Синдром вахтёра

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Вахтер — это не должность. Это состояние души человека. Ему дали клочок власти, и он может кого-то куда-то пустить. Он счастлив от этого. Надо давать звания: заслуженный вахтер Советского Союза! Народный вахтер Советского Союза! »
— Михаил Задорнов, миниатюра «Страна героев»
« Всякая власть развращает людей. Абсолютная власть развращает абсолютно. »
— А некоторым, чтобы абсолютно испортиться, не нужна и абсолютная власть
« Интересно, почему такой организацией, как ваша, управляют люди-неумехи? Слабоумные психи. Которых, без сомнения, в детстве унижали ровесники. Или мучили родители-извращенцы — я уверена, ты скрываешь много постыдных тайн из несчастной юности. А теперь власть тебя в руках, и страдать придётся остальным. »
Малазанская книга павших, книга «Буря Жнеца»

(link)

Суть от "Уральских Пельменей"

«Синдром вахтёра[1]»: персонаж получает незначительный, забавный, зачастую не особо нужный людям пост, дающий минимальную, но власть — и пользуется этой властью вовсю и с явным удовольствием, всячески демонстрируя себе и окружающим, что он не жалкое ничтожество, а представитель власти, от которого очень многое зависит. Требует безукоризненного исполнения любых правил и предписаний, даже в ситуациях, когда это не обязательно или вредно, никогда не относится с пониманием к мелким нарушениям и упущениям, пилит, зудит и всячески козлит. Нередко «больной» и вовсе начинает лезть в дела, которые прямо к его деятельности не относятся (либо связаны с ней лишь косвенно), мешая жить окружающим. Человек с синдромом вахтера часто обладает некоторой манией величия и стремится поставить себя выше любого, кто не может дать ему отпор, но стоит появиться какому-то действительно важному представителю власти, или просто человеку, который не даст себя в обиду, персонаж быстро сдувается, трусит или сливается.

Более общий троп — Козёл; родственное явление — Молодец против овец.

Разделительная линия[править]

Это не про профессию! Отнюдь не все вахтёры, швейцары, мелкие чиновники подходят под троп — персонаж должен именно болеть «синдромом вахтёра».

С прикрученным фитильком троп работает если докапывания персонажа более-менее оправданы ситуацией (к примеру уволил сотрудника за мелочь, но у него до этого здоровенный «послужной список» косяков, а мелочь просто стала последней каплей. Или не пропускает человека с слегка неправильно оформленным допуском, но это не знакомый работник, а тип, которого он впервые видит), но при этом все равно заметно что он упивается своей «властью».

Тропом не является:

  • Случай, когда речь идёт о вахтёре какого-то стратегически важного объекта, на котором на входе и выходе фонариком в задницу посветят (например, такого, где спичку в (не)нужном месте зажги — и полгорода как не бывало), и этот самый вахтёр отказывается пропускать даже знакомого человека со слегка неправильно оформленным пропуском. Даже если он упивается своей властью, то это скорее суровая необходимость и совмещение приятного с полезным, а не синдром вахтёра.
  • Под троп не могут подойти козлящие, придирающиеся и прущиеся от своей власти, но действительно крутые большие начальники, тёмные властелины и, тем более, боги — персонаж должен ОБЯЗАТЕЛЬНО быть мелким и незначительным по уровню власти.
  • Может быть так, что на вахтера однажды повесили крупную недостачу, хотя все товары поступили только по бумагам. И теперь он все по 10 раз проверяет и придирается к каждой мелочи.

Комментарий вахтера: Автор правки, которому доводилось охранять самые разные объекты, должен с сожалением сообщить, что в ряде случаев то, что принимается за синдром вахтера — простое исполнение служебных инструкций, написанных, как правило, не самими охранниками, а владельцами этих самых охраняемых объектов. Поэтому как бы вахтер не относился к тому или иному требованию — он должен подчиняться или в лучшем случае останется без работы. А в не самом худшем — имеет шансы получить судебный иск, если составитель проигнорированной инструкции оказался всё-таки не параноиком.

Более того, обвинения в синдроме частенько звучат со стороны субъектов, убежденных, что они могут нарушать любые запреты, а выдвинутый запрет — чистое самодурство. Автор правки это не раз и не два становился свидетелем, а то и мишенью таких обвинений.

