Слабохарактерный педагог

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« В Борисе Борисовиче ничего не было учительского. Встретив его на улице, можно было бы принять его за портного, садовника, мелкого чиновника, но не за учителя. Ученики ни про одного учителя ничего не знали из его домашней жизни, но про Бориса Борисовича знали всё. Знали, что у него жена злая, две дочки, старые девы, мать, слепая старуха, горбатая тётка. Знали, что Борис Борисович бедный, что он трепещет перед начальством, не хуже любого из них. Знали и то, что Борису Борисовичу можно перо смазывать салом, в чернильницу сыпать песок, а в потолок, нажевав бумаги, пускать бумажных чертей. В последнее время Борис Борисович стал заметно подаваться. »
— Н. Г. Гарин-Михайловский, «Детство Тёмы»

Иногда бывает так, что ты смотришь на человека и думаешь «Как? Как его смогли взять на работу учителем?». Нет, он свой предмет знает неплохо, даже лучше, чем некоторые. И он ведёт себя так, как подобает учителю, то есть не позволяет себе «неуставных» замашек, в отличие от некоторых.

Но в том-то и суть, что себе-то не позволяет, а вот ученикам…

Так уж случилось, что именно его домашние задания ученики чаще всего не выполняют. Именно на его уроках ученики меньше всего слушают учителя, предпочитая более важные дела — такие, как сон, трёп или крестики-нолики. Именно урок такого учителя легче всего сорвать, ибо как такой учитель может поставить двоечника и хулигана на место (не говоря о том, чтобы просто заинтересовать этого оболтуса в своем предмете)? В особо запущенных случаях этот педагог может доиграться до того, что ученик невозбранно повысит на него голос, доведёт до слёз, испортит вещь, обматерит или даже руку поднимет! Ну а что?! Забавно же смотреть на слабака, попытавшегося играть роль наставника. Пусть немного поорёт, порассказывает о том, что такое хорошо и что такое плохо, пусть даже жалуется директору и вызывает родителей в школу! Ну побоятся его немного, может, кому-то даже жалко такого учителя станет, ну отхватит этот двоечник и хулиган от директора и родителей. Но это временно, и уже совсем скоро всё пойдёт по новой. Ну, или же те ученики юродивые расскажут учителю о том, как кошечку гладили — учитель добрый, он всё равно простит.

Этот учитель не способен быть клёвым, ибо запросто может статься, что его не то что ученики — его и некоторые учителя не уважают. При попытке поставить ученика на место, изобразив себя очень строгим, зачастую может нечаянно сам себя поставить. А уж если будет косплеить самого настоящего ублюдка — ученики и, возможно, также родители, педсовет и весь школьный коллектив всё равно покажут, кто в классе хозяин. Часто под троп может попадать сенсей-тян, юная и неопытная, по сути, сама ещё ребёнок, которую ученицы из старших классов могут воспринимать как ровесницу, а ученики — как потенциальный объект для воздыхания, а поэтому и относиться к ней несерьёзно. Сюда же подходит и её гендерная инверсия в виде молодого учителя.

Где встречается[править]

Фольклор[править]

«

Дано: учитель лезет в окно. Допустим: мы его не пустим. Требуется доказать: как он будет вылезать?

»
— шутливое травестирование[1] задач по физике, математике и т. п.
    • Вариант:
«

Дразнилка для учителя геометрии примерно середины 1950-х гг: Дано: Марь-Иванна лезет в окно. Допустим: Мы ее не пустим. Предположим: Мы ее на стол положим. И проведем по пузу Огро-омную гипотенузу!

