Синдзи

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Склифосовский.pngВкратце
Он просто хочет, чтобы его оставили в покое.
Кстати, классический случай непонимания сути истории.

Архетип персонажа, часто встречающийся в аниме и манге (но не только). Такие персонажи отличаются глубоко депрессивным поведением, безразличием если не ко всему, то к очень многому вокруг себя, плаксивостью и слабохарактерностью.

Особенно прикольно то, что такой Синдзи зачастую прекрасно все это понимает, но не желает даже пытаться себя переделать, продолжая наслаждаться перманентным депресняком и доводя окружающих до состояния раскалённой плазмы. Собственно, на окружающих ему наплевать, также может искренне полагать, что он никому не нужен — добивает то, что порой так и есть. Иногда Синдзи в критических ситуациях способен на поступок — но ключ в слове «критических». Как только ситуация минует, он немедленно станет прежним

Тем не менее, в редких случаях Синдзи всё-таки может стать другим. Для этого нужна лютая психологическая травма, которая перекроет предыдущую, и другой герой (или злодей), который направит его по новому пути. В таких случаях очень редко вырастает классический герой. Скорее это будет герой-социопат. Ну или даже злодей.

Научное обоснование подобного поведения — выученная беспомощность.

В целом, Синдзи — это классический антигерой с педалью в асфальт. Менее радикальный вариант классического антигероя может бояться, сомневаться в себе, время от времени (но не постоянно!) находиться в депрессии и вообще быть трусливым львом, но постепенно растёт над собой, ПРЕВОЗМОГАЕТ (нередко получая физические и психические травмы в процессе) и поднимая уровень крутизны. Что, в принципе, приближает его к некоторым реальным людям, если бы им пришлось вдруг оказаться в шкуре героя.

Имеет место быть иная точка зрения.

Общественная ненависть к Синдзи — классический пример стигматизации психических расстройств и отвратительного отношения общества к их обладателям. Разумеется, когда депрессия считается «просто попыткой привлечь к себе внимание», когда про совершающих самоубийства подростков многие пишут «то, что эти идиоты-неженки себя убивают — просто естественный отбор в действии», и когда часто отрицается сам факт наличия болезни, а симптомы объясняются «плохим характером», глупо ждать от людей понимания подобного персонажа. Те же, кому не посчастливилось страдать теми же расстройствами, что и у героев статьи, иногда ненавидят их потому, что им дискомфортно или даже стыдно смотреть на себя со стороны, из-за своих ли убеждений или давления социальных норм.

Родственное явление — Прятаться за улыбкой: когда герой вроде как ведёт себя нормально, улыбается, смеётся, ругается, но в глубине души нежится в чудовищной перманентной депрессии, и ему на всё плевать.

Где встречается[править]

Литература[править]

