные предметы (сила самого владельца тоже имеет большое значение). Ведьмы (только женщины) повелевают определёнными материалами и черпают силы для заклинаний из них же (например, песчаная ведьма или бобовая ведьма).
  • Ангел и демон — демон Золотоглазый и Страж Мира, существо ангельской природы.
  • Бездонный гардероб у мага Тейзурга (Лиргисо в другой реинкарнации) не просто безразмерный в буквальном значении этого слова, но ещё и доступен своему хозяину в любом месте Мира Сонхи, где можно использовать магию.
  • Безумный провидец — маг-видящий Сухрелдон. Собственно, все видящие (или «сканеры») в разной степени не от мира сего (некоторые не способны даже говорить!), но этот ещё и горе-поэт, который заставляет окружающих слушать свои высокопарные, скверные и нравоучительные стихи, в виде которых выдаёт пророчества. Неожиданно для всех (включая читателей) проявил себя настоящим героем.
  • Беременности и ЗППП не бывает — инверсия:
    • Перед началом операции по внедрению в мир местной организованной преступности Эдвин заблаговременно интересуется у лекарки Зинты, сможет ли она его вылечить от этих самых болезней, а потом через пару недель приходит за лечением. С другой стороны, опытные маги используют для защиты от болезней и нежелательных беременностей специальные заклинания.
    • Сама Зинта и крутой маг Суно Орвехт, встретившись наконец, начинают усиленно предохраняться. Нет, конечно же, они очень хотели бы иметь детей, но оба знают, что «подобное тянется к подобному», и ребёнок мага может тоже оказаться магом. В том числе очередной реинкарнацией какого-нибудь древнего мага, которого по достижении совершеннолетия отправят в Накопитель.
    • Однажды Суно Орвехт выпил вина с «магобоем», после чего его очень бывшая любовница, которая в своё время «лето красное пропела», целенаправленно воспользовалась его состоянием. Сам Суно о той ночи не помнил ничего, но об этом стало известно госбезопасности соседней страны, так что теперь Плясунью ожидает беда во время беременности.
    • А для глупого короля Дирвена, захватившего власть в стране после сборки читерского артефакта, беременность его жены оказалась полным сюрпризом[1]. Впрочем, Дирвен вскоре нашёл себе «новую королеву» (древнюю[2] вампиршу Лорму), поэтому её беременность длилась очень недолго и закончилась очень страшно.
  • Брать живым — когда в финале безнадёжного боя за обречённый город Тейзург метнул Клинок Жизни в сражавшегося на его стороне Хальнора, один из подручных архимага Умбарха закрыл его своим телом. Самого Тейзурга головорезы Умбарха тоже попытались захватить живьём, но он успел воткнуть себе в сердце свой Клинок Жизни, оставив противникам только мёртвое тело. Ну а после возрождения он воздал сполна тому слишком активному подручному — устроил ему вечную участь хуже смерти наравне с палачами, которые пытали взятого в плен Хальнора.
  • Буквально понятые слова — при заключении каких-либо сделок с волшебным народцем мира Сонхи нужно быть очень точным в формулировках. Вот одна русалка рассказала Дирвену про амулет, снятый с трупа, и спросила: «Ты хочешь его?», Дирвен сразу уточнил: «Ты говоришь про амулет?», понимая, что иначе вполне может получить разбухший, обглоданный рыбами труп.
  • Вечная любовь — судя по всему, любое воплощение Тейзурга/Золотоглазого обречено влюбляться в любое воплощение Хальнора Тезу-Атарге.
  • Вор — Кемурт, молодой маг-амулетчик, который после гибели родителей по причине несовершеннолетия был вынужден скрываться от «Надзора за детским счастьем» (местная «ювенальная юстиция» с крайне странным пониманием оного «детского счастья»). Добывал себе пропитание мелким воровством, всячески избегая встреч с воровскими гильдиями. Затем его нашёл Тейзург и предложил «работу по специальности» — «позаимствовать» несколько древних вещей у некоторых солидных господ. После успешного выполнения этих заданий Кемурт стал полноправным членом команды Тейзурга. Когда Дирвен получил всемогущество и узурпировал власть в стране, Богиня Вероятности дала Кемурту амулет, позволяющий без проблем использовать другие его амулеты. Благодаря этому Кемурт смог проникнуть в сокровищницу Дирвена и выкрасть артефакт, который вернул древней вампирше Лорме её истинный облик прямо во время свадебной церемонии.
  • Враг силён твоим страхом («Пепел Марнейи») — Гонбер Живодёр. Молодой человек с внешностью и манерами аристократа; на самом деле — порождённая сущность, питающаяся болью и страхом. На момент повествования силы, полученной от изуверских убийств и страха обывателей, могло хватить Гонберу даже для смещения богов. Не говоря о том, что он стал неуничтожим ни для лучших воинов, ни для сильнейших магов: Живодёра пытались рубить на мелкие кусочки, сжигать, поражать заклинаниями — но людской страх тут же возвращал его к жизни (с понятными последствиями для покушавшихся). Избавить от него мир Сонхи смог только Страж Мира, совершив героическое самопожертвование.
