Скверная мамочка

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Сабж у Моцарта

О да! давай! ещё! сильнее! О! погодь, дай курнуть… О! какой ты большой и сильный! (Кстати, а как тебя звать-то?) О! бутылку не смахни, ублюдок! Давай! трахай ме…

А ты ещё что тут делаешь?! На что уставился, засранец мелкий?! Не видишь, у мамы гость? Дверь закрыл, быстро! Что значит «хочу кушать?!» Найди себе жратвы в холодильнике! Что значит «там одна водка»? Ну так спать ложись! Блин, я сказала: ЛОЖИСЬ! иначе неделю не сможешь СИДЕТЬ! А теперь живо закрыл дверь!

Знакомьтесь, скверная мамочка, частый атрибут тяжёлого детства и одна из постоянных героинь чернухи. Только не вздумайте её осуждать! Мать — это святое, и даже у скверной мамочки найдется куча положительных качеств, как-то:

  • Скверная мамочка весьма сведуща в химии. Она с лёгкостью отличит кокаин от героина и наизусть знает последствия смешивания водки с пивом. Заметьте, все исследования она самоотверженно проводит на себе и с младенческих ногтей привлекает к ним свою кровиночку — проще говоря, курит, бухает и ширяется даже во время беременности.
  • Скверная мамочка полна любви. Она не ограничивается любовью к одному мужчине, она любит всех! Иногда одновременно. Иногда даже на глазах у детей. Правда, на них самих её любви уже не хватает, ну так всем же не угодишь!
  • Скверная мамочка строга, но справедлива. Сколько бы у неё ни народилось детишек — двое, трое, пятеро, десятеро — все они будут кушать одинаково мало и колотушек доставаться всем будет тоже одинаково. И то сказать — за дело: нечего нюхать мамочкин порошок, он ей самой необходим. И просить есть.
    • Зато не растолстеют!
  • Скверная мамочка изобретательна и остроумна. (Знаете, в чём разница между ребенком и пепельницей? О пепельницу сигареты можно тушить прилюдно!) А если кончились деньги на вещества, ребёнка всегда можно дать напрокат настоящему любителю детей.
  • С такой мамочкой можно без опаски знакомить самую испорченную девушку (если при такой мамочке вам повезёт дожить до полового созревания).
  • Впрочем, скверная мамочка зачастую демократична и совсем-совсем не лезет в жизнь своего ребёнка. Нехай вообще сдохнет.
  • Скверные мамочки периодически поставляют обществу индивидуумов с надломленной психикой, нередко — законченных психопатов, о которых мы все так любим читать и смотреть триллеры и фильмы ужасов.
  • Но гораздо чаще они поставляют обществу забитых личностей, боящихся даже таракана прихлопнуть.

Короче, мамы разные нужны, мамы всякие важны. Повезёт еще, если она просто шлюха, пьяница, наркоманка и разгильдяйка, а не отъявленная садистка к тому же.

Менее распространенные варианты:

1. Деспотичная мамаша. Эта может быть как раз-таки высоких моральных правил, но расти под её опекой от этого не легче. Бьёт и оскорбляет за любую провинность.

2. Мама-тряпка. Сама ребёнка не обязательно обижает, но не мешает делать это мужу или сожителю.

3. Чокнутая мама. В общем, самый симпатичный из вариантов. Может быть буйной и опасной, может быть и Офелией. По крайней мере не виновата в своей родительской непригодности.

4. Занятая мать. Может быть очень приличным человеком и вообще не обижать ребёнка, даже может его любить. Только не сразу вспоминает, что он у неё есть, потому что на первом месте — работа! Когда она всё-таки имеет дело с отпрыском, то не знает, как себя вести. Часто в лучшем случае сплавляет детей бабушкам или вовсе нянькам, а в худшем — отправляет их в дома малютки, ясли, сады-пятидневки и интернаты (хотя это уже на грани 6 варианта). Мужской вариант возможен, но скорее когда мамы нет или оба родителя такие.

5. А ещё бывают случаи, когда мамочка любит своего мальчика, э-э… не вполне материнской любовью. Зачастую итогом такой любви становятся психические травмы и сексуальные перверсии на всю жизнь. Наиболее часто такая распутница сочетается с вариантами 1 и 3.

6. И про мамочек-кукушек не стоит забывать (исключение — если только разлука с ребёнком необходима для спасения его жизни).

Противотроп — мама-медведица. Где-то посередине стоит идише мамэ.

Родственный троп — адский папаша.

Примеры[править]

Фольклор[править]

  • Бесчисленное количество анекдотов о маме, которая, стоит папе отлучиться, приводит любовников, не стесняясь детей. Которые её обычно и «палят» перед отцом.
  • Пионерские страшилки — тысячи их!
    • «Чёрное пятно» — мама знается с чертями и ест мертвецов. Дочка пытается ей подражать (авторы-составители Андрей Усачёв и Эдуард Успенский юмористически подсвечивают в примечании: «Родители должны объяснять детям, что нельзя есть всякую гадость. Такую маму вызвать бы на педсовет для проработки!»). Узнав о том, что в её отсутствие к чертям заходила дочка, любящая мамочка велит одному из чертей задушить девочку.
    • «Не наступай на седьмую ступеньку!» — а девочка забыла и наступила. Раза три. Всякий раз она проваливалась в подвал, где обнаруживала всё увеличивающееся число бутылок с кровью. На третий раз терпение мамы лопнуло, и она удавила забывчивую дочку.
    • «Мясорубка» — мама работает на мясорубке, расположенной под кинотеатром, в которой перемалывают несчастных, имевших неосторожность сесть в 12 ряд на 12 место. Когда туда, несмотря на предупреждение, уселась её родная дочь и провалилась, мама недолго думая бросила в мясорубку и её.
    • «Красное печенье» — мама приглашает к себе незнакомых дяденек. Для любовных утех? Всё гораздо хуже! Она убивает их и делает из их мозгов красное печенье, которым кормит детей, после чего те всё забывают. Ладно хоть так, а то могла бы по примеру предыдущих просто убить, как свидетелей.
    • «Белая простыня» — мама превращается в белую простыню, залетает в форточки и душит людей.
    • Даже те истории, где мама на первый взгляд кажется невинной жертвой детского любопытства, навроде «Зелёной пластинки» (девочка, несмотря на мамин запрет, ставит пластинку в её отсутствие, после чего мама лишается сначала ног, потом рук, а затем и головы…). Ну девочка, положим, идиотка, но, спрашивается, на хрена мама-то держит дома такую опасную штуку? Что это, обычная безалаберность, или… она сама связана с этими зловещими силами?!
  • Стишки-садюшки из той же оперы. В лучшем случае мама просто отчаянно меркантильна и рыдает над оставшейся от ребёнка кучкой углей — «жалко кроссовки за сорок рублей!» А в худшем…
« Маленький мальчик (с рожденья хромой)
Супчик хлебал из тарелки большой.
— Всё, нахлебалась скотина хромая, —
Молвила мама, топор доставая.
»
« Маленький мальчик в ванной купался,
Маленький мальчик водой наслаждался…
Мама подкралась халатом шурша,
Взмах табуреткой — и нет малыша!
»
« Мне мама в детстве выколола глазки,
Чтоб я в шкафу варенье не нашёл…
Я не хожу в кино и не читаю сказки,
Зато я нюхаю и слышу хорошо!
»

