Синдром Савицкого

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Склифосовский.pngВкратце
Автор радикально сменил убеждения и ругает те идеалы, что раньше хвалил.

Представьте такую ситуацию, есть некий автор который пишет ура-патриотическое чтиво, что-то восхваляющее его любимую религию, идеологию, личность…В общем нечто восхваляющее, и часто радикальное до карикатурности.

И внезапно автор начинает активно критиковать то что восхвалял, чаще всего из-за недостаточной радикальности, реже смены взглядов на противоположные. Именно это явление можно назвать синдромом Савицкого, т. е резкое отрицательное изменение отношения к тому, что раньше ты восхвалял. Притом автор обычно не перестает быть упоротым ура-патриотом. Просто объект прежнего восхищения начинает недостаточно соответствовать его высоким требованиям.

Чаще всего встречается в известных книжных сериях, реже в музыкальных альбомах, которые приобрели известность именно за счет запредельной (ну или умеренной, но явной) заангажированности к какой-то стороне, идущем красной линией через всю серию.

Основной причиной можно назвать резкое расхождение объекта восхваления и того его образа, что был создан в прошлых работах. Во-первых, страна, ставящая весь мир в какую хочешь позу и ведущая победоносные войны каждый год — это по многим причинам, таким как экономика и геополитика, не так здорово, как может показаться, и в реальной политике мало встречается. Оттого реальная страна начинает казаться серой и убогой, почти оскорбительной пародией на созданный в сознании «Савицкого» образ. Ну и вообще, скорее всего, это потому, что она не последовала всем мудрым рекомендациям великого пейсателя. А значит, это потому, что на самом деле ее захватили предатели и вражеские агенты, наверное!

Синдром бурным цветом расцвел в российской литературе в 2010—2014 годах, после того, как война в Южной Осетии не перешла в священную войну против Б-г-мерзкого Запада, и особенно после «слива» Ливии, когда пошло особенно много всего «пугающе реалистичного» про будущую задницу от Китая или НАТО. В американской начал проклевываться в конце 90-х, когда американцам вдруг стало не с кем играть в войнушки, от чего начались попытки искать врага внутри, появились темы плохого правительства и прочего разного, а также в конце 2000-х, после того, как заряд ура-патриотизма от нового Священного похода против мирового терроризма завяз в проблемах, порожденных войной в Ираке, в том числе внутренних социальных.

Субверсия, если изменение происходит относительно плавно.

Зигзаг, если не до конца понятно, это художественный стиль автора, или изменившиеся убеждения.

Частный случай тропа Уже не торт.

Со стороны тех, кто по-прежнему разделяет старые взгляды Савицкого, будет восприниматься как поворот налево кругом. Со стороны их оппонентов, конечно, наоборот.

Nota bene: Савицкий искренен или, по крайней мере, правдоподобно кажется таковым. Если человек меняет свои взгляды исключительно по причине конъюнктуры, то это троп перестройщики. Впрочем, поскольку в соответствующей статье раздела «Реальная жизнь» нет, все всё равно вписывают махровых перестройщиков сюда.

Где встречается[править]

Литература[править]