  • Жертва моды — с подачи Тейзурга дворянство Ларвезы начало массово скупать вещи из страны Китон с офигенно острыми лезвиями внутри. Для самого Тейзурга китонский веер — очень круто и практично, а для остальных — соразмерно умению… Зинта уже слегка задолбалась штопать особо отличившихся модников.
  • Изнасилование — не худшее из зол — Эдмар говорит Дирвену: «Видишь ли, у меня весьма разносторонний жизненный опыт, и было бы достойно сожаления, если бы я начал испытывать из ряда вон выходящие эмоции по поводу незначительного эпизода с неловким и назойливым партнером. Это всего лишь мелкая дефектная бусина в драгоценном ожерелье моих интимных впечатлений». Правда, это исключительно его позиция, остальные персонажи относятся к подобному иначе.
  • Кресторазрушающая аура — Суно Орвехт с помощником укрываются от слуг вурваны Лормы в старом, заброшенном храме Кадаха Радетеля. Поначалу храм был надёжным укрытием, но потом «волшебного народца» стало слишком много… Пастырь добрый мог бы сдержать их напор, но такого человека в отряде не было — пришлось искать другое убежище.
  • Любовный многоугольник — любовь с первого взгляда Поля Лагайма и юной Ивены была вызвана тем, что они любили друг друга в одной из предыдущих реинкарнаций.
  • Мужская беременность — шутки ради. Как-то раз лекарка Зинта и крутой маг Тейзург разговорились о том, что крутой амулетчик Дирвен с помощью каких-нибудь древних артефактов может сделать оное. А через некоторое время Дирвену поручили отнести странную тыкву одному магу-мироходцу. На полпути он получил от своего начальника сообщение немедленно возвращаться назад — дескать, было у него видение, что если кто-то увидит эту тыкву, то в мире Сонхи произойдут большие изменения. Дирвен тут же спрятал тыкву под мантией и внезапно встретил пьяного в дымину Тейзурга. Зрелище «беременного» Дирвена настолько шокировало Тейзурга, что он телепортировался в неизвестном направлении и угодил в какое-то странное пространство, где набил морду одному очень нехорошему богу, что действительно привело к большим изменениям в мире Сонхи.
    • Кстати, разговор Зинты и Тейзурга начался с того, что он рассказал о своей младшей сестрёнке, увлекающейся различными фанфиками на эту тему.
  • Канонический шиппер — в Ларвезе существует местная девичья субкультура, срисованная со слэшеров. Юные ведьмочки пейрингуют в своих «милых рассказиках реальных людей (и не очень людей) своего мира. Наиболее популярной парой у них закономерно оказались Лиргисо в новом рождении и Хантре Кайдо (потерявший память Поль Лагайм).
    • Педаль в пол продавливает эпизод, когда хорошо отпраздновавшие Новый Год девушки внезапно встречают Поля и накидываются на него с просьбами „Пожалуйста, расскажите, кто из вас кого?“…
  • Кицунэ — конечно же, Серебряный Лис/Серебряная Лиса. Демон, сохраняющий лисьи уши и шикарный хвост даже в облике человека.
  • На тебе! — в адрес ювенальной юстиции, исламских террористов, коррупции, попаданцев, слэшеров, омегаверса
  • Не в ладах с бездной времени: между первой книгой и всеми остальными проходит миллион лет. На секундочку, в пять раз больше, чем существует вид „человек разумный“. И что же мы видим? Если в первой книге общество примерно соответствует средневековому, за миллион лет оно доросло только до уровня начала XX века. За это время цивилизация как минимум однажды переживала крах, но к первобытности явно не скатывалась: ещё чтят некоторых древних богов (они, правда, объективно существуют), помнят предания, умеют читать древнюю письменность (в реальном мире самые ранние образцы протописьменности имеют возраст не более 9000 лет, и расшифровать их не представляется возможным).
  • Ненавистная мишень — крутой амулетчик Дирвен пишет „Элга“ на столбе для метания ножей. Увидевший эту надпись наставник требует немедленно стереть её, дабы не раздражать „кое-кого из важных гостей“, что приводит Дирвена в полное расстройство — ведь он сам хотел бы сохранить произошедшее между ним и „Элгой“ в тайне.
