Слово о драконе

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Итак, еще раз: почему я не могу существовать? Во-первых, я не вписываюсь в законы физики и биологии. При массе 5 тонн и размахе крыльев 10 метров я не должен летать. А я летаю. Ладно, пусть я могу летать (а что же я сейчас делаю?), но я должен летать на скорости не меньше 400 км в час. У меня посадочная скорость должна быть километров 300, как у реактивного истребителя, а я могу висеть на месте как вертолет. И откуда я знаю о реактивных истребителях? В этом мире их нет. И еще долго не будет.[1] »
— Дракон размышляет.
Обложка издания первого романа от издательства «Центрполиграф». Ох уж этот книгоиздат девяностых…

«Слово о драконе» — серия фантастических романов петербургского писателя-любителя Павла Шумила (Павла Робертовича Шумилова). В жанрах… всего понемногу. Космическая опера, попаданчество, прогрессорство, немного социальной фантастики по заветам АБС, заявки на «твёрдую» НФ, а со второй половины цикла без удержу идет хронофантастика и беготня по параллельным вселенным.

Можно, но не нужно, счесть эту серию фанфиком по Миру Полудня: отсылки к Стругацким и даже камео некоторых персонажей являются скорей оммажем, чем прямым заимствованием. Вселенная СоД в целом практически не связана с циклом Полудня, а когда в написанных позже официальных фанфиках и полуофициальных продолжениях действие некоторых сюжетных линий переместилось во вселенную Земли Полудня, то она оказалась существенно темнее и острее оригинала.

Основной цикл включает в себя одиннадцать романов, написанных в 1994-98 годах и частично изданных с 1999 по начало нулевых. В дальнейшем ситуация развивалась несколько неклассически. Шумил ведет собственный сайт и активно общается с поклонниками. В результате произошел необычный случай опухания сиквелов: на сайте выложено изрядное количество «официальных» фанфиков, написанных поклонниками, поклонниками при участии автора или самим автором. Общий их объем существенно превышает объем романов основного цикла. Авторам не всегда удается уследить за соответствием сюжетных линий и отдельных фактов. Вдобавок, многое написано шутки ради или представлено словами ненадежного рассказчика, а то и просто является классическим фанфиком или даже кроссеттингом. Так что в этой статье будет рассказано об основном цикле, а читать ли после него авторские и прочие фанфики — каждый решает сам.

Основные персонажи[править]

Названные появляются почти во всех произведениях или, как минимум, присутствуют за кадром, одним этим влияя на происходящее. Более обширный список персонажей можно посмотреть здесь.

  • Дракон он же Мастер: «За первые полста лет у меня накопилась масса имён. В хронологическом порядке список выглядит так: Джафар, Афа, Кирилл (Кирик), Коша, Мастер. Сократить его не удаётся. Мы, драконы, жутко консервативны в мелочах. Приходится откликаться на все». Позднее список только разрастается: Великий Дракон, Командор, Знатный Предок, Большой Папа…. Собственно, этим всё сказано. Центральный и сквозной персонаж сеттинга и всех романов, где он как минимум упоминается, если не появляется лично, отец-прародитель расы драконов, причем буквально.
  • Джафар. Он же Дракон. Главный герой второго романа, гениальный генетик, студент-попаданец с Земли полудня[2]. Человек-плюс, как и всякий житель Полудня, способный голыми руками легко расправиться с вооружённым и бронированным профессиональным рыцарем или залезть без снаряжения на трёхсотметровую скалу.
  • Кора. Возлюбленная и жена Джафара. В юности ей напророчествовали судьбоносную встречу с будущим возлюбленным. Приняв за такового какого-то мошенника, она пошла на лжесвидетельство, наказание за которое — урезание языка и лишение большинства гражданских прав. Так Кора досталась бродячему рыцарю, у которого её и отбил Джафар. Точней, он просто свернул шею решившему заколоть дерзкого простолюдина бродячему рыцарю, а бросить беспомощную девушку посреди леса было не в его натуре. Погибла через десять лет после встречи с Джафаром в результате несчастного случая в конце проекта по созданию дракона. Позднее была воскрешена уже Джафаром-драконом в виде драконицы.
  • Анна, она же Энни-воровка, как её прозвали горожане Литмунда. Интриганка, поначалу проявлявшая себя как редкая стерва. Изначально — однорукая деревенская девочка, которую отец из-за увечья продал в бордель. Позднее — оперативник на службе у местной католической церкви, и наконец — подруга и союзница Великого Дракона. Стала матерью Берты, а позднее и сама добровольно пошла на превращение в дракона и стала третьей женой Командора. Четвёртая и последняя из первородных драконов, все прочие появились уже естественным путём.
  • Берта, она же Уголёк, она же Черная Грэндмама. Первый из драконов женского пола (фем-клон Мастера, созданный ради выживания вида), дочь Анны, но при этом вторая из жён Великого Дракона.

Миры[править]

Перечислены более-менее значимые:

  • Земля-1. Земля Полудня, родной мир Джафара. В рамках основного сеттинга так и остаётся недоступной, но в фанфиках и полуофициальных продолжениях контакт восстанавливают.
  • Земля-2. Земля параллельной вселенной, на которой и начинается действие серии. На этот момент пребывает в затянувшемся на тысячу лет Высоком Средневековье с католической церковью в качестве всемирного правительства.
  • Сэконд. Ближайшая к Земле (в обеих параллельных вселенных) планета земного типа. Во вселенной Земли-2 туда бежали ученики земных прогрессоров, когда стало ясно, что они не вернутся.
  • Танта. Планета, на которую переселились не пожелавшие прогресса люди с Земли и Сэконда. Место действия «Дракон замка Конгов» и «К вопросу о смысле жизни». С фитильком — забытая колония: её не то чтобы забыли, но как-то не вспоминали, других забот хватало.
  • Мир латинян. Земля-3 параллельного мира, где история пошла иначе и цивилизация развивалась на основе Римской Империи, с сохранением языка и некоторых культурных особенностей. Несколько уступает в развитии цивилизации Земли-2.
  • Зона. Драконы начали терраформировать подходящую планету. Когда результаты были на уровне «дышать уже можно, но есть еще нечего», человеческое правительство предложило временно использовать небольшой (по драконьим меркам, конечно: всего-то около 4 млн кв. км, пару тысяч км в поперечнике) пригодный для жизни пятачок в место для содержания особо опасных преступников. Увы, нет ничего более постоянного, чем временные решения, а терраформирование застопорилось из-за пребывающих на планете людей. Причем один из «тюремщиков» с горечью рассказывает, что по изначальному замыслу это должна была быть первая терраформированная планета, пригодная для полноценной жизни, — а что на деле?
  • Уродец. Планета в галактике М51, на которую предпринимают экспедицию Великий Дракон с соратниками. По возрасту даже старше Земли, но биосфера по какой-то причине так и осталась на уровне максимум кишечнополостных.
  • Мир Болана. Здесь один из видов динозавров, немного крупнее человека, стал разумным. Из-за особенностей физиологии и истории их цивилизация сверхконсервативна, потому, несмотря на сотни миллионов лет развития, пребывает на уровне чуть выше XX века, зато очень трепетно относится к окружающей среде. Естественно, что млекопитающие царями природы тут не стали, и человека тоже не появилось.
  • Квантор. Сеть космических станций вокруг гигантской молодой звезды, предназначенная для передовых (по меркам драконов) физических исследований.
  • Квампа. Еще один мир-лаборатория, но на планете. Погибла в результате неудачного эксперимента, переведшего всю материю планеты в необычное физическое состояние. Горе-экспериментаторов, правда, с большим трудом удалось спасти, но курортная планета так отныне и осталась смертельно опасным небесным телом. В романах основного цикла события на Квампе не описаны, но несколько раз упоминаются, представляя вечную загадку, поэтому она попала в список.

Сюжеты и тропы романов[править]

Если кратко и без спойлеров, то действие происходит в параллельном мире, где около тысячи лет назад произошел контакт средневекового человечества с пришельцами из вселенной Земли Полудня. По некоторым причинам контакт оборвался, но в результате спустя тысячу лет в мире, замершем «благодаря» контакту на уровне средневековья, появляется разумный дракон. Ему удается сдвинуть мир с точки стагнации и запустить прогресс, а также основать целую новую разумную расу драконов. Дальнейшие книги охватывают, с перерывами, примерно пятьсот лет истории. Цивилизации людей и драконов развиваются параллельно, терраформируя и колонизируя множество планет. Драконы играют роль рефери и контролёров, с одной стороны, не вмешивающихся в дела людей без большой нужды, с другой — не позволяющих людям снова скатиться в какой-нибудь вариант мрачного будущего. Сюжеты романов крутятся вокруг взаимодействия двух цивилизаций, контактов с другими цивилизациями и всяческих связанных с этим проблем.