  • Цао Сюэцинь, «Сон в красном тереме» — Линь Дайюй, пример старше, чем пар. Дочь барышни из богатого семейства Цзя, умершей в самом начале истории. Да, сирота, да, к ней перешла фамилия менее знатного отца. Но бабушка взяла её к себе во дворец и окружила заботой, она живёт среди образованных сверстниц, а рядом крутится мальчик, который ей очень небезразличен. И всё равно Дайюй, по характеру чересчур мнительная, постоянно вспоминает о том, что она сирота, что единственная защитница её — престарелая уже матушка Цзя, что судьба её туманна. От постоянных переживаний не проходит её чахотка. По задумке незавершённого романа, она должна была умереть, отчего её возлюбленному пришлось бы жениться на другой и потом уйти в монахи.
  • Л. Кэрролл, «Алиса в Стране чудес» — Черепаха Квази.
  • «Золотой телёнок» — Васисуалий Лоханкин, сатирический образ позёра, строящего из себя «страдающего интеллигента разочарованного в жизни», пытающегося «бунтовать», не выключая свет в туалете, и смиренно сносящего заслуженную этим порку. Васисуалий хотел бы быть «синдзи», но он всего лишь ленивый дурак.
  • Джером Дэвид Сэлинджер, «На пропастью во ржи» — Холден Колфилд, который во всех своих проблемах винит не себя, а окружающих, и считает любые положительные эмоции «обманом».
  • Астрид Линдгрен, «Мио, мой Мио». Те, кто помнит эту историю по фильму, очень удивляются, насколько же в книге Мио плаксивый и трусливый, боится даже темноты, роняет меч и рыдает по любому поводу (в одной рецензии его в шутку прозвали «принц Имо»): «Неужто я не плакал? Сказать по правде, плакал, да еще как! Укрывшись за скалой, прижавшись лбом к каменистой земле, я горько рыдал, никогда еще я так не рыдал! По правде сказать, я плакал навзрыд. Вспоминая преданный взгляд Мирамис, я просто обливался слезами. Может, мои слезы тоже были кровавыми, как слезы тех белоснежных лошадей, которые плакали о своих жеребятах. Кто знает?» Рыцаря Като он побеждает только благодаря богам из машины, вроде подаренных чудо-артефактов, подыгрывающей ему самой земли и дружественных животных, которые чуть что выручают и только что не кричат «Синдзи, полезай в еву!»
  • «Колесо Времени» — Гавин Траканд, начиная примерно с шестого тома.
  • «Сумерки» — Белла Свон, товарищи. Практически сферический в вакууме женский клон Синдзи. Депрессивно-унылая, равнодушная ко всему, неуклюжая девушка, зацикленная на своих переживаниях. Правда, в отличие от Синдзи, осознанно эксплуатирует свой образ, играя роль «девы в беде», так что парни слетаются к ней, как мотыльки на свет.
  • Дмитрий Емец, «Мефодий Буслаев» — два главных POV-персонажа, Мефодий и Ирка. Автор неоднократно подталкивает их почти вплотную к убийству друг друга, но всякий раз сила авторского произвола не позволяет этому случиться (божественное провидение объяснило бы многое, если бы автор так не напирал на свободу выбора). В сюжете оба достаточно пассивны: первый переходит из Тьмы в Свет скорее из-за неспособности на злой поступок, чем из-за настоящего стремления к добру, а в отношении второй автор настолько вдавил педаль с оздоровительной поркой, что сделал количество страданий несовместимым с жизнью. Добивают многостраничные рефлексии обоих и детско-подростковые обиды: «Ты бросил мне перчатку и вызвал на смертельный поединок? Я не убью тебя, но тебя для меня больше не существует!»
  • «ПЛиО» — субверсия: Эддисон «Скорбный Эдд» Толетт, вечный пессимист и брюзга, жалуется на жизнь и рассказывает совершенно невообразимые истории о своём тяжелом прошлом. При этом весьма остёр на язык, сохраняет невозмутимость в любой ситуации, да и вообще, немало помогает как командующему Мормонту (и сменившему его Джону Сноу), так и новичкам-дозорным (Сэму, Гренну, Пипу).
  • Майкл Суэнвик, «Дочь железного дракона» — главная героиня. Всю жизнь только и делала, что плыла по течению. Обрекла свою истинную любовь на полное уничтожение — не потому, что верила, что так надо, а тупо в силу полного безволия и непонимания, чего она хочет. А будучи, волей обстоятельств, избавленной от Гендо, тут же забила на миссию, ради которой это было сделано.
  • Как ни смешно, но Хонор Харрингтон на протяжении всей первой половины цикла. Нервная, дёрганая, неуверенная в себе девчонка, постоянно оглядывающаяся на окружающих и ужасающаяся тому «как это будет понимать княгиня Марья Алексевна». Более-менее успешно прячет это за маской профессионализма, но ближайшему её окружению всё равно всё понятно. Вечно недооценивает себя, переоценивает противника и совершает из-за этого кучу глупостей. Впрочем, спасают авторский произвол, близкие, груз ответственности и троп поднял уровень крутизны. Действительно поднимает, правда, врождённая склонность к социопатии от этого всё же никуда не девается.
    • Социопатии или социофобии?
      • Именно социопатии. Общества она как раз не слишком боится, просто из-за провинциального воспитания она к нему тупо не привыкла. А вот рассматривать окружающих как картонные фигурки для манипуляции (если не тупо топливо для демонического хохота) — это давно известный побочный эффект её генетической модификации, который периодически всплывает на поверхность и, как правило, пугает персонажей (в частности, и Хонор, и её отца) до усрачки. Она пару раз ухитрилась перепугать этим даже собственного мужа, а уж он-то повидал в жизни некоторое дерьмо.
    • Её давний друг и соратник Алистер МакКеон. В начале истории — старый рыцарь в ржавых доспехах, глубоко убеждённый в собственной посредственности, тупике карьеры (будучи на десять лет старше Хонор, оказывается всего лишь её старпомом), и уныло тянущий лямку. Впрочем, друг на друга они оказали явно положительное влияние, а уж когда в уравнении появились Пол Тэнкерсли и Рауль Курвуазье…
    • Да, Хонор внезапно еще и достаточно много ноет в голове, и мы это читаем во всех подробностях. То есть, ноет она не часто, но нытье — это 90 % ее мыслей, кроме профессионального анализа. Очень редко Хонор радуется, например, тому что заработала немало денег, но и тогда скромничает, что совсем не разбирается в финансах и, слава Богу, ей хороший брокер попался.

Кино[править]