  • Въезд в торговый центр запрещён, потому что парковка переполнена? А мне очень надо! Ах, не пускаешь? Это ты из вредности!
  • В кафе нельзя сидеть, не сделав заказа? Да ладно, я недолго, а если клиенты придут — я встану! Чего-чего, какие ещё правила заведения? Это ты положением злоупотребляешь!
  • КТО ОРЄТ, МЫ ОРЄМ? ДА ТЫ ПРОСТО РАСИСТ, ВОТ И ДОКОЛУПАЛСЯ ДО НАС, ПАТАМУЧТО МЫ ЧЕРНЫЕ!!!
  • Молодой человек, куда вы ведете этих мальчиков? За что вы их выгоняете? Вы просто злодей, я буду на вас жаловаться! Я не верю, что они пытались воровать в магазине!
  • Почему мне нельзя здесь курить? Не видел я никакой таблички, которая висит прямо у меня над головой! Ну и что, что сигнализация сработала? За что штраф?!!
  • Ну че ты докопался? Я же ничего плохого не делаю, тусуюсь тут с корешами… Ну да, на прошлой неделе меня отсюда выгнали, но это ж неделю назад было… Как — запрет посещать территорию на год? Эй, зачем полицию, я уже ухожу… Ну и что, что вы меня уже в третий раз тут ловите, этот точно последний… ААААА!!! Сволочи!!! Вахтеры позорные!!!!

Примеры[править]

Литература[править]