Драконы Шумила — существа очень даже разумные, всеядные (могут есть всё что угодно, кроме сырого мяса[3], а так — хоть дерево!), практически неубиваемые, занимающиеся наукой, техникой, телепортацией, исследованием космоса и прочими футуристическими миссиями. Огнём не дышат, но могут пальнуть из бластера. Сперва действуют в тесном сотрудничестве с людьми, но позже как-то отдаляются: люди живут очень уж недолго, а драконы абсолютно бессмертны — их создатель как-то забыл заложить в драконий геном старение.

Одинокий дракон[править]

В мире, на первый взгляд напоминающем Землю Высокого Средневековья, обитает дракон. Самый настоящий, летающий, с крыльями, правда, не огнедышащий. Ещё он знает, что такое физика, биология, теория эволюции и реактивные истребители, хотя в этом мире ничего подобного нет и долго не будет, но не знает, откуда он, такой красивый и умный, взялся. Размышляя обо всём этом, дракон обзаводится знакомствами среди местных жителей, находит и восстанавливает давным-давно заброшенную исследовательскую базу, построенную по технологиям XXII века. Затем узнает, что около тысячи лет назад на планету с небес спустились летавшие на драконах Повелители, которые учили людей разным наукам, но потом исчезли неведомо куда. По примеру Повелителей, дракон начинает прогрессорствовать. Под его руководством одно и то же поколение изобретает автомобиль (именно изобретает: он лишь подкидывает намёки) и летает в космос.

  • Добрый дракон и прогрессор — главный герой.
    • Другие драконы, появляющиеся в более поздних книгах, тоже обычно добрые.
  • Бой-баба — Анна. Однорукость — не помеха.
  • Бой-девка или скорее леди-воительница — Лира, после обучения у дракона. Правда она слегка жульничает, используя почерпнутые у дракона фокусы, но всё же и без фокусов способна на многое. Позднее она перемещается в предыдущий троп.
  • Дружба начинается с поражения — именно так Анна попала в команду Великого Дракона.
  • Не умеет читать — нельзя учиться читать без патента от церкви, а он стоит 100 золотых. Раньше выдавали бесплатно, но потом цены поднимались. Тем, кто научится сам, выколют глаза и… бесплатно выдадут лицензию. Кстати, дракон, как выясняется, тоже не умеет читать и писать. На местном языке.
  • Нечаянная правда — дракон, пытаясь взломать главный компьютер базы и получить доступ к управлению роботом, который должен слушаться только людей, сообщает ему, что: «Дракон — это разновидность человека, адаптированная к агрессивным условиям внешней среды».(Впрочем, уловка не срабатывает: робот требует, чтобы эта информация была в свою очередь подтверждена человеком). Во второй книге герой выясняет, что он и в самом деле является генетически изменённым человеком[4].
  • Рукотворное чудовище — именно так думает о себе протагонист-дракон, потерявший память.
  • Стагнатор — Церковь сочетает в себе функции прогрессора и стагнатора. У неё есть чёткий план научно-технического прогресса, любые отклонения от которого она безжалостно пресекает; и так как в сюжете она играет роль антагониста, герой видит с её стороны в основном выкалывание глаз грамотеям. При этом самого героя (прогрессора в режиме педаль в пол) Церковь считает опасным для общества существом, чья деятельность может вызвать культурный шок. «Да у нас первая электрическая лампочка только через двадцать лет запланирована!» — восклицает представительница Церкви, побывавшая на его роботизированной базе.

Последний Повелитель[править]

Приквел, потому сюжет — сплошной спойлер: В том же самом мире в давно заброшенном бункере исследовательской экспедиции просыпается в анабиозной камере стажёр Джафар, студент-генетик с Земли XXII века. Он случайно пропустил экстренную эвакуацию с исследуемой планеты, испугался и решил залечь в анабиоз, обоснованно, как он думал, полагая, что за несколько десятков лет спасательная экспедиция уж точно к нему доберётся. В силу студенческого раздолбайства вместо настройки анабиозной камеры подключил для управления свой ноутбук. Тот, конечно, тоже был сделан по технологиям XXII века, но столетней работы не перенёс. С ужасом Джафар понимает, что проспал около тысячи лет, хотя планировал, что его разбудят спасатели… которые так и не явились. Длительный анабиоз запускает процессы стремительного старения: лет за десять двадцатилетний юноша превращается в старика. Джафар восстанавливает бункер и принимается за создание искусственного тела, в которое можно переписать память (в человеческое тело нельзя, устройство мозга не позволяет). По многим соображениям он выбирает форму дракона. В работе ему помогает местная девушка, Кора, становящаяся его женой. За десять лет дракон успешно создан и память переписана в него. В момент пробуждения дракона происходит несчастный случай. Кора гибнет, дракон тяжело ранен, а впоследствии сбегает, по-видимому превратившись в безмозглое животное. Джафар прячет записи по своим разработкам, затем взрывает бункер вместе с лабораториями и уходит в никуда. Все события представлены в виде дневниковых записей и отчётов агентов церкви, которые читают герои предыдущего романа. Узнав обо всём, дракон восстанавливает память, вспоминая себя-Джафара. Затем выкапывает спрятанные записи и воскрешает Кору, переписав в выращенное тело дракона записи её памяти.

  • Время забирает должок — за десять лет двадцатилетний Джафар стареет и еще через семь лет умирает, просто от старости.
  • Добровольно немой — Джафар при первом выходе к людям притворяется немым, чтобы не сморозить лишнее и не попасть в неприятности. Правда, всё равно попал: подвело незнание правил поведения, по которым простолюдин перед дворянином обязан снять шляпу.
  • Крутой ботан — опять Джафар. Голыми руками без проблем побеждает бронированного и вооруженного конного рыцаря. Впрочем, он человек-плюс из мира Полудня, они там все такие.
  • Парад кровавых мальчиков — Джафар, неудачно впав в транс, галлюцинирует на тему людей, которым он причинил зло. Любое зло, хотя бы обычное хамство.
  • Попаданец — Джафар. Правда, способ его попадания секрета не составляет, но вот почему оборвалась связь — так и остаётся невыясненным (точнее, подаётся через технотрёп, который даже сам Джафар не до конца понимает).
  • Сам себе подопытный — в прошлом Джафар изобрёл стимулирующий регенерацию препарат, бегло проверил его на животных, а затем вколол себе, не предугадав некоторых последствий, которые пришлось разгребать уже другим людям.
  • Сломленный крутой — после провала всех планов и гибели Коры Джафар превращается в опустившегося спивающегося старика, которому безразлично всё, кроме рассказов о драконах. Он даже соглашается насильно сделать татуировку девушке из борделя, хотя уважение к личности и её достоинству было краеугольнгым камнем его убеждений. Девушку звали Анной…

Давно забытая планета[править]

Прошло немного более десяти лет с событий первого романа. Из учеников дракона выросло первое поколение молодых инженеров, пилотов и так далее. Группа молодых людей предпринимает отчаянную попытку достичь Сэконда, ближайшей к Солнечной Системе землеподобной планеты, куда тысячу лет назад бежали от преследований немногочисленные ученики земных прогрессоров. Из-за плохой подготовки высадки все участники, кроме одной девушки по имени Сандра, тяжело ранены и находятся при смерти. Загрузив раненых в камеры автодока, Сандра выходит наружу из шаттла и попадает в плен к одичавшим потомкам колонистов. В духе впитанных во время обучения установок она начинает прогрессорствовать. Великий Дракон и прочие спешно организовывают спасательную экспедицию, но из-за ограниченности средств это занимает несколько недель. После различных приключений экспедиция наконец встречается со спасаемыми и устанавливает контакт с местным населением. На Сэконде также начинается форсированное прогрессорство.

  • Забытая колония — на планете с ней и происходит основное действие.
  • Крутое прозвище — Сандра (формально — рабыня) быстро зарабатывает себе среди местных прозвище «Хартахана», сильнейшая пыльная буря, способная похоронить под песком и пылью целый город.
  • Лишь бы не как у людей. Пример с ошейниками (касается, впрочем, только женщин): без ошейника — рабыня, с кожаным ошейником — свободная, но незамужняя, с металлическим — замужняя. Один из аборигенов после контакта с более привычной нам цивилизацией высказывается в духе «Они ошейники своим бабам на пальцы надевают, вот извращенцы!».
    • В реальности рабский ошейник придуман, чтобы приковывать раба для наказания или во избежание побега, а также чтобы все видели его статус. Впрочем, по одной из версий, и обручальные кольца имеют примерно такое же происхождение.
  • Лифчик тебе больше не понадобится! — для Сандры кузнечное дело было увлекательным хобби на Земле (родственник одного знакомого научил), и что-что, а подковы у неё удавались очень хорошо. На на одичавшей планете её способности оказались востребованы, и местный кузнец предлагает ей остаться у него подмастерьем, предварительно отрезав груди. (До этого не доходит.)
  • Мачо — большинство мужчин планеты относятся к кртуым мачо (Умник — скорее из «непростых», но на то он и Умник). Показателен момент, когда Скар на вопрос героини, любит ли он её, заявил, что мужчины не признаются в любви (потом, правда, когда возникла реальная угроза её ухода к парню с её планеты, передумал).
  • Не знает экономики — Сандра считает, что, внедрив автоматизацию производства, облагодетельствует несчастных рабынь, вращающих тяжёлый ворот. Вот только она не учитывает, что на ворот отправляют тех рабынь, которые больше ни для чего не годятся (чаще всего по состоянию здоровья: у многих из них попросту нет рук). Так как бесполезную рабыню никто кормить не станет, их останется добить, чтобы не мучилась.
«

Сандра застонала, села на порог, обхватила руками голову. — Социальные последствия технической революции. Том первый, глава четвёртая, — забормотала она. — Уничтожение рабочих мест, безработица, обеспечение занятости. Я думала, это чистая теория. Боже, что мне делать?

