Сноб

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« — Джордж,— умоляла миссис Дарлинг,— потише. Слуги могут услышать.
В доме всего-навсего была одна прислуга Лиза, но они называли ее торжественно — слуги.
»
Питер Пэн про wannabe

S.Nob. (Sine Nobilitate[1]) — выходец из низов или так называемого «среднего класса» (средним классом именовали богатых буржуа), пытающийся изо всех сил косить под настоящего аристократа. Только вот в результате его действий вместо впечатления аристократа получается впечатление карикатуры аристократа, за что его тайно ненавидят как сами аристократы, так и люди простого происхождения; вызывает он ненависть и у бедных дворян.

В некоторых странах специально для таких персонажей, чтобы подзаработать денег, царствующие дома устраивали распродажу титулов (обычно мелких, типа барона). Именно так, в частности, и появился титул «баронет».

Альтернатива снобу — нувориш, выходец из тех же кругов, который ни под кого особо не косит, а просто живет на очень широкую ногу. Противоположность снобу — парвеню, который еще и бравирует своим низким происхождением.

В наши дни, когда дворянство утратило свои привилегии, у понятий «сноб», «снобизм» появилось и другое, более расширительное значение. Так стали называть всякого человека, кичащегося своей реальной или мнимой принадлежностью к некоему кругу, который он полагает «избранным», «элитарным» [2].

Где встречается[править]

Театр[править]

  • Классический и даже клинический сноб — господин Журден в «Мещанине во дворянстве» Жана-Батиста Мольера.
  • Пьеса Ивана Карпенко-Карого «Мартин Боруля» — заглавный герой буквально помешан на идее стать настоящим дворянином.

Литература[править]

  • У. М. Теккерей, «Книга снобов, написанная одним из них». Снобами Теккерей называл тех, кто преклоняется перед вышестоящими, а всем остальным старается продемонстрировать свое превосходство. Снобов он находит даже среди монархов, как английских, так и иностранных: "Карл II ... был мошенник, но не сноб, в то время как Людовик XIV, его лощеный современник — большой поклонник важных господ, — всегда казался мне самым несомненным из королевских снобов". Также он описывает снобов среди аристократов, военных, церковников, буржуа, учёных, провинциальных дворян и т.д. Снобами, в большей или меньшей степени, по его мнению, являлись почти все англичане. Из предисловия к изданию в переводе Н. Дарузес: "Само слово «сноб» в его нынешнем английском значении создано Теккереем.
  • Его же «История Пенденниса, его успехов и неудач, его друзей и злейшего врага» — майор Пенденнис, дядя главного героя. Неоднозначный, во многом симпатичный персонаж, но сноб до мозга костей. Вообще в этой книге большинство персонажей, особенно мужчин, снобы. Со старшим братом майора зигзаг: когда их отец, бедный дворянин, умер, оставив жену без средств к существованию, младший сын, офицер, служил в Индии, а старший бросил университет и, чтобы прокормить мать и себя, пошел работать в аптеку к простолюдину, женатому на одной их родственнице, перестав таким образом быть даже джентльменом. Может показаться, что этот персонаж не сноб. Но нет, просто он был хорошим сыном и порядочным человеком, так что на время наступил на горло своему снобизму, был помощником аптекаря, потом завел свою аптеку (все равно унизительное для дворянина занятие), потом посчастливилось стать врачем — пьяный носильщик врезался в его двери с портшезом, в котором несли аристократку, а та, после того, как любезный аптекарь привел ее в себя, пожелала, чтобы он стал ее личным врачом (дальше он вошел в моду) — это занятие было уже джентльменское ("что касается до родословной, то он извлек ее из чемодана: теперь он был джентльменом и мог показывать ее кому угодно, как офицер у Стерна — свою шпагу", он даже женился в 40 лет на бедной молодой дворяночке, воспитаннице одной из своих знатных клиенток[3]), но он все равно мечтал о большем — "всегда лелеял честолюбивую мечту сделаться помещиком", и наконец, благодаря экономии и везению, "купил дом и небольшое поместье". Даже «обращение "доктор" теперь вызывало в нем уже не гордость, а стыд, и желавшие ему угодить всегда величали его "помещиком"». Теперь и его младший брат, всегда остававшийся офицером и джентльменом, мог гордо называть его главой своего рода, а после его смерти — своего племянника. Этот племянник, герой романа и полуавтобиографический персонаж, в юности был простодушным снобом, потом все больше начал понимать смехотворность снобизма, но окончательно от него не излечился. Красноречивая цитата:
  • А. Дюма, «Граф Монте-Кристо» — Фернан Мондего, граф де Морсер. Выставляется отпрыском офигенно древнего рода, над чем в открытую насмехается тот же Данглар. Примечательно то, что и сам Дюма обстебывает дворянство Фернана устами Монте-Кристо: при описании герба Морсера упоминаются «семь золотых мерлеток, расположенных снопом» — для действительно старинного герба птиц слишком много.
    • Сам Монте-Кристо косит под сноба и скрывает свое происхождение — но не потому что стесняется, а потому что не желает раскрывать врагам своё инкогнито, пока не осуществит сладкую месть. И у него получается.
  • Диккенс, «Жизнь и приключения Николаса Никльби» — мистер и миссис Уититерли, образцовые снобы из среднего круга. Изо всех сил подражают аристократии, например, миссис Уититерли называет мальчишку-слугу пажом и обращается к нему "Альфонс", "но если у какого-нибудь Альфонса было ясно написано на лице "Билл", то именно таким мальчуганом был этот паж".
  • Янос Слинт в «Песни льда и пламени». Для справки: непонятно кто (папа мясник, но предки, вероятно, из земельных рыцарей или подлордышей, судя по наличию фамилии[5]), служивший ранее начальником городской стражи столицы, по политическим причинам получил титул лорда Харренхолла — очень большого замка с внушительными землями, и дико возгордился. Пруха ему шла недолго, вскоре он был сослан на Стену к ворам и изгоям, среди которых не переставал надувать щёки и твердить: «Я лорд Слинт! Я лорд Харренхолла, а вы все шваль и шушера!». В итоге сильно за это поплатился.
  • Донья Викторина («Не прикасайся ко мне» и «Мятеж» Х. Рисаля).
  • Сомерсет Моэм, «На окраине Империи» — местные белые из-за душной жары перешли на местный саронг, носимый без трусов и с голым торсом. И только главный герой непременно облачается полностью в строгий английский костюм и изо всех сил старается вести тот же образ жизни, какой он вёл бы в Британии. За что и получил у местных белых репутацию сноба.