  • Оттолкнуть, чтобы спасти — когда-то давным-давно влюблённый и крайне ревнивый демон Золотоглазый[3] (Лиргисо/Тейзург в одном из своих предыдущих реинкарнациях) потребовал от Стража Мира Хантре Кайдо (Поль Лагайм) разорвать отношения со своей невестой в обмен на его участие в масштабной войне со вторженцами из иного мира, угрожая в противном случае убить её. Так как демоны практически бессмертны, надежды избавиться от непрошеного воздыхателя у Стража не было. Изгнать Золотоглазого, который привёл большую армию демонов, Хантре Кайдо не мог — для Стража Мира благополучие Сонхи было гораздо важнее личного… Когда война закончилась, а Золотоглазый совершил несовместимое с демонической сущностью самопожертвование, Хантре был освобождён от данных ему обещаний и попытался найти возлюбленную. Которая к тому моменту уже была замужем за другим. Родители ей велели идти замуж, вот она и пошла. И к тому же к моменту гибели Золотоглазого она уже была беременна.
    • После этого Страж „закрыл сердце“, чтобы не устроить от горя какой-нибудь глобальный катаклизм. Потом он погиб, однако наложенное им на себя заклинание продолжало действовать во всех последующих воплощениях. Снятие этого заклинания по прямому распоряжению Богини Вероятностей является одной из сюжетных арок романа «Крысиный вор»
  • Собака — друг человека — Дохрау, Пёс Зимней Бури, дух-повелитель Севера. По крайней мере, по отношению к хозяину (Стражу Сонхи) и друзьям хозяина.
  • Три сверхдержавы — в мире Сонхи есть три крупных государства.
    • Овдаба — срисована с худших проявлений левого либерализма в США и Европе. „Закон о Детском счастье“ — неприкрытая злая сатира на ювенальную юстицию. Местный аналог террористической организации пользуется поддержкой овдейских властей и тесно сплетён со службой госбезопасности: „ужасатели“ объявлены угнетёнными людьми, вынужденными бороться за свои идеи и обычаи (разумеется, борются они за пределами Овдабы).
    • Молона — после Доброй революции там больше нет господ, а все друг другу доброжители. А ещё там запрещён шоколад, поскольку он — источник незаслуженного личного удовольствия. Ничего не напоминает?
      • Республику Куба, ибо на „сверхдержаву“ не тянет (и тянуть не стремится), зато имеет очень сильно развитую систему здравохранения.
    • Ларвеза — по политическому устройству напоминает Британию: там есть монарх, но он ни на что не влияет, реальная власть в руках магов из Светлейшей ложи. А в целом — примерно похожа на континентальную Европу, объединенную в одно государство.
      • Зато её в колониях администрация творит всякую жуть в лучших традициях „бельгийского Конго“.
  • Секс — это плохо, но очень хочется — вдохновенная речь Шаклемонга Незапятнанного.
  • Ты жив! Ой, бл… — молодого сурийца амуши принудили к сотрудничеству, захватив его молодую жену и пообещав вернуть её живой. Не понаслышке знакомый с этими существами Зомар на это ответил: „Лучше б ты попросил вернуть её мёртвой“. Был прав.
  • Уволен из гестапо за жестокость» — когда демон Серебряный Лис начал рассказывать Дирвену о том, что маг Тейзург в незапамятные времена был демоном (причём не простым, а одним из высших князей Хиалы[4]), Дирвен в первую очередь подумал о том, что эту Главную Сволочь не иначе как выгнали из Хиалы за беспримерный сволочизм. Субверсия: на самом деле демон Золотоглазый умер и родился человеком, потому что совершил поступок, принципиально не совместимый с демоническим мировоззрением — в критическую минуту, рискуя собой, спас близкого ему человека.
  • Шарф — это круто — китонский шарф Тейзурга сам по себе был крут, так как и изделия китони в Ларвезе достать не очень легко, и носить такие вещи Эдмар умеет. Но вдобавок к этому в нём скрыто гибкое лезвие — страшное оружие в умелых руках в руках Тейзурга. А вот в руках неумелого хозяина такой шарф будет представлять опасность только для него самого. Так что крутизна у этого шарфика двойная.
    • Суно Орвехт в одной из «командировок» изобразил обедневшего провинциального дворянина, прикупившего старенький китонский шарфик, «чтобы как у людей было», и успешно изображал «неумелого хозяина», который исключительно случайно ранит лезвиями нападающих.
  • Шок после секса — Дирвен бросил Хеледику сразу же после первого секса из-за того, что она оказалась не девственницей. Поскольку она лишилась девственности, чтобы её не принесли в жертву чудовищу), и до сих пор испытывала муки совести о того, что (вместо неё принесли в жертву другую девушку), то сразу же восприняла произошедшее, как кармическую справедливость, пересекла горизонт отчаяния и чуть было не совершила самоубийство.

Примечания[править]

  1. Нет, он знал, как дети появляются, но привык к тому, что все его женщины предохранялись.
  2. С момента завершения самой первой книги цикла прошёл целый миллион лет.
  3. Или Золотоглазая — в этом сеттинге демоны могут менять пол по желанию
  4. «Нижний мир» Мира Сонхи, место постоянного обитания демонов и прочих нехороших сущностей