»
— Реакция Сандры на объяснения дикарей
  • Несовместимая с жизнью крутизна — или глупость. Именно так закончилась бы высадка самонадеянных десантников на Сэконд, если бы не предусмотрительность Сандры.
  • Прогрессор — Сандра пытается вести прогрессорскую деятельность на соседней планете. Однако этому мешает как её статус рабыни, так и недостаточное понимание последствий своих идей — так, объяснять ей про уничтожение рабочих мест в результате автоматизации производства приходится мудрому дикарю.
  • Рабство — один из столпов здешней экономики. Мужчин рабами не делают (пленных убивают, отпускают за выкуп или просто так), а среди рабынь были героини Сандра, Дора, Саманта.
  • Стокгольмский синдром — Сандра была изнасилована новоявленным хозяином. Со временем влюбилась в него, и в самом конце он признал, что это чувство взаимно (до этого полагал, что мужчине не к лицу такие сопли).
  • Упитанный силач — Сандра вызывает на рукопашный поединок дикаря с говорящим именем Свинтус. Она считает, что, владея современными боевыми приёмами, легко справится с неповоротливым толстяком… Но оказывается, что её приёмы разбиваются о скрытую под слоем жира «твёрдость литой резины». Один из зрителей, правда, отмечает, что она могла бы победить его, если бы била ниже пояса.

Дракон замка Конгов[править]

Не пожелавшие принимать прогресс люди с Земли и Сэконда переселились на землеподобную планету Танта, запретив её посещение. Спустя пару с лишком сотен лет молодая драконица по имени Элана решает, что да, эти люди сами выбрали свою судьбу, но ведь уже их детей никто не спрашивал! В нарушение запрета она проникает на закрытую планету, а чтобы об этом не стало известно, подменяет спутник слежения. При посадке происходит авария. Элана тяжело травмируется и попадает в плен в местному феодалу, лорду Конгу. Тот, придя в ярость от того, что дракон не хочет воевать на его стороне и не обладает сокровищами, решает сделать из нее живой талисман своего рода, заживо вмуровав её в стену подземелья своего замка. Там она и проводит следующие двести лет. Пока подружившийся с ней с детства потомок Конга не решает освободить пленницу. Родовая клятва, приносимая в день совершеннолетия, воспрещает не только это делать, но и требует убить любого, кто попытается освободить дракона, так что нужно успеть до совершеннолетия и не попасться.

  • Доспех на голое тело — игра с тропом. Герой перед путешествием надевает кольчугу поверх обычной рубахи (даже не на голое тело) — и к концу первого дня пути стирает себе все плечи. Делает выводы, что одежда под кольчугой должна быть плотной.
  • Стокгольмский синдром: обращение в рабство Саманты — по большей части фикция, хитрый план, придуманный не желающими ей ничего плохого персонажами, чтобы защитить ее, пока ее отец считается мятежником (Саманта — заложник, отданный на воспитание сюзерену как раз во избежание мятежей). Это, однако, не мешает главному герою считать секс с ней, пока она в рабстве, изнасилованием. И да, он искренне ее любит, и финал показывает, что это взаимно.
  • Участь хуже смерти — судьба главной героини. С фитильком, потому что по итогам она выжила и полностью восстановилась. Драконья живучесть и регенерация — это вам не кот начихал.

Стать драконом[править]

Действие происходит примерно через четыреста лет после событий первых трех книг. На планете-тюрьме «Зона» пребывает заключенный Мрак. Сбежать с Зоны невозможно, нет космических технологий. Население невелико, состоит только из преступников, причём преступницам блокируют репродуктивную функцию. Умереть от старости можно только по собственному желанию: есть клиника омоложения. Порядки на планете — вроде криминального анархизма на пятачке размером с небольшое государство посреди безжизненной пустыни остальной планеты.

Мраку повезло подобрать тяжело искалеченного новорождённого дракона. Он решает раздобыть оборудование для переписывания памяти и переписать свою память в тело дракона, чтобы бежать с Зоны. Мрак начинает растить себе «новое тело». В процессе он захватывает власть на Зоне, устанавливает демократичные и справедливые законы, а также с помощью драконов реанимирует проект терраформирования планеты. Увы, все многократно изменившиеся планы побега полностью проваливаются. Мрака тяжело ранят, его подругу убивают, а дракончика забирают наконец обнаружившие его взрослые драконы.

Спустя двадцать лет к постаревшему отшельнику-Мраку прилетают два дракона, оказывающиеся его выросшим питомцем и драконицей, в которую тайно переписали память Катрин, убитой подруги Мрака. Через несколько дней тело Мрака находят на берегу реки рядом с его домом. А за несколько дней до того с Зоны нелегально вылетает катер с тремя драконами на борту, два из которых никому доселе не были известны.

Осколки Эдема[править]

Главные герои, Мрак, Катрин и Лобасти (воспитанница Мрака), совершают посадку на какой-то странной планете, выглядящей как Земля эры мезозоя. При этом звезды этой системы нет ни на каких картах, а все средства связи молчат. Герои решают, что неудачный эксперимент физиков-драконов каким-то образом уничтожил всю цивилизацию и они остались «робинзонами». Через какое-то время драконы устанавливают контакт с экспедицией людей, но эти люди не принадлежат к цивилизации известной им Земли и объясняются на латыни. Ещё через какое-то время выясняется, что в результате неудачного эксперимента катер выкинуло в параллельный мир, причем Великий Дракон знает и о существовании параллельных миров, и о возможности такого путешествия. Цивилизация Земли-2 (вселенной Великого Дракона) устанавливает контакт со вселенной латинян. Мрак и Катрин получают легальный статус и принимаются за решение проблемы Зоны: мало кто заслуживает вечного пребывания в подобном месте, а Мрак и вовсе угодил туда за расправу над теми, кто его подставил и пытался убить.

  • Копирующий артефакт — дубликатор Трепеда. В дальнейшем активно используется с самыми разными целями.
  • Парад кровавых мальчиков — тяжело раненному главному герою снится кошмар, в котором он раз за разом принимает увиденных людей (и драконов) за своих близких, — а оказывается, что это то полицейские, которых он облапошил, то женщина, которую он убил…

Иди, поймай свою звезду[править]

Роман состоит из двух частей, сюжеты которых связаны слабо. Сюжет первой части практически повторяет сюжет «Осколки Эдема», только события излагаются с точки зрения Великого Дракона. В значительной степени представляет собой производственный роман. Параллельно развивается сюжетная линия с уничтожением одной из последних мафиозных структур на Земле. В процессе Великий Дракон создает троих киборгов, имитирующих внешность подружки главаря мафии; органическую часть им добавили исключительно для сходства с настоящей Мириам, которую они должны были заменить. Как выясняется, Командор немного перестарался. Киборги осознают себя как разумных существ. Так на свет появляются сёстры-вредины, Мириван и Мириту. Третью «сестру» они, по некоторым причинам, недолюбливают и не включают в свой кружок. Сюжет второй части описывает экспедицию в другую галактику, где была засечена активность нуль-Т. Увы, по прибытию на место обнаруживается пустынная планета с примитивной биосферой и некое странное сооружение на орбите, имеющее манеру расстреливать антиматерией пытающихся к нему приблизиться. Выяснение этого обстоятельства стоило экспедиции корабля и возможности вернуться домой. Теперь члены экспедиции — робинзоны этой планеты. А если кто-то из оставшихся попытается добраться до них, то скорей всего пополнит число робинзонов или количество радиоактивного газа на орбите. Разумеется, экспедицию спасут. Лобасти при участии самого Великого Дракона. Но произойдет это буквально чудом.

