Сказка странствий

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Сказка странствий
Марта и Орландо.
Общая информация
ЖанрФэнтези
Страна производстваСССР
Чехословакия
Румыния
КиностудияМосфильм
РежиссёрАлександр Митта
Автор сценарияАлександр Митта
Когда вышел1983 г.
Продолжительность101 мин.
В главных ролях:
Татьяна АксютаМарта (озвучка – Марина Неёлова)
Андрей МироновОрландо
Лев ДуровГоргон
Ксения ПирятинскаяМай в детстве
Валерий СторожикВзрослый Май

«Сказка странствий» — фильм совместного производства СССР, Чехословакии и Румынии, снятый знаменитым режиссёром Александром Миттой и вышедший в 1983 г. Несмотря на мрачность сюжета, он был выпущен в качестве детской сказки. Конечно, в те годы этот фильм «утонул» в потоке куда более позитивных детских фильмов, но с годами был замечен, понят и стал тем ещё вдохновителем разных творческих личностей.

Вкусно, да мало — вот что можно сказать про этот фильм. По словам исполнительницы главной роли, в ходе съёмок было отснято материала на две серии, но выпустить позволили только одну. Увы и увы, сценария не сохранилось. Кстати, нельзя не упомянуть: немаловажную роль в этом фильме исполняет саундтрек. Музыка Альфреда Шнитке здесь просто великолепно подчёркивает сцены, и с ней «Сказка» впивается в душу куда глубже… На самом деле, лучше один раз посмотреть, чем сто раз прочитать. Но давайте для начала всё-таки расскажем, о чём там.

Сюжет[править]

Марта и маленький Май. Кстати, Мая играет девочка.

В некотором царстве-государстве (если точнее, княжестве) в условиях унылого средневековья жили-были двое сирот — девушка Марта и её маленький брат Май. Жили они бедно, но старались не унывать и довольствоваться малым. В один новогодний вечер, когда дети разбирали подаренные им щедрыми горожанами объедки, в их камин вдруг ввалился Дед Мороз и, окончательно заморочив головы и так ошалевшим от вида настоящего чуда детишкам, вдруг схватил Мая и был таков. Опомнившись, Марта бросилась вдогонку, да куда там — вокруг уличный карнавал, где полно Дедов Морозов с мешками… Уже где-то среди леса девушка выбилась из сил и упала в обморок.

Там-то её и нашёл странствующий лекарь и учёный Орландо. Приняв девушку за очередной замёрзший труп, он подобрал её, чтобы провести вскрытие в научных целях. Слава богу, он вовремя понял, что «пациент скорее жив, чем мёртв», а тут и Марта пришла в себя. Сказать, что она испугалась, — ничего не сказать: вдруг насильник? Впрочем, Орландо всё-таки ухитрился догнать её и объяснить, что он не злодей.

Наконец, доверившись странному незнакомцу, девушка рассказала ему, что ищет брата, а заодно поведала ему (и зрителям), в чём же причина похищения мальчика. Оказывается, у Мая есть дар: он чувствует присутствие золота. В чём же отстойность дара, спросите вы? Дело в том, что если рядом находится золото, мальчику очень плохо. Конечно же, сестра держала его подальше от золота, и этим даром они не пользовались, предпочитая жить в бедности. А тем «дедом морозом», похитившим мальчика, как нам показывают далее, оказался разбойник Горгон, невесть как прознавший о его даре. Наглядно продемонстрировано, насколько Маю плохо от золота — он теряет сознание от боли при виде одной только золотой цепочки. Злодей с сообщником Брутусом используют Мая в надежде найти клад и разбогатеть.

