Метро 2035

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
River Song.jpgSpoilers, sweetie!
Особенность темы этой статьи в том, что она по самой сути своей раскрывает спойлеры. Поэтому в этой статье спойлеры никак не замаскированы. Если вы уверены, что хотите их видеть — читайте!

«Метро 2035» — третья и последняя книга Дмитрия Глуховского о людях, выживающих в московской подземке после ядерного апокалипсиса. Мистика и ненаучные мутанты остались в прошлом: «Метро 2035» только об обычных людях и их проблемах. Возможно, поэтому книга и получилась сильно темнее и острее: разрывающие сталкеров мутанты не кажутся столь же страшными.

Игра Metro Exodus сделана по мотивам книги: завязка и расклад в начале совпадают, но потом все идет совсем по другому сценарию.

Сюжет[править]

После событий первой книги Артём успел послужить в Ордене, жениться на дочери Мельника и вернуться домой, на ВДНХ. Его гложет вина за уничтожение чёрных, а ещё ему кажется, что тогда, когда они с Ульманом связывались с Мельником, в радиосвязи был ещё какой-то сигнал. Герой пытается снова выйти на связь с людьми вне метро, постоянно поднимаясь на поверхность — но добивается только репутации сумасшедшего и порчи отношений с женой. Но всё меняется, когда на станцию приходит старик Гомер, желающий написать об Артёме книгу, и приносит байку о том, что на Театральной живёт радист, который когда-то связывался с людьми вне метро. Артём покидает станцию вместе со стариком, обещая рассказать свою историю в обмен на знакомство с тем самым радистом.

Однако приключение с самого начала идёт не так: уже на Рижской герои узнают, что из-за эпидемии грибной гнили Ганза объявила карантин и закрыла границы. Попытавшись с помощью навозного брокера Лёхи договориться с охраной, они все втроём попадают под арест к ганзейской контрразведке и выбираются на Менделеевскую только прикрывшись секретной миссией от Ордена. На Менделеевской герои по случайности стреляют в местного торговца Олега и, поскольку на самой станции почти ничего нет, а в Ганзу Олега не пускают, везут его с собой на Цветной бульвар. Там Артём сдаёт подстреленного в медпункт, а сам от переживаний напивается с Гомером, да ещё и глистой закусывает. В итоге парень с бреду шатается по станции, теряет куртку с документами, говорит с Сашей и Бессоловым и просыпается три дня спустя с вызженной орденской татуировкой. Без паспорта на Ганзу нельзя, и героям приходится вербоваться в Железный легион Рейха в надежде получить документы через них.

В Рейхе, оказывается, политика поменялась: теперь тут воюют с мутантами, а не с иностранцами. При вербовке Лёху отводят в сторону, а Артёма отмечают как сталкера и выделяют особо. В итоге местный офицер Дитмар устраивает героям курс по станциям, знакомит со школьным учителем, желающим написать книгу о Рейхе, а после предлагает сделку: документы и социальное жильё на станции — в обмен на закладку бомб на Театральной, чтобы отрезать её от Красной линии. Артём соглашается и уходит — а Гомер остаётся заложником. Для установки мины нужно пройти по поверхности до вестибюля, но на пути сталкеров перехватывает таинственные машины: внедорожник с пулемётом и мотоцикл. Однако Артёма они в последний момент отпускают. Он пытается найти на Театральной того самого радиста, пока война ещё не началась — но видит лишь, как того уводит красная разведка. Попытавшись пойти с ними, Артём в итоге оказывается арестованным, а радиста убивают на его глазах. Однако местный, красный Свинолуп верит рассказу Артёма о заложенных бомбах и позволяет ему связаться с Дитмаром — который бомбы немедленно взрывает. Бомба Артёма взрывается над Охотным рядом и вызывает его частичное обрушение. Воспользовавшись суматохой, герой стреляет в Свинолупа и бежит по поверхности без костюма на Полис, где докладывает новости Мельнику. Тот крайне недоволен поведением Артёма и просит его расторгнуть брак с Анёй. Артём, уже итак ушедший от жены, соглашается в обмен на возможность пойти с дипломатической миссией от Ордена в Рейх и освободить Гомера. Однако план проваливается: вышедший встречать группу Дитмар отбирает конверт с письмом для фюрера, а самого Артёма отправляет в концлагерь на Пушкинской, где того уже ждут Лёха и Гомер.

