Слово апостола Павла

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Слово апостола Павла — явление в мире произведения, промежуточное между Словом Божьим и словом Данте. Человек, который в отношении произведения выступает святым Павлом, имеет прямое отношение к канону — как и послания апостола Павла входят в канонический Новый Завет. Но по сравнению со словом Божьим его значение в понимании и знании канона произведения второстепенно. Хотя кому как — в христианстве-то как раз именно послания Павла лежат в основе как нравственного, так и богословского учения, и у любого произведения могут быть поклонники, которые в своем понимании его канона руководствуются именно указаниями «апостолов». Особенно это бывает, когда самый главный автор покинул или проект, или вообще уже наш мир.

Nota bene: Евангелия и Послания Павла не являются Словом апостола Павла! Они — фактически то же самое Слово Божие.

Примеры[править]

Общее[править]

  • Вероятно, сюда следует отнести и «межавторские циклы», выросшие из авторского проекта и публикуемые с благословения автора.

Мифология и фольклор[править]

  • А вот что в отношении Библии является сабжем — так это слова отцов церкви и решения вселенских соборов: считаются каноном, хотя в «Библию» не входят. Для православных и католиков — у протестантов и армян мнение несколько другое.

Литература[править]

  • Сильмариллион — приведен к сюжетной последовательности не самим Толкином, а его сыном Кристофером и Гаем Гэвриэлом Кеем.
    • То же можно сказать о «Повести о детях Хурина», «Повести о Берене и Лютиэнь» и «Сказании о падении Гондолина», выпущенных Кристофером Толкином.
    • Ныне покойный сэр Кристофер Ли был знаком с Толкином и хорошо знал его произведения, поэтому Питер Джексон взял его не только как актёра, но и как консультанта. Впрочем, слушал не шибко внимательно.
  • Главный герой «Золотого Храма» Юкио Мисимы всё-таки был схвачен, сознался в содеянном и бросился под поезд во время этапирования. В книге этого нет, но сам автор признал «Пламя» каноничной экранизацией.
  • «Дозоры» Лукьяненко + продолжатели.
  • Сиквельная трилогия «Рамы» в соавторстве Артура Кларка и Джентри Ли по отношению к оригинальному «Раме» Артура Кларка.
  • «Время учеников».
    • Впрочем, некоторые фанаты и слова Бориса Стругацкого относят к данному тропу, а не к слову божьему.

Кино[править]

  • «Бриллиантовая рука» — слова Максима Никулина, сыгравшего юного рыболова.
  • Фильм «Фонтан» (1988) — внутримировой пример. Бабулька Петрищева, дочь «великого поэта» (большооооого авангардиста, судя по всему), бесконечно превозносящая творчество отца (в окружении двух или трёх фанатов) и все попытки хоть как-то подправить разваливающийся дом относящая на счёт козней властей, желающих в очередной раз принизить гениального поэта.
  • Scott Piligrim vs. The World — тот случай, когда Слово апостола Павла было объявлено неканоничным Словом Божьим. Актриса, игравшая Джули Пауэрс, в интервью заявила, что её героиня была тайно влюблена в Скотта в школе, однако сам Брайан Ли О’Мелли позже сказал, что это неправда.

Мультсериалы[править]

  • My Little Pony — поскольку создательница сериала Лорен Фауст со второго сезона перестала над ним работать из-за разногласий с Hasbro, сериал оказался в руках одной из ее соратниц Меган МакКарти. С тех пор вся инфа по канону от неё или иных сценаристов шоу может считаться «апостольской».

Аниме, манга, ранобэ[править]

  • Евангелион — из-за специфического стиля режиссёра о лоре Евангелиона известно гораздо больше из видеоигры по мотивам, чем из самого сериала.
    • Да и в манге по Евангелиону от Садамото о прошлом Кадзи, Мари и родителях Аски известно больше, чем в аниме.