  • А. П. Чехов, «Унтер Пришибеев» — кодификатор в русской культуре, педаль в дно реки, на берегу которой лежал «утоплый труп мёртвого человека», а вокруг столпился народ. Унтер полез разгонять и оскорблять людей, хотя, собственно, не имел на это никакого права. Он не полицейский и даже не десятский (тогдашний сельский «добровольный народный дружинник») — он отставной армейский унтер-офицер (на гражданке некоторое время служил швейцаром). Разгоняя, он «оскорбил словами и действием урядника Жигина, волостного старшину Аляпова, сотского [2] Ефимова, понятых Иванова и Гаврилова и еще шестерых крестьян, причем первым трем нанесено оскорбление при исполнении служебных обязанностей». В свободное время строчит доносы, близкие к великолепию ввиду градуса бредовости… Хотя у него «всегда свободное время-с» (цитата не из Чехова).
    • Текст доносов дополнительно раскрывает персонажа как необразованное и суеверное (крестьяне у него «занимаются волшебством») быдло, которое, по степени своей рьяности и упоения сабжем, как будто из аракчеевской канцелярии выскочило. Чехов уверял, что образ целиком написан с натуры. То есть Антон Павлович встречал таких кадров отнюдь не в аракчеевские времена начала XIX века — а в его конце, когда жил сам.
    • Хотя и кодификатор, но есть некоторое несоответствие эталону: встретив противодействие даже со стороны реально облечённых властью персон, Пришибеев упорно не желает «сливаться» и продолжает гнуть свою линию.
    • «Непонятен ему [Пришибееву] и приговор: на месяц под арест!» И это таки хэппи-энд.
  • «Винни-Пух и все-все-все» — Кролик же. Образ явно сатирический.
    • В советской мультэкранизации не реализовано. Может быть, просто не успели, поскольку делать дальнейшие сиквелы им запретили. В результате у Хитрука Кролик не более чем спесивый заучка, хотя в оригинале это амплуа Совы/Сыча.
  • «Республика ШКИД», преподаватель гимнастики по прозвищу Спичка. «В школу он пришел как преподаватель гимнастики и сразу принял сторону начальства, до каждой мелочи выполняя предписание Викниксора и педсовета. Он нещадно наказывал, записывал в журнал длиннейшие замечания, оставлял без отпусков. Он расхаживал на своих длинных, худых ногах по Шкиде, хмуро оглядываясь но сторонам, и беззлобно скрипел: — Встань к печке. — В изолятор. — Без обеда. — Без прогулки. — Без отпуска».
  • Л. Кассиль, «Кондуит и Швамбрания» — в дореволюционной гимназии было полно таких.
  • И. Ильф, Е. Петров, «Золотой телёнок» — комендант 1-й Черноморской кинофабрики. «В подъезде сидел комендант. У всех входящих он строго требовал пропуск, но если ему пропуска не давали, то он пускал и так».
  • Братья Стругацкие:
    • «Хромая судьба» — когда Феликсу Сорокину нужно достать редкое лекарство для знакомого, его направляют в какой-то «ящик» (НИИ, направление деятельности которого засекречено) на другом конце Москвы. И там он, разумеется, напоролся на вахтёра, который потребовал пропуск. Пришлось идти в обход, через дыру в заборе. О наличии этой дыры он и сообщил на прощание человеку, к которому пришёл за лекарством. С явным ехидством.
    • «Сказка о Тройке» — члены «Тройки по рационализации и утилизации необъяснённых явлений». Педаль в пол и одновременно демонстрация того, что случается в ситуации, когда такие личности получают реальную власть: мелкие чиновники, которым явно по случайности досталась Большая Круглая Печать создают из своей изначально мелкой и технической работы (Тройка изначально была «По учёту и распределению») целый бюрократический ритуал, явно наслаждаясь своей властью над многочисленными действительно занимающимися делом людьми, зависящими от того, разрешат ли они очередному необъяснённому явлению существовать в реальности.