  • «Тёмный лес» — главная героиня, Хизер Фазуло, меланхоличная школьница-изгой, почти весь фильм проходившая с дебильным выражением лица. К финалу, впрочем, нашла в себе силы дать бой сверхъестественному.
  • «Расставаясь с девушками» — зигзаг: весь фильм Сара выглядит исключительно глуповатой жертвой обстоятельств, ведет себя соответственно и выражение лица у нее стабильно тупое, но в финале выясняется, что абсолютно все произошедшее было именно ее планом, который и требовал от нее выглядеть беспомощной дурочкой.
  • «Кровь и шоколад» — главная героиня, оборотниха Вивьен, очень пассивно сопротивляется желанию вожака стаи сделать ее своей очередной женой, а когда влюбляется в простого смертного, то очень неуклюже и опять же больше пассивно пытается и скрыть от него свою волчью природу, и скрыть от стаи, что влюбилась в человека. Когда их роман раскрывают, и парень становится дичью, появляется робкая надежда, что Вивьен и спасет его, но нет. Отважный художник самолично вырезает почти полстаи серебряным столовым ножом, а Вивьен прибегает уже под конец охоты, чтобы трусливо столкнуть в реку вожака и подставиться под нож любимого. Только в самом конце она, наконец-то, хоть немного повоюет сама, но все равно будет выглядеть ведомой своим смертным парнем.
    • Главные роли во всех трех фильмах исполнила Агнес Брукнер, которой подобные персонажи удаются просто замечательно.
  • Властелин Колец: Денетор, наместник гондорский. Да, он отчаялся после смерти Боромира, но для сравнения есть Теоден и то, как повёл себя он в схожих обстоятельствах. Когда Гендальф лупит Денетора — правителя! — посохом при подчинённых, так и ждёшь, что волшебник повелит: «Дэн, полезай в грёбанные доспехи!».
    • Справедливости ради — Денетор обладал всеми правительскими достоинствами, пока не стал посматривать в палантир, чем воспользовался Саурон, чтобы сломить его волю.
    • С очень, ОЧЕНЬ сильно прикрученным фитильком подходит и сам Теоден — поначалу. Некоторым может показаться, что король Рохана только и делает, что ноет: герои обсуждают план спасения и грядущей битвы с армией Сарумана — Теоден безучастно сидит на троне, закрыв лицо рукой. Арагорн предлагает разослать гонцов за подкреплениями — Теоден заявляет: «Это у тебя много друзей, а к нам на помощь никто не придёт. Мы одни». Собственный оруженосец облачает его в доспехи — Теоден: «Дни нашей страны давно сочтены». Даже во время финального боя, когда урук-хай уже ломятся в главный зал Хельмовой Пади, Арагорн чуть ли не умоляет Теодена пойти в последнюю атаку, чтобы дать женщинам и детям бежать из крепости по потайному проходу. Но затем понимаешь, насколько это сильный и несгибаемый человек. Провести невесть сколько времени в немощи и беспамятстве только ради того, чтобы обнаружить собственного любимого сына погибшим, а страну — опустошённой… Одно лишь это могло бы свести с ума любого, а Теодену хватило сил не только побороть собственное отчаяние, но и воодушевить на борьбу весь свой народ.
  • Пока цветёт папоротник — Кирилл Андреев в исполнении Петрова.
  • BIONICLE 2: Legends of Metru Nui — весь фильм Вакама мучается комплексом вины перед Тоа, который был схвачен вместо него. Никто его не ненавидит, относятся со скепсисом к некоторым его странным решениям, но в целом принимают. Нет, надо самому себя накручивать и бежать от судьбы, не верить выбору Ликана. Именно эти метания мешают ему принять лидерство, принять свою миссию и открыть свою силу маски. Каждой неудаче он очень расстраивается, опускает руки и говорит, что стал лидером по ошибке.
    • В следующем фильме бросается в другую крайность и пытается строить из себя GARа. Залажав очень сильно, снова депрессует, но теперь недолго, — не пристало признанным самими звёздами Тоа слёзы лить. Развитие.

Мультфильмы[править]

  • «Винни-Пух и день забот» — ослик Иа. Собственно, на ТВТропах этот типаж в честь ослика и назван. У Милна Иа — больше интеллигентствующий позёр, который хандрит, потому что это модно и потому что так удобно манипулировать.
  • «Ох и Ах» — Ох.
  • «Тайна третьей планеты» — Зеленый в спокойном состоянии старательно отыгрывает этот троп. Правда, когда нужно, превращается в героя (хоть и не всегда удачно).

Мультсериалы[править]

  • Смешарики — Бараш. Просто Бараш.
    • Ёжик временами загоняется не меньше. Но только временами.
  • Гриффины — Мэг, конечно же
  • «Фостер. Дом для друзей из мира фантазий» — Эдуардо.
  • Рик и Морти — Морти, особенно в первом сезоне, потом он поднял уровень циничности, но Синдзи быть так и не перестал.

Аниме и манга[править]