»
Доказательство теоремы

Литература[править]

  • Н. Г. Гарин-Михайловский, «Детство Тёмы» — учитель немецкого Борис Борисович Кноп, практически кодификатор. Маленький, безвольный и больной старичок. Не уважаем ни гимназистами, ни начальством. Когда во время урока был доведён хулиганом до нервного срыва, некоторые ученики не выдержав вступились за него.
  • «Республика ШКИД» — были и такие («а это, значит, кабинет» или выдаватель индульгенций), таких шкидовцы быстро «съедали».
    • Субверсия с Эланлюм, женой зава школы Викниксора. На её уроках немецкого не забалуешь, но когда потребовалось заменить мужа на время отъезда, школа погрузилась в анархию. А как говорит неофициальный (и чернушный) сиквел «Последняя гимназия» в конечном итоге (пусть и в силу множества обстоятельств) с учениками не сладил и сам Викниксор.
    • Дополнительный цикл рассказов «Последние халдеи» также широко освещает тему.
  • Лев Кассиль, «Кондуит и Швамбрания». Действие происходит в те же послереволюционные годы, хотя ученики — не беспризорники, а бывшие гимназисты и гимназистки, дети из благополучных семей. «Учитель после звонка ловит в коридоре учеников и умоляет их идти на урок. „Вы же хорошо учились, — с отчаянием говорит добрый математик Александр Карлыч, поймав меня за рукав. — Идемте, я вам объясню преинтересную штуку относительно тригонометрических функций угла“. Из вежливости я иду. Мы входим в пустой класс». Зигзаг, потому что дело не только и не столько в учителе — пока в классе Лёли играли собачью польку, танцевали, дрались и даже пьянствовали, пришедшие в экс-гимназию ученики бывшего Высшего начального училища (из менее благополучных семей) активно занимались и «за квадратные уравнения взялись».
  • Мартти Ларни, «Четвёртый позвонок, или Мошенник поневоле» — протагонисту довелось побывать и школьным учителем.
  • «Гарри Поттер» — здесь в основном игры с тропом:
    • Хагрид в третьей книге. Мог бы быть клёвым учителем, но на первом же уроке задира Малфой умудрился попасть в немилость гиппогрифу, из-за чего этого же гиппогрифа ожидала казнь, а сами уроки Хагрида перестали быть уж очень интересными. В дальнейшем становится нормальным преподавателем (другое дело, что его серьёзными проблемами становятся вовсе не ученики…).
    • Сивилла Трелони, преподавательница прорицаний. Неуважаема многими учениками и сотрудниками Хогвартса. Её дар медиума несомненен (фактически все её пророчества сбылись!), но по её виду не скажешь, потому что наставница из неё так себе. Преподавать не умеет, упорствует в употреблении явно устаревших и в наши дни уже комичных ритуалов, очень зажатая и к тому же имеет слабость к алкоголю и наркотикам. А карикатурно-смехотворные (по её собственному мнению — профессионально необходимые, таинственные и стильные) оккультистские замашки окончательно опускают её имидж ниже плинтуса. «На-ам предстои-ит вы-ыйти за преде-елы ра-азума!» и всё такое прочее…
    • Гилдерой Локхарт. Ученики, конечно же, не срывали ему уроки — сорвали ему пикси, от которых защищаться он сам же должен был учить, но что-то пошло не так, и ученикам пришлось учиться самостоятельно.
    • Катберт Биннс — вообще не педагог. Нудно, монотонно читает гнусавит лекции по истории магии — и больше не делает ничего. Ученики его обычно не слушают и не уважают, дисциплину в классе он поддерживать не умеет. И к тому же он призрак. А вот когда начинаются экзамены, приходится браться за учебники или за конспекты тех, кто всё-таки лекции записывает.
      • Так и тянет сказать «Вообще не педагог!» — но это будет несправедливо: профессор Биннс был увлечён своим предметом настолько, что не заметил собственной физической смерти и продолжил преподавать.
  • «Чужак в чужой стране». А вот тут, пожалуй, действительно «вообще не педагог»…
  • «Случайная вакансия» всё той же Роулинг — учительница математики в классе Энди Прайса. Совершенно не справляется с поддержанием дисциплины.
  • «Уилт» Тома Шарпа — собственно, Генри Уилт, он же и магнит для неприятностей до кучи. Давно уже забросил попытки преподавать литературу контингенту местного ПТУ, предпочитая слушать их разговоры «за жизнь». Хотя в действительно серьёзных ситуациях характер он таки проявляет.