  • Н. Носов, «Витя Малеев в школе и дома» — внезапно Костя Шишкин. Юному троечнику доверили важное общественное поручение — выдавать книжки в классной библиотеке (для чего им отдали шкаф и комплект книг из общей школьной библиотеки). Когда он требует, чтобы ученики перед тем, как брать из библиотеки книгу, пошли помыть руки, это еще выглядит разумным требованием, хотя сказано не самым вежливым тоном. Однако он набрасывается на одноклассников по любому поводу: требует, чтобы они не рисовали в книгах (хотя у большинства и мысли такой нет), если кто-то долго держит книгу, начинает преследовать и капать на мозги (даже если десять дней не прошло), если кто-то приносит книгу буквально через день — велит пересказать содержание, а то больше книг не даст, раз этот товарищ все равно не читает.
  • Легче сказать какие учительницы в произведениях Командора не болеют комплексом швейцара, чем перечислить всех, кто страдает этим недугом.
  • Эдуард Успенский:
    • «Крокодил Гена и его друзья» — Иван Иванович, который занимается вопросом кирпичей. «НЕ РАЗ-РЕ-ШИТЬ!» © из аудиоспектакля-адаптации.
    • «Профессии Маши Филипенко» — все вахтёры в Институте Улучшения страдают тяжелейшей формой этого заболевания.
  • Какой-то посредственный советский писатель (не помню фамилию) изобразил «общественную активистку» вроде Шурочки (см. ниже Кино > «Служебный роман»), только ещё и совершенно необразованную, однако ощущающую себя «поставленным от народа» стражем нравственности граждан, в том числе профессоров. Но, в отличие от Шурочки из классического рязановского фильма, эта «тётя Капа» (старшая по дому, помощница домоуправа) подаётся автором как… безусловно положительный персонаж, а профессор, сурово поучаемый ею, поёт ей дифирамбы! Видный критик и сатирик Н. И. Ильина книгу — и в особенности этот сюжетный ход и образ — ядовито высмеяла.
  • Владимир Кунин, «Интердевочка» — здесь эту роль играет старшая горничная Анна Матвеевна. Не зря же ГГ Таня Зайцева сунула ей червончик и помадку французскую! Не за то, что «вид — для полтинника — еще будь здоров». А что она стукнула ментам на посещение пута́ной гостиницы — работа такая.
  • «Гарри Поттер». Драко Малфой и так страдал завышенной самооценкой (на почве острого, загнанного в подсознание комплекса заброшенности) и ломал из себя «великолепного и зловеще-порочного юного аристократа» (дворянское происхождение несомненно, а вот с великолепием или хотя бы с самообладанием у него большая напряжёнка) и «грозного мраккультистского авторитета» (хотя у Пожирателей Смерти он не более чем шестёрка-стажёр). Но когда злая профессорша Амбридж основала в школе Добровольную Инспекционную Дружину, состоящую из учеников, и поставила Драко во главе её… ух, он развернулся, снимая баллы с учеников (почему-то никогда со слизеринцев, а в основном с гриффиндорцев) «просто за то, что они ему не нравятся»…
    • Завхоз Аргус Филч потянул бы и на кодификатор, будь он лучше известен русской публике. Следит за всеми учениками, придирается и лезет в любое дело, мало-мальски нарушающее порядок. Его кошка Миссис Норрис ещё больше подвержена этому заболеванию.
      • В фанфике Филч давит педаль в пол: намеренно пользуется своей властью, чтобы поставить неугодного ученика (а заодно и его спутников, на которых просто наплевать) в ситуацию смертельной опасности. Вопрос о его увольнении становится ещё одним поводом для разногласий между Гарри и Дамблдором.
  • Ю. Вознесенская, «Юлианна». Кладбищенский сторож, который пасует перед сильными и отрывается на слабых. «Я просто объяснил ему в двух словах, что не надо лишний раз огорчать посетителей кладбища — они и так огорчены по самое некуда».
  • «Аид, любимец судьбы» — Харон был поражен синдромом ещё до становления лодочником, распугивая редких гостей. Кара в виде определения на весла лишь на время прервала вахтерство Харона, после чего он вообразил себя ключевой фигурой подземного мира.
  • «Меж трёх времён» Александра Бушкова между делом описывает классический образчик тропа: «Вахту стояла Анна Степановна… От этой казни египетской стоном стонал весь музей — начиная от директора и кончая девочками-методистками, которым доставалось то за чересчур короткие юбки, то за чересчур длинные серьги. … прекрасно понимала, что на ее место никто другой добровольно не пойдет, а сама она, такое впечатление, трудилась здесь исключительно затем, чтобы упиваться крошечкой власти, благо пенсию, шептались, получала приличную и в приработке не особенно-то и нуждалась».