  • Автор забронзовел — Великий Дракон возмущается тем, что какой-то там «писака»-исследователь написал о нём книгу, обозвав «неисчерпаемым пластом культуры», и грозится его морально уничтожить, найдя в книге все допущенные ошибки. Узнав, что автор уже несколько лет как помер, Дракон сокрушается: «Вот так вот, живешь и не знаешь, что кто-то на тебе паразитирует».
  • А что, пусть будет! — небольшой эпизод, в котором дракон вспоминает о своей кинокарьере.
  • Вечная загадка — Так кто же такие Терпеливые и с какой такой целью они построили этот свой суперкомпьютер космических масштабов? Шутки ради: в одном фанфике приводится обоснование, что компьютер соорудили Вредины, чтобы взломать систему защиты Болана. С машиной времени подождать пару миллиардов лет — не вопрос.
  • Поджог, убийство и переход на красный свет — подсветка: классическую фразу и её бафосный вариант разделяют буквально несколько абзацев.
  • Флеботический бунтарь — киборги-мириамы оказались чересчур разумными, осознали себя, отказались подчиняться и едва не уничтожили собственного создателя. И тот… обрадовался этому: ведь получается, что он сумел создать полноценный разум! Также они захотели получить возможность рожать. Впрочем, с Командором они быстро нашли общий язык. Бунт прекратился, как только они поняли, что и сам создатель теперь считает их не «железными рабами», а полноценными разумными существами.
  • Чинить звёзды — этим героям приходится заниматься первой части: эксперимент латинян нарушил стабильность Квантора, угрожая превратить его в суперсверхновую.

К вопросу о смысле жизни[править]

Рассказ — «вбоквелл» к «Дракон замка Конгов». Молодой дракон по имени Сэнсей, внук той самой Эланы, решает совершить что-нибудь героическое. И первым делом нарушает запрет Великого Дракона на исследования в некоторых областях нуль-физики. В результате изобретает машину времени и попадает в прошлое, где Элана еще сидит замурованной под замком Конгов. И только теперь соображает, что если освободить Элану сейчас, то это нарушит весь последующий ход событий, приведший, в частности, к бегству Мрака, Катрин и Лобасти, контакту с латинянами и много чему еще. Поняв это, Сэнсей вынужден скрываться следующие пятьдесят лет.

  • Жертвоприношение — местные жители приносят человеческие жертвы. Сэнсей немного вмешивается в ситуацию.

Караван мертвецов[править]

Действие происходит параллельно с событиями второй части «Иди, поймай свою звезду». Тот самый раскаявшийся мафиозо (точнее — оябун) Греб, которого Командор ловил в первой части романа, его бывший лучший наёмный убийца, а также Мрак и его семья в отсутствие Великого Дракона осуществляют рискованный проект. Как выяснилось, в прошлом Сэконда существовал великий завоеватель, обладавший даром телепатии. Мрак считает, что способность к телепатии наконец решит проблемы с антагонизмом между людьми, избавив мир от преступности и многих других скверных вещей. Поэтому он и его команда с помощью Лобасти и Сэнсея забрасывает экспедицию в прошлое Сэконда. Им удается найти искомого завоевателя, раздобыть его ДНК и вернуться в будущее. Впрочем, для Сэконда последствия всё равно были не слишком приятные.

  • Направо кругом — Греб и его команда. Последний раз мы его видим несгибаемым главарём японского мафиозного клана. Но драконы, похоже, способны и такого перевоспитать.
  • Рынок рабов — именно там главные герои приобретают Дору.
  • Шея мёрзнет без ошейника — Дора когда-то сбежала, когда караван проходил мимо родного посёлка, но подумав, вернулась. Дома её ждали нищенская жизнь и грязная работа на правах бесплатной служанки в доме брата: её ровесники уже женаты, а молодые найдут себе кого-нибудь получше не блещущей красотой бывшей рабыни. С караваном же — путешествия через весь мир. А что плёткой отходили в назидание, так аккуратно, так, что даже шрамы в виде узоров получились.
  • Самосбывающееся пророчество — узнав о том, что разыскиваемый героями завоеватель уничтожит её любимый город, Дора организует его оборону. Однако именно отчаянное сопротивление жителей приводит к тому, что разъярённое войско завоевателя уничтожает город.

Долг перед видом[править]

Главный герой, крутой программист и хакер Болан, проживает на планете, которой угрожает ледниковый период. Космическая техника здесь развита недостаточно, чтобы колонизировать другие планеты, поэтому был выбран другой проект по спасению цивилизации. Когда-то в руки обитателей планеты случайно попал инопланетный корабль, в том числе содержащий кое-какую информацию по физике. С её помощью удалось осуществить чрезвычайно дорогостоящий проект «окна»: краткосрочно открываемых порталов в какие-то иные, но явно землеподобные, миры. К сожалению, попасть дважды в один и тот же мир невозможно, поэтому закидывают небольшие группы колонистов с оборудованием. Колонисты выбираются лотереей: это билет в один конец и совсем не факт, что там удастся выжить. Болан оказывается в числе таких «счастливчиков». Более-менее освоившись на новом месте, Болан и его команда сталкиваются с драконами. Дальнейший сюжет романа связан с развитием контакта между вселенной Земли-2 и очередной цивилизацией из параллельного мира, а также проектом по спасению этой цивилизации. Да и сведения о нуль-Т попали к предкам Болана не случайно.

  • Вот это поворот!. С самого начала читатель может заметить ряд странностей, но скорее всего спишет их на то, что действие происходит в очень далёком будущем — мало ли что могло измениться за такое время! И только прочитав где-то треть «Долг перед видом» читатель поймёт, что персонажи романа — не люди, а разумные сумчатые динозавры.
  • Дикарь с пулеметом и неправильное применение флеботинума — цивилизация героев романа и нуль-техника.
  • Крутой ботан — Болан раскидал и покалечил посланных по его душу оперативников, наивно полагавших его безобидным ботаном-компьютерщиком, чем заслужил их уважение. В итоге его смяли числом, но факт остается.
  • Межвидовая романтика — сыщик Титран, сумчатый ящер, влюбляется по фотографии в Шаллах, драконицу, которая в 4 раза больше его. На фотографии она выглядит, в общем-то, девушкой его расы с подфотошопленными крыльями. С прикрученным фитильком, т. к. во всём виноваты феромоны млекопитающих, которыми девушки Болана обрызгали фото, не подумав, что для холостого Титрана такая шуточка может оказаться опасной. Дело едва не кончилось кровью.
  • Не лошадь — верховые животные этой цивилизации именуются бегунами. Впоследствии выясняется, что эта скотинка выведена оными динозаврами из представителей собственного вида. С искусственно угнетённым (до состояния домашнего животного) разумом.
  • Общественно опасное возмездие — Болан честно предупредил бригаду «Финиш», что их действия переходят рамки допустимого и будет демонстрация с автокатастрофой самоуправляемого грузовика. Получилось. Только вот… в итоге снесена плотина и вылито в реку ракетное топливо (и вовсе даже не спирт, а несимметpичный диметпауpзин), а все население воспитано в ОЧЕНЬ большом уважении к окружающей среде: трупов не было, но ущерб ей нанесён. Болан просто немного ошибся в расчётах. Зачем такую гадость вообще используют? А выбора нет — нужна космическая программа, полноценная и срочно. При этом те же ядерные двигатели даже в космосе нет возможности использовать — попросту нет запасов ядерного топлива на планете. Всё потратили в предыдущие эпохи.
  • Противостояние млекопитающих и рептилий. Местная цивилизация относится к млекопитающим без симпатии — даром что в их родном мире «зверьки» не развились до сколько-нибудь крупных форм. Предположение о существовании разумных млекопитающих (хотя бы на других планетах) они даже не воспринимают всерьёз. А первая реальная встреча с людьми вызывает у девушки-ящера панический страх.
  • О, ужас! — реакция Болана и последующая депрессия после экскурса в историю родной планеты. В чем дело? А в том, что грозящий его цивилизации ледниковый период — не первый. И один из предыдущих цивилизация пережила, заразив большую часть планеты радиацией и почти угробив биосферу. А затем возродила рабовладение и вывела из рабов домашних животных. Буквально. Мясную и рабочую скотину, превратив потомков разумных существ в неразумных животных. Представьте свои ощущения от новости, что коровы и лошади — потомки людей-рабов. И это еще не все прелести.
  • Сам себе мастер — хакер Болан пытается разобраться в коде, написанном парочкой ИИ (подробнее в основной статье).
  • Спонтанная смена культуры — сознательное использование тропа. В самом начале текста автор предупреждает: «Единицы измерения расстояния, массы, времени и т. д. для удобства читателя переведены в известные ему. С этой же целью названия некоторых растений, животных, а также идиомы, пословицы и поговорки заменены их земными аналогами». И хотя само это предупреждение уже намекает, что дело происходит отнюдь не на Земле — привычные культурные реалии помогают замаскировать от читателя главный спойлер книги.
  • Так было надо — цивилизация протагониста находится под угрозой гибели. Встреченные героем инопланетяне, (драконы, происходящие от земных людей), способны им помочь — быстро, гарантированно, охотно и бесплатно. Вот только цивилизация уже многие столетия находится в стагнации; лишь угроза для существования с горем пополам заставляет их кое-как развиваться. По мнению персонажа, «дешёвое» спасение снова превратит их в неподвижное болото. Поэтому герой, на деле организуя спасение силами инопланетян, при этом заставляет соотечественников думать, что без всепланетного участия ничего не получится. Беда в том, что для этого приходится и врать, и шантажировать, и заставлять других идти на смертельный риск (и погибать тоже), самому оставаясь в безопасности… Герой всё больше ненавидит себя — но долг перед видом превыше личных эмоций.