Спустя пару дней Гомера освобождают ради помощи в написании книги о Рейхе, а потом война приходит на Пушкинскую. Фашисты используют заключённых как живой щит на время подрыва перехода, но в итоге обрушивают и свою станцию, а герои по поверхности доходят до Цветного. При этом Артём слышит от одного из заключённых, что будто бы есть поселение людей в Балашихе. Спустя несколько дней Илья Степанович забирает Гомера для помощи в написании новой истории Рейха. Немного позже сообщается, что красные захватили Кузнецкий Мост и наступают на Шиллеровскую. В связи с нехваткой времени на минирование туннеля, фашисты гонят Артёма, Лёху и остальных «уродов» на перерез красным, пока сами минируют туннель. В перегоне Шиллеровская—Кузнецкий Мост «уроды» и красные чуть не сталкиваются лбами, когда фашисты подрывают туннель. В темноте все начинают расспрашивать друг друга, кто они. Оказывается, красные — это тоже заключённые, но с Лубянки. Артём начинает расспрашивать людей о выживших и слышит слово «Балашиха». Он понимает, что Балашиха — город недалеко от Москвы, и принимает решение дойти до него. Он выбирается на поверхность вместе с Лёхой, и оба идут на Цветной. Там Артёма выхаживает Саша, она же знакомит его с Савелием, сталкером, у которого есть машина на ходу. Вместе с ним герои прибывают на Балашиху, где находят ветряки, радиостанцию и кучу трупов построивших это всё рабочих с Красной линии. Они снимают охрану на радиостанции и прекращают работу глушилок, после чего слышат радиосообщения со всего мира. Однако очень скоро в Балашиху прибывают войска Ордена, которым герои сдаются. Орденцы утверждают, что они давно знали о том, что мир цел, но нарочно прятали метро из страха мести бывших (и переживших войну) врагов. Артём, Лёха и сталкер Савелий, как знающие тайну, вступают обратно в Орден. В Полисе Артём встречает жену и выясняет отношения с ней.

Первое же задание героев в Ордене — доставка патронов по поверхности орденским бойцам. Однако оказывается, что патроны доставляются на Комсомольскую, красным, у которых случился голодный бунт. Артём отказывается выполнять такой приказ. Новые, ганзейские бойцы ордена пытаются убить его за это по приказу самого Мельника, но старые товарищи вступаются за него. В итоге группа бежит на станцию, а там с голодной толпой и до Ганзы, где основные силы восставших сжигают из огнемётов ганзейцы, а Артём со спутниками снова уходит на Цветной Бульвар. Там он встречает Гомера и бывшего рейховского учителя и рассказывает им всё, что узнал. Он пытается добиться правды от Бессолова, который, судя по всему, стоит за всем происходящим, но падает без сознания от ран. Он приходит в себя под землёй, но не в метро. Встретивший героя Бессолов объясняет, что правительство никуда не делось из Москвы, просто живёт в правительственном бункере, откуда тайно манипулирует всеми значимыми силами метро. Бессолов предлагает Артёму оставаться тут, коль скоро Саша попросила за него — но герой отказывается, и его возвращают на Бульвар. Артём пытается вновь собрать свой отряд, но, как оказалось, их всех уже арестовали орденцы. Артёма тоже захватывают и отправляют под суд. Оказавшись в камере, он успевает рассказать всё, что узнал, товарищам, и заручиться их поддержкой.

