Сирия: Русская буря

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Emblem-important.pngИзбегайте политики!
По причине текущих событий (война в Сирии) тема взрывоопасная. Пожалуйста, не пытайтесь ввернуть в статью политические провокации ни под каким соусом. За этой статьёй администрация ведет особое наблюдение, и любые такие попытки будут пресекаться.
Арт, передающий краткую суть сюжета игры

Сирия: Русская Буря (англ. Syrian Warfare) — тактическая стратегия от российской студии Cats Who Play на тему войны в Сирии. Из-за специфической подачи сюжета в узких кругах вызвала немало споров. Часть аудитории хвалит игру за то, что она является одним из немногих художественных произведений, продвигающих официальную точку зрения России на вопросы мировой политики, у другой части этот же факт вызывает спектр негативных эмоций от (в лучшем случае) возмущения и раздражения, до лютой ненависти и истерики. Но если отбросить сюжет игры и пропаганду, то на выходе получим отличную тактику реального времени, с высоким уровнем реализма, за что игра и получила довольно высокие оценки от игроков и игровой прессы, не аганжированной в сторону конкретной политической позиции.

Особенности геймплея[править]

Как и во всех тактических стратегиях, никакого строительства зданий или производства юнитов в игре нет — как правило, задания выполняются только наличными (выданными или выбранными перед миссией) силами и средствами. Иногда, строго в определенные моменты во время миссий, игрок может получить подкрепления — либо скриптовые, либо из выбранных самим игроком юнитов. Юниты в ходе боев набирают опыт и прокачиваются, что заставляет игрока беречь ветеранов от смерти навсегда, которая поджидает на миссиях за каждым углом.

Боевые действия в игре воспроизводятся достаточно реалистично для видеоигр — пехотинцы гибнут от одного-двух попаданий, техника имеет зональную систему повреждений и кучу возможных связанных с ними эффектов, от потери подвижности на сбитой гусенице до пожара или подрыва боекомплекта. Что примечательно, у техники существует механика износа брони — если машина получает большое количество попаданий в одну проекцию, то броня в ней ослабляется, делая ее пробивание последующими выстрелами более вероятным. В игре абсолютно честные, без вмешательства игровых условностей, физика и баллистика, что делает возможными ситуации наподобие танка, простреливающего одним бронебойно-подкалиберным снарядом насквозь две вражеские машины, или пехотинцев, штурмующих здание через проделанную при обстреле дыру. Соответственно, время жизни юнитов как игрока, так и противника зависит исключительно от возможности в них попасть, в результате чего, например, пехотинец может быть мгновенно убит удачным попаданием, даже сидя в укрытии, или какое-то время оставаться живым под обстрелом в чистом поле, если вражеские юниты мажут.

Большую часть игры игроку предстоит заниматься зачисткой карты от вражеских войск, перемежаемой побочными заданиями, выполнение которых в перспективе дает преимущества игроку или лишает преимущества противника. Игра поощрает осторожные тактики и бережное отношение как к личному составу, так и к технике, так как подкрепления довольно редки, а враг всегда превосходит числом. Чтобы скомпенсировать это, существует возможность захвата вражеского оружия и техники, да, впрочем, и не только вражеской — захватить и использовать можно почти любую технику на карте, включая оставленный гражданский транспорт. Использование этих механик поощряется тем, что многие попадания не уничтожают технику сразу, а убивают экипаж или заставляют его покинуть машину. Захват и ремонт вражеской техники (даже получивший фанскую кличку «сбор ганимы») становится важной частью геймплея и основным способом получить в свое распоряжение мощные юниты, которые командование выделяет игроку далеко не сразу.

Все имеющиеся юниты надо снабжать топливом и боеприпасами по мере расходования, а расходоваться во время боевых действий они могут довольно быстро. Вдобавок, покой игрока дополнительно нарушают внезапные сюжетные скрипты или побочные задания, ограниченные по времени и зачастую идущие наперекор всем планам игрока. Все это растягивает имеющиеся 7 миссий более чем на двадцать часов глубокого, хардкорного и порой выматывающего геймплея, хотя победа в миссии, доставшаяся суровым ПРЕВОЗМОГАНИЕМ, дарит незабываемые эмоции.

