Синдром Настеньки

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Emblem-important.pngНе надо здесь реальной жизни!
Особенность темы этой статьи в том, что её нельзя применить к реальной жизни. В реальной жизни нет, к примеру, объективного добра и зла, а вторжение в личную жизнь реальных людей выходит за рамки приличия. Пожалуйста, помещайте только вымышленные примеры.
Eat crayons.pngНа вкус и цвет все фломастеры разные
Эта статья описывает явление так называемой вкусовщины. То есть, наличие или отсутствие этого явления в значительной степени зависит от мнения аудитории. Пожалуйста, помещайте примеры этого явления в статьи о собственно данном явлении.
« …почему все сказки заканчиваются на том, что дочь графа выходит замуж? Вам это никогда не казалось несколько пугающим? Я хочу сказать, вам доводилось когда-нибудь читать народную сказку, где матери принцесс делают что-нибудь иное, кроме как умирают молодыми? Я так и не смогла понять, это предупреждение или инструкция. »
— Л. М. Буджолд, «Гражданская кампания»

Автор написал хорошего проработанного персонажа, чаще всего — женского. Он очень старался. Он даже счастливо избежал синдрома Тринити — у персонажа годная сюжетная арка, и, возможно, даже роль протагониста(ки).

Но вот беда: под конец персонаж никак не авторизует свой результат. Награда достаётся другим, или на ней не акцентируется внимание, как будто так и надо было. Возможно, и сама героиня кому-то достаётся в качестве награды. И порой даже дополнительно озвучивается, что «лучший мой подарочек — это ты». То есть героиню превращают из активного субъекта в объект, приложение к другим персонажам. Характерно, что с мужскими персонажами объективации не происходит: если герой женится на принцессе, объект — принцесса, а не герой. А если и происходит, то в самой крайней форме: героя убивают, а не выдают в качестве приза.

Причина? Убеждённость авторов былых времён в том, что если мужские усилия не вознаграждаются — это чудовищная несправедливость, а если не вознаграждаются женские, то это… ну, просто семейная жизнь, где никто не платит зарплату за стирку белья и рождение детей (которое в старые времена могли закончиться не менее фатально, чем битвы и прочие подвиги).

Эту убеждённость часто наследуют и авторы нынешних времён (которые читают авторов былых времён и вдохновляются ими). Поэтому, хотя троп не является гендерно специфическим, на 9/10 под него подпадают именно женские персонажи, а у мужских прикручен фитилёк. Более того, если под троп подпадает мужской персонаж, то это зачастую сознательное решение автора, решившего показать всю трагичную жестокость мира, а вот с женским получается как бы само собой, даже когда хотят сделать хэппи-энд, и автору даже в голову не приходит, что что-то не так. Просто по инерции.

Итак, три главных признака «Синдрома Настеньки»:

  • Персонаж обладает силой.
  • Персонаж не использует её для себя, зато для других — вплоть до самопожертвования.
  • Персонаж в конце не получает никакой награды, а если и получает — то какую-то стрёмную (вроде замужества с откровенным козлом).

Ярчайший пример — Настенька из фильма «Морозко», ставшая тропнеймером: девушка, которая, обладая большой силой и достоинствами, не имеет никаких собственных интересов и заботится исключительно о других, даже если эти другие крайне скверно с ней обращаются. При этом за хороший конец и лучшую награду для Настеньки прокатит свадьба с парнем, который ещё недавно за своё хамство и жестокость отбывал срок в качестве медведя.

Иногда этим синдромом страдают Мессианские архетипы. Разница в том, что Мессианскому архетипу в принципе не зазорно искать и получать награду.

Инверсия — синдром Дэнверс, когда героиня, наоборот, получает все земные блага и авторское обожание впридачу не потому, что это логично вытекает из сюжета, а исключительно по признаку принадлежности к женскому полу.

Примеры[править]

Из обсуждения в одних комментариях по теме:

« Ну, по мне, так эта Настасья весьма хитрая и продуманная особа. Одна сцена спасения Марфушки из пруда чего стоит. За раз так себя подать, - и красавица она оказывается, и отважная, и спортсменка(плавает отлично), и сердце доброе(сестра ей одни гадости, а та её спасать). Прям нарочно не придумаешь.