Театр[править]

  • «Волшебная флейта» Моцарта — Царица Ночи. Изображает перед героем, принцем Тамино, несчастную мать, чью дочь Памину похитил злодей Зарастро, и просит дочку найти, а злодея покарать. На самом деле Зарастро — добрый волшебник. Как только Тамино узнает об этом и отказывается убивать Зарастро, Царица требует этого от Памины, попутно демонстрируя всю силу своей материнской любви. Когда же и это не сработало, обещает в случае победы отдать дочь похотливому мавру-предателю Моностатосу. Так что Зарастро нельзя обвинить в киднеппинге — это было «лишение родительских прав», радикальное, но обоснованное.
    • Справедливости ради, киднеппинг все-таки имел место. Памина похищению была совсем не рада, напротив — была счастлива бежать от Зарастро обратно к матери. Зарастро, в самом деле, исполнял волю неких богов… находящихся в противостоянии с Царицей ночи, так что всерьез говорить о лишении родительских прав не приходится. Скорее, о неэтичных военных действиях. Упомянутый мавр впервые появляется на сцене, как охранник Памины в замке волшебника. К тому же, похитили ее чтобы отдать в награду будущему защитнику храма мудрости, ее мнением традиционно не поинтересовавшись. В общем, все сложно.
    • В мультфильме ситуацию порядком упростили: там Царица не настоящая мать Памины, а лишь похитила дочь у Зарастро ради волшебной силы.
  • А. Н. Островский, «Гроза» — Кабаниха. Эталонная деспотичная мамаша.

Литература[править]

Русскоязычная[править]

  • К. М. Станюкович, «Нянька» — Мария Ивановна Лузгина секла своего сына Шурку «лет семи или восьми». «Раз за чашку мамину… я ее разбил, а другой раз я мамы не слушал». В самой повести описано, что его высекли за то что он заступился за своего няня Федоса Чижика.
  • М. Е. Салтыков-Щедрин, «Господа Головлевы» — Арина Петровна, домашний тиран, ханжа и патологическая стяжательница. Двух сыновей, Степана и Павла, по сути, свела в могилу, из третьего, Порфирия-Иудушки — вырастила полное чудовище (себе же на голову).
  • Чернышевский, «Что делать?» — Марья Алексеевна, властная и вульгарная баба, иначе как «мерзавкой» дочь не именует. С прикрученным фитильком: жизнь ее саму тоже не щадила, да к тому же она искренне желает дочери добра — так, как она его сама понимает.
  • Рассказ Натальи Алферовой «Кудеярова поляна» из сборника «Самая страшная книга-2016» — сектантка Анна. Натуральное полное чудовище. Покрывала мужа, который не только избивал ее, но и перебил ноги их маленькой дочери. Вступив в секту хлыстов, хотела отдать дочь на потеху лидеру культа. Когда не вышло, сожгла заживо родного отца и очень сожалела, что не смогла сжечь и дочку.
  • «Белка из Ольховки» Антонины Корытковской — мать главного героя Тимы Сапожкова, тоже сектантка. Не желает отпускать сына в школу, чтобы там его не отучили верить в бога. Когда главарь сектантов Вианор предлагает сжечь уходящую из-под его влияния Ольховку, сомневается лишь на миг — и не из-за гибели людей, а из-за того, что выросла в деревне. Хотя в целом и не такой монстр, как предыдущий пример.
  • «Хорь и Калиныч» Тургенева — жена Хоря, с фитильком. «Жена его, старая и сварливая, целый день не сходила с печи и беспрестанно ворчала и бранилась; сыновья не обращали на нее внимания, но невесток она содержала в страхе божием». «Иногда злая старуха слезала с печи, вызывала из сеней дворовую собаку, приговаривая: „Сюды, сюды, собачка!“ — и била ее по худой спине кочергой или становилась под навес и „лаялась“, как выражался Хорь, со всеми проходящими. Мужа своего она, однако же, боялась и, по его приказанию, убиралась к себе на печь».
  • Юрий Слепухин, тетралогия «Перекрёсток» — Галина Николаевна Земцева. Представляет собой четвёртый вариант скверной мамочки. Сама по себе женщина неплохая, просто очень занятая (по профессии — крупный учёный) больше времени уделяет работе, нежели дочери Люде. Во второй книге в преддверии немецкой оккупации её эвакуируют в Среднюю Азию, при этом не позволив взять дочь с собой, та остаётся в оккупированном немцами городе.
« Конечно, не ехать та не могла, — это Таня [подруга Люды] понимала. Тема, над которой работала возглавляемая Земцевой группа, была связана с оборонной промышленностью, в таких случаях не спрашивают, хочет человек уезжать или не хочет. Но что Галина Николаевна смогла уехать, не настояв на разрешении для Людмилы, поручив ее заботам человека, которого сама считала ни на что не годным головотяпом, — это казалось Тане чудовищным и необъяснимым… »
  • Роман ужасов Виктора Точинова «Тварь» — мамаша-алкоголичка психопата по прозвищу Гном, насиловавшая его в детстве.
  • Д. Донцова, цикл об Иване Подушкине — Николетта Адилье, мать Ивана. Состарившаяся, но всё ещё инфантильная неудавшаяся актриса, королева драмы и идише мамэ. Сидит на шее у сына, зачастую грозя разорить его своими неумеренными тратами, и при этом пилит его при всякой удобной возможности.
    • Впрочем, данный троп проскакивает чуть ли не в каждом детективе Донцовой, иногда по нескольку раз за книгу.