Кино[править]

  • Фильмы Рязанова:
    • «Карнавальная ночь» — Серафим Иваныч Огурцов. С фитильком, потому что у него не «крошечка власти» — он таки директор Дома культуры, где происходит действие. Но он и. о., т. е. ему власть досталась на время, вот он и лезет вон из шкуры.
    • «Служебный роман» — Шурочка. Она, будучи бухгалтером по профессии, "числится" в бухгалтерии, где её давненько не видали; вряд ли бухучёт представляет для неё интерес, особенно судя по фразе «наша Мымра СОСЛАЛА меня в бухгалтерию». Гораздо важнее для неё пост председателя месткома, на котором она проявляет неуместную активность и постоянно лезет в дела сослуживцев, причём с явным удовольствием. А ведь на практике этот пост позволял ей участвовать в решении вопросов привлечения к дисциплинарной ответственности и распределении благ: брякнула «аморалка», а человека в очереди на квартиру подвинули или путёвку не дали. Образ выписан без малейшей симпатии: Брагинский и Рязанов натерпелись IRL от таких «общественниц». А актриса Людмила Иванова вдобавок умудряется каким-то образом «на подтексте» намекнуть на то, что её (анти)героиня несчастлива в личной жизни.
    • «Гараж». Муж Аникеевой приходит на собрание кооператива и оказывается у закрытой двери. У вахтёра есть запасные ключи, но он не отдаёт, прекрасно зная, что это муж заместителя директора института. «Ваш вахтёр идиот!» «Да, но он на посту».
      • Впрочем, и сама Аникеева не так далеко от него ушла: на предложение выломать дверь она отвечает отказом, поскольку тогда «бесценные экспонаты» останутся вовсе без охраны! (Но опять-таки с фитильком, потому что постройка старинная, капитальная, и выламывание такой мощной двери может привести к деформации всей стены.)
        • А что она неправильно-то говорит? Да, ее волнует судьба экспонатов, находящихся, надо понимать, в ее НИИ и под ее ответственностью. Где здесь вахтерство-то?
  • Фильмы Гайдая:
    • «Бриллиантовая рука» — Варвара Сергеевна Плющ. Худсовет разглядел тонкую карикатуру на «непримиримых и бдительных представителей советской общественности» и настаивал: «Очень уж пошлую и агрессивную бабу сыграла у вас Мордюкова, смягчите образ!». Но Гайдай всё отстоял, и Плющ предстала на экране такой, какой и была задумана.
    • «Иван Васильевич меняет профессию» — Бунша же! Ему говорят: «Развод — это моё личное дело!». Он в ответ: «Ошибаетесь, милейший, это дело общественное, вы своими разводами резко снижаете нам показатели». Основано на реальной жизни.
  • В фильме «Инспектор ГАИ» (1982) показан… на поверку не самый эталонный пример тропа. Гаишник Зыкин жесточайше пробивает талон всем нарушителям подряд. И так продолжается, пока оный не наехал на директора авторемонтной базы Трунова в исполнении самого Барина, которому соблюдать ПДД как-то не с руки. Немного опешив от наглости гаишника, Трунов начинает свирепую травлю. Упрямый мент решает идти до последнего, парируя нападки директора Великой Справедливостью, ПДД и честью милицейской. Вахтёрство настолько поразило мозг инспектора, что он не отступает даже перед прямым приказом начальника местного отделения. Не помогает и «задушевный» разговор с Труновым. В фильме остается открытый финал, потому для зрителя схватка блата с законом не окончена.
  • Мелодрама «Мужики!..». Проводница подвержена в сравнительно лёгкой форме: ситуация явно нестандартная, но она корчит из себя робота и раз за разом цедит «РАНЬШЕ. НАДО. БЫЛО. ДУМАТЬ». Режиссёр и гримёр — а также актриса Татьяна Махова — как могут педалируют явную несчастливость этой женщины в личной жизни. Когда она всё-таки смилостивилась, протагонист (красавец и силач) её расцеловал — к её изумлению и даже некоторому ужасу.
  • «Холодное лето пятьдесят третьего». Пожилой смотритель пристани чуть не отыграл троп в форме, несовместимой с жизнью: увидев толпу вчерашних зэков с наглыми уголовными рожами, вышедших по скороспелой «бериевской амнистии», воздвигся на их пути всей своей невысокой и немогучей фигурой, вооружился жестяным рупором и начал гудеть в него с интонациями вокзального радиодиктора: «ЗАПРЕЩАЮ ВХОДИТЬ НА ГОСУДАРСТВЕННУЮ ПРИСТАНЬ! ЗАПРЕЩАЮ ВХОДИТЬ…». Повезло: братва решила без крайней нужды не пачкаться «мокрухой». Просто отстранили с пути, понасмехавшись.
    • Не соответствует формальным критериям тропа: смотритель прекрасно понимал, что сила не на его стороне, а риск велик.
  • «Баллада о солдате» — часовой Гаврилкин. Отказывался пустить Алёшу в вагон военного эшелона (не столько из-за строгого приказа касательно «стратегического груза», сколько из вредности), но согласился, выманив большую банку тушёнки. Спустя некоторое время, обнаружив в вагоне ещё и Шуру, попытался выгнать её и протагониста: мол, мало того, что два «зайца» вместо одного, так ещё и «кувыркались» в сене небось! Опять-таки, поугрожав и поломавшись для вида, выклянчил ещё две банки. На счастье главных героев, проходивший мимо лейтенант (тот самый «зверь»-начальник, которым Гаврилкин пугал Алёшу) оказался понимающим человеком и засранцу-часовому влетело по полной программе.
  • «Особо опасен» — начальница Уэсли. Особо радует его монолог в стиле «почему ты отстой» в ответ на её издевательства.
  • «Hot Fuzz» — в сцене в пабе Николас Эйнджел рассказывает, что когда он был маленьким, дядя подарил ему игрушечную полицейскую машинку. И маленький Николас принялся рьяно штрафовать других детей за беготню и ругательства. Был бит.
  • «Papers, Please» (короткометражная официальная экранизация культовой инди-игры) — а ведь если бы Инспектор не отключил этот синдром в конце, проблем на КПП в Восточном Грештине было бы значительно меньше

Телесериалы[править]

  • «Реальные пацаны» — участковый Игорь Сергеевич Ознобихин давит педаль в магму, ведёт себя на этой небольшой должности как некая помесь крутого Уокера, шерифа Дикого Запада и Глеба Жеглова (так ему по крайней мере кажется). Однако здесь он выглядит комично, и ему даже сочувствуешь.
  • «Участок» — субверсия. Участковый Кравцов пытается упечь местного алкаша, который поднял руку на жену, на 15 суток. Все против — и председатель деревни, и сама жена, но он непреклонен, хотя другого автомеханика в деревне нет! Можно это списать на несовместимую с карьерой правильность, но для части зрителей он смотрится как законопослушный дурак.
    • Ввиду сельской специфики, следовало бы не играть в «Fiat iustitia, pereant автовладельцы!», а разобраться народными средствами: собрать мужиков, слегонца надавать по роже и брюху, а предварительно дать понять, что с каждым разом, как посмеет ударить жену, будут «учить» всё суровее.
  • «Улицы разбитых фонарей» — когда по придури высокого начальства Борю Чердынцева назначили на место Соловца, он начал себя вести именно так. Бонус: он вечный дежурный в сериале, т. е. вахтер.