Марте удалось уговорить Орландо помочь, и они пустились за злодеями, преследуя их по пятам. По пути героев занесло в цветущую деревушку, построенную на спине колоссального дракона. Деревушка эта очень аллегорична, вернёмся к ней позже, чтобы сейчас не отвлекаться от основного сюжета. Скажем лишь, что Орландо едва не остался жить в этом раю на земле, но Марта заставила его идти дальше. В следующем же населённом пункте их (не без стараний заметившего погоню злодея) схватили местные власти и после недолгого суда заточили в башню на голодную смерть. В этом эпизоде мы куда больше узнаём, какие в голове у Орландо обитают тараканы философски-гуманистические идеи. И то, что «девочка», как он называет Марту, испытывает к нему не просто дружеские отношения — хотя её ни к чему не приговаривали и отпустили восвояси, она сама бросилась за ним в башню, и их, пожав плечами, так вместе и замуровали. В общем, пришлось учёному проявить себя в качестве изобретателя и смастерить из подручных материалов планёр, настолько прочный, что герои под градом стрел вдвоём улетели на нём с крыши башни подальше от этих негостеприимных краёв…

В ещё более негостеприимные. Город, где они приземлились, при ближайшем рассмотрении оказался охвачен эпидемией чумы. Среди жутких похоронных процессий героям встретилась и виновница торжества — собственной персоной Чума в человеческом облике, и она узнала в лекаре своего старого врага. Герои спрятались было в лесу, попутно подобрав местных сироток. Марта и Орландо уже не представляли жизни друг без друга, мечтая о том, как славно будут жить все вместе, когда найдут Мая… Но Чума выследила героев и явилась к ним со злодейскими речами и явно недобрыми намерениями. Защищая «девочку» и детишек, Орландо сумел факелом поджечь чудовище и то ли убить, то ли изгнать — так или иначе, чума в городе прекратилась. Увы, Орландо вскоре тоже умер, напоследок отравленный прикосновением Чумы. Дальше героине предстояло искать одной.

Горгон и взрослый Май

Лишь через десять лет нашла она Мая. Нашла и… ужаснулась: он вырос настоящим злодеем. Да, Май привык к своему дару и то ли перестал от него страдать, то ли начал этим наслаждаться, ещё и научился притягивать к себе золото на расстоянии. Но во что же его превратили пережитые ощущения и воспитание, которому ему дал Горгон (да, злодей вполне себе «отечески» растил мальчика)! Май жил в роскошном замке, развлекаясь безумными пирушками и охотой на местных крестьян. От полного чудовища его отделяло только то, что сестру он по-прежнему любил и был счастлив тому, что она наконец нашлась. Но Марта, осознавая, что это уже не её брат, была убита горем. В порыве раскаяния Май разрушил замок, притянув к себе многотонные запасы хранившегося в нём золота. Злодеи во главе с Горгоном погибли, а Марта с братом уцелели.

В финале, очнувшись среди руин, Май с удивлением сообщил сестре, что, похоже, потерял свой дар — повелевать золотом он больше не в состоянии и этому рад. Зато он начал вспоминать что-то странное, чего никогда не видел — как они с сестрой летят на некоем странном летательном приспособлении… Расспрашивая его, Марта вдруг поняла, что её злого брата больше нет. Куда бы он ни делся, в его теле сейчас живёт

Орландо?

— Что, девочка?

Насчёт деревни на драконе[править]

Житель «райской» деревни за типичным времяпровождением — «местный Дон Кихот» в исполнении Вениамина Смехова. Да, что-то Атос совсем форму потерял

Хочется рассмотреть это отдельно, как один из самых аллегорических эпизодов в фильме. Итак, однажды колоссальный, размером с гору, дракон ухитрился каким-то образом увязнуть в болоте. Никто из рыцарей, отправившихся его убивать, не вернулся, но вовсе не потому, что змей их погубил. Дело в том, что вокруг горячего чудовища образовался такой климат, в котором даже среди зимы погода летняя, и из земли прёт всё, от репы до ананасов. Так что рыцари попросту остались тут жить, украдкой перевезли жён, завели детей, выстроили на спине драконища целую деревню (напоминает одного нерадивого кита, не правда ли?) и всё жиреют, наслаждаясь обильной едой и благодатью, даже Орландо тут едва не остался. Чужаков приветливо встречают, но уйти не позволяют — вдруг расскажут кому-то, все ведь сразу сюда побегут, и никакой благодати на всех не хватит. Мало того, они ещё и бурят живого дракона, пытаясь продырявить шкуру и добыть драконов огонь. Чудовищу это, естественно, почему-то не нравится. Пока Марта с Орландо там жили, оно только злобно рычало, но в итоге разъярённое от боли чудовище устроило всей округе стихийное бедствие. Выжил ли кто-то, неизвестно, но сомнительно, хотя это и не показано непосредственно.