На других языках[править]

Иноязычная классика[править]
  • «Джек» Альфонса Доде: мать Джека — куртизанка.
  • «Сними обувь твою» Этель Лилиан Войнич — мамаша главной героини, Беатрисы. Вовсю гуляла от ослепшего мужа-профессора, после его смерти вышла замуж за отъявленного проходимца, который мечтал изнасиловать ее дочерей, и Беатрису таки чуть не изнасиловал.
  • Дюма, «Королева Марго» — Екатерина Медичи. Дети для нее лишь фигуры в борьбе за власть.
  • Г. Мопассан, «Мать уродов». Аж две: крестьянка, целенаправленно уродующая своих нерожденных детей для последующей продажи в балаганы, и светская дама, злоупотребляющая корсетами, но с тем же результатом.
  • «О дивный новый мир» Хаксли — Линда, мать Джона. Алкоголичка, лентяйка, наркоманка (вернее, сомоманка) и распутница. Впрочем, в оправдание ей нужно заметить, что в её мире материнства не существует (детей выращивают в пробирках), никто не учил её, как воспитывать ребёнка (а она всё же привязалась к сыну). Кроме того, по моральным меркам общества, в котором она выросла, частая смена половых партнёров — это норма (а вот постоянство считается неприличием), сома — легальный наркотик, с помощью которого снимается напряжение. Но трагедии Джона (одной из причин которой и был образ жизни Линды) это не облегчает.
  • Колин Маккалоу, «Поющие в терновнике» — Фиона, мать главной героини, безусловно, особая разновидность, без вредных привычек и порочащих связей, но что получается в итоге? О дочери пытается забыть вовсе, считая судьбу женщины априори обреченной на несчастья, а в итоге взрослеющая Мэгги даже не знает, что такое месячные, потому что ей никто не рассказал об особенностях женской физиологии. Сыновья, которыми Фиона так гордилась, все остались одинокими, так что некому оказалось продолжить род. Её любимец Фрэнк сбежал из дома и нажил крупные неприятности из-за привязанности к матери и ревности к отчиму. Можно лишь посочувствовать детям такой матери.
  • «Барьер» Павла Вежинова — мать Доротеи.
  • «Случайная вакансия» Джоан Роулинг — Рут Прайс спокойно позволяла мужу избивать сыновей, практически не заступалась за них и даже не думала развестись.
    • А Терри Уидон и вовсе больше интересовалась наркотиками, чем детьми. Как итог — старшие дети попали в приют, откуда их усыновили, а младшие Кристалл и Робби лишились жизни.
  • Маргарет Митчелл, «Унесённые ветром» — Скарлетт о’Хара Гамильтон Кеннеди Батлер родила по ребенку от каждого из своих мужей, но никого из своих детей не хотела, и не любила по-настоящему, что и не особенно скрывала. Если старший сын, Уэйд, «любил мать почти так же сильно, как боялся», то средняя, Элла, видимо, просто боялась, а мать ее считала чуть ли не идиоткой (вдобавок, Скарлетт изрядно пила, когда была ей беременна, что тоже могло сказаться). Младшей, Бонни, повезло лишь потому, что ей занимался в основном отец, а матери было на нее плевать, как и на старших. В фильме это заметно смягчили, выкинув Уэйда и Эллу вовсе, а отношение Скарлетт к Бонни показали более приемлемым.
Иноязычная космоопера[править]
  • Сага о Форкосиганах:
    • Мать Константина Ботари, проститутка, которая продавала сына-подростка клиентам. С фитильком, потому что она всё же заботилась о нём, иначе бы он не выжил в трущобах, а в лучшем случае не смог бы служить в армии по состоянию здоровья.
    • В повести «Этан с Афона» 32-летний Симми сбежал на эту планету, куда не пускают женщин: его достала деспотичная мамаша Хельда. Та в ответ не придумала ничего лучше, как совершить гадость, чтобы помешать воспроизводству населения на этой самой планете.
Иноязычное фэнтези[править]
  • Dragonlance — с прикрученным фитильком. Да, Розамун Маджере — та еще Офелия, у нее, походу, прогрессирующая шизофрения, однако детей своих она любит и в моменты прояснения помогает всем, чем может.
  • «Тёмные Начала» Филипа Пуллмана — мать Лиры миссис Коултер. К третьей книге, однако, одумалась и превратилась в маму-медведицу.
  • Йон Колфер, «Артемис Фаул». Мать Артемиса — ещё одна Офелия. В конце Артемис обменял золото эльфов на исцеление матери.
  • Лорел Гамильтон, серия о Мередит Джентри. Бесаба, мать главной героини. С детства внушала дочери, что та некрасива и недостаточно похожа на «настоящую сидхе» и никак не вмешалась, когда король Благого Двора едва не забил восьмилетнюю на тот момент Мерри до смерти.
  • «Песнь Льда и Огня»:
    • Лиза Аррен — издёрганная невротичка, повёрнута на гиперопеке сына. Далеко не младенческого возраста пацан, сосущий грудь прямо в тронном зале, имеет околонулевые шансы вырасти мужчиной психологически… (Правда, сам её сын, по-видимому, реально слабоумный. Но от такого с ним маминого обращения слабоумие рискует отпрогрессировать.)
    • Зигзаг с Серсеей Ланнистер. Для своих детей она — определённо контртроп.
      • При этом со старшим сыном она носилась как с кумиром. И потом сама была не очень-то рада этому, когда он стал королём и решил, что ему всё можно — но ничего уж не поделаешь… А младшего сына, когда он принял трон от своего старшего брата, она защищает как умеет — но при этом расчётливо унижает[1]. Откровенно подавляя его личность и узурпируя его права — но лицемерно утешая себя, что это «для его же блага».
      • В сериале ещё через кадр показывают, как она бухает (иначе и не скажешь)[2]. Вместо жутковатой личностной трансформации время от время получается пробивающий на ха-ха бафос в духе мемов про «винишко».
    • Селиса Флорент, в замужестве Баратеон — в целом не злая, но безразличная к собственной дочери, ибо Владыка Света всяко важнее. А порой Селису и на некоторую злобу пробивает — безразличие временно сменяется убеждением, что дочке «нужна порка» (но муж Селисы, отец девочки, не позволяет такого). В сериале — педаль в пол, разрешила сжечь Ширен; не в асфальт, т.к. во время проведения аутодафе очухалась и начала запоздалую истерику, а потом повесилась.
  • Гарри Поттер — Вальбурга Блэк, пример деспотичной мамаши. Сириуса в открытую ненавидела и даже выжгла его имя с семейного гобелена. Да и Регулуса «любила» лишь за то, что он пытался соответствовать фамильным стандартам.
    • Эйлин Принц, мать Северуса Снейпа — а это уже пример матери-тряпки. Казалось бы, она волшебница, он — магл, казалось бы, ей ничего не стоило поставить распоясавшегося муженька на место. Ну и?
  • Ведьмак А. Сапковского — угадайте с трёх раз. А ну-ка… Ви… па-рапапампампам… сен… парапампапапам… на…парапапмапампам. Висенна!!! Отдать ребёнка ведьмакам, у которых из десяти мальчиков на испытаниях выживают только трое в лучшем случае — это истинно материнская любовь и забота.
Иноязычные ужасы, триллеры, готика, мистика[править]
  • «Психоз» Роберта Блоха — мать Нормана Бейтса.
  • «Лангольеры» Стивена Кинга — пьющая маменька Крейга Туми. Правда, большее влияние на него оказал психованный папенька, но и ее невинные забавы в духе «сунуть ребенку на его день рождения между пальцев ног зажженную спичку и петь Happy Birthday to You» свою роль сыграли.
    • Его же «Кэрри» — Маргарет Уайт, религиозная фанатичка.
    • Генриетта Додд из его же «Мертвой зоны» — воспитала сыночка-маньяка (в том числе прищепкой на… ну вы поняли, чтобы понимал, как это будет, если контачить с бля… то есть в ее понимании женщинами вообще) и покрывала его, когда тот начал насиловать и убивать женщин и детей.
    • «Оно» — мамаша эпизодических героев братьев Коркоран: позволяла мужу (их отчиму) избивать детей и покрывала, даже когда он забил младшего молотком. И у этой твари ещё хватило наглости через суд выбивать страховку после исчезновения старшего (потребовалось доказывать, что он мёртв)!
      • А также маменька домашнего тирана Тома Рогана, которая за любую провинность лупила его палкой.
    • А его же «Лунатики» (сценарий) — это уже соседний троп.
  • «Они жаждут» Роберта Маккаммона — мамаша маньяка-убийцы Таракана. Занималась проституцией и нежно любила сына. Удивительно ли, что он не только стал конченым психопатом, но и пошел в услужение к вампирам?
  • «Вампиррова победа» Саймона Кларка — мать одного из героев, Джека Блэка, была наркоманкой. Сначала она ударила его об стену, потом обварила кипятком… Блэк вырос конченым социопатом и уголовником, но в критический момент все же взял сторону добра.
  • Трилогия Р. Л. Стайна «Колдовская метка», «Призрак в синем плаще» и «Тропическая колдунья» — ведьма творит всяческие безобразия, подставляя при этом свою дочь.
  • «Девушка по соседству» Джека Кетчама — Рут. У своих и соседских детей как раз напротив, слывет отличной матерью. Она крутая! Она курит! У нее всегда можно взять баночку пивчанского! А еще у нее есть две племянницы, которых она невозбранно позволит истязать и насиловать, сама принимая в том активное участие!
  • «Разрисованная мама» Жаклин Уилсон. Вариант третий — маниакально-депрессивный психоз.
  • «Подвал» Ричарда Лаймона — вдова гангстера Лили Торн вступила в плотскую связь со страшным зверем и отдала ему на растерзание собственных детей, дабы не мешали. Впрочем, после этого она сошла с ума. А вот новая владелица ее дома Мэгги Катч не только сделала то же самое, но и извлекала из этого выгоду, водя по дому экскурсии и рассказывая о бесчинствах зверя.
  • «Сезон крови» Грега Гифьюна — мать одного из героев, Бернарда, к ужасу его друзей оказавшегося серийным убийцей. Что и неудивительно — мало того, что мамаша вела себя крайне распутно и наплевательски по отношению к сыну, судя по некоторым намёкам, имел место ещё и инцест. На стезю злодеяний его тоже толкнула она.