  • Николай Брешко-Брешковский. Во время Первой Мировой войны писал патриотические книги про то, как русские чудо-богатыри во славу Бога, Царя и Отечества сражаются со злобными немцами. Затем, после Февральской революции, стал сочинять разоблачительные книги про царя и царскую семью. Ну а уже потом в эмиграции в Германии дописался до немецких чудо-богатырей, противостоящих злобным большевикам.
  • Тропнеймер Георгий Савицкий. От ура-патриотизма, крейсера «Варяг» и Александра Невского, кто к нам с чем зачем, тот от того и этого — до москвичей, радующихся параду американских войск на Красной площади потому, что первый «Макдональдс» открыли еще в 1989.
    • Притом, что характерно, автор, как следует из определения тропа, не перестает быть упоротым ура-патриотом. С последних книг становится ясно, что Георгий Полеводов (это его настоящая фамилия) окончательно поехал кукухой и оттого ударился в «попаданчество». Чтоб вы прониклись — вот его свежий роман под названием «Русская Луна» с такой фабулой. «Роковой зимой 1966 года на операционном столе осталось лежать лишь его тело, а разум в форме сгустка тончайших энергий отправился странствовать по просторам космоса. Но в какой-то момент времени его внимание снова обратилось на Землю, и то, что он увидел — ужаснуло! Его родной страны уже не было, а Россия с трудом восстанавливала крохи от огромных интеллектуальных богатств, оставшихся после великого Советского Союза. Россия все ещё оставалась космической державой, но уже скатывалась к роли „космического извозчика“ для наглых американцев. Сергею Королеву придется вмешаться, чтобы в очередной „космической битве“, теперь уже за колонизацию Луны, его страна вновь повела за собой к звёздам все Человечество».
    • Сейчас стало все только хуже, клиента сейчас конкретно штырит на тему Второй мировой, (интересно какую дурь он себе варит? всё-таки биолог по образованию)
  • Василий Головачев — перешёл от «хорошего православия» в «православие не нужно». Достаточно сравнить некоторые его работы с циклом Запрещённая реальность, где, таки да, одним из злодеев является представитель РПЦ. Да и ещё есть Злой Яхве, создавший человечество.
  • Максим Калашников (в миру Владимир Кучеренко) — почти еще один кодификатор тропа (впрочем, для Савицкого он объект восхищения и подражания). Сначала горевал по утраченному советскому величию и восхвалял его, потом придумал миф о том, что американцы все закидают супер-«Томагавками», а потом и вовсе перешел на статейки про показательные разгромы американцами путинских макак. Что самое смешное — именно когда это утраченное величие начало хоть немного, хоть сикось-накось, но восстанавливаться.
    • Впрочем, никакого противоречия здесь нет, так как основной мыслью, красной нитью проходившей через его главные книги, было то, что Горбачев и ВСЕ правившие президенты постсоветской России прямо или косвенно контролировались американцами. Когда власть начала в открытую продвигать антиамериканские настроения, то она, сама того не желая, похоронила былую популярность Калашникова. Кстати, продвигать антиамериканские настроения — не означает реально наращивать военную мощь.
  • Можно упомянуть и его примерного американского аналога Дейла Брауна. Впрочем, США и их население он не хаял никогда, в отличие от — а только отдельных президентов, пошедших на Предательство Своего Долга Лидера Свободного Мира (то есть переставших лезть с банхаммером американской военной мощи в любой срач на планете)
  • Автор плохих агитационных стихов Демьян Бедный почти всю карьеру боролся с «великорусским шовинизмом» за новую пролетарскую культуру и щедро поливал грязью в том числе и русский фольклор. В 1936 он поставил комическую оперу «Богатыри»… Но партия решила повернуться «к лучшим образцам прошлого», и незадачливого Демьяна стали поливать грязью во всех газетах и отобрали партбилет. Демьян тут же перековался в великодержавно-сознательного поэта, начал восхвалять героическое прошлое. Но привилегий Бедняге так и не вернули.
  • Зигзаг с Юрием Никитиным, который так многократно в своих произведениях метался между ура-патриотизмом, подражанием США, и «третьим путем», одновременной приязнью и неприязнью в разных произведениях к язычеству, христианству и исламу, что есть подозрение, будто это не его взгляды менялись, а художественный стиль.