Мультфильмы[править]

  • Один из выпусков о медведе Барни. Ох, напрасно мишку сделали инспектором гражданской обороны…

Мультсериалы[править]

  • South Park — Эрик Картман стал дежурным по коридору и, увидев, что это хоть какая-то власть, он раздул своё и так немалое самомнение до космических масштабов.
    • Заделавшись чтецом объявлений по школьному радио, он и вовсе быстро прокачался до телеведущего с имиджем бесстрашного борца за правду, сместил Венди с поста старосты школы, сам занял вакантное место… и с ужасом выяснил, что эта должность никакой власти не подразумевает, зато во всех бедах будут обвинять именно его.
  • Футурама: худшая судьба в армии — это оказаться подчиненным Кифа Крокера, потому что тогда он возьмет реванш за все издевательства своего самовлюбленного придурковатого шефа.
  • SpongeBob SquarePants — когда Миссис Пафф пожалела Губку Боба и позволила ему носить униформу дежурного до следующего дня, обалдевший от чувства ответственности ученик решил, что порядок нужно поддерживать не только в школе, но и во всём городе. Ну, а поскольку мозгов у губок нет — натворил он немало. В итоге учительница угодила в тюрьму — сама заявила, что отвечает за ученика.
  • Джимми Нейтрон. Джимми в роли дежурного по коридору — это кошмар и ужас для всей школы, даже для собственных друзей. Справедливости ради — взглянув на свои действия со стороны он ужаснулся, раскаялся и отказался от почётной должности.
  • American Dad: каждый, кто начинает читать объявления по школьному радио, вскоре впадает в маниакальную самоуверенность и выкрикивает при включённом микрофоне что-то вроде «Эти тупые ослы сделают всё, что я им прикажу!»
    • Стэн по приговору суда как-то вынужден был поработать контролёром парковочных автоматов и быстро понял, какую власть над людьми это даёт «Вы же не хотите, чтобы ваша шикарная машина оказалась на штрафстоянке, а?» Увы, через две недели халява кончилась — пришлось возвращаться к скучной и бесцветной жизни не имеющего никакой власти агента ЦРУ.
  • Avatar: The Last Airbender: в серии «Змеиный перевал» этим отличилась сварливая билетёрша из бухты Полнолуния. Орёт на всех по любому поводу и настолько яростно чтит правила, что плевать хотела на тяжёлое положение беженцев, для которых эвакуация в Ба Синг Се — единственный шанс спастись от солдат Огня. Не делает исключений даже для беременной женщины, у которой украли документы. Зато при виде VIP-паспорта Тоф начала лебезить перед ней и, после лёгких протестов, всё-таки выдала билеты для девочки из столь богатой и уважаемой семьи. Увы, во второй раз (попытка помочь всё той же беременной и её мужу) даже паспорт Тоф не сработал.
  • Вуншпунш — в одной серий колдуны превратили адского инспектора Маледиктуса Де Магога в инспектора решительно по всему. В итоге Де Магог своим вахтёрством едва не замучал весь Мегалополис.
  • «Закон Мёрфи» — Элиот, доброволец на перекрестке. Будем честны — он искренне влюблен в технику безопасности и придирается лишь к Мёрфи, но с каким пафосом он делает свою работу, породив такие определения своей деятельности как «Царь безопасности» и «Страж перекрестка»! Впрочем, когда ему определили участок у киностудии он немедленно записал в свой участок ещё и киностудию.
  • Простоквашино (2018) — Шарик, решив что его отец был героем-пожарным, начал энергично инспектировать все в округе на предмет возгораний, достав друзей. Узнав правду об отце (тот был сторожем на складе и прославился отравившись просроченной колбасой), погрустил, но потом при поддержке друзей заделался санинспектором, с тем же результатом.