Основная кампания[править]

DLC[править]


Основные минусы[править]

Отсутствующий ИИ у юнитов что игрока, что вражеских, кривые алгоритмы поиска пути и выбора боеприпасов при ведении огня, волшебная вражеская артиллерия, которая снайперски обстреляет ваши войска в любом месте в радиусе стрельбы, местами не самое удобное управление и прочие стандартные для российских игр проблемы. Они составляют половину порога вхождения в игру (вторая половина — хардкор и реализм), и закрывать ли на это глаза — решать игроку.

Движок 2008 года. Неизвестно ЧТО с ним нужно было сделать чтобы он начал так дико тормозить даже на топовых компах. Есть мнение, что в этом виновата стимовская защита от пиратов.

Что тут есть[править]

  • Армия из одного человека — авианаводчики ССО РФ очень круты в бою против пехоты, живучи, двигаются очень скрытно и могут вызывать несколько видов авиаударов для любой тактической ситуации.
  • Ас — дядя Мансур, ветеран арабо-израильских войн и лучший танкист в игре, который может присоединиться к армии игрока в Латакии.
    • Даже если дядя Мансур погибнет в кампании оригинальной игры, то поправится в аддоне и присоединится уже к Тиграм в Пальмире.
  • Бафос-нежданчик — реконструкция подвига Александра Прохоренко. Проблема в том, что реплики Прохоренко в катсцене его последнего боя взяты из гуляющей по сетям фейковой «расшифровки» радиопереговоров, написанной в оригинале человеком, явно далеким от армии и военного дела, к тому же еще и под явным влиянием голливудских военных фильмов. В итоге получается, что при всем драматизме ситуации произносимые с надрывным пафосом реплики (целая речь!) звучат глупо и смешно, что явно не подходит к иллюстрируемой ситуации.
  • Без пяти полуночная спецспособность — тяжелая огнеметная система ТОС-1 «Буратино». Выдается ближе к концу последней миссии и выжигает застройку, обычно отбиваемую долго и с потерями, целыми кварталами с одного залпа.
    • В аддоне «Возвращение в Пальмиру» эту роль играет танк Т-90, приходящий в последнем подкреплении последней миссии. Самое обидное, что приходит он уже после того, как игрок, захватив 5 из 7 ключевых точек на карте, отобьет решающую контратаку террористов уже изрядно истощившимися силами, так что с помощью Т-90 остается лишь зачищать две оставшиеся точки в режиме неуязвимости.
  • Безыдейные террористы — аверсия. Противниками в игре выступают реально существующие запрещенные в Российской Федерации террористические организации ИГИЛ и Джебхат ан-Нусра, о чем недвусмысленно говорит дисклеймер в титрах игры.
  • Ближний бой — юниты могут пойти в ближний бой, получив приказ на штурм здания или оставшись без патронов. В рукопашной схватке бойцы используют свое основное оружие, при этом может доходить до смешного — например, автор правки был свидетелем того, как боец штурмового отряда, израсходовав боезапас, избивал боевиков запрещенной организации станиной от АГС.
    • Автор этой правки, выполняя допзадание по спасению репортеров в четвертой миссии, столкнулся с еще более интересной ситуацией: двое боевиков таки смогли проскочить в здание, в котором отсиживались журналисты. Казалось бы, "хорони ребят". Однако, к удивлению автора правки, оператор умудрился забить обоих камерой. Большой такой, наплечной.
  • Взрывающиеся танки — аверсия. Чаще всего повреждения техники выводят из строя ходовую часть, оружие или экипаж, после чего машина становится небоеспособной, а впоследствии ее можно захватить и отремонтировать. Танки и прочая техника могут и взрываться, но только при удачных попаданиях или поражении очень мощным оружием (ПТУР, ракеты «воздух-земля»).
    • В аддоне «Возвращение в Пальмиру» почему-то стали взрываться чаще. Что логично — там в основном Т-55, которые взрываются даже от РПГ.
    • А ещё есть шахид-танк, который !!ВЗРЫВАЕТСЯ!!
  • Искусственный идиот — технически ИИ тут вообще нет, только скрипты. Поэтому в игре нет быстрых битв.
    • В аддоне вроде как завезли.
