Скрытный POV-персонаж

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Обычно POV-персонаж видит и знает всё то же, что и читатель. Скрытный POV-персонаж — это такая разновидность персонажа, чью точку зрения нам представляют, которая, тем не менее, скрывает от читателя некие важные факты, при этом, как правило, честно рассказывая всё, что происходит в данный момент.

Данный троп отличается от ненадёжного рассказчика — последний может искажать факты, а в случае скрытного POV что-то просто умалчивается, но тому, что озвучено, можно доверять; к тому же, POV-персонаж может и не быть рассказчиком. Разновидность — помидор в яблочной шкуре.

Где встречается[править]

Фольклор[править]

  • Приём анекдотов, когда сначала перед нами предстают пафосные речи, но на последнем предложении весь пафос рушится. К примеру: «Мне трудно пробиться сквозь стену непонимания, я как брошенный цветок под колёсами реальности. Я разочаровалась в любви и дружбе, и вкусила горечь предательства. Я — холостой патрон в обойме жизни. Помогите! Катя, 5 лет».
  • Не обязательно речи пафосные, бытовые ситуации тоже возможны. Например: «Тяжело быть единственной девушкой на работе. Все эти сальные взгляды, похабные шуточки и двусмысленные намёки на секс. Удивлена, как меня до сих пор за это не уволили».

Литература[править]

Русскоязычная[править]

  • Чичиков же!
  • Братья Стругацкие, «Хищные вещи века»: должность и задание Ивана Жилина выясняются только ближе к концу.
  • «Права и обязанности» К. Пьянковой: Райвен — POV всю книгу, но о том, что он — дракон и, более того, Чёрный Дракон — первое создание этого мира и олицетворение всемирного зла, читатель узнаёт лишь в середине и конце книги, соответственно, вместе с незадачливой компанией светлых приключенцев.
  • «Дети хлебных времён» Андрея Щупова — история об отчаянном квесте, предпринятом через «зону» группой смельчаков с целью спасения их рода. На последней странице выясняется, что герои — тараканы, которые бегают по кухне, спасаясь от тапка и дихлофоса.
  • «Детектив Эдуард Ларан: сверхъестественные расследования». Эдуард Ларан, сын Сардэка (см. ниже Сетевая литература), ведёт себя аналогично.
  • «Крылья» Юрия Нестеренко: Эйольта не скрытная, она просто не объясняет то, что воспринимает очевидным. Поэтому особенности мира аньйо и их самих (включая анатомию и физиологию) раскрываются читателю в случайно проскакивающих деталях крошечными дозами на протяжении всего романа.
    • Его же стихотворение «Держава» — лирический герой до последней строчки скрывает, какую именно державу он имеет ввиду.
  • Леонид Каганов, «День сверчка» — цивилизация на Земле с трудом восстанавливается после антропогенной катастрофы. Герои пытаются выжить в полном опасностей радиоактивном мире, разыскивая и бережно храня уцелевшие крупицы знаний могущественных предков: книги, инструкции, записи, механизмы. В последних строках рассказа читатель узнаёт, что персонажи книги — насекомые.

На других языках[править]

  • Агата Кристи, «Убийство Роджера Экройда» — POV-персонаж, ведущий рассказ о расследовании Пуаро, за которым он наблюдает, честно излагает весь ход расследования, забыв в самом начале рассказа один важный факт: он и есть убийца. Ох и нещадно ругали критики того времени этот новаторский для детектива ход!
  • «Хроники Амбера»: Корвин, строя и исполняя далеко идущие планы и проводя разные эксперименты, не всегда спешит поделиться ими всеми с читателем, оставляя это на потом, и устраивает таким образом неожиданную развязку.
  • «Досье Дрездена»: Skin Game — история ведётся из уст Гарри, который забывает сказать, что Мистер Грей на самом деле работает на Дрездена.
    • Гарри вообще редко раскрывает детали хитрого плана, пока те не отработали, ни читателю, ни друзьям. Даже если это план типа «набрать в рот чеснока и плюнуть вампиру в глаза». За это он несколько раз получал от друзей, но в той же Skin Game выяснилось, что у него есть реальная причина держать карты поближе к себе.
  • «ПЛиО»:
    • Барристан Селми, бывший начальник Королевской гвардии, служивший при двух династиях, знает до черта интересных подробностей о последних Таргариенах, но, когда становится ПОВом, очень упорно старается о них не думать, а думать о том, что происходит вокруг.
    • Эддард Старк помнит все обстоятельства смерти своей сестры Лианны и то, что связывало её с принцем Рейгаром. Но очень старается не думать об этом подробно.
  • Фредерик Пол, «Человек-плюс». Рассказчик настолько скрытный, что появляется лишь пару раз за весь роман, говоря о себе «мы». И лишь в последней главе выясняется, что рассказчик — коллективный разум сети, объединившей все компьютеры на Земле.
  • «Фальшивый принц» Дженнифер А. Нельсон — главного героя подбирают с улицы, чтобы вместе с другими кандидатами выучить на роль давно потерянного принца и выбрать из них наиболее подходящего. На протяжении всего повествования закадрово происходят различные пакости, как мелкие, так и не очень, и главный герой, казалось бы, не при делах. В конце обнаруживается не только то, что эти пакости подстраивал он, но и то, что он и есть давно потерянный принц собственной персоной.
  • Хорхе Луис Борхес, «Дом Астерия» — главный герой живёт в странном доме, из которого никогда не выходит. И только в самом конце становится понятно, что рассказ вёлся от лица Минотавра.
  • Нил Гейман, «Этюд в изумрудных тонах» — хотя описанный мир весьма альтернативный, главные герои, казалось бы, узнаваемы: POV-персонаж получил рану в Афганистане и теперь снимает комнату в Лондоне на пару с частным консультантом, который помогает частным сыщикам и полиции в расследовании преступлений. И только в финале выясняется, что это не Ватсон и Холмс, а Себастьян Моран и Мориарти.
  • В книгах по вселенной «Звёздных войн», вышедших до третьего эпизода, персонажи, знающие о том, что Палпатин и Дарт Сидиус — одно лицо, никогда не открывают этот факт.