  • Neon Genesis Evangelion: собственно Икари Синдзи — кодификатор и тропнеймер. Все описание относится к нему в полной мере. Обоснуй такого поведения — начисто сломавшее паренька тяжелое детство — нисколько не добавляет ему очков в глазах аудитории а, наоборот, заставляет сильнее его ненавидеть.
    • Впрочем, если подумать, то Синдзи — обладатель натурального героического упорства: он должен был погибнуть ещё в первом бою, но после всех кошмаров, через которые он прошел, он не впадает в упадок, а встает и бесстрастно идет дальше. Проблема в том, что паренёк жуёт сопли (о чём зрителю беспрестанно напоминают) всё остальное время — поэтому его подвиги как-то замыливаются.
      • В определённом смысле наш несчастный кодификатор является деконструкцией рыцаря в ржавых доспехах. Обычно сломанных персонажей помещают в относительно дружелюбное окружение, чтобы показать, как оно их из этого состояния постепенно вытягивает. Если в сеттинг вводится проржавевший рыцарь, он обычно оттенняет более светлых персонажей, но при том обычно им не противостоит. Тут же готовых постоянно обнимать друзей детства протагонисту не завезли. Он находится ровно в том мире, который его сломал. И отношения с окружающими он выстраивает соответственно своим представлениям о том, как это надо делать, то есть приблизительно никак, потому как они ему уже давно глубоко до фонаря. Да, он полезет в робота, потому что он один из пилотов — это единственное место, где он оказывается «в своей тарелке»: только он, его верная боевая машина и горячка боя — и совершенно никакого социального взаимодействия. Да, он может выводить свою машину на «форсаж» так, как больше не может никто. Да, это делает его уникальным. Но окружающим на это плевать, потому что они привыкли выстраивать социальные отношения в мирной обстановке — война им чужда, а значит никакого «боевого товарищества» протагонисту не светит. И потому он не пытается соответствовать каким-то нормам — он просто принимает, как факт, что в социальном плане его путь лежит строго вниз — это и есть тот самый индикатор проржавения. Он — боец на передовой, смирившийся с ролью смертника. Тот факт, что у него достаёт сил вытащить ситуацию самому, самой его роли не меняет, что ему самому прекрасно понятно.
        • И заметьте, что мы так и не узнали, что звучит у него в плеере. В любом коллективе, если кто-то начинает затыкать уши наушниками от плеера, кто-нибудь обязательно поинтересуется даже просто из праздного интереса, но Синдзи именно настолько фиолетов своему окружению.
  • Alien 9 — Юри Отани, 13-летняя главная (анти-)героиня, хроническая жертва обстоятельств. До самого конца истории этот ребёнок тяготится навязанной ролью ловца пришельцев на школьном дворе, постоянно льёт слёзы, регулярно впадает в ГЭС, несколько раз даже совершает поворот налево кругом и обратно; в остальное же время просто депрессует, очень изредка отвлекаясь на простые радости японского детства. Субверсия: почти все страхи девочки обоснованы, и, возможно, она попросту страдает от сильно развитого «шестого чувства». Правда, регулярно опускает руки, чем и раздражает зрителя.
  • «Космический линкор Ямато» — в манге и аниме, что классическом, что римейке, главный герой Кодай Сусуму совершенно нормальный. А в игровом мувике из него зачем-то сделали Синдзи.
  • Rozen Maiden — Мегу Какидзаки. Эталон Синдзи женского пола. Тотальная нескончаемая депрессия, эгоистическое нивелирование собственной жизни, тотальное мортидо, аутизм и бесхарактерность. Причина — врожденный порок сердца, из-за которого студентка прикована к больничной койке с детства. Единственное, что способно заставить ее выйти из состояния вечного безразличия ко всему на свете — кукла-контрактор Суигинто, ради которой Мегу готова на все. Однако и их связь начинается как продолжение жажды смерти со стороны Мегу: она с энтузиазмом восприняла контракт, надеясь, что Суигинто выкачает из неё достаточно энергии, чтобы убить её. Желания куклы в итоге оказываются диаметрально противоположны.
  • «Дневник будущего» — Юкитеру Амано — просто педаль в Черную Дыру. Был совершеннейшим Синдзи до гибели отца и матери. После этого, не без помощи Гасаи Юно (намертво втюрившейся в него яндэрэ), окончательно рассорился с крышей, которая и так едва держалась, и пошёл убивать своих врагов и друзей. В конце концов, таки стал богом, а до кучи — чуть ли не самым ненавидимым аниме-персонажем, рядом с которым Икари-младший смотрится чуть ли не как типичный GAR.
  • Re Zero Kara Hajimeru Isekai Seikatsu — Нацуки Субару. Хотя он не особо депрессирует, и даже какой-никакой характер у него есть, многочисленные смерти близких ему людей и его самого не проходят бесследно для него.
  • Pandora Hearts — Оз Безариус до встречи с Эллиотом Найтреем. Замаскированный Синдзи, сумевший впоследствии взять себя в руки. Что не мешало ему проваливаться в изначальное состояние после каждого ужасного происшествия.
  • Great Teacher Onizuka — Нобору Ёсикава. Впрочем, по ходу сюжета он начинает меняться в лучшую сторону, начиная уже постепенно себя пересиливать.Однако есть и противоположное мнение: это нихрена не Синдзи — во-первых происходящее с ним ему не нравится, но сделать он ничего не может (хотя будь у него дробовик… не, всё равно не может — он не бьёт девчонок), во-вторых в отличие от Синдзи он таки пытался совершить самоубийство, от которого его закономерно спас Онизука. В третьих, скорее всего имеет место деконструкция — одну девушку его синдзиподобное состояние так сильно бесит, что она его регулярно бьет, а он не может ответить потому что она ему нравится. Финал показывает, что это взаимно. Так Онизука показывает, что все проблемы школьников происходят от неопытности.
  • Леди-дьявол: а конкретно — аниме, которое довольно сильно расходится с мангой. Главгероиня Дзюн Фудо почти все события страдает синдромом Синдзи. Причем, объяснения такому состоянию не дано. Исправляется только под конец. И то не до конца. Впрочем, по справедливости говоря, ей, как и кодификатору, не чуждо героическое упорство, плюс её депресняк не такой ужасный (да и скидка на пол для кого-то работает, чего уж греха таить).