  • Камикадзе — «шахидмобили», то есть пикапы и грузовики, нагруженные взрывчаткой для быстрых суицидальных атак. Взяты, что характерно, из реальности. Если их не подбить издали, могут причинить изрядный урон боевым порядкам игрока.
    • В аддоне троп доходит до своего апофеоза с появлением (также реально существующих) шахид-танков. Представляет собой танк со снятой башней, груженый взрывчаткой и дополнительно бронированный подручными средствами, включая куски бетона и кирпичной кладки. В игре уязвим только к самым мощным противотанковым средствам, что очень сильно затрудняет борьбу с их атаками. Впрочем, лишить такую машину подвижности не так сложно, а обездвиженный шахид практически безвреден.
  • Крутое кредо/Крутая похвальба — юниты, принадлежащие к ВС РФ, произносят девизы своих родов войск. «Где мы, там победа» у морпехов, «Выше нас только звезды» у спецназа ГРУ, «С неба в бой» у ВДВ в аддоне.
  • На тебе! — сценарий всей игры один большой пример тропа по отношению к западным СМИ и их версии освещения конфликта, однако, внутри игры есть особенно примечательный пример. В игре в перерыве между миссиями игрок может читать посты в блогах, как правило, связанные с историческим бэкграундом прошедшей или следующей миссии. Один из этих блогов является неприкрытым «на тебе!» в сторону одного вполне реального ЖЖ, известного своей специфической позицией в отношении геополитики в целом и сирийского конфликта в частности. Имя по причине конфиденциальности и деликатности темы в статье приводиться не будет.
    • В аддоне изрядная часть сценария посвящена «на тебе!» в адрес подразделений сирийской армии, беспорядочно отступавших из Пальмиры в декабре 2016.
  • Неигровая злодейская фракция — за запрещенные на территории РФ организации играть нельзя, что неудивительно.
  • Оммаж — «Работайте, братья!»
  • Основано на реальных событиях — не только на реальных, но и находившихся в активной фазе в момент выхода игры (и происходящих как минимум на ноябрь 2017). Миссии во многом основаны на реальных эпизодах войны, например, на спасении экипажа сбитого Су-24 или подвиге Александра Прохоренко.
  • Пафос — безудержный в репликах юнитов, особенно российских. Морпехи РФ голосами космодесантников из Вахи ревут «УРА-А-А!!! ЗА РОССИЮ!!!», корректировщики ССО несут «Вежливость с доставкой», а сирийские штурмовые отряды заявляют, что «Аль Асад би Альби!». Для части аудитории может переходить в бафос.
  • Прямая линия с врагом — Вахид иногда переговаривается с главным героем. Подсвечено:
« Что за шакал на нашей частоте? »
— Анвар
  • Пуленепробиваемый картон — аверсия. Все объекты на карте разрушаемы, а пробитые в стенах зданий дыры пехотинцы используют как бойницы и проходы при штурме.
  • Пустыни, шейхи и мечети — сеттинг, причем, по мнению знающих людей, поданный довольно клюквенно. Кстати, несмотря на название, главные герои как оригинальной игры, так и аддона — сирийцы, офицеры САА.
    • Во всяком случае, поданный с юмором. Реплики юнитов на арабском забавны — например, отряд полиции с противотанковыми гранатометами говорит «Араби би-ля ар-би-джи — му араби», то есть «араб без РПГ не араб». С учетом того что разработчик смог привлечь к озвучке настоящих арабов, среди которых даже были сирийцы, получается весьма неплохо.
    • Шутов в одном из интервью, говорил что с озвучкой они были не очень уверены, и попросили консультации у сирийцев. Те услышав, что напереводили наши специалисты из инъяза, долго ржали, но не потому что перевод был надмозговый, а потому, что перевод был литературным. А на арабском литературном только проповеди читают (отсюда кстати и разрыв шаблона у тех кто пытается переводить то, что говорят юниты в игре). То есть, грубо говоря, представьте себе Российскую армию, где все говорят на церковнославянском. Вот примерно поэтому и ржали. А вот к содержанию, как ни странно, претензий не было — килотонный пафос в игре сирийцам понравился и его было решено не трогать, кроме того есть мнение, что в сеттинге вместо клюквы сервирована самоирония. Особенно в адд-оне.