    • Отдельно давит педаль в пол роман «Начало всех Начал». В предисловии автор восхваляет христианство, слегка путая, однако, Книгу Бытия с Евангелием от Иоанна, а в самой книге пересказывает легенды иудаизма.
    • Вполне вероятно, что этот необычайно плодовитый автор не столько метался сам, сколько менял одних «негров» на других, и у новых «негров» просто оказывались другие убеждения.
  • Братья Стругацкие, особенно Борис. Начинали как наивные коммунисты-энтузиасты, воспевающие светлое будущее. Чем дальше, тем больше разочаровывались в советском строе, который оказался не похож на вымышленную ими утопию. К 1990-м «вдова писателя» (Борис) окончательно превратилась в либерала-западника (Аркадий не успел, ибо умер в 1991 — впрочем, по их собственным воспоминаниям именно Борис тащил в книги «социалку», Аркадий мог оказаться и аверсией).
  • Джанни Родари, автор «Чипполино» и итальянский коммунист, до того, как стать коммунистом, по молодости побывал в… фашистской партии. В то время ещё казалось, что она просто патриотическая… Быстро разочаровался и не любил об этом вспоминать, но что есть, то есть.
  • Влад Савин, «Морской Волк» — курс подводной лодки «Воронеж» менялся дважды — от ура-патриотизма к «всё пропало» (с 2011), и снова к ура-патриотизму (с 2014)
  • Александр Зиновьев — убежденный диссидент, за весьма критическую в отношении социализма книгу «Зияющие высоты» высланный из СССР, понял, что и на Западе проблем хватает, а после краха СССР сказал знаменитую покаянную фразу «Мы стреляли в коммунизм, а попали в Россию». В итоге последней его книгой стал «Глобальный человейник» — сатирическая фантастика об обществе «западоидов» будущего как сверхрациональных людей, которые при всей своей технической мощи внутренне пусты и даже не пытаются решить проблемы голода, неравенства и т. д.
  • Евгений Лукин, «С нами бот» — внутримировой пример. Протагонист предпочитает знакомиться с модными произведениями искусства уже после того, как они вышли из моды. Обожает допрашивать знакомых на тему «Ты мне горячо рекомендовал книгу X писателя Y. Ну, я прочёл. И из-за чего столько шуму?» В ответ в 100 % случаев рыбьи глаза: «Я? Рекомендовал? Горячо?»
  • Леонид Каганов — после развода и провала бумажных книг сделался оппозиционером и западником. Достаточно сравнить явное высмеивание демократизаторов в «Чёрной крови Трансильвании» и восторженный бред о немецких балконах из «Лены Сквоттер».
    • А кто-то считает, что протагонистка там выражает именно мнение автора обо всем на свете? Автору правки показалось, что над Сквоттер и ее взглядами Каганов искренне стебется.
  • Михаил Николаев — Савицкий на минималках как про него отозвались в комментариях на сайте loveread.
  • Если сравнить «Период распада» с книгами 2019—2020 гг., в определенной мере под троп подходит Александр Афанасьев. Особенно ярко это видно в книгах первого цикла «Помни имя свое» и «Падение Вавилона».
  • В какой-то мере и Сергей Лукьяненко. В его ранних книгах, с начала 90-х, немало подражаний малоизвестному тогда у нас киберпанку с воспеванием субкультуры хакеров и прочим «information must be free». Сами книги тоже свободно распространялись в сети с примечанием автора об отсутствии претензий к распространителям при сохранении этой приписки и имени автора (эти файлы до сих пор могут встретиться в какой-нибудь подборке). Став ко второй половине нулевых маститым и раскрученным, автор быстро заделался ярым борцом с «пиратством».
  • Первое опубликованное произведение Светланы Алексиевич называлось «Меч и пламя революции» и восхваляло Дзержинского, потом она пробивалась по колхозной части, дальше перекинулась на военную тематику, а прославилась она в итоге как автор перестроечной публицистики про ужасы жизни в СССР. Уже после получения Нобеля успела побыть «русским писателем» и позащищать украинских националистов, расхваливать Лукашенко в интверью, а во время выборов 2020 всплыть в Координационном Совете оппозиции.
  • Попавшая даже на Лурк журналистка Ольга Корженёва, успевшая за двадцать с небольшим лет побыть анархисткой, коммунисткой, язычницей, националисткой, антифашисткой и даже принять ислам.