Вот такие вот аллегории, видите? Завязшее зло, которое отважные рыцари пришли сразить мечом, оказалось вовсе и не опасным, предоставило всяческие блага и целый рай земной — живите, наслаждайтесь, потребляйте… А когда оно, наконец, проявило себя, вряд ли кто-то из разжиревших и обрюзгших рыцарей, ещё недавно собиравшихся в одиночку одолеть дракона, смог хоть оказать ему хоть какое-то сопротивление, чтобы защитить себя и свою семью. И ещё, если отвлечься от символического подтекста в сторону «картинки», то сцену с вырвавшимся кайдзю язык не поворачивается назвать «спецдефектами» — даже собранное из непонятно чего чудовище выглядит очень впечатляюще, а обильная пиротехника и, главное, музыка, дополняют кошмарность происходящего.

Персонажи[править]

  • Марта. Луч света в тёмном царстве, эталонная хорошая девушка, добрая, отзывчивая и настойчивая, ещё в самом начале фильма проявляет себя как неунывающий оптимист, пытающийся видеть плюсы во всём. Регулярно тормошит Орландо, в основном с требованием что-нибудь придумать, и заодно перевоспитывает заносчивого учёного. Сыграла в его судьбе решающую роль — в драконью деревню он попал бы и без неё, наверняка бы занялся там гедонизмом и бесславно погиб. А так — ну, погиб славно, целый город спас.
  • Орландо. Неопределённого возраста, хотя точно не старый. Не настолько мудр (хотя эксцентричен), и не настолько безумен (хотя учён — и сам, прочитав одну из своих записей, возмущается: «что за бред…»), но лекарь, поэт, философ, жестянщик, да и вообще специалист широкого профиля, этакий Леонардо. Поддерживает пацифистические идеи, хотя драться умеет. Поначалу был несносен, но общение с Мартой его исправило. А ещё он гедонист — любит поесть да выпить, но ему это удаётся редко (так что на фигуре не сказалось), и к женскому вниманию небезразличен, хотя к Марте как раз и не пристаёт.
  • Май, брат Марты, в сюжете выполняет функцию «девы в беде». В общем-то, о нём уже всё сказано выше — обладатель болезненного дара, со временем переросшего в полноценный металлокинез. К концу фильма поднял уровень крутизны, но какой ценой… Милый мальчик стал злодеем, хотя всё же любит сестру, да и своего похитителя, пожалуй, тоже.
  • Горгон. Бородатый разбойник-кладоискатель. Когда не вынуждает Мая искать золото, ведёт себя с ним вполне даже мило и заботливо. Со временем привязался к пленнику и фактически вырастил его, как отец.
  • Вместе с Горгоном повсюду ходит тупой приспешник Брутус, флегматичный громила азиатской наружности.

Что ещё здесь есть[править]