Сетевая литература[править]

  • «Луна над Бездной» — Зара.
  • «Недетские школьные забавы деток». Мать главной героини является своеобразным воплощением тропа: не имела вредных привычек, не приводила любовников, не била дочь и не бросала её, в отличие от папаши. Однако, не пыталась выяснить происхождение синяков, которые девочка получала в детском саду в результате издевательств со стороны учителей и одногруппников. Когда же дочь подверглась травле в школе, то «любящая» мать не заступалась за неё и категорически отказалась переводить её в другую школу, мол травлю можно потерпеть ради получения знаний и отличного аттестата об окончании элитной гимназии.

Кино[править]

Отечественные фильмы[править]

  • «Фанат» (1988) — мать Егора.
  • «Контракт со смертью» Дмитрия Астрахана — когда Ане, одной из героинь, было тринадцать лет, пьющая мать продала ее на потеху трем мужикам. Вырученных денег ей «только на неделю пьянки» хватило.
  • «Ворошиловский стрелок» — челночница Ольга, мама Кати (и, соответственно, дочь дедушки-снайпера). Как с горечью отметил сам протагонист, у этой дамы «одни деньги да мужики на уме!» — подумаешь, её дочку недавно изнасиловали… Да и действительно, ну что такого в том, чтобы принять деньги от отца одного из насильников?
    • Хотя, с другой стороны, на что бы жили дедушка и внучка, если бы не мамин бизнес? Но претензия не к бизнесу, а к тому, что у нее чуть ли не каждую неделю новый «муж», притом все моложе и моложе нее.
  • «Волчок» — русская чернуха, содержит образец из Палаты мер и весов.
  • «Я сюда больше никогда не вернусь» Ролана Быкова — аналогично.
  • «Лиля навсегда» Лукаса Мудиссона — ещё один пример отечественной чернухи; на этот раз мать-кукушка, которая сначала сбежала в Америку с богатым ухажёром, бросив несовершеннолетнюю главгероиню, а затем и вовсе отказалась от дочери.
  • «Все умрут, а я останусь» — мать Кати. Вместе с мужем злоупотребляла алкоголем и била дочь, а также запирала её дома. Когда же Катю избила Настя, то — опять так же, как и муж — не успокаивала дочь и не пыталась наказать её обидчицу, а лишь несла что-то невнятное про столбняк. Вот и получили дорогие родители посыл на три буквы!

Зарубежные фильмы[править]