  • Full Metal Panic. Главный герой, Сосукэ Сагара. У него было действительно трудное детство: в свои 17 кроме войны и смерти он не видел вообще ничего, страдает ПТСР (хорошо ещё что редко и в комедийных эпизодах), холоден, собран, отстранён от происходящего вокруг. И вот незадача, с одной стороны поручили операцию под прикрытием по защите обычной (почти) японской школьницы, с перевоплощением в обычного японского школьника (ладно, справимся). С другой, как отличника боевой и политической, сунули пилотировать новомодный меха, умеющий творить малопонятную техномагию[1] с которой может пачками крушить серийные образцы а без которой — практически тот же серийный образец. Но техномагия работает на желаниях пилота, вот тут и начинает выясняться что пилот то хочет всего двух вещей — чтобы его пересадили на серийный образец и наконец оставили в покое. По ходу истории было начинает исправляться, но после отмены первого задания (с перспективой больше не увидеть подзащитную) уходит в разнос — во время серьёзной угрозы войны выпадает в BSOD, бросает всех, пробует алкоголь, чуть не проводит ночь с проституткой и вызывает у зрителя неподдельное желание придушить. Впрочем под конец действительно исправляется — осознаёт чего хочет (быть с подзащитной конечно, чего же ещё), берёт в руки себя, столь ненавистный до этого меха и начинает таки что-то в своей жизни решать.
  • Darker than Black: В начале второго сезона, Хэй из безжалостного Героя-прагматика превращается в бородатого, запивающего своё горе русским алкоголем Синдзи, который при всём этом довольно грубо относится к главной героине, Суо, вымещая на ней злобу. Даже то, что в конце первого сезона Хэй теряет свою куклу, к которой он испытывал привязанность и все контракторские сверхспособности не заставляет сочувствовать герою.
  • Soul Eater: Хрона, дамы и господа!
  • Bungou Stray Dogs: Ацуси Накадзима, главный герой. У него были все предпосылки стать таковым персонажем. Все своё детство провёл в приюте, где его шпыняли и называли бесполезным, а затем и вовсе выставили за порог, не объяснив причины. При этом выживать самостоятельно он тоже не был научен, в итоге на начало сериала чуть ли не умирал с голоду. Вступив, в Боевое Детективное Агентство, долго нервничал и сомневался. И лишь почувствовав в Агенстве нормальное к себе отношение, начал потихоньку меняться.
  • Saikano — Тисэ, главная героиня. Размазня похуже Синдзи. Для своих 17 лет мыслит и действует слишком инфантильно и безответственно, хотя на ней лежит не меньшая ответственность.
  • Medaka Box — Кумагава Мисоги. Уникальный персонаж, способный получить несовместимые с жизнью раны, тут же себя от них излечить, попасться на простой удар, а потом лишить врага всех его сверх-сил, напугать до полусмерти, убедить, что тому жить осталось последние секунды, а потом просто забить болт и признать поражение, вызвав у оппонента и наблюдателей разрыв всего, что только возможно. Одновременно и «Синдзи» и имба — зависит от настроения и ситуации: если надо будет, уничтожит весь мир не двинувшись с места, но потом всё равно скажет, что он «неудачник», а потому выдаст любую причину для собственного поражения, в которую сам же и поверит. Пару раз другие герои его буквально умоляют перестать считать себя «Синдзи», а то проблем с ним не оберёшься.
  • Guilty Crown — Ома Сю, главный герой. На начало сюжета был практически эталоном тропа, но со временем поднял уровень крутизны.
  • Deadman Wonderland — главный герой Игараси Ганта, на начало манги и аниме. К концу заматерел.
  • Gintama — Мадао.
    • Вдвойне забавно, ведь он делит своего сейю с Гендо Икари, отцом Синдзи и внешне на него очень похож. В тайтле неоднократно подсвечивалось.
  • Noragami — Юкине, до оздоровительной порки. Он только и делал, что ныл, истерил, и пакостил. В конце концов, когда Ято стал умирать из-за Юкине, после его слов: «Это не моё дело, я ни в чём не виноват, дальше без меня», даже Хиёри, до этого выгораживающая Юкине, не выдержала. Дошло до того, что Юкине хотели убить на месте, и его спасли лишь протесты умирающего Ято и Хиёри, причем Хиёри была на грани, а Ято сопротивлялся его убийству более из-за личных психологических закидонов, чем от уверенности в исправлении Юкине.
  • Watamote — с прикрученным фитильком главная героиня Томоко. В отличие от Синдзи, она сама постоянно хочет перестать быть хикки и обрести популярность…но раз за разом терпит неудачу из-за хронического неумения общаться с людьми. С другой стороны, владеет ей не столько уныние и злость на себя, сколько злость в отношении других
  • Welcome to NHK — ГГ Сато Тацухиро. В аниме сделан куда более привлекательно (по сути, парень просто болтается по жизни, а галлюцинации его посещают только в 1 серии от долгого сидения взаперти), в то время как в ранобэ и манге он удивительная помесь Синдзи и мерзавца: галлюцинации у него от наркотиков, испытывает приступы злобы и ярости в отношении окружающих за собственную слабость (мелькало желание убить друга, если у того и впрямь есть девушка) и вовсю страдает «комплексом Лолиты», фотографируя девочек у школы и упиваясь своей низостью.
  • Tegamibachi — главный герой Лаг Сиинг. Но при этом, несмотря на плаксивую натуру, сила воли у него ещё та.
  • Tokyo Ghoul — главный герой Канеки. Да, будем честными, не всякий вынесет превращение в не то что изгоя, а наполовину чудовище, да и детство у него было безрадостным. Но даже в бою, даже при угрозе жизни Канеки скорее будет рыдать и позволять избивать себя, чем вступит в бой. Неделя физических и психологических (Канеки был готов пожертвовать собой, лишь бы не убивали невинных — в итоге их все равно убили(благо не всех), а он не смог ничем помочь) пыток Джейсоном заставляет Канеки все-таки принять свою новую сущность.
  • Tengen Toppa Gurren Lagann. Главный герой, Симон — тот самый уникальный случай, сумевшего преодолеть себя и из сферического синдзиклона в вакууме вырасти в былинного героя. Вообще, Симона можно назвать реконструкцией этого типажа. Возможно, и из кодификатора вышел бы толк, если бы его окружение помогало ему развить свои качества, а не только шпыняло за поражения и просто так?
  • Golden Kamuy — Кадокура, старший надзиратель тюрьмы Абашири. Редкий пример, когда Синдзи уже далеко за сорок, причём изображён типаж очень реалистично. Подчинённые посмеиваются за его спиной за его недалёкость, трусоватость и бесхребетность, начальник открыто называет «бестолочью», а с «бесполезным тануки» не сравнивал только ленивый. На самом деле, с Кадокурой всё не так-то просто: да, низкая самооценка, самобичевание и зацикленность на собственных неудачах (в основном вообще мелких и смехотворных) мешают ему раскрыться в полной мере, но в критической ситуации Кадокура проявляет и храбрость, и смекалку. А его хроническое невезение почти всегда оборачивается ему же на пользу. Да и «трусость» у Кадокуры более чем рациональная: он не полез в заведомо проигрышный бой с Усами и позволил ему уйти, но зато потом, заманив Усами на свою территорию, выписал 220 как ему, так и всей 7-ой дивизии.