Кино[править]

  • «Доживём до понедельника» — молодая преподавательница английского, только что из педвуза, новичок в преподавательском составе. Ученики — особенно местный альфач и приколист Костя Батищев — её откровенно троллят. И не помогают никакие «Batishchev, go out!». А она порой еще и откровенно срывается (даже жизнь живого существа — ни в чём не повинной птички — под угрозу поставила).
  • «Дорогая Елена Сергеевна» — собственно, сама Елена Сергеевна. Живёт одна, слепо верит в идеалы, в которые её же ученики неохотно верят. Когда Володя спокойным тоном объяснял учительнице, что жизнь не такая уж и прекрасная, та с более высоким тоном пыталась переубедить, что это неправда. Ну и конечно же, позволила своим любимым ученикам разгромить квартиру. И всё таки зигзагом — ключ она до последнего не отдаёт, и только угроза изнасилования Ляли заставляет её сдаться.
  • «Неоконченная симфония» — Франц Шуберт. Сочиняет музыку на уроке под градом летящих в него бумажек. Почти исторически точная сцена, разве что школа в фильме смешанная (Шуберт преподавал в мужской) и розги в кадр не попали. У Шуберта, косившего в школе от армии, с детьми был негласный уговор: он не мешает им страдать фигнёй, они не мешают ему писать музыку, и если кто-то из мальчишек умудрялся его достать, розги находили своё применение.

Телесериалы[править]

  • «След» — учитель по фамилии Лосёнок из эпизода «Принцессы и горошины». После определенного розыгрыша решил взять реванш.
  • «Во все тяжкие» — Уолтер Уайт. Он прекрасно знает химию, но донести ее до ленивых и распущенных учеников не способен. А когда стал способен… лучше бы ученикам держаться от него подальше.
  • «Слуга народа» — Голобородько абсолютно не может поддерживать дисциплину насильно, зато уроки интересные и в принципе ученики его любят.

Телевидение[править]

  • «Ералаш», эпизод «40 чертей и одна зелёная муха», снятый по рассказу Джованни Моска, — отличная субверсия: новый учитель сначала кажется именно таким, но в первые же минуты в классе он завоёвывает авторитет у местных хулиганов, метко убив муху из рогатки, после чего без труда заставляет их заниматься.

Мультсериалы[править]

  • «Симпсоны»:
    • В одной из серий Чалмерс увольняет Скиннера и назначает на его место добродушного веруна Фландерса. Настолько добродушного, что тот отменяет все правила и ввергает школу в хаос.
    • В другой серии учителя объявляют забастовку. Чтобы дети не сидели без дела, жители Спрингфилда решаются временно занять места учителей. В классе Барта сменилось довольно много претендентов на место классного руководителя из-за того, что те не выдерживали шуточек самого Барта.
  • South Park — получив руководство над новым классом, Диана Чоксондик долго не могла взять его (особенно Эрика Картмана) под контроль из-за ностальгии учеников по третьему классу и мистеру Гаррисону. Но научившись быть их учителем от того же мистера Гаррисона, мисс Чоксондик исправляет ситуацию просто перед отправкой детей в прошлое, дав ученикам возможность доверять ей.
  • «Эй, Арнольд!» — мистер Симмонс. Поначалу кончилось все предсказуемо, но ученики все-таки не маленькие гаденыши, так что им совестно стало, к тому же новый учитель оказался прямой противоположностью, так что дети извинились, и мужчина вернулся. Притом надо заметить, что Симмонс не трус, готов рисковать жизнью ради подопечных.

Видеоигры[править]

  • Bullyс фитильком, ибо на самом деле учителя английского Гэлоуэя ученики очень даже любят. Но из-за стрессов на работе он постоянно злоупотребляет алкоголем, чем пользуется учитель математики Хаттрик, который постоянно шантажирует и без того павшего духом добродушного выпивоху. Всё дошло до того, что Гэлоуэя даже пришлось вызволять из психиатрической больницы.

Реальная жизнь[править]

  • Утверждается, что таковым был Андрей Романович Чикатило во время своей работы в школе. А чего вы хотите, если самое интересное, что учитель делает в классе — это лапает пионерок? К этому и возводят его непедагогические увлечения, коими он и прославился.

Примечания[править]

  1. Травестирование (букв. «переодевание») — литературоведческий термин, означающий прямолинейное пародирование (имитацию), формальное передразнивание.