  • The Hunger Games — мамаша Пита Мелларка. «Она сказала, что Дистрикт 12 наконец может победить… Только она не обо мне» ©.
  • «Маньяк» 1980 и 2012 гг. — мать маньяка-убийцы Фрэнка Зито была проституткой и не стеснялась обслуживать клиентов прямо на глазах у сына, которого запирала на это время в шкафу. В первой версии еще и жгла его сигаретами. Получился маньяк.
  • Мать Нормана Бейтса в серии «Психо».
  • «Не вижу зла» — мамаша дебильного маньяка Джейкоба Гуднайта.
  • «Урод в замке» — после ухода мужа графиня в отместку ему отрезала их маленькому сыну член и посадила на цепь (сына, а не его член). Кем он вырос, легко понять непосредственно из названия.
  • Фильм ужасов «Блюз малышки» — мать спячивает и начинает охотиться за своими детьми с топором, ножом и вилами. Перебила почти всех.
  • «Бабадук» — мать тоже нехило тронулась умом, хотя некоторую роль таки сыграл этот самый Бабадук.
  • «Другие» Алехандро Аменабара — безумие Грейс становится причиной шокирующего финального твиста.
  • «Цыпочки / The Heart Is Deceitful Above All Things» — педаль в асфальт.
  • «Ворон» — мать Сары, баловавшаяся морфием. Правда, после того, как Эрик отучил-таки её от этой дряни, заметно исправилась, и удивлённая дочь даже отметила: «Что нужно употребить, чтобы стать „матерью года“?»
  • «Клочок синевы/A Patch of Blue», фильм 1965 года с Сиднеем Пуатье — мамаша слепой девушки Селин. Алкоголичка, проститутка (один из ее клиентов однажды изнасиловал Селин) и наркоманка, по вине которой девушка и ослепла, что не помешало мамаше постоянно ее избивать и попытаться втянуть в занятия проституцией.
  • «Малышка на миллион» — мать Мэгги. Даже когда её дочь оказалась парализованной после неудачного боя, думала исключительно о деньгах и навестила девушку лишь ради того, чтобы после пары минут лицемерной заботы уговорить подписать завещание и захапать себе наследство.
  • «Матильда» (1996, США, реж. Дэнни ДеВито, по одноименной книге Роальда Даля) — Миссис Вормвуд представляет собой довольно любопытный экземпляр — точно не садистка, в отличие от мужа даже не орет на Матильду и ведет не самый аморальный образ жизни. Просто она предпочитает заниматься тем, чем она хочет и о маленькой дочери вспоминает в самую последнюю очередь (да и про остальную семью не намного чаще). Интересно как она не угробила сына, который не обладал способностями сестры?
  • Кстати о Матильдах — «Leon The professional». Почти та же ситуация, что с примером выше, хотя тут мамочка все же аморальна и на детей бывает и покрикивает. Хватило на то, чтобы Матильде было ее совершенно не жалко.
  • «Федора» 1978. Стареющая актриса так ценит славу, что подменяет себя дочерью. Отныне та должна забыть о своей личности и жить чужой жизнью. Неудивительно, что дочь потом кончает с собой.
  • Серия «Освободите Вилли» — мама Джесси и Элвиса. Персонаж-призрак — на экране так и не появится: как бросила старшего сына, так вся королевская конница и вся королевская рать… э-э, то есть, полиция и соцслужбы не могли её найти. Второго ребёнка, правда, растила, но в итоге таки опустилась совсем и покончила с собой, оставив его сиротой.
  • «Кладбище домашних животных-2» — мама Джеффа после воскрешения.
  • «Перекрёстки»: Кэролайн бросила Люси сразу после рождения. А когда девушка разыскала её после окончания школы, то отказалась от дочери во второй раз, отказавшись общаться и открытым текстом сказав ей, что не хотела её рожать. Новой семье же про Люси вообще не рассказала.
  • Канадская киноверсия «Собаки Баскервилей» (2000): покойная маменька сэра Чарльза. Ради того, чтобы её любимый сын унаследовал поместье, выжила из дома не только пасынка Джона (будущего отца сэра Генри), но, судя по всему, и родного младшего сына Роджера (будущего отца Джека Стэплтона).
  • «Моя маленькая принцесса» (реж. Эва Ионеско, 2011 г) — страшен не только сам факт того, что мать-фотограф фотографирует собственную десятилетнюю дочь в жанре декадентского ню и считает это безобразие «новым словом в искусстве». Страшно ещё и то, что фильм основан на истории самой Эвы Ионеско и даже мягче реальности (см. #Реальная жизнь)

Телесериалы[править]

Отечественные сериалы[править]

  • «Пятницкий»: Оксана Климова хоть не пила, не курила и не била Дашу, но зато закрыла глаза на то, что над девочкой издеваются в новой школе, предпочитая заниматься устройством личной жизни. В итоге девочка сбежала к Вадиму, а когда тот пытался открыть Оксане глаза на травлю, то та заявила, что не видит в этом ничего страшного. Потом и вовсе вспомнила о дочери лишь тогда, когда забеременела во второй раз.
    • Там же мать Зотова. Типичная тряпка, которая не только не стала заступаться за сына во время избиения отцом, но ещё и просто вышла из комнаты. Так что нет ничего удивительного в том, что сын потом с ней не разговаривал до самой смерти (12 лет, как пояснил сам Михаил).
    • А в «Глухаре» скверной мамочкой является наркоманка Анна Чикилина, сестра Карпова. Поэтому Лёню и воспитывала бабушка.
    • «Карпов» — пожилая пропившаяся мамаша подростка, к которому Карпов начал относиться как к родному сыну. Сын не знал, как жить с такой мамулькой — но и бросить её было жалко. Когда она поняла, что Карпову небезразлична судьба их, с позволения сказать, семьи, она тут же попыталась слупить с Карпова денег, причём с демонстративным цинизмом.
  • «Мачеха. Взрослые игры»: Евдокия Симонова хоть и не била и не унижала Юрия (хотя неизвестно, как она с ним обращалась в детстве), но под её показной заботой скрывалось желание беспрепятственно лезть в его жизнь и заставить его всё время действовать только так, как ей хочется.
  • «Универ» — Лариса Петрищева. Типичная мать-кукушка, бросившая Сашу ради богатого француза. Да и раскаяние настолько фальшиво, что ей даже не веришь.
  • «Подозреваются все» — В одной из серий такая мамаша позволяла новому мужу домогаться старшей дочери тем, что не верила её рассказам. Всё это и толкнуло девушку к обстоятельствам, приведшим к её убийству. А младшая дочь с попустительства маменьки пыталась отбить у неё отчима и из ревности подставила старшую сестру перед её будущим убийцей. Так что маманя сполна пожала плоды своей нелюбви к дочерям!
  • «След» — из всех скверных мамочек рекорд установила Алёна Бочарова из серии «Доказательства любви». Во время нападения грабителей она думала лишь о себе и по этой причине не стала пытаться хотя бы как-то спасти дочерей, а вместо этого выбрала, кого из них должны будут изнасиловать.
  • «Суд присяжных. Окончательный вердикт». Лидерство можно смело присудить Валентине Сизовой из серии «Надо быть добрее». После рождения сына она стала относиться к приёмной дочери как к обузе: оскорбляла её, била, превратила в золушку, «сплавила» её с глаз долой в школу-пансион. Когда же девочка тяжело заболела и звала на помощь, маманя не только до последнего не вызывала скорую помощь в надежде, что та умрёт, но и пригрозила придушить её, если она не замолчит. Это и стало одной из причин того, что дочь, став взрослой, ушла из дома. А через некоторое время Валентина возненавидела и сына и точно также унижала и оскорбляла его. Масла в огонь добавило и то, что госпожа Сизова убила своего мужа и заставила сына соврать, что это был несчастный случай. В итоге сын даже после развода отказался возвращаться к мамаше и начал пить. Когда же все поступки Валентины вернулись к ней в виде смертельной болезни, дочь ей оказалась нужна лишь как бесплатная прислуга и сиделка, а сын был нужен исключительно как донор печени.
    • А из нетипичных случаев выделяется Вера Калинина из серии «Офелия». Да, она не бросала дочерей, не била их и даже о них заботилась. Однако, уровень псевдолюбви к дочерям измерялся у неё тем, насколько хорошо у неё складывались отношения с их отцами. Такое воспитание привело к тому, что старшая дочь стала сломленной птицей с чертами хрупкого цветка и убийцей сестры, а младшая — злобной офелией с чертами альфа-суки и ещё одной скверной мамочкой, только уже отказавшейся от сына. И да, во время разговора с помощником адвоката Софьей Варламовой госпожа Калинина во всех красках рассказывала о недостатках дочерей.