Чума прибедняется
  • Антропоморфная персонификация. Некая ведьма, вызвавшая эпидемию, и есть Чума во плоти. Выглядит она как женщина с чумными пятнами на теле, и её прикосновение очень быстро убивает. Поначалу она притворяется хромой нищенкой и порывается целовать руки тем, кто подал ей милостыню, а позже предстаёт перед героями в виде богатой одетой всадницы на чёрном коне (который впоследствии оказался заколдованной крысой — на ком же ещё Чуме-то ездить). И к Орландо у неё какие-то свои счёты (скорее всего — типичные для архетипа недоброй Смерти к архетипу ученого-лекаря, или же типаж Моровой Девы из восточноевропейского фольклора).
  • Взять в ад компанию. Если исходить из предположения, что Чума погибла, то они с Орландо убили друг друга. По сути, и Май попытался убить злодеев вместе с собой, обрушив замок в финале, но выжил. Хотя вообще-то по пробуждении в теле Мая ожил уже не он сам, а Орландо, так что Май, похоже, в каком-то смысле погиб. Или, возможно, как раз не погиб, а они в каком-то роде соединились, образовав новую личность — в фильме этот вопрос не объяснён.
  • Водит, как псих. Когда герои потеряли лошадь, Орландо ухитрился вести как псих свою кибитку и без лошади: просто разогнал под уклон, и она сама их с Мартой повезла… Судя по словам «что же я наделал», в ходе поездки крыша учёного вернулась на место, и до него дошло, что тормозов у повозки вообще-то нет. Хорошо хоть закончилось мягкой посадкой в реку, хотя несколько научных рукописей Орландо непоправимо размокли.
  • Жертвенный лев — Орландо. Субверсия, потому что в конце его душа вселится в тело Мая.
  • Жестокое милосердие. Брутус, устав носиться с Маем, попытался было оставить мальчика в лесу, привязав к дереву и не особо задумываясь, что с ним будет. Своими руками убивать не захотел. К счастью, прибежал Горгон, отругал сообщника и забрал Мая обратно.
  • Жуткие увеселения. Взрослый Май развлекается охотой на людей, чуть родную сестру собаками не затравил, не узнав, да и дома он тоже творит чёрт-те что в плане развлечений. Также «праздник» с файер-шоу, померещившийся героям с высоты полёта, на деле оказался погребальными кострами и похоронными процессиями с факелами («Странные праздники… — отмечает Орландо. — Что-то меня знобит от этого „веселья“»). А вообще даже самые обычные праздники и увеселения с учётом общей мрачно-безысходной атмосферы фильма выглядят здесь немного зловеще.
  • И у злодея есть любимые. Май, каким ни стал, но сестру не забыл и был очень счастлив снова её встретить. Горгон тоже явно привязался к пленнику за все эти годы не только из-за его полезности.
  • Кабацкая драка. В лучших традициях этой древней забавы: сначала приколупались к чужаку-Орландо, дерзнувшего любезничать с местными барышнями не самого тяжёлого поведения, а в ходе драки забыли, кого именно бьют, и передрались по принципу «все против всех». К сожалению, несколько тумаков досталось здешним судьям, так что когда к ним на разбирательство приволокли оклеветанного Горгоном Орландо, судейские были весьма предвзяты.
    • Лечит и калечит — в ходе драки Орландо читает лекцию именно об этом. «Да вы что думаете? Что оружие поэта только его язык? Что сила философа лишь в мыслях? Что врач только вправляет кости, а не ломает их? Ошибаетесь, негодяи!»
  • Навозные века. Не то чтоб прям совсем, как в том анекдоте, где «рыцарь в дерьме, принцесса в дерьме», но всё-таки сеттинг в эту сторону заметно склоняется — чумазых оборванцев тут хватает. Феодализм. Счастье. Помолись. А если не помогло, помолись ещё раз ©.