Манга и аниме[править]

  • Youjo Senki — До перерождения протагонист был мелким начальником в какой-то корпорации и болел именно этим. В итоге одна из жертв его вахтёрства столкнула этого начальничка под метро. И надо сказать, перерождение его (уже её) в этом плане никак не исправило. Впрочем степень вахтерства зависит от адаптации, в одних работника увольняют после несколько недельных загулов, в других за мелочь…но при этом протагонист всегда, увольняя работягу ведет себя как мудак.

Видеоигры[править]

  • Космические рейнджеры. В игре есть текстовый квест, в котором главная задача — поступить в гаальский университет. Один из экзаменаторов — ассистент профессора (раса — пеленг) — вахтёр с большой буквы В.
  • Postal 2 — шутки ради. В библиотеке стоит идеальная тишина (по сравнению с остальными локациями), но библиотекарша беспрестанно шикает «Тише, вы же в библиотеке».
  • Life is Strange — Дэвид Мэдсен, начальник охраны Академии Блэквелл, готов превратить школу в концлагерь, постоянно всех в чем-то подозревает и наезжает на слабых, но, получив отпор, тут же сдувается. При этом хороший человек — его бы энергию, да в нужное русло.
  • Dead Rising 2 — кошмарный пример: охранник супермаркета очевидно страдал этим годами и потому, когда начался прорыв зомби, решил что он, как единственный представитель власти, должен поддерживать порядок. Вешая всех подряд за мародерство. Что характерно — хотя этот психопат довольно крут, но, получив отпор от ГГ, попытался спастись бегством, однако карма не дремала.
  • Papers, Please — можете по ходу дела поболеть синдромом вахтёра, не пропуская людей с неправильными документами, как бы они вас ни уговаривали.

Музыка[править]

  • «О большом и малом начальстве»:
«

Чем мельче начальник, тем дело печальней, Тем больше доставит он всяческих мук. Голодный и жадный, он не травоядный, Он мелкий, но хищный, он крыса-пасюк.

»
Тимур Шаов
  • а также одна из версий Гаврилиады:
«

"Без пропуска здесь ни один не пройдет!" Сказали вахтерши-старушки, "У нас очень-очень секретный завод! Ведь делают здесь раскладушки!"

»
— [автор неизвестен]

Эстрадный юмор[править]

Реальная жизнь[править]

Тысячи их! Каждый в своей жизни хоть раз но встречал такой экземпляр, да и чего греха таить, кто-то в его роли мог и сам побывать, особенно по молодости.