Зарубежные сериалы[править]

  • Battlestar Galactica — Сократа Трейс, мать Старбек. Вынесла дочери все мозги, требуя, чтобы та была идеальной во всём, не прощала ни малейших несовершенств, при этом избивала её и вообще обращалась кошмарно.
  • «Однажды в сказке» — Кора Миллс является наиредчайшим типом сабжа: свою дочь Реджину она не унижала (если только не считать случаев, когда она использовала против неё магию), не била и не третировала и даже заботилась, но старалась подавить на корню все её желания жить, как ей хочется, и более того — использовала её как орудие для мести. Стоит ли потом удивляться, что та испытывала к ней смесь нежной любви и пламенной ненависти одновременно? А первую дочь Зелену она вообще бросила.
  • «Великолепный век. Империя Кёсем» — собственно Кёсем-султан. Крайне авторитарная женщина, старалась с ранней юности подавить своего сына, способного и амбициозного молодого султана, всячески отстраняя его от государственных дел, и бодалась с ним большую часть его зрелой жизни, по сути видя в нём соперника. Убила его жену и лучшего друга, велела подменять лекарства, чтобы он скорее помер от цирроза. Когда дети вели себя не так, как хотелось бы ей, сознательно расковыривала их душевные раны — вышеупомянутому старшему припоминала свергнутого, опозоренного и зверски казненного брата; водила младшего в место, где тот годы жил в заточении в постоянном страхе, стал свидетелем казни брата и буквально чудом не лишился жизни сам — а затем со спокойной улыбкой смотрела, как беднягу не по-детски ломает. В общем — нормальные отношения с детьми, которых ГГ по-своему любила и, когда надо, была им мамой-медведицей, заканчивались у нее там, где первые выражали возмутительное стремление к независимости.
  • «Твин Пикс», третий сезон — эпизодически: выкрикивающая несуразицу обдолбанная и бухая в хлам наркоманка на последнем издыхании, чей ребёнок едва не погиб от взрыва заминированной машины Даги. Памятуя, что для понимания происходящего у Линча зрителю необходимо следить за цифрами и числами, некоторые полагали, что её крик «Один-один-девять!» после взрыва несёт в себе некий тайный смысл… Сценарист Марк Фрост утверждает, что всё гораздо проще: в измененном состоянии сознания люди часто произносят слова и числа задом наперёд, т. е. данная особа просто имела в виду, что надо позвонить в службу спасения — девять-один-один.
  • «Проспект Бразилии» — Карминья. Жоржиньо она бросила на свалке (и пофиг, что потом забрала его, факт остаётся фактом), и туда же потом отправила свою падчерицу Риту. Агату же просто унижала из-за лишнего веса.
  • «Комиссар Рекс»: особо злокачественный образчик скверной мамочки — Клара Шустер (Хауфф). Результатом её жестокости и чёрствости стал не просто маньяк, а убийца всеми любимого ГГ Рихарда Мозера!

Мультфильмы[править]

  • «Tangled» (2010): матушка Готель. Потребительское отношение к похищенному ребёнку эта дама убедительно маскирует под материнскую заботу.
    • Существует фанатская теория, что свою родную дочь она бросила.

Мультсериалы[править]

  • «Эй, Арнольд» — Мириам. Смешивает «фруктовые коктейли», после чего уходит в бессознательное состояние. Хельге перед походом в школу приходится инспектировать свой завтрак: не намазала ли она сендвич кремом для бритья, а иногда и вовсе нянчиться с ней, будто не Мириам её мать, а наоборот. В одной из серий, где Боб повредил спину и Мириам пришлось управлять его компанией, завязала с «коктейлями», но вскоре с головой ушла в работу.
  • My Little Pony — Спойлед Рич, мамаша Даймонд Тиары.
  • Star vs. the Forces of Evil — мать Людо.

Комиксы[править]

  • Watchmen — мамочка Роршаха, источник как минимум половины его многочисленных проблем с головой. Впрочем, тому все же повезло вырасти в антигероя, а не в очередного маньяка-психопата. Хотя особой заслуги в этом его мамочки искать не следует.
    • Здесь же игра со штампом. Соседка Роршарха, миссис Шейрп, кажется именно такой женщиной по отношению к своим многочисленным детям, но когда Роршах после своего разоблачения приходит к ней, чтобы наказать её за клевету о его домогательствах и называет её шлюхой, она со слезами просит его не говорить об этом в присутствии её детей — они о разгульном образе жизни своей матери не знают.
  • Внезапно инверсия в «Betty by Night» — главгероиня работает проституткой и у неё есть маленький сын, однако она при этом добрейшей человек и души не чает в своем ребенке.
  • «Über» — а тут аверсия. В бэкстори Зигмунда, «Игрушечные солдатики». Мамочка в этой истории взаправду заботится о сыне. Вот только на дворе-то фашистская Германия, а на стене портрет фюрера. А мальчик всего лишь принял правила этой игры. «Ах, старый-добрый кригшпиль! Лучшая из всех игр!..»
  • Занятая мать Жюли Ираида Ковалёва в «Рыцарях Радуги».