  • Boruto — сам Боруто Удзумаки. В противоположность своему отцу, которые, несмотря ни на что (а это что было, уж поверьте) старался сохранять оптимистичный настрой.
  • Koe no Katachi — главный герой Сёя Исида после того, как его подвергли травле в школе. Даже повзрослев, некоторые персонажи отмечают, что он будто наслаждается самобичеванием в наказание за травлю глухонемой девочки Нисимии.
  • Re:Creators — Сота Мидзусино, но показано это так что особого раздражения это не вызывает, во первых понятна причина (депрессия, самобичевание, и ненависть к себе, из-за того что смалодушничал, и не помог травимой подруге, из-за чего она покончила с собой), во вторых от него мало что зависит, а когда зависит он всегда себя успешно превозмогает, и в третьих и в главных, паренек как раз тот случай когда большая часть синдзи-проявлений им вполне успешно прячется за улыбкой, вылезая в основном в те моменты когда по его прошлому кто-то начинает целенаправленно топтаться, что бывает редко.
  • Могила светлячков — к несчастью для себя и для своей сестренки, таким оказался Сэйта.
  • Манга Инио Асано — много, очень много таких персонажей. Но подход к ним нестандартный: герой (неважно, школьник ли он или уже дядька среднего возраста) осознаёт свою «синдзевость», но не считает её за вариант нормы и даже мучается от неё, но поскольку большинство произведений происходит в реальной жизни без роботов, фантастики и магии и в спокойном современном мире без войн и бедствий, то и соответствующего толчка и мотивации, чтобы измениться, у него нет. Да и если получается «разорвать», то не факт, что это вообще счастье принесёт, особенно в условиях системы. Так что, может, лучше так и оставаться Синдзи?
  • Его друг Кенго Ханадзава тоже ходит где-то рядом. И его герои едва ли не более жалкие и смехотворные, чем у Асано, только вот взгляд на вещи не такой чернушный. На его взгляд, изменить хотя бы немного свою жизнь к лучшему при желании можно, пусть это достанется титаническими усилиями, и моментов «слабины» всё равно не избежать. Причём для этого вовсе не обязательно оказаться в гуще зомби-апокалипсиса или купить диск с виртуальной подружкой, случайно оказавшейся способной изменить весь виртуальный мир программой-источником — события манги «Boys on the Run» разворачиваются в реальной жизни вообще без каких-либо чудес.
  • Mouryou no Hako — молодой писатель Сэкигути. Вполне успешно печатается, но переживает, что есть авторы и получше, и вообще приходится заниматься криминальной хроникой, чтобы не сидеть без обеда. Друзья есть, однако он всё равно чувствует себя одиноким; женат, в целом презирая женщин, а симпатичной ему Ацуко признаться всё равно не может, как и попытаться не воспринимать жену в качестве временами надоедливого предмета мебели. В результате чтения книги за авторством маньяка закономерно заработал себе нервный срыв.
  • Neeko wa Tsurai yo: главная героиня Нико Ниито была психологически сломлена чередой неудачных собеседований и в итоге замкнулась в своем комплексе вины и самоуничижении. Она боится общаться даже с матерью, опасаясь ее призывов идти работать или хотя бы убраться в своей комнате, и активной младшей сестрой, которая как раз устроилась на подработку и всячески пытается вытащить Нико. От одной мысли о трудоустройстве у нее дико болит живот — но в то же время она дико стесняется своего безденежья и потому в редких встречах с единственной подругой Ури то жалуется на жизнь и вынуждена брать у нее взаймы на игру в файтинговые автоматы, то втаптывает себя за это в грязь. Притом что до этого Нико была очень даже бойкой и жизнерадостной девушкой, ставшей первой подругой робкой Ури.
  • Jaku-Chara Tomozaki-kun — главный герой Фумия Томозаки. Хотя и лучший игрок в файтинг Атафуми, реальную жизнь презирает и считает самой отстойной игрой, поскольку правил нет, игроки изначально неравны, и неудачники и слабаки просто обречены глотать пыль за сильными и успешными мира сего, ибо никакие старания себя не оправдают — потому и фактически пережидает школьные уроки, отдаваясь лишь игре. Впрочем, Аой Хинами удается найти к нему ключик: мол, не упрекай игру, раз даже не попробовал сыграть! — и он понемногу вытаскивает себя из этого состояния через выполнение ее квестов.
  • Abara — Денджи Кудо. Маленького паренька селят в закрытом интернате с двумя симпатичными ровесницами, где они растут под надзором доброй миловидной воспитательницы, а потом ему выдают сверхспособности для битвы с чудовищами. Его реакция на это? Сбежать и вломиться в дом к воспитательнице, только чтобы спросить, знала ли она, что с ним это сделают (она не ответила напрямую — пареньку хватило просто её реакции), а потом умчать в закат, попутно переправив на тот свет толпу отправленных на его задержание спецназовцев, после чего прятаться, сменить имя и жить обычной жизнью простого фабричного рабочего. Справедливости ради отметим, что степень приятности процедуры выдачи сверхспособностей тактично умалчивается (и вообще вся процедура остаётся за кадром).
    • При том, когда в пареньке действительно возникает острая необходимость, на просьбу его теперь уже бывшей воспитательницы он откликается практически сразу, хотя и покривив рожей — всё-таки от общения со сделавшей его таким организацией осадечек остался, а вот к Тадохоми у него претензий действительно нет (как бы была претензия на тему того, что она могла рассказать ему, что его ждёт, но он эту претензию ей уже давно высказал).
    • Вообще, если бы Нихэй делал Евангелион, получилась бы Абара.
  • Seikai no Saga — Джинто Линн это Синдзи на которого не пофиг окружению. Конечно на него судьба служивого дворянства и космических войн свалилась не по его желанию, служить на равных с людьми-плюс ему тяжело и так далее. Но тут его ценят на службе, а главное он проводит все это время на одном корабле с Лафирь из-за которой он в это ввязался и их отношения с самого начала идут хорошо. В итоге он рефлексирует что с дворянской службой он потерял свободу гражданской жизни, но получил за нее очень хорошую цену.
  • Dragon, Ie wo Kau - главный герой дракончик Летти, который по безалаберности потерял яйцо и был изгнан из клана. Летать не умеет, в природе выживать не обучен, сражаться вообще органически неспособен, так что по большей части только тыкается по углам как котенок в поисках приюта и часто плачет. Если бы не встреча с могущественным эльфом Деарией, давно бы уже был распатронен людьми или другими монстрами.