Видеоигры[править]

  • The Elder Scrolls — различные неофициальные тексты по вселенной написанные разными разработчиками, главным образом Майклом Киркбрайдом, сценаристом Morrowind. Отношение к ним у фанатов неоднозначное: если связанное с событиями игр и мироустройством считается за канон, то вот произведения о будущем Тамриэля — скорее за авторитетные фанфики.

Реальная жизнь[править]

  • Случай из реальной жизни: «Курс общей лингвистики» Фердинанда де Соссюра, основополагающий труд всего современного языкознания вообще, по сути представляет собой конспект лекций оного Соссюра, только слегка отредактированный двумя его слушателями. И даже в это «слегка» они, по некоторым версиям, умудрились впихнуть аффтарскую интерпретацию!
  • Строго говоря, великий «Курс Русской Истории» Ключевского был "написан" после его смерти, учениками. Они составили текст по материалам его лекций. Благодарность им вечная - несмотря на 120-ти летнюю давность, это до сих пор необходимое и незаменимое чтение.

Рукопись, найденная на чердаке[править]

Отдельная форма «святого Павла» — рукопись, найденная на чердаке: после смерти маститого автора вдова/дети обнаруживают на чердаке «почти законченное» произведение и решают осчастливить мир публикацией шыдэвра. Как многие уже догадались, зачастую никакой рукописи в природе нет, а есть желание наследников по-быстрому срубить баблеца на раскрученной франшизе.

Литература[править]

  • С прикрученным фитильком — уже упомянутые «Сильмариллион» и более поздние произведения по Средиземью. Большая часть текста — это действительно черновики профессора, скомпонованные его сыном в цельные произведения, однако сколько именно там Джона, а сколько Кристофера точно неизвестно.
  • Седьмая «Дюна» Фрэнка Герберта — закономерный итог опухания сиквелов сыном усопшего и тропнеймер явления. После публикации приквельной трилогии и во время публикации пре-приквелов Брайан Герберт заявил: «Посоны, не расходимся! Мы тут на чердаке нашли рукопись, и она офигенно подтверждает наш вопиющий неканон, папа тоже писал про роботов, спасшихся от Джихада».
  • «Нам, живущим» Роберта Хайнлайна — оказывается, Хайнлайн двадцать лет публиковал целомудренно-патриотические романы для юношества, а «в стол» в 1938 году родил роман о фрилаве и нудистах.
  • Творческое наследие Роберта Говарда, дописанное Лайонелом Спрег де Кампом and Co.
  • «Погружение в море мрака» Кордвайнера Смита, дописанное вдовой после смерти автора.
  • Харпер Ли, «Пойди поставь сторожа» — возможно, изначальная рукопись романа, который автор превратила в «Убить пересмешника».
  • Г. Ф. Лавкрафт — многие рассказы были дописаны после его смерти Августом Дерлетом. Роль Дерлета в сохранении наследия Г. Ф. несомненна, но вот качество его «дописываний» вызывает горячие споры среди фэнов.
  • «Воспоминания и размышления» Г. К. Жукова — после смерти маршала книга была дополнена на основе его рукописей. Не совсем, правда, понятно, почему вставленные во втором (посмертном) издании фрагменты прямо противоречат, вплоть до противоположности, первому (прижизненному) и выглядят немножечко неправдоподобными (сравните, например, скупое описание обороны Ленинграда в первом издании и главу о том же событии во втором). В 1990 году книга приобрела ставший каноничным вид (вроде бы как в неё вернули всё удалённое цензурой) и более не изменялась, но вопросов стало только больше. Один исторический фрик даже книгу издал про метаморфозы мемуаров полководца.
  • Издатель Гэри Дженнингса и специально нанятый писатель добавили в «ацтекскую» серию ещё четыре немаленькие книги, предположительно основанные на черновиках покойного. Однако без таланта Дженнингса выдумывать достаточно жестокие приключения, при этом не скатываясь в полное смакование и мастерски передавая дух эпохи, всё стало смотреться достаточно плоско.