  • Садистский выбор — на миссиях игроку часто дают два дополнительных задания одновременно. Чаще всего задания связаны со спасением людей, в том числе и близких главного героя и его сослуживцев. Одновременно два задания выполнять крайне трудно (прорыв вражеской обороны требует концентрации сил), а время на выполнение заданий ограничено (причем скрытым таймером). Хотя некоторые игроки умудрялись успеть выполнить все задания, создавая частичную аверсию тропа.
  • Терминаторизатор/Имба — танк Т-90 в игре практически неуязвим даже к ПТУР. Самое большое повреждение, которое удалось нанести этому юниту во время прохождения игры автором правки — ранение одного из членов экипажа. Попаданием в корму башни.[1]
  • Триколоры с ракетами — во всем их великолепии! Практически все вооружение и военная техника, применяемые в игре, имеют советское и российское происхождение, а непосредственно российские юниты — сильнейшие в игре. Отдельно можно упомянуть воздушно-космические силы РФ, взаимодействие с которыми вынесено практически в отдельную геймплейную механику.
  • Фарм в стратегиях — вышеупомянутый «сбор ганимы», то есть захват и ремонт брошенной вражеской техники является необходимым элементом геймплея в силу предыдущего пункта.
    • В аддоне масштаб сбора ганимы сильно уменьшен, так как легкая техника теперь менее уязвима к стрелковому оружию, но стала чаще взрываться от поражения из РПГ или ПТРК. Обычно не сгоревшими до основания на поле боя остаются лишь танки и незначительная доля БМП, что изрядно прибавляет хардкора.
  • Хардкор — многие игроки бросали прохождение из-за того, что игра казалась им излишне трудной даже на «обычной» (не «реалистичной») сложности, где живучесть юнитов игрока искусственно увеличена. Специально для них разработчикам кроме «обычной» и «реалистичной» сложности пришлось ввести «легкую».
    • Однако если у игрока развиты внимательность и тактическая чуйка (как минимум умение выбирать позиции для бойцов и координировать атаки), игра нормально проходится даже «железным человеком».
  • Хроническое спиннокинжальное расстройство и Великолепный мерзавец — этим тропам соответсвует Вахид, архивраг главного героя, талантливый пропагандист, работавший вначале в полиции Сирии, затем перешедший на сторону ан-Нусры, а ближе к концу игры перебежавший к ИГИЛ (организации запрещены на территории РФ).
  • Черно-белая мораль — основная причина критики сюжета игры. Основой сценария является версия официальной пропаганды одной из воюющих сторон, и события, происходящие в игре (и основанные на реальных), подаются весьма однобоко и категорично. Многие игроки, однако, находят в этом свой шарм, считая игру произведением, полемизирующим с точкой зрения, продвигаемой западными СМИ.[2]
    • Однако если посмотреть на дело с сугубо практической точки зрения, мораль там действительно чёрно-белая — взрывать шахидмобили и устраивать провокации — однозначно плохо (причем по любым понятиям — и нашим и исламским), а защищать мирных жителей и бороться с боевиками, демонстрирующими в онлайне свою жестокость и бесчеловечность — очень даже хорошо. Все остальное уже политика.
  • Читерский искусственный интеллект — как бы вы не прятались и не меняли позиции, вражеская артиллерия всегда знает, где ваши войска. Отчасти компенсируется не слишком точной стрельбой.
  • Title Drop — крайне необычный пример применения тропа в последней миссии, можно сказать, музыкальный вариант. После того, как Вахид расставит все точки на i в диалоге с главным героем по рации и приготовится к последней битве, на фоне начинает играть один из треков Артема Гришанова, предоставленных для игры. В этом саундтреке нет слов, но люди, знакомые с творчеством музыканта, узнают песню «Русская буря», давшую название игре.

Примечания[править]

  1. Что, вообще-то, самое слабое место брони любого танка.
  2. Разработчикам от этого, впрочем, не намного легче, особенно, если учесть, что часть изданий не желала пиарить игру даже платно, чтобы не связываться с политотой.