А так уболтать высшего духа, которому тебя фактически в жертву принесли, чтоб не только не убил, а ещё и подарками задарил? Это надо знать, что сказать, и как сказать. Она явно знала. К работе любой сподручна, учитывая, что жили то натуральным хозяйством, это немаловажно. И всего, чего хотела, тихой сапой в итоге добилась. Не, я бы рядом с такой Настенькой ухо востро держала.

»
— Я сама мачеха Настеньки. Просто поверьте, — у нас не всё так однозначно…

Фольклор[править]

  • Итальянская сказка «Красавица Фанта-Гиро». Крутая принцесса Фанта-Гиро возглавила армию, спасла страну и… вышла замуж. Нет, она не стала правящей королевой — она просто вышла замуж. Правящей королевой она стала в фильме по мотивам.
    • Плюс она осталась наследницей отцовского королевства, которое после его смерти присоединилось к королевству её мужа. Который, между прочим, изначально собирался его завоевать. Однако ловко он устроился.

Театр[править]

  • Дж. Пуччини, «Турандот» — разумеется, Лю. Сама влюблена в Калафа, но ради того, чтобы он получил руку жестокой принцессы Турандот, идёт на пытки, жертвует собой и погибает. Небольшим фитильком могут послужить разве что почтительные похороны от жителей Пекина, впечатлившихся её подвигом. Но Лю к этому моменту уже всё равно. Этот финал возмущает даже некоторых оперных режиссёров, которые в своих постановках этой оперы пытаются хоть как-то подчеркнуть подвиг и жертвенность Лю.

Литература[править]