Аниме и манга[править]

  • Baki the Grappler: собственно мать Баки. Не такой уж и плохой вариант: по крайней мере образование она Баки дала и денег на него не жалела. Но вот с любовью материнской облом-с: у нее не было сына, у нее был преемник для самого сильного человека на планете, которым она была одержима. Одумалась только когда ее трехнутый муженек разочаровался в сыне и решил его прикончить: в последней момент сына защитила, но сама от смертельной оплеухи не спаслась.
  • Boku dake ga Inai Machi: мать Каё избивает ее каждую субботу (при случае и в другие дни тоже), а чтобы свести с лица следы побоев, окунает ее голову в ледяную воду. Именно такая семейная ситуация приводит к тому, что девочка (которая просто боится идти домой и потому часто гуляет по вечерам одна) становится жертвой маньяка.
  • Ushio to Tora — педаль в пол. Товако, «мама» Кирио, на самом деле один из аватаров местного вселенского зла. И Кирио — лишь часть её хитрого плана по уничтожению Копья Зверя.
  • Мать Майю из Elfen Lied сама над дочерью не издевалась, но позволяла это отчиму-педофилу, не веря дочери, когда та рассказывала о случившемся. Или же она всё-таки верила, но тупо ревновала, что муженёк предпочитает Майю, а не её.
  • Медуза из Soul Eater. Честно пыталась стать хорошей мамой (поначалу, ухаживала за ребенком как полагается). Но так и не поняла, каково это — быть мамой, никакой особой радости от ребенка не получала, эмоциональной связи не было. А был исключительно плач, грязные пеленки и непослушание. В итоге плюнула на это дело и вырастила мямлящее нечто (в манге даже непонятно, мальчик это или девочка), заботившись о нем/ней постольку-поскольку («чтобы объект экспериментов не откинул копыта раньше времени»)
  • Tokyo Ghoul — интересная игра с тропом. Мать Канеки вначале преподноситься читателям как слишком добрая женщина, которая в одиночку растит сына и финансово помогает сестре, из-за чего слишком много работает и умирает от переутомления. Но потом Канеки понимает, что это была никакая не доброта, а слабохарактерность, которая стоила ей жизни и благодаря которой он стал сиротой. В re выясняется, что она била Канеки за любые провинности и глупые просьбы, благодаря чему главный герой приобрёл Стокгольмский синдром и такие проблемы с психикой, что ему даже Синдзи Икари посочувствует.
  • С огромным фитилём Харуко из Super Lovers — в отношении Хару она оказалась не самой лучшей матерью, откровенно признавшись, что не готова быть матерью ценой своей мечты и чисто внешне их отношения не выглядят, как отношения матери и сына. Но вот приёмного сына Рена она воспитывала, как своего (хотя и довольно своеобразно). При этом стоит заметить, что любят её они оба и Хару ни в чём свою мать не упрекает.
  • Хроники Эвиллиоса — да полно таких, но больше всех отличилась ведьма (во всех смыслах слова) МА. Из дочери воспитала отмороженную садистку без каких-либо моральных ориентиров, терроризировала её отца Галлериана, являющегося её (в смысле, МА) родным сыном используя его для личной выгоды, что в результате привело к его смерти… Бр-р, и врагу не пожелаешь!
  • HenNeko — Цукаса Цуцукакуси. На деле притворство и недопонимание.
  • «Джек в стране чудес» — ведьма мадам Гекуба постоянно унижала своего туповатого сына-великана. И в финале благодарный сынок ей это припомнил
  • Kono Oto Tomare! — мать Сатовы Ходзуки, под влиянием внешних обстоятельств, постепенно превратилась в троп в варианте «Деспотичная мамаша».
  • «Стеклянная маска» — с фитильком, мать главной героини. С фитильком, потому что все же любила дочь и заботилась о ней — но при этом ни во что ее не ставила, искренне считая ничтожеством. Не пошла на спектакль, где та играла (и очень ждала ее), потому что была заранее уверена, что дочь станет посмешищем и не хотела на это смотреть; когда пожилая актриса, оценив необычный талант Майи, взяла ее в свою актерскую школу, потребовала, чтобы Майя вернулась домой и продолжила работать разносчицей. Из благих побуждений: очевидно, что Майю пытаются обмануть — неужели она думает, что из неё действительно может что-то выйти?!
  • Умезу Казуо, «Senrei» («Крещение») — нестандартный и вместе с тем жуткий случай. Изуми Вакакуса, в прошлом прекрасная актриса, как раз очень хорошая и гиперзаботливая мама для малышки Сакуры. Вот только в действительности она воспринимает дочь исключительно как запасное (красивое и более юное) тело для себя-любимой (оттого и психует, стоит Сакуре получить хоть одну царапинку). Собственно, Изуми так заботливо и трепетно растит дочку лишь для того, чтобы однажды пересадить ей свой мозг и тем самым занять её тело.
  • Berserk — ни в коем случае не в защиту Ганишки, но его мамаша, пытавшаяся отравить старшего сына продавливает педаль сквозь планету. Притом, что младшего, ради которого и было совершено покушение, она как раз любила. К несчастью для него
  • Girls und Panzer — вариант предмета статьи с японским колоритом: Сихо Нисидзуми является одним из самых уважаемых людей в стране и, хотя и строга, в первую очередь к себе, но не садистка, даже не повышает голос. Беда в том, что на первом месте для нее честь рода и семейное дело, а дочери для нее это не ее дети, а наследницы и продолжатели ее дела, хотят они того или нет. К тому же она постоянно занята делами Лиги, так что Михо по факту растили слуги и сестра. Однако манга намекает, хотя и в комедийной форме, что дочерей Сихо все-таки любит и сожалеет о том, что заставила их соперничать.
  • Oyasumi Punpun — одно слово, мамаша Айко: психически нездоровая, агрессивная бабища с промытыми различными сектами мозгами.
    • С промасленным фитильком подходит и мама Пунпуна, но всё-таки она — персонаж гораздо более неоднозначный. Несмотря на перепады настроения и противоречивые чувства к сыну, которые, в общем-то и сформировали его депрессивную личность, она его действительно любила. И перед смертью раскаивалась за несправедливое отношение к Пунпуну.
  • Diabolik Lovers — именно матери братьев Сакамаки являются причиной большинства их психологических проблем. Например Беатриче не уделяла Рэйдзи должно внимания, а Корделия сурово наказывала Аято за малейшую провинность и флиртовала со своими любовниками прямо на глазах у Канато.
  • Working!! — аниме комедийное, так что все довольно мягко и смеха ради, но всё-таки:
    • То ли зигзаг, то ли субверсия с матерью Ямады. Несколько месяцев не ищет свою сбежавшую из дома дочь и, судя по ее воспоминаниям, является деспотичной мамашей. На самом деле детей любит и заботится о них, но после смерти мужа вынуждена много работать, плюс страдает каким-то психическим отклонением, что мешает ей нормально взаимодействовать с людьми. Сын "инструкцию к маме" прочитал и у него проблем с ней не возникает, да и Ямада в конце концов находит с ней общий язык.
    • Мать Таканаши для всех, кроме Надзуны. Любит морально издеваться над детьми и, возможно, является источником половины их проблем и комплексов. К счастью для них она еще и занятая мамаша. Особенно показательно то, что уже взрослые дети(младший — старшеклассник) узнав, что она собирается в гости, приходят в искренний ужас.