Музыка[править]

  • Известный музыкант Игорь Тальков, начинавший со стихов про коммунизм, но в какой-то момент резко перешедший к восхвалению белогвардейцев и неприязни к Союзу.
  • Константин Кинчев начинал как неформальный бунтарь, ведущий и воспевающий разбитной образ жизни и вечно конфликтующий с властями. В 2000-е стал православным патриотом-славянофилом. На самом деле, с длинющим фитильком, потому что при всей религиозности фанатиком не стал (если сравнивать с Мамоновым или Охлобыстиным, например). А власть и общество что тогда, что сейчас не любил и понемногу критикует в песнях до сих пор, только теперь ещё и с позиции верующего.
  • Андрей Макаревич в 2000-е сидел по правую руку от президента, а в 2010-е стал критиком власти. Субверсия: тут можно спорить, кто из них больше изменился. Иронично теперь звучит его песня «Меня очень не любят эстеты» со словами «За то, что я не воюю с режимом» и «Уж если я и мечтал о свободе, то в том числе и от их болтовни».
  • Аверсия в случае Егора Летова. Всю жизнь оставался левым романтиком 20-х годов, в духе обожаемых им Андрея Платонова или футуристов. Поэтому в 1980-е обличал тоталитаризм и брежневский застой, а в середину 90-х ездил с турами в поддержку Зюганова и приветствовал Лукашенко. В конце концов, буржуазная республика так же неприятна настоящему левому, как и казарменный коммунизм.
  • С фитильком — Дейв Мастейн (Megadeth). Разбитной металлист ударился в религию, раскаялся в грехах юности, отказывается выступать на одной сцене с настоящими сатанистами. Но при этом как был, так и остался остроумным троллем (смеющимся даже над собой) и играет всё такую же музыку.
  • Ария — начинала ещё при Союзе с антивоенных песен, а закончила откровенным милитаризмом про викингов, самураев и всё такое прочее. На самом деле, не троп, потому что ранние арийские тексты — это шрамы от цензуры, не позволявшие писать «настоящие» металлические тексты. А воспевание древнерусских воинов у них началось ещё в 1987-м. Впрочем, в СССР ничего не имели против воспевания войн Древней Руси.
    • Антивоенные — это ведь до распада на «Арию» и «Мастер». После распада «Мастер» радостно забрал себе и перепел эти самые антивоенные песни, а «Ария» отправилась ковать металл. И не стоит забывать, что у текстов есть авторы. Ранние «комсомольские» тексты «Арии» писал Александр Елин, а с 1987 года группа почти полностью перешла на стихи Маргариты Пушкиной. Елин возвращался лишь изредка — и, что характерно, зачастую с антивоенными текстами («Химера», «Тебе дадут знак»).
  • «Легион» — в ту же степь. До альбома «Пророчество» баловались милитаристскими текстами, затем появился ряд красивых песен на антивоенную тематику.

Реальная жизнь[править]