  • Неадекватное возмездие — в одном флаконе с сословной моралью. «За что вы лишаете меня жизни? За пару синяков, за расквашенный нос?» — «А ты как думал? Мы — те, кому дана власть над такими, как ты. Так что очень дорого стоит мой расквашенный нос. Уж, конечно, дороже, чем твоя жизнь».
    • Неправый суд — судья, адвокат и прокурор судят человека, который дополнительно к тому, в чём его обвиняют, ещё и давеча побил их самих. Результат немного предсказуем.
  • Невинно выглядящий злодей. Горгон выглядит добродушным дядечкой, в его внешности и поведении нет ничего отталкивающего или устрашающего. Ещё сложнее заподозрить зло в Чуме, прикинувшейся нищенкой, которая едва способна ходить и униженно пресмыкается перед прохожими.
  • Не щадить детей — Чума трогает за руку маленького мальчика, который хотел дать ей монетку, и тот умирает в мучениях.
  • Одной смерти мало. Орландо решили приговорить к восьми повешениям. Потом сжалились и решили повесить три раза. Потом поняли, что это как-то нелогично[1] и предпочли замуровать в башне, чтобы умер с голоду.
  • Отвратительный толстяк. Жители драконовой деревни на первый взгляд кажутся добродушными, но позже проявляют себя во всей красе, когда оказывается, что из деревни нельзя так просто уйти. Да и самого дракона эти живодёры мучают почём зря.
  • Родные братья противоположны. Если точнее, родные брат и сестра под конец фильма — добрейшая Марта и мающийся злодействами со скуки Май.
  • Последний танец. Сам обалдев от того, что ему удалось победить Чуму, Орландо дурашливо пляшет и кривляется на радость подружке и детишкам. Недолго радость продолжалась, недолго лекарь танцевал…
    • Ты уже мёртв — Орландо даёт Марте последние распоряжения насчёт дезинфекции денег, понимая, что сейчас умрёт от прикосновения Чумы.
  • Садистский выбор. Главных героев заживо замуровывают за каменной стеной. Отчаявшиеся, они вдруг видят свет, находят выход, радостно выходят наружу… и обнаруживают, что это часть изощрённой психологической пытки. Либо медленно умирай с голоду, либо, если надоест голодать, бросайся вниз с высоченной башни (а самоубийца не может попасть в рай). О том, что учёный ухитрится смастерить планёр, средневековые дебилы не догадывались.
  • Улыбка сквозь слёзы. В последней сцене фильма Марта смеётся и плачет одновременно, видя, как Май рисует тот самый планёр, который видели только она и Орландо. Момент настолько душещипательный, что его не портит даже киноляп — стена, на которой Орландо-Май изображает планёр, выглядит в разных кадрах по-разному. Обоснуй: он просто принялся рисовать ещё один планёр на другой стене — может, предыдущий рисунок ему чем-то не понравился.
  • Чёрно-красный — для всех опасный. В красное, золотое и чёрное одет злой Май в конце фильма. На охоте у него ещё и лицо раскрашено в чёрно-красное, см. иллюстрацию выше.
  • Эвкатастрофа — педаль в асфальт: Орландо одним действием отменяет собственную гибель, необратимое моральное падение Мая и безнадёжное положение Марты. Надо было всего лишь вернуться с того света, вселившись в тело падшего Мая, и теперь снова есть кому помочь Марте.
  • Эпидемия — показана во всей красе. Обречённый город смотрится ужасающе и безо всяких антропоморфных персонификаций. Жуткие процессии, бредущие колонной, укрывшись одной тряпкой на всех в попытке защититься от заразы. Сидящее за обеденным столом семейство, при ближайшем рассмотрении оказывающиеся трупами. Мортусы и чумные доктора, с леденящей молчаливостью сжигающие умерших, вызывают оторопь даже во взрослом возрасте, когда понимаешь, что это вообще за чудище с дымящимся хоботом, а уж в детском-то… Сама Чума с её злодейской болтовнёй на этом фоне как-то даже и не пугает.
  • Это не луна! — Марта и Орландо идут по странному ущелью между странных скал… Ой, мама! Да это же хребет дракона!