  • В. Скотт, «Айвенго» — Ревекка, совершившая куда больше поступков, чем пассивная, как комнатное растение, леди Ровена, и как минимум спасшая жизнь Айвенго. Финал её линии хоть и безукоризненно логичен с точки зрения сословной и религиозной морали, но всё же возмутил своей глубинной несправедливостью даже Уильяма Теккерея, сподвигнув его на один из самых знаменитых в истории литературы фанфиков «Ревекка и Ровена».
  • «Русалочка» Андерсена. Эта бедняжка даже и замужества не получает — принц женится на другой, а несчастная героиня погибает. То есть, простите, возносится на иной план бытия, что читателя-атеиста как-то не утешает.
    • Тем не менее, сама Русалочка как раз ставила перед собой две цели (хочу бессмертную душу и принца) и добилась одной из них, хотя и не так, как ожидала. С другой стороны, вопрос души для неё на заднем плане — сравним хотя бы с более близкой к фольклорной основе «Ундиной» Фуке (и её поэтическим переложением Жуковским), где брак с человеком первоначально рассматривается как голый расчёт ради обретения души.
    • Ещё сильнее, чем Андерсен, выжала эту педаль Леся Украинка в «Лесной песне»: трудно отделаться от вывода, что бессмертная душа, нежданно обретённая Мавкой в горниле любви и предательства — невероятно отстойный дар
  • Его же Элиза из «Диких лебедей». Ей предстоит жить долго и счастливо… с человеком, который позволил возвести её на костёр, даже не разобравшись — а может, она всё-таки не виновата? Здесь вполне аутентичная ментальность народных сказок, не заморачивающихся подобными вопросами.
    • Вот только сказка-то авторская. Андерсен упомянутую ментальность довольно точно стилизовал.
  • Гарриет Бичер-Стоу, «Хижина дяди Тома» — сам дядя Том. Как раз тот случай, когда автор хочет показать несправедливость мира по отношению к славному негру, который всем помогал и всех спасал, и умер, забитый насмерть жестоким хозяином, не выдав двух беглянок.
    • Канон житийного жанра. Искренний христианин Том не ожидает иной награды, кроме как на небесах — ещё и сам в итоге утешает этим в последние минуты жизни опоздавшего его выкупить Джорджа Шелби.
    • А в ХХ веке слово «дядя Том» стало для афроамериканцев ругательством, примерно как терпилой назвать. Али так (и не только так) Фрейзера провоцировал на третий бой, если что.
  • Дарья из поэмы Некрасова «Мороз, Красный Нос» — крипотно-реалистическая деконструкция сказки. Женщина, которая могла коня на скаку остановить и в горящую избу войти, замёрзла насмерть, утомившись от рубки дров. Автор вовсе не считает это хэппи-эндом, но прозрачно намекает, что в крепостной России другой вариант для крепостной крестьянки невозможен.
    • Ну почему же? Её с детьми могла забрать к себе родня мужа. Другое дело, что, судя по всему, такой родни не было.
    • Строго говоря, все ещё интереснее и печальнее. Первоначально поэма была на несколько строф длиннее. Дарья просыпалась от грёз и возвращалась домой. Однако Некрасов в письме к сестре признался, что это выглядит неубедительно. Остался открытый финал — белка уронила на Дарью снег, и, может быть, женщина от этого проснётся.
  • Властелин колец — Эовин. Храбро сражалась наравне с лучшими воинами, завалила аж целого Короля-Чародея… всё, теперь можно бросить воевать и переквалифицироваться в медсёстры до конца войны. И замуж, куда же без этого.
    • А вот тут как посмотреть. В финале Эовин не может порадоваться победе из-за ранения и ПТСР (с примерами которого и Толкин был знаком), а в конце обретает именно что вознаграждение в виде не только счастливого брака, но и осознания цели в жизни: целительница и дипломат — весьма неслабо и в Средиземье! Если учесть, что воинская карьера не была в приоритете Эовин изначально, только возможность действовать наравне с мужчинами. Так что вполне сильный женский персонаж, автор правки иначе и не считал.
      • Тут скорее Фродо болеет этим синдромом, так как после смертельно опасного похода и участия в спасении Средиземья так и не смог приспособиться к нормальной жизни.
  • Дилогия Л. Воронковой «Старшая сестра»/«Личное счастье». Мать героини — терминальный случай: давно страдала сердечным заболеванием, но не ходила к врачу, чтобы… не расстроить мужа. После ее смерти 12-летняя старшая дочь берет на себя заботу о семье. Из-за постоянной бытовой нагрузки ничего не успевает, из-за попыток угодить и пионерской организации, и религиозной бабушке чуть не вылетает из пионерской организации (в 1950-е годы это капец как серьезно). Хэппи-энд заключается в том, что… ну, Зина научилась все успевать и на нее запал мальчик, который это оценил. Кстати, под личным счастьем для себя она подразумевает счастье близких.
  • Сага о Форкосиганах — с одной стороны, Л. М. Буджолд лютый враг этого тропа (см. эпиграф). А с другой стороны, её сильная героиня Корделия активно действует в тех книгах, где сражается за своё семейное счастье. Как только она достигает своей цели — спасти ребёнка и обрести мужа в лице офигенного Форкосигана, — она исчезает из сюжета в качестве активного персонажа. В книгах постоянно педалируется тема того, насколько в реальности влиятельна Корделия, но это скорее заявленная способность — в кадре она ничего особенного не делает. И когда после долгого перерыва автор снова посвящает ей сольный роман… он опять-таки заканчивается замужеством. Ну ладно, по крайней мере, мужчины у Буджолд действительно офигенные.
  • В. Камша, «Хроники Арции» — принцесса Илана, хоть и с фитильком (бед она тоже натворила немало, но не по собственной воле). Освободившись от чар рубинов Циалы и снова обретя свою волю, заколола Михая Годоя, сделав возможной победу над ройгианцами. Что в итоге? Снисходительное «мы на тебя не сердимся» от возлюбленного (причём «мы» — это он и её счастливая соперница Герика), отречение от прав на престол Таяны, единственной законной наследницей которого она была, неравный брак с нелюбимым… которого она внезапно быстренько полюбила и стала счастлива. Ну-ну.
    • Илана подверглась не контролю разума, а разлагающему влиянию, так что воля была вполне ее собственная. Разве что с оговорками. Соответственно, имело место эдакое мягкое наказание злодейки. Но при это достаточно неприятное, бесспорно, в свое время автор правки решил, что ее пример учит идти по темному пути до конца, если уж встал на него.