  • Троп перестройщики целиком. У тех, кто продержался в российской политике лет 30 и оставался при власти, можно наблюдать чудесное преображение из коммунистов в демократы, а из демократов в консерваторы. Насколько искренне — судить трудно.
    • Лицо перестройки в лице Горбачёва тоже вполне неплохо колебалось вместе с линией партии. Показательная цитата начала 1953 года: «Изучение работ И. В. Сталина и XIX съезда обязывает поднять уровень научно-исследовательской работы, но наши профессора и преподаватели, очевидно, не изучили глубоко эти материалы».
  • Ещё Синявский отметил любопытную закономерность: у наиболее ретивых диссидентов были очень похожие биографии. Почти все они в школе/институте всерьёз воспринимали партийные лозунги и рвались в комсомол. Но в один неудачный день их ретивость пересекалась с линией партии, и активист получал по шапке. Оказавшись перед дилеммой — это я дурак или это партия неправильная — человек обычно выбирал второй вариант. И начинал обличать партию теми же выражениями, которыми до этого обличал акул капитализма.
  • Юлиан Философ\Отступник, последний языческий император Рима, в подростковом возрасте, по некоторым источникам, был очень даже фанатичным христианином и аскетом, изнурявшим себя постами. Сам он, правда, о себе ничего такого в сохранившихся произведениях не пишет, а наоборот, говорит, что с детства восхищался Солнцем и отождествлял его с Богом.
  • Александр Солженицын в молодости был ярым комсомольским активистом и коммунистом. Изменила его взгляд на систему только отсидка. Правда, сел он не просто так, а потому, что недостаточно восторженно отозвался о Сталине. Но не за репрессии (о них он узнал позже на своей шкуре), а за то, что рохля Сталин жалеет капиталистов и не приказывает Красной армии завоевать ещё и Западную Европу.
    • В 1990-е разочаровался и в «демократах», критиковал политику Ельцина и отказывался принимать от него награды. С его точки зрения — остался верен убеждениям, но многие тогда посчитали это чуть ли не предательством идеалов демократии. Более-менее примирился с властью только при Путине.
    • В свою очередь более близкое знакомство с его реальных взглядами в 1990-е превратило в «Савицких» многих его прежних поклонников, а равно и противников: они-то воображали его как либерала-западника, а оказалось — националист и консерватор.[1] Кого-то это заставило к нему прислушиваться, а кого-то — совершить поворот кругом в противоположный лагерь.
  • Джордж Оруэлл в молодости был социалистом и даже поехал в Испанию воевать за левых. Он не только стал умеренее, а заодно стал британским патриотом.
  • Мало кто помнит о том, что в начале 1990-х Александр Невзоров был православным напоказ и вещал об угнетении русскоязычного населения на постсоветском пространстве.
    • Немного раньше Невзоров, горячо поддерживавший Ельцина, сразу после «воцарения» того совершил разворот на 180 за один день и с той же пеной начал хаять Борис Николаича, с которой до этого восхвалял. После этих двух твистов у автора правки сложилось стойкое ощущение, что для Невзорова основной смысл жизнедеятельности — быть в оппозиции к мейнстриму, а все эти убеждения, веры и философии — чушь. Главное, что всеми журналистскими приёмами от высокого дискуссионного искусства до прямой подмены понятий и вербального кодирования он владеет в совершенстве, как хороший слесарь разводным ключом, а на какой трубе гайку крутить — неважно. Похоже, это первый профессиональный «ловец хайпа», предвосхитивший массовое появление своих юных коллег аж за два десятилетия.
  • Диакон Андрей Кураев окончил кафедру… научного атеизма. Со временем стал одним из самых известных и продуктивных деятелей православной церкви. Фитилёк едва тлеет, потому что кафедра научного атеизма была одним из немногих легальных в Советском Союзе способов дорваться до религиозной и религиоведческой научной, а не пропагандистской литературы. Работать «по специальности» юный Андрюша даже не мечтал, а попытки направить его на таковую в ходе студенческой практики и шефства, по собственному признанию, выполнял так, что лучше бы саботировал.
    • Не говоря уж о том, что сам Кураев, как ни оценивай его деятельность, определённо не является узколобым фанатиком, а в последние годы вообще находиться чуть ли не в оппозиции к церковному руководству.