Видеоигры[править]

  • Binding of Isaac — там со злой мамашей ещё и сразиться надо!
  • Инди-хоррор «Paranoiac» — мать главной героини. Неудивительно, что Мики, имея такую деспотичную родительницу (и к тому же истеричку), вскоре начала страдать депрессией и обратилась к врачу.
  • Вполне возможно, мать протагониста «Bully» Джимми Хопкинса. Подробно её не показывают, да и Джим вроде к ней без негатива относится (в отличие от отношения к её ухажёрам), но постоянное запихивание сына в школы-интернаты и смена сожителей на пользу явно не идут.
  • Among the Sleep: внезапно — мама двухлетней протагонистки, как оказалось в финале. В обычном состоянии она незлая и заботливая женщина, но когда напьётся… В общем, неудивительно, что в воображении малышки бухая в зюзю мать была представлена именно как страшно орущая ведьма.
  • Grand Theft Auto:
    • Liberty City Stories — мать Тони Чиприани нанимает киллеров для родного сыночка. Что любопытно, она одновременно с этим тропом совмещает типаж «итальяно мама».
    • Vice City Stories — Джанет Вэнс, мать Вика и Лэнса. Выглядит законченной наркоманкой — каковой и является. Неудивительно, что воспитанием братьев занималась тётя. А внезапно появившаяся мамаша успевает сделать ровно одну вещь — украсть нажитый нечестным трудом кокаин братьев и сбежать.
    • V — мать Тревора. Бывшая проститутка, недавно вышедшая из тюрьмы наркозависимая женщина, при встрече с Тревором начинает всячески его унижать и признаётся, что всегда мечтала о сыне-гее. А также у Франклина были не совсем теплые отношения с опекуншей-феминисткой, которая всячески пыталась прогнать из дому своего племянника.
  • Tekken — Нина Уильямс по отношению к Стиву Фоксу, зигзаг. С одной стороны, в седьмой части она говорит, что он ей не сын, так как он суррогатный ребенок, выращенный в лаборатории. К тому же, биологически они одногодки, так как Нина провела долгое время в криосне. Но с другой стороны, она, будучи бескомпромиссным наёмным убийцей, не стала убивать его в четвертой части.

Визуальные романы[править]

  • Crimson Gray — Эбби Досс, мать Лиззи, алкоголичка, не раз являвшаяся на родительские собрания пьяной. Но всё это семечки по сравнению с тем, что именно по её вине Лиззи и родилась такой «особенной» девочкой с кучей психологических отклонений, фобий и навязчивых состояний.

Музыка[править]

  • Hatsune Miku — Children Bank. В далёком будущем введён запрет на снижение рождаемости, но можно сдать ненужного ребёнка в т. н. «банк детей», где дитя будет спать внутри пробирки в течении нескольких лет, пока не вырастет. Этой услугой и воспользовалась главная героиня, типичная занятая мать. И, что характерно, в финале повзрослевшая дочка отплатила той же монетой, сдав маманю в дом престарелых…
    • Снова Hatsune Miku — Okaasan («мама» по-японски). А вот это уже полноценный хоррор про сумасшедшую мать, от которой безуспешно прячется насмерть напуганная протагонистка. На ночь такое лучше не слушать (и не только из-за скримера).
    • И снова Мику — You Are A Useless Child. Вкратце: маманя на протяжение всей песни условно-ласково унижает своего умственно отсталого сына и вместе с тем косплеит заботливую родительницу.
  • Disturbed — Down with the Sickness.

Реальная жизнь[править]

Сабж в реальной жизни.
  • Увы — сплошь и рядом. И едва ли не у каждого серийного убийцы была или скверная мамочка, или деспотичная, или то и другое вместе.
    • Например, у Чарли Мэнсона. Хиппушка, наркоманка, проститутка-бисексуалка. На сына забила с самого его рождения. Кто еще мог у такой вырасти?
    • Мать американского серийщика Генри Ли Люкаса — проститутка, наркоманка, алкоголичка, изуверка. Наряжала сына в девчачье платье и в таком виде отводила в школу, обеспечивая ему тем самым издевательства других детей. Избивала. Истязала. Убивала его любимых животных. Как ни странно, прежде чем наконец прикончить ее, Люкас успел отправить на тот свет множество ни в чем не повинных людей.
    • Мать Эда Гина — безумная религиозная фанатичка, наказывавшая сыновей за любую провинность. Что характерно, сам Эд считал свою мать святой, до конца жизни ухаживал за ней, и даже под свои зверские убийство подвёл религиозное основание.
    • Мамаша серийщика-некрофила Эда Кемпера, настоящая злобная мегера. Всё закончилось смертью от кармы.
    • Людмила Спесивцева помогала своему сыну-маньяку ловить и убивать детей. Хотя, как бы ужасно это ни было, она как раз не скверная, а очень даже заботливая… А вот то, что она приносила ему фотографии с расчлененкой из убойного отдела милиции, тем самым подогревая его инстинкты — это уже признак скверной мамочки.
  • Американка Андреа Йетс на почве послеродовой депрессии тронулась умом и утопила своих детей.
  • Вообще, Бухановский ввел понятие «мать Чикатило», полагая ключевую роль скверных мамочек в формировании сексуальных маньяков.
  • Великая актриса Джоан Кроуфорд мановением руки (подносящей ко рту стакан со спиртным) превращалась из заботливой матушки в бешеную садистку. С фитильком: своим детям она являлась приемной матерью.
  • Гертруда Банишевски, вовлекавшая своих (и соседских) детей в издевательства над взятой на попечение 16-летней Сильвией Лайкенс. Ее история легла в основу «Девушки по соседству» Джека Кетчама.
  • Французский фотограф Ирина Ионеско сделала свою дочь Эву моделью для снимков эротического содержания. На момент начала такой «карьеры» девочке было всего пять лет и именно ей принадлежит печальное достижение «Самая молодая модель журнала Playboy» (снялась там обнажённой в 11 лет!). И это не говоря о съёмках в скандальном эротическом фильме «Распутное детство»… Неудивительно, что повзрослевшая Эва впоследствии неоднократно судилась с мамашей, а потом и вовсе сняла фильм-автобиографию «Моя маленькая принцесса».
  • Внезапно Мэрион Зиммер Брэдли. Уже после смерти писательницы, её дочь, Мойра Грейланд, призналась, что родители подвергали её сексуальному насилию.
  • Марина Цветаева сдала обеих дочерей в детский дом, где Ирина умерла. К Ариадне ещё как-то косплеила любящую, а над Ириной в открытую издевалась.

Примечания[править]

  1. Только в книжном первоисточнике, где сынок — коронованный ребёнок младшего школьного возраста. В сериальной адаптации он 14-15-летний, и Серсея там не смеет его унижать — бережёт его подростковое и монаршье самолюбие; если и принимается манипулировать им — делает это сверхтонко и со всей внешней почтительностью.
  2. Выпить она горазда и в книге.