Визуальные романы[править]

  • Chaos;Head: Такуми — асоциальный шизофреник, разговаривающий с самим собой и своими аниме-фигурками и смеющийся как психопат. Почти всю игру он просит Рими его спасти, ноет (а иногда заливается слезами прямо перед той же Рими) и пытается сбежать от навалившихся проблем в мир аниме и своих иллюзий. Хотя умом Такуми не обделён, да и в конце игры он начинает наконец-таки превозмогать.
  • Danganronpa — Химико Юмено. Сферический образец Синдзи в этой франшизе. Депрессивная, ленивая, до смерти боящаяся показывать эмоции одинокая девочка, которую попытки окружающих вытащить её из болота вечного уныния лишь раздражают и заставляют закукливаться ещё сильнее. Тем не менее, с четвёртой главы начала исправляться.
    • Микан Цумики — в уклон с выученной беспомощностью и крайне низкой самооценкой, что превратило в общем-то очень красивую и физически совершенную девушку в объект издевательств, а потом уже и свело с ума с поворотом налево. К счастью, от последнего её (как и остальных учеников Класса 77) удалось спасти в гранд-финальной экранизации.
  • Crimson Gray — главный герой, Джон Николс, крайне нерешительный и слабовольный молодой человек, страдающий хронической депрессией. Внезапно, субверсия — как Синдзи он ведет себя из-за воздействия психотропных препаратов, подавляющих волю, которыми его тайно накачивает злая корпорация КойТек. В тех концовках, где Джону удалось хотя бы частично очистить свой организм от психотропов, он демонстрирует и героизм, и стойкость.
  • Cinders — сводная сестра Золушки София. Имеет вполне неплохую жизнь, но с детских лет пестует свою заниженную самооценку и не хочет предпринимать никаких усилий, чтобы исправить то, что её не устраивает, и демонстративно распугивает окружающих неуместным сарказмом.
  • Wonderful Everyday — главный герой Мамия Такудзи — поначалу. В дальнейшем, помимо весьма своеобразной прокачки уровня крутизны, про него открываются еще некоторые интересные факты, способные перевернуть все с ног на голову.
  • 7 дней лета — Сэм, один из возможных протагонистов. Он настолько погружён в компьютерную жизнь, что десять лет подряд засыпает и просыпается носом в клавиатуру. Более того, он не замечает, что раз в полгода на целую неделю теряет контроль над телом. Но на самом деле, это лишь способ убежать от боли и комплекса вины. В зависимости от прохождения может исправиться.