Адам и Ева — 2[править]

На очередной землеподобной планете, Кентукки, терпит катастрофу небольшой маршрутный корабль-шаланда. На корабле находятся курсант-космодесантник Кирилл, который и летел на Кентукки для прохождения зачёта по выживанию в дикой природе, а также летевшая на следующую в маршруте планету, славящуюся продвинутой медициной, молодая девушка, в биованне. Курсант успевает вытащить пассажирку из биованны и покинуть корабль, после чего тот взрывается. Вот только пассажирка, которую оказывается зовут Шейла, почему-то больной не выглядит, ведет себя и разговаривает весьма странно, а еще на чём свет стоит костерит последними словами драконов, шаланду, планету и лично Кирилла. Тем не менее, выживать приходится вместе, правда сопровождается это несколько странными явлениями.

  • Телепатия — ей владеет Шейла, первая девочка, появившаяся в рамках проекта Мрака.
  • Всё пошло слишком так — так выглядит ситуация с точки зрения драконов. Они полагали, что сумели отделить дар телепатии от дара проецирующей телепатии, она же психократия, способность управлять действиями других людей и внушать им свои мысли. Шейла наглядно, на примере Кирилла, демонстрирует, что они ошиблись. На самом деле это инсценировка с участием Кирилла, чтобы убедить драконов оставить парочку в покое.
  • Где-где… В… — именно там Шейла прячет медальон, блокирующий её способности. Именно это оказывается в глазах главгероя доводом против версии, что этот медальон должен помешать ему порушить её девичью честь.

Значимые фанфики и прочие произведения по вселенной[править]

  • «Байки у костра» — что произошло на Квампе? Зачем Терпеливые построили свой вселенский суперкомпьютер? Можно ли летать в космосе на паровозе? Все ответы — здесь. Но не забывайте, что это просто байки у костра.
  • «Краткие полёты Стелси» — как же всё-таки быть с молодыми драконами, которые уже слишком велики, чтобы летать на крыльях, но малы, чтобы летать на антигравах?
    • Тут же и разрыв канвы: Командор не мог не заняться этой проблемой, когда взрослела Уголёк-Берта, а значит наверняка бы её решил. И не было бы сюжетного двигателя многих сюжетных линий цикла.
      • Как Командор мог решить эту проблему, если тогда всех этих симуляторов полёта ещё и в помине не было? Вернее, так: осознав, что драконятам нужны лётные ощущения, Дракон (сам или с помощью специалистов) разработал программы виртуальных полётов. И на его близких они отлично работали (почему — важный спойлер) — а что остальные особого удовольствия от этого не получают Командор и не знал: ни у кого кроме Стейси нахальства не хватило, самому Великому Предку надоедать с такой ерундой.
  • «ВОЛНА» — фанфик-кроссеттинг между миром «Слово о драконе» и повестью «Переведи меня через майдан» из цикла «Жестокие сказки» того же П. Шумила. Драконы пытаются справиться с катастрофой галактических масштабов.
  • «Дом Командора» — что подарить на день рождения Великому Дракону, у которого и так всё есть? Например, возможность повидать оставленный полторы тысячи лет назад родной дом. Вот только проект, в котором участвуют Вредины, не может пойти как задумывалось…
  • «Спасатели» — беллетризированная литературная игра по миру СоД, в который случайно занесло очередных попаданцев из параллельной вселенной.
  • Не фанфик, но внимания заслуживает: Сергей Лукьяненко некогда разродился критической статьёй «Дрова в сахаре», где крайне издевательски прошёлся по «Слову о Драконе». И получил вполне логичное на тебе! пополам с почему ты отстой от одного из читателей.

Тропы и штампы цикла[править]

Основные[править]

  • Космическая опера — начиная со «Стать драконом». Впрочем, галактических императоров и звёздных войн тут нет.
  • Мультивселенная — педаль в пол. Тут число параллельных миров бесконечно. Многие сюжетные повороты связаны с этим обстоятельством
  • Семьецентричный сеттинг — в большинстве романов дела так или иначе связаны с Командором и его семьей. Позднее, под стать командорской, появляется семья Мрака. В общем-то, из всех романов только девятый и десятый не крутятся вокруг персонажей определенной семьи, и то с оговорками.
  • Тирьямпампация — нуль-Т, целиком позаимствованное из мира Полудня. И корабли на этом же принципе.
  • Унылая непобедимость — не без этого. Количество сколько-нибудь серьезных ошибок с печальными последствиями за авторством самого Великого Дракона легко можно посчитать по пальцам одной руки. С запасом. Некоторые другие персонажи ошибаются серьезней, но ничего по-настоящему фатального ни разу не происходит ни с кем из главных героев. Впрочем, романы можно читать как социальную фантастику, где драма заключается не в укладывании врагов штабелями.
  • Хронофантастика — начиная со второй половины цикла творится во все поля, сопровождаясь постоянным «так всё и было».

Драконы[править]

  • Антигравитация — за её счёт могут летать драконы, но антигравитационную силу генерируют клетки мышц, которые, понятно, распределены по всему телу. Они берут на себя где-то 90 % массы, остальное обычно несут крылья. Вполне реалистичный вариант полёта, если допустить саму возможность антигравитации.
  • Биологическое бессмертие — им обладают драконы, создатель не заложил в их геном способности стареть. Люди, в принципе, тоже могут не стареть, местная медицина способна провести полное омолаживание организма. Однако на практике люди не хотят жить больше двух — двух с половиной веков, устают от жизни. Драконы же прекрасно себя чувствуют.
  • Дракон в облике человекаинверсия: люди могут становиться драконами.
    • На самом деле не совсем: просто человеческое сознание переписывается в драконье тело, однократно и необратимо. Учитывая, что при этом человеческое тело подвергается эвтаназии — многим читателям эта деталь кажется весьма жуткой. Не говоря уж о том, что здесь в полный рост встаёт «парадокс корабля Тесея»: можно ли после такой операции считать, что дракон — та же личность, которой был человек?
    • Два тебязигзаг. Джафар при создании первого дракона прекрасно понимает: «Он будет мной, но я-то не буду им, я умру». Лишь потом копирование личности стали почему-то считать её переносом в новое тело.
  • Крылатый народ: драконы здесь — разумная раса транслюдей. Они умеют летать, для чего помогают себе антигравитацией, но и крылья у них вполне функциональны.
  • Пост-человек — драконы, разумеется. Причем не только физически и интеллектуально, но по каким-то причинам — морально и этически.
  • У тебя ж регенерация вместе с Обязательные побочные способности — свойственна драконам, вплоть до отращивания потерянных конечностей и даже половины тела. Правда по непонятному авторскому произволу довольно медленная, отращивание конечности занимает года два, кончика хвоста — около года. Хотя уж если организм в принципе способен такое проделать, то произвести несколько десятков килограмм клеток можно куда быстрее. Люди в этом сеттинге тоже на это способны, но не сами по себе, а благодаря медицине и особым препаратам, к созданию которых приложил руку еще Джафар. За что и был премирован возможностью пройти практику на недавно открытой Земле-2. Что до побочных способностей, то тело дракона откуда-то точно знает, что, как и где отращивать, а не просто сращивает всё подряд более-менее подходящими тканями. Например, неправильно сросшиеся кости через какое-то время сами выправляются. «Не знаю, как так получается, но проверено на опыте. Где не надо, рассосётся, где надо, нарастёт». Зато завязана регенерация на какие-то специфические железы, так что из оторванной чешуйки или отшелушившейся клетки слизистой новый дракон не вырастет. Главный герой радуется, что у дракониц нет девственной плевы, иначе дефлорацию приходилось бы делать при каждом соитии.
    • Там же пример изменения морали: парочка поссорилась, подрались, сломали друг другу кости, на ночь залегли в медкапсулы, утром как новенькие…
  • Шкала опасности драконов — здешние драконы настроены по отношению к людям вполне доброжелательно и угрозы не представляют.