  • Многие учителя и преподы по вспомогательным, бесполезным, но обязательным дисциплинам. Вахтёрством они пытаются повысить свою номинальную значимость (зачастую правда не понимая, что — лишь в собственных глазах) и готовы реально нагадить при любой возможности, тем более что объекты их усилий — это дети, которые к тому же в подчинённом положении (если школа/вуз не элитный).
  • Мелкие начальники. В университете самым вредным будет ассистент, который сам полгода назад был студентом, а не заслуженный профессор с грозной репутацией; в армии таковыми становятся сержанты и старшины, а вовсе не ротные или, упаси боже, старшие офицеры); на работе больше всего придирается не глава корпорации, а мелкий начальничек, без году неделя на посту.
  • Помощники/референты/ассистенты/водители/секретари больших начальников, пытающиеся урвать хотя бы часть авторитета босса. Наверное, каждый припомнит: принес какой-то документ на подпись, а секретарь начинает: «Шрифт не тот, бланк устарел, отступ на три миллиметра ниже надо делать…». При том что «самому» на всё это глубоко плевать, если «поймать» его лично — подпишет без вопросов.
  • Отчасти из этого же синдрома растут ноги у такого явления, как армейская дедовщина. Когда офицеры перекладывают на старослужащих солдат и сержантов часть своих обязанностей по принципу: «Вы старшие, обеспечьте, чтобы был порядок и меня не дёргали, а как вы это сделаете, меня не колышет», у части получивших толику власти над сослуживцами немедленно срывает башню.
  • В советское время управдомы, профкомы, советы пионерских и комсомольских организаций пристально следили за моральным обликом, пропесочивая на собраниях тех, кто пьянствовал, развратничал, модничал и слушал «безыдейную» музыку. Причём несмотря на отсутствие законных карательных полномочий они могли реально испортить жизнь человеку, так как написанные ими характеристики шли «в дело», а решения влияли на карьерный рост и чувствительные для жизни вопросы, например, жилищный.
  • Самое интересное, что в начале XXI века настоящие вахтёры синдрому вахтёра обычно не подвержены. Эти милые старушки (хотя есть и относительно молодые), ещё советской закалки, с которыми можно и посоветоваться, и новости узнать. А если заработать у них хорошую репутацию, то никаких нареканий за возвращение в общежитие после его закрытия (даже на несколько часов) не будет.
    • Но во второй половине XX века, по крайней мере в советское время, картина была иной. Выражение «синдром вахтёра» («вахтеризм») произошло не от вышеупомянутых душевных старушек, а от типичного зрелого или пожилого дядьки (вроде коменданта из «Золотого телёнка», см. выше Литература) — как правило, нереализованного социально и профессионально, страдающего комплексом неполноценности и потому пытающегося «от души» оторваться, в меру личных сил и занимаемой невеликой должности. В наши дни иной раз может подвернуться охранник, соответствующий описанию вахтера конца ХХ века, как поведением, так и внутренним миром.
    • В советские времена был ещё один фактор, влияющий на количество вахтёров, страдающих синдромом имени себя: если сейчас вахтёр может соперничать в зарплате с учителем или врачом, и смотрят на такую работу вполне спокойно, то тогда эта должность была крайне непрестижной, платили за неё копейки, соответственно, очень сложно было найти на неё работника. В вахтёры шли пенсионеры, которые чувствовали свои железобетонные тылы: что бы ни творил, тебя не уволят, ибо заменить некем, а если и уволят, зарплата, даже по сравнению с пенсией, мизерная; да и найти другое аналогичное место можно всегда.
  • В автобиографической книге нобелевского лауреата «Вы, конечно, шутите, мистер Фейнман?» описаны шутки над лицами с синдромом вахтёра, бывшие визитной карточкой физика на протяжении всей жизни. Лаборатории ядерного проекта едва строились, забора ещё не было, но уже был КПП, на котором дежурили негодные к фронту морпехи. Автор любил пройти через КПП в одном направлении несколько раз, каждый раз отмечаясь в книге прибытия/убытия и возвращаясь на исходные сквозь недостроенный забор. По документам выходило, что на проекте трудится как минимум три Фейнмана. Вот откуда берутся истории о дублях!
    • Поскольку морпехи книг не писали, мы не знаем, как они реагировали над все эти издевательства. Вполне возможно, что они всё прекрасно понимали, но это была не советская «шарашка» с учёными-зэками, а проект, в котором с диким скрипом удалось ввести хоть какую-то секретность! И тот же Фейнман вполне мог плюнуть на всё и уехать домой или пойти в ближайший суд и настрочить жалобу на ущемление его гражданских прав. Более того, Фейнман ухитрялся писать через цензурируемую почту жене опусы вроде такого: «Посмотрела бы ты, что тут делается! В 100 метрах от проходной в заборе дыра шириной в два фута, сквозь неё можно свободно пройти!». ЭТА информация была не секретной, запретить писать об этом цензор не имел права.
    • А история о том, как Фейнман троллил почтовую цензуру, вполне позволяет зачислить неизвестного цензора Манхеттенского проекта в число страдающих синдромом. «Сообщите вашей жене, чтобы она не упоминала цензуру в письмах! — Как я могу ей сообщить, если вы вымарываете из моих писем любые упоминания цензуры?». Одной из шуток (не осуществлённых) была отправка письма с белым порошком внутри: цензор при вскрытии письма рассыпал бы порошок, но, поскольку по правилам он не мог портить вложения в конверты, ему пришлось бы собрать всё рассыпанное…

Примечания[править]

  1. от немецкого Wächter (однокоренного английскому watch) = стражник. На флоте „вахта“ (от аналогичного голландского слова) — „дежурство“.
  2. Десятские выбирались от десяти сельских домов каждый. Сотский — начальник над десятскими, один от сотни домов.
  3. Только вот в реальной жизни это совсем не смешно. Классический пример — бесплатные услуги в поликлиниках: например, нельзя просто взять и сдать анализ на группу крови, надо получить направление от терапевта, но к терапевту тоже просто так не попасть — нужно получить талон в регистратуре. В особо запущенных случаях талоны выдаются только в определенное время, поэтому за ними нужно специально прийти заранее, еще и очередь отстоять.