Видеоигры[править]

  • The Binding of Isaac — протагонист плачет всё время и даже врагов атакует слезами. Непонятно только, «Синдзи» он, или уже полностью сумасшедший (в его-то нежном возрасте).
    • Понятно, что второе. Айзек слишком деятельный (даже если только в собственном сознании) и слишком ебанутый для типажа.
  • Сюрреалистическая инди-RPG Space Funeral — главный герой Филипп. Перманентное его состояние — «в печали», на спрайте изображён льющим потоки слёз, даже атаки его завязаны на всхлипах, истерике и самоненависти! А начинается игра с того, что родители тактично выпроваживают Филю из дому (пробивает пол прощальное напоминание матери, чтобы не забывал кушать овощи), знакомые волшебники советуют ему отправляться в Город Форм, но сардонически упоминают, что для него уже слишком поздно искать счастье. По пути из родной Деревни Отбросов Филипп случайно спасает от крововолков Ногоконя и тот вынуждает «смерда» (заколдованный наследный принц же!) присоединиться к нему — благо ему тоже в Город Форм надо!
  • Dark Souls — Удрученный Рыцарь, второй встреченный протагонистом NPC. Был таким же Избранным, как и сам протагонист, пока он не разочаровался. Поэтому он всё время сидит и ноет в Храме Огня, выдавая в сторону протагониста саркастичные упрёки. Крайне неприятный и бесполезный NPC. После того, как протагонист позвонит в два колокола, этот угрюмый дяденька уйдёт в Руины Нового Лондо, где он совсем опустит руки и станет Полым.
    • Во второй части есть аналогичный персонаж — Унылый Солден. Но в отличие от предыдущего примера, он положительный персонаж и даже готов оказать протагонисту хоть какую-нибудь поддержку, поделившись с ним своим горьким опытом. До конца игры он сохранит свою человечность.
    • Дезертир Хоквуд из третьей части продолжает эту традицию. Когда-то сбежал из Легиона Хранителей Бездны, чтобы зажечь Первое Пламя и стать Повелителем Пепла, но потерпел неудачу и остался в истории позорным дезертиром. Как-бы в насмешку над ним, чуть позже Легионеры изобрели ритуал объединения душ и сумели все вместе стать Повелителями Пепла. Через несколько циклов Хоквуд восстал из мертвых уже виде Невозженного, но настолько сломлен своей неудачей и подавлен величием Повелителей Пепла, что просто забил на Миссию и безвылазно сидит в Храме Огня, вторично став дезертиром.

Прочее[править]

  • Жанр интернет-творчества, известный как бугурт-треды — Славик Сычёв, усреднённый образ омежного юноши из современной России. Полной противоположностью Славика является Ванька Ерохин.
    • Не путать с Virgin vs Chad. Чед — это настоящее средоточие крутизны и прочих одобряемых автором конкретной картинки качеств, а Ерохин подчёркнуто быдловат, просто его недостатки такое же быдловатое окружение (но не авторы и не аудитория бугурт-тредов) воспринимает как достоинства.
  • Внезапно Исороку Ямамото. Даром что отец концепции авианосца, великий адмирал, а в молодости путешествовал по Америке проявляя нехилую предприимчивость и смекалку. Когда его назначили командовать Перл-Харбором писал что войну выиграть невозможно, так как Японии нужно много невероятных побед подряд, а на пике триумфа писал что война уже проиграна.

Примечания[править]

  1. В действительности не магия никакая, но уж больно мало пояснений и больно много дисбаланса.