      • Ой ли? Рубины Циалы давали натуральные магические дебаффы к морали по типу Кольца Всевластия, промывка мозгов в натуральном виде, пусть и замедленного действия. К тому же она действительно яркий персонаж, которого незаслуженно оттеснили.
  • Тэд Уильямс, «Орден Манускрипта» — принцесса Мириамель. Доблестно приключалась вместе с главным героем, а в конце, совершенно классически, послужила этому самому герою наградой за подвиги.
  • Семейная сага А. Марининой «Благие намерения» — Люба Романова, терминальный случай. Сильная, умная и способная женщина, финансовый директор крупной корпорации, всю жизнь положила на домашний уют и спокойствие любимого мужа и детей. Каждый день вставала в шесть утра, чтобы всех накормить и обстирать (хотя могла позволить себе нанять домработницу), терпеливо сносила все закидоны домашних и служила им жилеткой, скрывала от них свои болезни и всегда «держала лицо». При этом муж изменял ей направо и налево, а потом вообще обзавёлся второй семьёй, а из детей один ввязался в криминал и плохо кончил. Люба обо всём знала и всё терпела. И умерла в шестьдесят лет от рака, вероятно, вызванного психосоматическими причинами и многолетним стрессом. Тут намеренно, так как автор регулярно подсвечивает ошибочность Любиного modus operandi.
  • «Зулейха открывает глаза» Гузель Яхиной. Задумывалось явно как повествование об освобождении женщины условного Востока. Но если присмотреться — то героиня, проходя через многочисленные муки и лишения и вроде бы твердея характером, просто меняет одного мужчину, плохого, на другого — хорошего. Относительно хорошего, конечно, — по сравнению с тем, каким моральным уродом был первый муж. И в конечном итоге расходится с ним, чтобы… жить ради сына. Короче, ради кого угодно, кроме себя. Педаль уходит в вечную мерзлоту, когда героиня примиряется внутренне с духом свекрови, которая мучила ее и травила всю юность. И это называется освобождением и открытием глаз?
  • О. Громыко, «Год Крысы» — Рыска практически не использует свой магический дар на пользу себе, в финале теряет его, в качестве награды ей достаётся свадьба с козлистым парнем, не так давно отбывавшим срок в теле крысы. Громыко, часом, не вдохновлялась фильмом «Морозко»?
    • Да полно вам. Козлистый парень, на минуточку — аристократ чрезвычайного посола из семьи, многими поколениями трущейся при дворе. Войти в такую, да ещё по любви, дорогого стоит. А учитывая, что Саврия явно чуточку, но поматриархальнее Ринтара (что видно и на весчанской гулянке, и в тсарском дворце) — ещё неизвестно, кто в итоге окажется в доме хозяином. По тем временам — это ли не награда?
  • Э. Булвер-Литтон, «Последние дни Помпей»: Нидия, проявив редкую для слепой невольницы смелость и находчивость, спасает жизнь Главку и в финале, выбравшись с ним и Ионой из рушащегося города… топится в море. Чтобы любимый был счастлив с другой.
    • Справедливости ради, Нидия чувствовала свою вину за то, что невольно поучаствовала в отравлении Главка (хотя он все равно получил бы яд под видом приворотного зелья, если не из ее рук, то от Юлии). Тем не менее, Нидия боится, что снова причинит зло своему благодетелю, поддавшись любви или ревности, — а жить без него уже не хочет и не может.
  • Женские персонажи Романа Злотникова. Все они. Это могут быть великолепные яркие героини, сильные и умные, с собственными сюжетными арками и читаемой между строк харизмой… до определённого момента. Стоит такой героине выйти замуж, она немедленно превращается в безгласный и, зачастую, беспомощный придаток мужа, растит его детей и невероятно этому счастлива. Причём это сознательная авторская позиция, озвученная одной из эпизодических героинь ещё в «Вечном» — дескать, всякими глупостями можно страдать, только пока не встретишь Настоящего Мужчину, а потом киндер-кирхе-кюхе.
  • Леритье де Виллодон, «Смышленая принцесса, или приключения Вострушки». Вострушка — младшая и, как принято в сказках, единственная нормальная из трёх сестёр, обладающая всевозможными добродетелями. Строго в рамках этого тропа, за всю сказку ничего для себя не добивается (ну, кроме спасения жизни/чести), постоянно заботится о других. Автор несколько раз повторяет, что сказка нравоучительная, и один раз прямо говорит, что Вострушка получит награду. Итак, что же получает Вострушка? Отец, хотя и доверяет ей (и хотя она неоднократно спасала его и всё королевство от проблем), уезжая на войну, запирает её на долгие месяцы в полной изоляции от мира вместе с сёстрами — ну, просто чтобы старшеньким не обидно было. Когда сёстры попадают в беду, Вострушке (которая их любит), несмотря на все усилия, не удаётся их спасти, и в конце концов они умирают в мучениях. Потом отец выдаёт её замуж, поставив перед фактом. За человека, который первым делом пытается её убить. А награда заключается, собственно, в том, что муж передумал её убивать. Ну, и в том, что оба они теперь наследники престола в своих королевствах… ради чего обоим пришлось потерять любимых сиблингов. Хэппи-энд.
  • Ф. М. Достоевский, «Преступление и наказание» — Сонечка Мармеладова. Занялась проституцией, чтобы вывозить на своём горбу пьяницу-отца, психически нездоровую мачеху и её троих детей от первого брака. Но вот появился человек, которому она интересна не как сексуальный объект. И что он начинает делать? Грузит её ещё и своими загонами сверху. В итоге её проблемы ей помогает решить персонаж, который выставлен автором как полнейшее аморальное чудовище. Сама Сонечка уезжает в сибирскую глушь, чтобы и дальше обихаживать и духовно спасать своего бойфренда, в чём она видит смысл жизни, а он до самого финала игнорирует её заслуги и старания.
  • Артем Каменистый, «Боевая единица» («Практикантка-2») — ГГ Алина Ветрова прошла через все испытания, подняла уровень крутизны, убила толпу низших демонов и добилась уважения одного высшего, докопалась до тайн могущественной организации... И в финале внезапно понимает, что ее гланая мечта — выйти замуж и нарожать детей.