Кино[править]

  • «Бриллиантовая рука» — Геша Козодоев. «Мне нужно принять ван-н-ну, выпить чашечку кофэ…»
  • «Не может быть!» — персонажи одной из историй обращаются друг к другу «господа».
  • Антагонист в комедии «Коэффициент интеллекта» (I.Q., 1994). Блестяще образованный, но глуповатый британский профессор Джеймс Моурленд (играет Стивен Фрай) — эталонный образчик сабжа.

Телесериалы[править]

  • Волшебники — Элиот, любитель хорошего алкоголя, шикарных вечеринок и не менее шикарной одежды, обладатель утончённого вкуса, родом из Техаса. Жил на ферме, о чём вообще не любит вспоминать и уж тем более распространяться. Впрочем, когда прижимает и надо для дела, применяет знания из прошлого на практике.

Видеоигры[править]

  • Dragon Age: Inquisition — мадам Вивьен, классический пример: сама по происхождению не аристократка, но усиленно строит из себя таковую.
  • Dishonored 2 — Арамис Стилтон (если протагонисту удалось изменить прошлое и спасти его от безумия), с сильно прикрученным фитильком. Демонстративно живет на широкую ногу и косит под аристократа, потому что стесняется своего низкого происхождения. Однако, в отличие от стереотипного сноба, это человек с золотым сердцем, который заслуженно пользуется уважением среди простого народа.

Визуальные романы[править]

  • Danganronpa — Таэко Ясухиро, из-за дикой закомплексованности перед собственным происхождением скрывающаяся под псевдонимом «Селестия Люденберг», но при этом не хило поднявшая свое материальное положение благодаря удаче в азартным играм. Педаль в пол вдавливают фанфики поклонников аниме, где Таэко-Селестия часто представлена влюбленной в молодого бизнесмена Тогами Бьякую (ради которого и старается казаться «в доску своей»).

Реальная жизнь[править]

  • В Средние века было невероятно модно возводить свой род к Октавиану Августу, героям древнегреческих мифов и даже к самому Иисусу Христу (!), даже если твой дед получил землю за службу в армии своего сеньора каких-то пятьдесят лет назад[6].
    • Например, Иван Грозный в письме шведскому королю: «Род твой — новый, и еще дед твой простым мужиком был, а Мы ведём Наш род от Августа-кесаря!». Нет спора, Грозный — потомок множества поколений титулованных дворян, но «от Августа» — это уж некоторый перебор, даже если допустить, что среди предков Рюрика и правда был тот самый князь Прус, в честь которого назван народ пруссов…
  • Специально для таких господ в Англии придумали титул баронет. Его выдавали выбившимся в люди купцам, которым очень хотелось тоже подворянствовать.
    • Слишком сильное преувеличение. Ввели все-таки для дворян, не имевших титула, которым тоже лестно было его получить. Купцам стали давать позже.

См. также[править]

Примечания[править]

  1. Не имеет дворянского звания (лат.). Такая пометка (s.nob.) была в ходу в британских университетах. Её ставили в списках студентов около имён «людей простого звания», ухитрившихся поступить в эти привилегированные учебные заведения. Нет такой пометки — значит, по умолчанию дворянин.
    Для сравнения: в царской России выпускнику университета, если он вдруг оказался из простых, выдавали личное дворянство (то есть без права его наследовать). Правда, вёл себя такой новоиспечённый дворянин нередко как сноб.
  2. Это значение ввел еще Теккерей в «Книге снобов» (1846-47 гг.)
  3. Брак, к счастью, оказался счастливым, хотя они оба раньше испытали первую несчастную любовь.
  4. Видимо, герцог Веллингтон, ставший знаменитым в мире после Ватерлоо.
  5. Тут штука в том, что в Вестеросе тот, кто не родился дворянином и даже не происходит от дворян, фамилии не имеет по определению. Но если кого-то лишили дворянства, то фамилия сохраняется у всех его потомков. Например, в приквеле («Рыцарь Семи Королевств: Приключения Дунка и Эга») появляется рыцарь Томмард Хеддль и творит нехорошие дела. Ладно бы нехорошие — но ещё и прогневавшие сильных мира сего. Томмарда Хеддля казнят, весь его род лишают дворянства — но все его потомки продолжают носить ту же фамилию Хеддль. В результате в «собственно саге» появляется трактирщица-простолюдинка Маша Хеддль, потомок того самого рыцаря. Любопытный обычай, этакая «метка на память»: у меня, мол, были благородные предки!
  6. Что можно наблюдать, например, в фильмах «История рыцаря» и «1612», где педаль продавили вообще в земную кору.