Прочие[править]

  • Антиклерикализм — церковники («церкачи») старательно укрепляют свое мирское влияние (в том числе отправляя на костёр по обвинению в колдовстве людей, наследство которых перейдёт Церкви), искусственно тормозят прогресс (в том числе выкалывая глаза грамотеям) и докатываются до использования биологического оружия. Впрочем, это скорее сознательная или нет субверсия: здешняя церковь — не столько церковь, сколько мировое правительство и весьма эффективная система рекрутинга элиты. Даже довольно рядовые оперативники, вроде Анны и Амадея, получают образование, сделавшее бы честь лучшим университетам XXI века. Все средневековые ужасы на поверку оказываются эксцессами на местах, по большей части вызванными темнотой населения. Пресечь их все церковь не может и не стремится: ресурсы у неё все же не бесконечны и задачи построить идеальное общество с картинки она себе не ставит.
    • Иллюминократия — научно-технический вариант. После вынужденного ухода прогрессоров из параллельного мира Церковь завладела оставшимися от них знаниями, постепенно придя к власти на всей планете. Знания у них на уровне XXII века, но используют они немного — то, что не требует развитой промышленности, — а распространяют ещё меньше. Идеология Церкви подразумевает постепенный, контролируемый прогресс, причём начать техническое развитие планируется только тогда, когда будет окончательно ликвидирована политическая нестабильность (а до того за чтение книг без дорогого патента на грамотность законом положено выкалывание глаз) — вот только большая часть высших иерархов давно уже не желает никакого прогресса, предпочитая ему стабильность. Не вмешайся Джафар и его Дракон, тот мир наверняка так бы на ближайшую тысячу лет и остался на техническом и социальном уровне XIII в.
    • Дикарь с пулемётом — похоже, что-то такое пытаются предотвратить церкачи. В зародыше давя любую науку и вообще грамотность за пределами своей организации, они оставляют местную цивилизацию на низком технологическом уровне, планируя в будущем постепенное внедрение технологий. А потом проснулся Дракон, единым махом внедрил очень даже развитую технику — и никакой катастрофы не произошло.
    • Обманная религия — в первых романах церковь не то что ни в какого бога не верит, а даже не особо пытается изображать, что верит. Зато она правит миром и контролирует развитие технологий. В «К вопросу о смысле жизни» с оговорками. Религия-то не более обманная, чем все прочие религии Танты, но дракон устраивает несколько «чудес», чтобы остановить человеческие жертвоприношения.
  • Бежевая проза — большая часть текста романов написана не сильно цветистее вынесенной в эпиграф цитаты.
  • Биоробот — главный герой, анализируя свое поведение при активации заложенных знаний, приходит к выводу, что он биоробот. Реальность, однако, куда оптимистичнее: он полноценное живое существо, хоть и созданное искусственно.
  • Биохимических барьеров не существует — аверсия. Инопланетные организмы, как правило, несъедобны, поэтому на более-менее землеподобные планеты завозят земные. Хотя на Уродце драконы умудряются есть местных медуз. Не то чтобы у них был выбор.
  • Блестящие башни и тоги — с фитильком, но в нечто в этом роде превратилась человеческая цивилизация под мудрым патронажем драконов. Не без пятен на тогах и выбитых окон в башнях, но тем не менее.
  • Боже мой, что же я наделал!— помолвка Сэма и Лиры состоялась именно так. Лира на протяжении двадцати минут объясняла Сэму, почему он отстой, и в итоге сломала ему ребро. Он в ответ чисто рефлекторно заехал ей по голове. Она потеряла сознание (а может, притворилась), после чего он сказал примерно это… Когда через несколько минут она всё же очнулась, его можно было брать тёпленьким.
  • Бой-баба — Анна в бытность человеком. Превращение в дракона характер мягче не сделало. Среди драконов же таких — каждая вторая, хотя Лобасти выделяется и на их фоне.
  • Временной парадокс — значительную часть сил персонажи второй половины цикла тратят на то, чтобы не учинить таковой или исправить уже учинённый.
  • Волшебные законы физики — инверсия. Автор — инженер и физику знает, так что где возможно, под многие явления подведён вполне грамотный физический обоснуй.
  • Всемирная сеть — Педаль в пол. Сеть охватывает не только все цивилизованные планеты и станции, но и несколько параллельных вселенных.
  • Вымышленное ругательство — «Хвостом тя по голове!» (взято в «Трудно быть богом»). Это выжимает педаль в пол: персонаж-то — дракон, натуральный, с хвостом… А также «Ква-куи!» — подхвачено Великим Драконом у хищного ящера с Сэконда, которому не позволили подзакусить драконятиной, а с легкой лапы Мастера разошлось по миру.
  • Горизонт отчаяния — Его переходят Джафар, после гибели Коры и бегства дракона и Мрак, после гибели Катрин и потери Лобасти.
  • Датировка по электронике — в данном случае по программированию. Когда в тексте речь заходит о нём, что бывает нередко, ибо автор — профессиональный инженер-электронщик и среди персонажей хватает крутых программистов и хакеров, то почти каждый раз очередной рыцарь клавиатуры разражается филиппикой в адрес «тупикового пути Организации освобождения Палестины ООП» и поёт осанну «ненавидимым объектными программистами операторам goto»[5]. На момент написания романов это действительно был актуальный холивар, и то больше в отечественных реалиях, но спустя четверть века и после окончательной победы ООП в качестве стандарта для промышленного программирования, читать это несколько забавно[6].
  • Дроппод — подобную капсулу в спешном порядке собрали для главного героя. И им самим, и свидетелями подсвечен тот факт, что человек в таком режиме десантироваться не смог бы (дракона и то потрепало).
  • Инцест: отношения Дракона с Бертой — нечто среднее между инцестом и селфцестом: генокод их полностью идентичен, не считая половой хромосомы, конечно. Впрочем, учитывая, что они на тот момент два единственных дракона…
    • И как минимум часть их потомков в первых поколениях (по той же причине — выбирать не из кого), что Великого Дракона изрядно беспокоило: «У меня в компе генные карты приблизительно пяти тысяч первых драконов. Тогда я за этим следил. Вырождения боялся».
    • А также собственно снова Берта. Расставшись на время с Мастером она не отказывала себе в общении с противоположным полом… представители которого, получается, были ее пра-…-правнуками. Даже если они вели свое происхождение от двух других первородных дракон, см. выше про идентичность генокода. Это даже слегка подсвечено — один из ухажёров Берты наградил её прилипшим прозвищем «Чёрная грэндмама».
  • Крутой киборг — хотя правильней было бы «крутой адроид» или «крутой обратный киборг» — Мириамы, они же Вредины[7].
  • Левитация — биогравы. С фитильком, потому что летать только на них — значит, прикладывать огромные усилия и быстро уставать, но принять на себя часть веса дракона, чтобы он спокойно летел на своих крыльях, они вполне в состоянии.
  • Любовь и железяка — Андроиды «Мириамы». Мири просто влюбилась в Греба, хотя настоящая Мириам его ненавидела. Сёстры-вредины впоследствии тоже нашли свои романтические интересы.
  • Малообразованный умник:
    • Собственно, Умник. На его планете людей, более-менее образованных по нашим меркам, в принципе не может быть, ибо по уровню развития — в лучшем случае Тёмные Века (а скорее ближе к Переселению Народов, только без оплота цивилизации в лице Рима). Но при этом Умником его прозвали не за красивые глаза, — что он демонстрирует, находя недочеты в идеях героини-прогрессорши.
    • Спасённый Великим Драконом на той же планете капитан погибшего парусника, мудрец и философ. Дракон не раз навещал его, чтобы поговорить о жизни и очень грустил о его смерти. Впрочем, это пример с оговорками: капитан способного ходить в открытом море парусника малообразован разве что по современным меркам. По меркам античности и средневековья это как раз интеллектуальная элита.
    • Дора, главная героиня книги «Караван мертвецов». Рабыня каравана из совсем уж дикого времени. Образования у неё, разумеется, никакого, но вот житейской смекалки, деловой хватки и ума хватает с избытком. А уж упрямства и целеустремлённости — и вовсе выше крыши.
    • Субверсия с Титом Болтуном. Он кажется типичным образцом тропа. Но оказывается, что он вовсе не простой крестьянин, а шифрующийся участник провалившегося заговора, и он, соответственно, пообразованнее многих.
  • Межвидовое скрещивание — аверсия (только надо учесть, что Джафар, Анна и ещё некоторые сменили вид). А соседний троп вполне себе бывает.
  • Мироходец — по мере развития сюжета герои начинают бегать в параллельные миры как к себе в кладовку.
  • Оммаж — по сути, не было никакой необходимости делать Джафара попаданцем из мира Полудня, нуль-Т, тирьямпапация и мирный космодесант не являются эксклюзивом этого сеттинга. Так что все отсылки к Стругацким можно считать именно этим тропом.
  • Парад кровавых мальчиков — сложности биографии некоторых героев приводят к тому, что впав в транс или бред они переживают соответствующий опыт.
    • Джафар, использовав психотрюк, уходит в своё подсознание, чтобы получить совет от более опытного товарища. А вот чего он не ожидал — так это того, что все, кого он так или иначе обидел в своей жизни, придут к нему за сатисфакцией. И хотя жертва убийства была всего одна, но намного легче от этого Джафару не стало: если бы сеанс не прервали, он бы просто сошел с ума.
  • Помидор в зеркале — а также «по следам себя любимого». Дракон не без оснований проникается крепкой неприязнью к своим создателям и клянётся их убить. Как выясняется во второй книге, он сам, в своей человеческой ипостаси, себя и создал. Многие загадки на базе Повелителей тоже созданы Джафаром-человеком.
  • Прерванная казнь — в первой книге дракон в последний момент спасает с костра обвинённую в ведьмовстве Лиру. С этого и начинается его постоянный контакт с людьми. В «К вопросу о смысле жизни» Сэнсэй организует систему спасения приносимых в жертву девушек и собственнолапно спасает посаженную на кол за то, что не захотела стать жертвой.
  • Перехватить пулю — здесь злодеи используют это сознательно. Герой бросается закрывать собой Лиру от арбалетной стрелы, — вот только это не Лира, а переодетый в её одежду оруженосец, стрела же отравлена. Убить дракона такой яд не может, но парализует крыло — в полёте.
  • Полигамия — «все великие драконы были многожёнцами!» Правда, на момент произнесения этой фразы описано ровно два таких дракона. В целом, при фактическом-то бессмертии и вечной молодости, понятия моногамии и полигамии несколько утрачивают смысл.