Тропы вокруг фильма[править]

  • Получилось страшно — первое, о чём стоит тут сказать. Хотя Митта вообще-то с самого начала снимал вовсе не детскую сказку, но у кого-то хватило мозгов показать это детям. В итоге кому-то из посмотревших это в детском возрасте надолго врезался в память пробудившийся дракон, и то, что само его тело киношники смастерили далеко не идеально, как раз очень хорошо сработало, добавив чужеродности. Других юных зрителей, говорят, до мокрых штанов напугали сцены с Чумой. А автор данной статьи был несказанно рад, когда пересмотрел этот виденный в конце СССР фильм уже в студенческом возрасте и узнал персонажей своих детских кошмаров — чумного доктора в дымящейся маске, мортусов с граблями для сгребания трупов и людей, перемещающихся по улице, накрывшись большим чёрным полотном… Почему обрадовался? Облегчением было узнать, что это не собственное больное подсознание такое выдало в детском возрасте.
  • Зло грызёт реквизит. Чуму играет румынская актриса Евгения-Кармен Галин, озвучивает Екатерина Васильева, и обе они несколько переигрывают. И это хорошо — Чума выглядит пугающе нечеловечески.
  • Определённо не для детей. Митта снимал не детский фильм, а мрачную и тяжёлую аллегорическую притчу, полную готики и ужаса, веющую упадком, безнадёгой и… лучиком надежды. Здесь содержится философский посыл, взывающий именно ко взрослым, максимум к подросткам.
    • Хотя номинально «сказочный» сюжет послужил поводом запихнуть его в категорию детских, Детям это смотреть нельзя!. Многое им показалось бы непонятным и очень даже пугающим. Уже то, как злодеи истязают маленького мальчика, проверяя, действительно ли он реагирует на золото, заставляет задуматься: кто вообще додумался это показывать детям? Потом ещё этот дракон, а потом чумной город, и после всего этого сцена разрушения замка уже не так впечатляет, но тоже ничего. А особо впечатлительным детишкам от него могут сниться кошмары.
  • Отсылка:
    • Снежная королева — фильм не является прямой адаптацией, но сюжет явно вдохновлён историей Андерсена. Имена Марта и Май похожи на имена Герда и Кай.
    • Певица Марта Май, известная «Плачем по Митрандиру» и «Балладой о ручье» (нет, это не Хелависа!), взяла псевдоним по именам наших героев.
    • Белорусская видеоигра «Времена раздора», карта «Сказка странствий. Страшная история». Пока герой громит орды нечисти Ротгера фон Варлока, его возлюбленная Луиза становится женой другого.

(link)

Знакомые мотивы осенью 2020 года.
    • Песня группы Otto Dix «Сказка странствий». Лирический герой — этакий Агасфер, тщетно ищущий солнце меж радиоактивных туч.
      • Теперь в современности! — создаётся впечатление, что в этой песне идёт речь о персонажах «Сказки странствий», перенесённых в некое альтернативное постапокалиптическое настоящее или чуть дальше. Образы героя в пыльном плаще или Чумы вполне узнаваемы.
      • У Драу отношения с этим произведением вообще весьма тёплые. Композиция «Электронный авангард», интро к альбому 2020 года «Автократор», состоит из главной темы к фильму, разве что, в сильной электронной обработке. Да и во время тура, посвящённому альбому «Чудные дни» его фэйсарт аналогичен «боевой раскраске» Мая.
    • Прямые цитаты из фильма наблюдаются в альбоме «Агаты Кристи» «Майн кайф?»: в прологе к песне «Странное Рождество» звучит фраза Орландо о странных праздниках и знобящем веселье, а в мелодии песни «Пират» и композиции-эпилога «На краю» явственно узнаются парафразы основной темы фильма.
    • Самарское туристическое агентство «Сказка странствий». Похоже, что те, кто придумал дать ему такое название, не видели фильма. Куда они туристов водят — в пасть к дракону, в застенки инквизиции, в чумной коронавирусный город?
  • Старше, чем выглядит:
    • Марте значительную часть фильма лет 15-16, но сыграла её 25-летняя Татьяна Аксюта, а озвучила 35-летняя Марина Неёлова. (Ещё раньше, в 1980 г., Аксюта сыграла в фильме «Вам и не снилось», и на неё обрушились письма школьников, принявших её за сверстницу).
    • Миронову в 1983 г. исполнилось 42, но это не тот фильм, где о возрасте персонажей имеет смысл судить по актёрам.

Примечания[править]

  1. В Англии, однако же, со времён Генриха III к государственным изменникам и цареубийцам применялась в качестве исключительной меры казнь «Повешение, потрошение и четвертование» — именно в таком порядке. Просто вешали несчастного аккуратно, а затем вынимали из петли и приводили в чувство для дальнейших мучений. Так можно вешать хоть десять раз.