  • Чуть больше подходит под троп зеркальное отражение Кураева — Евграф Каленьевич Дулуман, антирелигиозный активист, философ и… доктор богословия. Учился в семинарии, затем в Московской Духовной Академии, где и защитил диссертацию. Однако разочаровался в церкви и религии, публично (с заявлением через СМИ, что в советские времена случалось достаточно часто) порвал с прошлым и со временем стал одним из наиболее последовательных, основательных, и в то же время — непримиримых критиков религии. Впрочем, это тоже пример с оговорками, потому что переметнуться в противоположный лагерь Дулумана заставила не конъюнктура или конфликт с церковью, а долгое и планомерное изучение как религии и богословия, так и антирелигиозной критики и философии.
    • Во времена хрущевской антирелигиозной кампании таких священников и теологов, напоказ порвавших с религией, было очень много, другой известный пример — профессор Ленинградской духовной академии А. А. Осипов, автор «Катехизиса без прикрас». Многие из них, скорее всего, просто изначально искали в церкви личной выгоды, а потом поняли, что партия может дать больше: точно так же в Перестройку и девяностые начался обратный процесс, когда вчерашние марксисты-ленинисты перековывались в поборников православной духовности. Но вот конкретно Дулуман, кажется, был вполне искренним: вплоть до своей смерти в 2013 году он оставался горячим сторонником коммунизма, атеистом и антиклерикалом, в частности, в девяностых-начале нулевых был одним из самых активных участников и авторов на «Атеистическом сайте», одной из первых цитаделей атеизма в рунете.
  • Элла Памфилова на рубеже веков была одним из главных лиц либеральной партии «Яблоко», ныне же глава Росизбиркома, преданная правящей партии.
  • Елена Мизулина до 2005 года была убежденным либералом, избираясь от «Яблока» и «Союза правых сил», ныне же известна как крайний консерватор.
    • Её коллега Виталий Милонов аналогично. Причём начинал свою политическую карьеру в партии лесбиянки Марины Салье.
  • Художник-экспрессионист Эмиль Нольде был убежденным националистом и в 1934 г. вступил в НСДАП. Тем не менее, его искусство признали «дегенеративным», несмотря на попытки реабилитации за счет антисемитских произведений — в итоге резко сменил взгляды и художественный стиль, так что после войны стал прославленным художником-акварелистом и умер в почете.
  • Практически любой достаточно общительный и наблюдательный человек, который прожил достаточно долго и застал несколько смен морали, может назвать знакомых, которые были упёртыми сторонниками X в одну эпоху, а со сменой контекста или просто по инерции с той же силой топят за не X, а то и вовсе за Y.
  • В 1990-е гг. в Латинской Америке очень многие видные деятели левоцентристского толка внезапно перековались в правоверных неолибералов. Причем часто это происходило сразу после выборов, чем невообразимо удивляло население:
    • Бразилия — Фернанду Энрике Кардозу. Педаль в пол — автор более 20 книг по теории зависимого развития
    • Перу — Альберто Фухимори
    • Аргентина — Карлос Менем
  • В середине десятых раскопали очень неудобные протоколы принятия в КПСС оголтелой националистки Ирины Фарион.
  • Общее правило украинских президентов — все они начинают центристами и заканчивают националистами.
    • Впрочем, к Януковичу это правило не относится.
  • Пожалуй, самый радикальный пример в истории — Бенито Муссолини, который в молодости состоял в итальянской компартии, но с началом Первой мировой неслабо заболел имперским патриотизмом и даже начал толкать риторику а-ля «классовая борьба подождёт, интересы родного государства важнее». Естественно, его за такую безидейность немножко погнали из компартии пинками, естественно, он на такое обиделся. Ситуация не то чтобы уникальная, но далеко не каждый в ситуации Муссолини стал бы первым ультраправым диктатором, который долго держался у власти и даже вдохновил минимум двоих других диктаторов.
    • По воспоминаниям лично его знавших, Дуче был человеком крайне увлекающимся и внушаемым, отчего менял свои взгляды, вплоть до строго противоположных прежним, после прочтения очередного опуса очередного мыслителя. От Платона или Маркса до не к ночи будь помянутого Гобино. Впрочем, труды последнего, по всей видимости, Муссолини не попались или были достаточно быстро забыты. К счастью.
  • Барри Моррис Голдуотер — яростный, отъявленный консерватор и антикоммунист, шедший на президентские выборы-1968 с лозунгом «Экстремизм в защиту свободы не есть зло!», будучи готов применять ядерное оружие против коммунистических стран и свернуть принятые еще Рузвельтом социальные программы. В 1980-е стал бороться за права ЛГБТ и право женщин на аборт.
  • ЛДПР — Либерально-демократическая партия России.

Примечания[править]

  1. Что, впрочем, его коллегам по эмиграции стало очевидно ещё в начале 80-х. Сим Симыч Карнавалов из «Москвы 2042» весьма и весьма узнаваем.