    • Инверсия в «Долг перед видом». Разумные динозавры биологически моногамны и в норме просто не способны испытывать влечение к кому-то, кроме того, на кого произошёл импринтинг (даже мысль о чём-то подобном воспринимается как извращение). Вот только однажды оказывается, что для спасения вида от вымирания необходимо большое количество полигамных семей… Главному герою приходится под давлением обстоятельств найти лазейку в своей биологии.
  • Постоянная шутка — Лира под руководством дракона осваивает искусство ниндзюцу, но всё время забывает следить, где находится её тень, выдающая её с головой. Впоследствии шутка на эту тему неоднократно повторяется.
  • Рыбки плавали — тропнеймер. «Эмоции — универсальный язык, а Бак — парень не дурак. С третьего-четвёртого раза усваивает урок навсегда. Только дикий. Никого не слушает, кроме меня. Меня тоже не особенно слушает, но я ему нравлюсь. Фамильярностей не выносит. Характером больше напоминает старого кота, который считает себя истинным хозяином дома. Пристрастием к рыбе — тоже. В центре столовой маленький бассейн с фонтанчиком. В нём плавали три золотые рыбки. Попытайтесь прочувствовать весь трагизм этой фразы: Рыбки — плавали».
  • Синдром внезапной смерти в сиквеле — когда действие книг возвращается непосредственно к Великому Дракону, проходит пятьсот лет. Большинство персонажей-людей первых книг к тому моменту давно мертвы, драконом пожелала стать только Анна.
  • Синдром электрички — космические корабли здесь используются именно так, без долгих рассусоливания о законах небесной механики и параметрах орбит. Перемещение же между уже обжитыми мирами происходит с помощью нуль-Т. Боевые же корабли отсутствуют за ненадобностью: драконочеловеческая цивилизация едина, а другие разумные расы в галактике отсутствуют. До контакта с цивилизацией Болана. Впрочем, она, во-первых, из параллельного мира. Во-вторых, контакт довольно ограниченный. В-третьих, сама цивилизация появилась не без участия опять-таки наших беспокойных героев. В-четвертых, она тоже к моменту контакта совершенно не воинственна.
  • Спасти в последний момент — игра с тропом: главный герой объясняет напарнице, что спасение в последний момент — это не более чем признак бездарно спланированной операции. При этом в третьей книге Сандра уже умирала от местной болезни, когда прибыла спасательная экспедиция. Что, впрочем, лишь подтверждает мнение Дракона.
  • Странности в первой части — начиная изучать компьютерную технику Повелителей, дракон изумляется её продуманности и необычной архитектуре программного обеспечения, резко отличающихся от ему привычных. Постойте-постойте, но ведь Дракон — это Джафар, последний из повелителей, и вся эта техника ему должна быть отлично знакома. Или же напрочь незнакома, если он никогда ей ни в малейшей степени не интересовался, а только пользовался, что маловероятно. Складывается впечатление, что вся история появления дракона была придумана уже при написании сиквела.
  • Технотрёп — встречается, когда речь заходит о принципе действия очередного тирьямпампационного устройства. Впрочем, кое-где выписан он весьма убедительно и с отсылками к реально существующим и актуальным на момент написания физическим концепциям.
  • Ужас у холодильника вызван ретконом в поздних книгах. Изначально предполагалось, что запись информации из своего нынешнего мозга в новый позволяет переселить свою личность в другое тело. Именно так люди становятся драконами. Но в девятой части неожиданно объявили, что никаким переселением это не является: реципиент — отдельная личность с той же памятью. В свете этого события прошлых частей приобретают куда более мрачную окраску. И если Джафар так и так был не жилец, то концовка «Стать Драконом»… Выходит, что Лобасти убила собственного отца! (после перезаписи памяти его старое тело нашли с размозженной головой).
    • Вообще здесь явно пример того, что автор не продумал сеттинг и не определился с самого начала, какие у него «души», в смысле, что является материальным носителем сознания и как его возможно перенести.
      • Вообще-то, ещё в первой книге было известно, что создается копия. Ведь Джафар ещё довольно долго жил после создания дракона. Но многие герои всё равно считали, что копирование памяти в дракона — это то же самое, что перенос сознания, и автор их никак в этом не одёргивал.
    • Первое не противоречит второму. Те, кто считает личность и память тождественными в некотором роде, будут считать в таких случаях оригинал и копию равнозначными — по принципу «оба настоящие». Но это не значит, что бессмертие копии обеспечивает бессмертие оригиналу — или наоборот — если они успели прожить хоть секунду независимо друг от друга и стали разными личностями.
  • Хронически рваная канва и микротрещины в канве — наличествовали. Правда имея в своём распоряжении машину времени и как следствие — возможность плевать на причинно-следственные закон, можно многие разрывы закрыть, что и было сделано частично в романах, частично в фанфиках. Такие разрывы тут не упоминаются. Но даже из оставшегося:
    • Так почему все-таки Джафар застрял на Земле-2? Во второй книге говорится, что он по собственному раздолбайству наплевал на инструкции и пропустил сигнал об эвакуации. В третьей упоминается, что он активно прятался от спасателей и чуть ли не видел искавших его. Есть и другие варсии. Судя по всему, изначально была задумана дилогия, а остальные версии появились потом.
    • Почему Джафар не помог воспитанникам прогрессоров, которые, как выяснилось в третьей книге, пытались продолжать дело Повелителей и даже активно воевали против церкви? И почему сами последователи не нашли Джафара, ведь они пользовались другими бункерами?
    • Как вообще эти последователи умудрились проиграть войну войскам раннего средневековья, имея в своем распоряжении технику минимум XXI века? Да пары флаеров с громкоговорителями за глаза хватило бы, чтобы перепугать такое воинство до мокрых шоссов. И ведь учеников прогрессоров было не так уж мало, чтобы успешно колонизировать другую планету, не выродившись от близкородственных браков, нужно минимум несколько тысяч человек.
    • Каким образом Сэконд менее чем за пятьсот лет скатился до культурного уровня раннего железного века? С учётом, что бежавшие имели доступ даже к нуль-Т (и не просто использовали его, но частично перепрограммировали, чтобы сбить погоню со следа), не говоря уж о транспорте, киберах и прочем. Технический уровень мог бы первое время просесть века до XIX, но не ухнуть в античность. Между тем, уже через пятьсот лет общество Сэконда описывается как вполне зрелое, со старыми традициями, античное общество. То есть одичание началось буквально сразу же.
    • Командор ужасно сокрушается по поводу трагической и безвременной гибели Лиры и Сэма. А что ему мешает спасти обоих, имея-то в распоряжении машину времени и дубликатор Трепеда? Да и задача «найти Кенти» решается аналогично. Но похоже, к моменту, когда это стало возможно, Командор несколько охладел.
    • Это ближе к не в ладах с политологией, но каким все-таки образом католическая церковь, при средневековом уровне техники, то есть, без сколько-нибудь быстрого транспорта и связи (ладно, радио, при знании принципов, можно сделать чуть ли не на коленке) умудрялась держать в кулаке всю планету? Гигантские империи античности распадались в том числе по этой причине, из-за сложностей с получением информации и логистикой. И кстати, вот эта, покорившая весь мир и держащая его не первый век железной хваткой, организация практически без боя сдается какому-то дракону? Это могло бы сработать, назрей внутри церкви крупная и влиятельна фракция прогрессистов, но эта тема в романах толком не раскрыта.
    • Как, при том же уровне техники, церковь умудрилась выводить боевые вирусы? Это вам не жук чихнул, это очень опасные и непростые забавы, даже на уровне начала XXI века.
    • Каким таинственным способом оруженосец Деттервиля умудрился парализовать и сбить на землю дракона? Якобы отравленной стрелой в крыло (тоже мне, неуязвимая машина войны). Однако любой яд действует из расчета на единицу массы тела. Масса тела — пять тонн. Масса яда на наконечнике стрелы — от силы первые граммы. Причем он не мог весь попасть в кровь, стрела пробила перепонку насквозь, так что попала лишь часть того, что осталось на перепонке. Ещё учтем метаболизм драконов, способных без вреда пить нефть. Что же за хлористый пандемоний был на наконечнике?
      • Можно подогнать частичный обоснуй: метаболизм дракона справился бы с ядом за пару минут, так что будь он на земле, дело бы кончилось мелкой неприятностью для дракона и крупной (пять очень злых тонн) для стрелка, но дракон в момент выстрела находился в воздухе. Но это не снимает вопроса про количество яда или про то, почему дракон просто не спланировал на своих биоантигравах и оставшемся крыле. Или почему парализовало всё тело. Или о том, чем думал Джафар, наделяя дракона легко уязвимыми кожистыми крыльями.
    • В «Иди, поймай свою звезду» Дракон размышляет, что его проецирующая эмпатия имеет ограничения: «я на корову не могу излить любовь и обожание» в разрезе использования этих способностей для контакта с другим разумным видом. Но постойте, ведь в третьей книге Дракон влиял этими способностями на чайку!
    • Ну и самое главное, а зачем форма дракона? По сути, единственная причина — чтобы можно было летать. Все остальные задачи решаются и в рамках человеческих масштабов. Но создатель драконов изначально ориентировался на технический прогресс и покорение космоса, а при этом размеры дракона — громадный минус, а не плюс. С неуязвимостью тоже как-то не заладилось из-за огромных перепончатых крыльев. Почти в каждой книге кто-нибудь рвёт перепонку, боится порвать перепонку, угрожает порвать перепонку или страдает от уже порванной. И кстати, зачем драконов наделили непреодолимой потребностью летать? Человек и без того испытывает немало проблем из-за врождённых потребностей, идущих несколько вразрез со статусом разумного существа.
      • Насчёт «неодолимой потребности» в тексте как раз есть обоснуй: Джафар хотел избавить их от страха высоты (ибо летающее существо с альтофобией — это нонсенс), но «чуть-чуть» перестарался. Да и остальные нелогичности в принципе можно списать на то, что проектировал драконов вчерашний студент, у которого вдобавок нелады с мозгами из-за тысячелетнего анабиоза.
  • Что за фигня, автор? — в одной из поздних книг серии Дракон как бы между делом вспоминает о смерти героев первых книг. Сэм, оказывается, по-дурацки погиб в рядовом рейде, а Лира вместе с его телом села в катер и взяла курс на ближайшую звезду. Ну, спасибо, автор! На кой хрен ты нам это рассказал?
    • Да понятно, в принципе, на кой: ангстануть вместе с главным героем от мысли, что «человек внезапно смертен». Если что, герой — искусственное существо, спроектированное нестареющим, и он вынужден так или иначе видеть смерти всех своих друзей-людей (кроме тех, кого удалось переписать в драконов, но там свои сложности).