Кино[править]

  • Mulan: Rise of a Warrior — аверсия: Мулан дослужилась до генерала и удостоилась многих почестей, а влюбленный в неё принц… должен жениться на дочери хана кочевников, чтобы закрепить их союз с Китаем.[1]
  • Star Wars — по итогам новой трилогии под троп стала подпадать Лея. Собственно, и в классической трилогии она без-пяти-минут под неё подпадала, но в новой трилогии её достижения, достигнутые ценой немалых усилий и жертв, вообще обнулились. Даже Хан Соло оказался фиговым мужем и отцом. Братишка тоже подкачал, профакапив воспитание Бена Соло. Новая Республика рухнула. Новое Сопротивление разбито. Вот и сражайся после этого за демократию в Галактике.
    • Собственно, судьба всех трёх ключевых персонажей старой трилогии может быть интерпретирована таким образом. А может — как заслуженный итог их собственного раздолбайства. Потому что если Люк «профакапил» джедайство, а Соло «профакапил» генеральство, то Лея то же самое сделала в своей сфере деятельности — политической. По сути, Первый Орден — совместное творение всех троих… ну, не считая Гад за Гадом, которому досталась «великолепно подготовленная почва».
    • В последнем фильме педаль уходит в пол: вся её сюжетная роль сведена к роли жертвенной матери. Да и Рей осталась у разбитого корыта… то есть, пардон, сменила одиночество и нищету на пустынной планете на одиночество и нищету (разве что теперь с джедайскими способностями) на другой пустынной планете.
      • Вот только Рей совсем не удручена, не расстроена: у неё появилась цель, она теперь знает своё место в жизни — она отныне Стражница с золотым мечом и будет, по-видимому, отслеживать новые опасности и разбираться с ними, на какой бы из планет они ни объявились (на Татуине ведь её никто за ногу не привязал, там у неё будет всего лишь «лёжка»…).

Телесериалы[править]

  • Angel — Корделия Чейз. Прокачалась от школьной красотки до медиума-воина, постоянно была рядом с Ангелом и помогала ему… пока не стала жертвой промывки мозгов со стороны высших сил и не превратилась в овощ, родив Жасмин. В пятом сезоне пришла в себя, чтобы наставить Ангела на путь истинный… и умереть уже окончательно.
  • «Бедная Настя» же! Главная героиня — талантливая певица и актриса, впоследствии даже учительница детей императора Николая I, после всех сюжетных перипетий выходит замуж за Владимира Корфа и шустро возвращается с ним в родное имение. Притом что Владимир — тот ещё мерзавчик и одно время жестоко над ней издевался. В книжном продолжении историю «поправили» — там Анна всё-таки выступает на сцене, и блестяще.
  • «Не родись красивой» — Катя Пушкарева. Умная девушка, практически гений бизнеса, в конце сериала выходит замуж за своего начальника. Конечно, она любила его практически с первой серии, но прямо скажем, Андрей Падлыч Палыч неоднократно поступал с ней весьма подло, да и характером не вышел. Многие зрительницы возмущались: кулинар Миша ведь намного лучше!
  • «Крем» — Лиза Чайкина, аналогично предыдущему примеру. Добилась серьёзных успехов в науке, был у неё чудесный воздыхатель Сергей Коловорот… А она в итоге вышла замуж за своего давнего возлюбленного Руслана Булавина, который долгое время отличался высокомерием и почти весь сериал любил не Лизу, а её красивое альтер-эго Клару.
    • Хотя, тут с какой сторы посмотреть. По правде говоря, Лиза сама по себе персонаж, мягко скажем, малоприятный. Несмотря на развитость в науке, девушка большинство проблем создавала сама себе своей жизненной тупостью. На тех, кто желает ей добра, она чхать хотела, а из Сергея вообще верёвки вила. Так что такой хэппи-энд Чайкина вполне себе заслужила.
  • «Однажды в сказке» — Генри столько добра сделал другим персонажам, помог снять не одно проклятье. А его истинной любовью в итоге стала истеричная и амёбоподобная Джасинда. Фанаты были в ужасе от такого псевдохэппи-энда и шипперили Генри с Айви или Ником.