Сетевая[править]

  • «Луна над Бездной»: Сардэк, от лица которого ведётся рассказ, лишь после двух глав сообщает другим персонажам и читателю, что является не совсем человеком, и на протяжении всей книги, подобно Корвину, он не спешит рассказывать обо всех своих текущих действиях и мыслях.

Фанфики[править]

  • «Гарри Поттер и методы рационального мышления»: нередко рассказ ведётся с точки зрения Гарри, который приводит в исполнение свои планы, но автор не всегда раскрывает его карты читателю. Иногда описываются только сами действия без стоящих за ними задумок, чтобы те читатель смог восстановить сам. В POV других персонажей книги этот приём тоже встречается, но реже.

Аниме, манга, ранобэ[править]

Мультфильмы[править]

  • «Алёша Попович и Тугарин Змей» — летописцем, чьи слова начинают и заканчивают мультфильм, оказался ослик Моисей, принимавший посильное участие в приключениях.

Видеоигры[править]

  • The Bureau: XCOM Declassified. Агент Картер перевозит кейс с неизвестным содержимым, на ночь останавливается в мотеле. К нему в номер заходит офицер, требует открыть кейс, потом оказывается пришельцем-лазутчиком, стреляет в Картера и открывает сам(/а/о). Кейс взрывается, лазутчик гибнет, агент выздоравливает. С этого момента мы играем за агента Картера. А вот и нет, за эфириала Асару, который жалеет Картера (мол, как-то пообвыкся за пару дней тряски на соседнем сидении, а поганый пришелец подло обманул агента и сразу полез к эфириалу своими грязными инопланетными ручонками), берёт под ментальную опеку, исцеляет и до кучи отмеряет немного способностей, в том числе к «тактическому режиму», во время которого резко замедляется время, можно командовать отрядом и применять способности. Игрой за Асару так же объясняется вид от третьего лица. Наши враги, зудъяри, действуют как один организм, потому что объединены так называемой Мозайкой — гораздо более продвинутой «тактической паузой», которую контролирует эфириал Шемеш. Кроме того, она, несмотря на заверения нижеупомянутого, об «обуздании своего демона», держит в узде существо, называющее себя Исток. В одной из последних миссий мы помощью ретрофутуристической штуковины под названием венн-браслет, штатного икскомовского инструмента сверхспособностей, вытаскиваем Шемеш из Истока, тащим в элериевый генератор и разговариваем по душам, в результате чего и узнаём всё вышезаспойлеренное.
  • «Ведьмак 3»: сыграно оригинально. Все квесты имеют текстовое описание, составленное Лютиком по прошествии какого-то времени: «И тут ведьмак узнал, что…» При этом одной из важных задач является спасение Лютика из передряги, в которую он попал. Лютик ни слова не напишет о своём местонахождении, хотя, очевидно, уж ему-то должно быть известно, где он всё это время торчал!

Реальная жизнь[править]

  • Самое обычное дело в мемуарах или биографической книге. Есть какой-то эпизод, в котором ты/твой персонаж (если ты пишешь, что он хороший) поступил, как натуральный козёл? Если эпизод забыт широкой публикой, про него можно тактично умолчать и сделать вид, что ты забыл вставить его в книгу. На какие средства вы жили в эмиграции? Откуда у повстанцев оружие? Куда делся X? Как вышло, что всю ячейку накрыла полиция? А это не важно. Раз историки про них знают, вот пусть они и расследуют.
  • Может, подобным персонажем в книге собственной жизни являешься и ты, Username!