Другие произведения Шумила[править]

Инцидент с кошкой — неоднократно, вплоть до того, что описание сути «инцидентов» в итоге вышло отдельным сборником рассказов.

  • «Амбер. Чужая игра», фанфик-кроссовер между «Хрониками Амбера» Желязны и «Миром Полудня» Стругацких. Протагонист-космодесантник сильно покалечен, и пока его покалеченное тело восстанавливается, мозг попадает в виртуальную реальность — симуляцию Амбера. Только образование XXII в. даёт несколько большие возможности для решения проблем, чем кровь амберской королевской семьи. Переосмысление сеттинга «Хроник Амбера» с т. зр. человека Полудня.
  • «Должны любить». Улыбаться — это слегка показывать зубы. (Кибермозг по кличке Фафик).
  • «Драконы аридского двора» (сетевая): сэр Кот Сердитый объявляет рокош против Исполняющего — премьер-министра и реального правителя страны (Король — фигура священная, но от реального управления государством отстранённая напрочь). Хотя рокош уже лет сто никто не устраивал, но есть подробнейшие планы по подготовке и проведению этой мини-войны — последняя треть книги в подробностях раскрывает тему.
  • «Кошкин дом». Использовать мозг на 100% — специфический способ томографии, сопряженный со стимулированием коры головного мозга, может сделать животных разумными. Побочных эффектов вроде бы нет, но социальные проблемы в перспективе таковы, что возникает вопрос — не лучше ли закрыть это открытие обратно до опубликования.
  • «Мастер-ломастер». Вымышленные марки автомобилей — «Каравелла 555», машина представительского класса. По заявлению фирмы-производителя её невозможно угнать. Противоугонная система взрывает машину вместе с угонщиком, но производитель об этом, естественно, не распространяется.
  • «Переведи меня через майдан». Очумелые ножки — после прохождения Волны, меняющей законы природы, мунты рождаются без рук. Пришлось развивать подвижность ног и улучшать мелкую моторику пальцев.
  • «Процент соответствия» — разумные рыбы.
  • «Этот мир придуман не нами». Фанфик по АБС — группа прогрессоров сидит на слабо развитой планете совершенно официально, общается с местными властями и не скрывает, кто они и откуда (немного скрывают цели). Учат местных. Даже в браки с местным вступают. Но почти случайно ГГ узнаёт, что мир, в котором они живут, невозможен. Лишь 10 % населения способны жить при коммунизме, и никакая система воспитания не поможет. Тем не менее способ решения проблемы существует: нужно всего лишь кое-что добавить в штатные программы ментообучения, и у людей будет «новый инстинкт», нужный для жизни при коммунизме
    • Межвидовое скрещивание — аверсия. Любовь и даже семьи у прогрессоров-людей уточнение про людей, потому что юридически с точки зрения землян та же Ррумиу — стажёрка-прогрессор с двойным гражданством с жителями Ррафета бывают. Общих детей — нет. Решают по-разному. Либо просят кого-то «помочь», либо усыновляют. Саркофаг Странников есть и для Ррафета, и земляне решили попробовать вырастить этих детей в смешанных семьях. Посмотреть, что будет.
    • Разделение на свой-чужой — рыжие (цвет шерсти наследуется, если оба родителя одного цвета) пратты разумные коты в итоге доигрались до жестокой войны с соседями, проиграли эту войну, и те, кто выжил, стали рабами и не могут быть НЕ рабами. У некоторых персонажей есть рыжие рабыни, которые, как положено, ходят в ошейниках. Как домой придут — сами снимают. Мать главной героини вообще убили за попытку мятежа взять в руки боевое оружие, ввязаться в бой с охраной, стараясь их не ранить и НЕ давая выбить это оружие - ну в итоге ее таки убили с оружием в руках, как она и хотела, хотя был прямой приказ не убивать по возможности, саму главную героиню отец (не раб, а местный Владыка) вообще подарил голокожим иноземцам, даже не праттам команде прогрессоров с Земли — более чем оправдалось.

Примечания[править]

  1. Волшебные законы физики — Аверсия. Если просто махать крыльями — этого недостаточно для взлёта, но вот с учётом, что тело дракона — «гравитационный лазер», и масса специально подобрана для его эффективности, при желании можно вообще взлетать, не взмахивая крыльями, а просто напрягая мышцы.
  2. На самом деле не факт. На прямой вопрос «Почему дракон ругается „Массаракш“?» автор ответил: «Возможно, он родом из мира Полудня, а возможно, просто читал Стругацких». Кроме того, некоторые детали родного мира Джафара (например, существование проституции) с Полуднем как-то не вяжутся. Впрочем, о существовании проституции известно только из одной фразы и её контекст вполне позволяет это слово воспринимать как ругательство в адрес стервозной дамочки лёгкого поведения.
  3. Точнее говоря, у них генетически заложено отвращение ко вкусу сырого мяса — на всякий случай. Но если жрать больше нечего, могут и им питаться. А уж варёное или жареное — и вовсе без проблем.
  4. Ну вообще от человека в драконе почти ничего нет, Джафар проектировал свое детище практически с нуля, хоть и на основе ДНК Коры, да и к тому же не столько как полноценный вид, сколько как индивидуально изготавливаемый «хост» для готовой личности, что позже аукнулось.
  5. Данный оператор позволяет в программе «перепрыгнуть» к выполнению какой-то другой части программы. В современном программировании действительно практически не применяется. Представьте, что на каждой странице читаемой книги у вас встречается с десяток предложений вида «а дальше читайте на странице N со строки K». Компьютер без труда «прочитает» такую книгу, но вот при попытке хотя бы разобраться, что в каком порядке происходит, а тем более — внести изменения, у редактора возникнут большие проблемы. Между тем необходимость в таком редактировании в современном программировании, неразрывно связанном с выпуском новых версий программ и исправлениями ошибок в старых, возникает постоянно. Вдвойне забавно, что рекомендации не пользоваться данным приёмом не связаны напрямую с ООП и появились независимо от него.
  6. Критика ООП существует и сейчас, это верно, но частью она повторяет доводы корифеев тридцатилетней давности, да и факта установления этого стандарта критика никак не отменяет.
  7. Сестры Вредины, строго говоря, не киборги, как и терминатор, а андроиды. Роботы, имеющие лишь маскировку под человека. Правда упоминается, что мышцы играют роль в движении, но наверняка эта роль лишь вспомогательная, сверхчеловеческой силы и скорости обычные человеческие мышцы не обеспечат.