Мультфильмы[править]

  • Mulan — молодец, героиня, ты спасла страну! Ну вот, теперь можно отказаться от всех наград, вернуться в родной городок и замуж выйти. За парня, который бросил тебя раненую замерзать на перевале. Тут, вероятно, попытка одновременно отдать дань оригинальной китайской легенде и в то же время наградить героиню хоть чем-нибудь, но награда выходит сомнительная.
    • Справедливости ради, она вышла замуж в сиквеле, а диснеевские сиквелы… скажем так, не отличаются качеством по сравнению с оригинальными мультфильмами. В оригинальном мультфильме намёк на любовную линию только наклёвывается в самом финале, и то не совсем однозначно.
  • Мегамозг — субверсия, ибо Мачо Мэн, спаситель Метро-сити, мечтавший о простой жизни, таки добился своего, инсценировав смерть.

Аниме и манга[править]

  • Code Geass — Карен. Когда закончилась война, вновь стала простой студенткой. А единственная награда, доставшаяся крутому пилоту Алого Лотоса, заключалась в мысли, что Япония теперь свободна.
  • Наруто — Цунадэ, легендарная ниндзя с уникальными навыками, была. Много лет была членом команды, куда входили озабоченный недалекий субъект и раздражающе-мрачный тип. Всю молодость провела в войнах, где потеряла семью, возлюбленного, друзей. Вместо радости победы — разгул беспредела в родной деревне ниндзя, видимо из-за которого и свалила из неё в закат. К 50 годам — болезненная игроманка, без определеных занятий, без дома и семьи. К началу произведения уже даже не практикует лечение, а юное поколение ниндзей даже не имеет понятиев, что Цунадэ — бывшая легендарная ниндзя и герой войны
  • Oyasumi Punpun — Сачи. Вкалывала с подросткового возраста на самых неблагодарных работах, зарабатывая на собственный апгрейд и мечту стать мангакой. Похудела, сделала несколько операций и из полноватой дурнушки-полукровки превратилась в роковую красавицу. Отказалась от аборта и решила самостоятельно воспитать ребёнка от бывшего мужа. Таки добилась некоторого успеха в манге. И всё для чего? А для того, чтобы в итоге возиться как наседка с аморфным моральным инвалидом, мечтая создать с ним семью, хотя он сам ей открытым текстом говорит, что идея это фиговая. Внезапно, деконструкция: автор не считает, что такая непрошенная жертвенность — это правильно, люди так не от порядка в голове себя ведут.

Видеоигры[править]

  • Metal Gear Solid 3 — Босс. При том, что это общепризнанно отлично выписанный сильный женский персонаж, личные интересы у неё отсутствуют как класс: Босс всю свою жизнь кладёт на алтарь служения Родине. Ради Родины она отдаёт своего возлюбленного, своего сына, способность иметь других детей, жизнь и даже посмертную репутацию. Педаль в пол: на её могиле даже имени нет, только даты и надпись «Памяти патриота, спасшего мир». А правду о ней и её подвиге знают только два человека.
  • Dark Souls — память о первом Повелителе Пепла Гвине сохранилась до самого конца мира, а вот от второго не осталось ни имени, ни даже погребения — его пеплом прокачивает свою флягу с эстусом герой второй части.
  1. Как в анекдоте. "Она просила, чтобы я обращался с ней, как с принцессой. Ну я и выдал её замуж за толстого, старого урода чтобы укрепить наш союз со Священной Римской Империей! А она обиделась..."