На суде Орден раскалывается. Промельниковская сторона захватывает Аню и вынуждает Артёма обменять её жизнь на свою. Перед этим он успевает отправить Лёху на Цветной, ловить Бессолова, а Гомера — в разорённый Рейх, печатать листовки. Власти Полиса волнуются, народ требует правды. Однако приведённый Лёхой Бессолов выдаёт народу свою правду: Запад выжил и готов к войне, люди в метро прячутся, а вовсе не заперты. В итоге метрожители решают объединиться в попытке спрятаться от врагов в метро. Лёха перешёл на сторону Бессолова и стал его помошником, Гомер остался в Полисе писать свою книгу, а Артём с женой и бывшим нацистским учителем, Ильёй Степановичем, при поддержке некоторых членов Ордена бежали на поверхность и на машине Савелия добрались до ВДНХ. Однако и там люди не захотели им верить и покидать метро. Поэтому Артём с женой покидают метро одни и отправляются во Владивосток. Некоторое время за ними наблюдает Лёха, но, дождавшись отъезда героев из Москвы, возвращается назад, к Бессолову.

Тропы[править]

  • Амбиции — это плохо — такое многократно втолковывают герою самые разные люди. «Главное — что все живы, а там уж… Как в коммуне или как в пещере.» А этот зачем-то на поверхность лезет, народ на бунты подбивает…
    • Олежек, не желающий расширять хозяйство больше одной курицы, способной снести одно яйцо, давит педаль в пол. «От денег счастья нету! — приговаривал Олег. — Человеку много не надо. Что мне, одно яйцо или десять? Одного мне аккуратно хватает. А от десяти заворот кишок может быть! Всегда так жил и еще проживу.» Впрочем, его соседи именно Олежка считали чересчур амбициозным выскочкой — ишь, курицу себе завёл!
    • Впрочем, амбиции средней руки на самом деле показаны плохо, в отличие от по-настоящему широких мечт:
      • Гомер хотел написать книгу и прославится — в итоге сначала накуралесил в «Метро 2034», а потом предал Артёма в «Метро 2035».
      • Лёха-брокер многократно повторял, что мама пророчила ему большое будущее, а не это вот всё — и предпочёл стать помощником Бессолова вместо того, чтобы воевать с ним.
      • Дитмар мнил себя «ловцом человеков» и закулисным правителем метро — и устроил бойню на Театральной, в которой, как оказалось, вообще никакого смысла не было. А до того почти тоже самое пытался сделать красный генерал, но был остановлен Орденом.
  • Амнезия — Артём допился до того, что забыл разговор с Бессоловым и Сашей. Потом очень долго и тяжело вспоминал.
  • Антиреклама спиртного и Антиреклама наркотиков — Артём, посмотрев на быт Менделеевской и допустив случайную смерть человека, на Бульваре нажирается вдрызг, а потом ещё и глистой закусывает. Как результат — потерял документы и одежду, забыл важнейший разговор с Бессоловым, из-за чего скитался потом треть книги в попытках узнать правду, которую ему прямым текстом объяснили, попутно пил с фашистами за одним столом.
    • Опустившиеся наркоманы с Менделеевской тоже тянут на троп. Как и торчки с Бульвара.
  • Антиутопия — все главные силы метро, но особенно ярко выделяются фашисты с одной вылизанной, чистой станцией и другой станцией — концлагерем.
  • А теперь мне пора — в финале Артем с женой валят из этого свинарника на тракторе тойоте.
  • Беспризорник — на Менделеевской таких куча, в основном потому, что жители станции деградировали до уровня бомжей.
  • Боевые рабы — не особо боевые, но в туннелях между Пушкинской и Кузнецким мостом сталкиваются заключённые в фактический концлагеро «уроды» со стороны Рейха и политзаключённые с Лубянки со стороны Красной линии. И те, и другие должны были быть пушечным мясом, но в итоге туннели завалили, а сцепившиеся рабы остались посередине.
  • Борьба нанайских мальчиков — именно так выглядит политика метро из бункера. Вот только беда в том, что «офицеры среднего звена» воспринимают борьбу всерьёз и, в попытке выслужиться/скинуть начальника часто начинают бороться всерьёз, что крайне плохо кончается для всего метро.
  • Вместе мы сможем править Галактикой — Бессолов предлагает Артёму стать его помошником и переселиться в бункер. Тот его посылает… а вот Лёха соглашается.
  • Всё пошло слишком так — много у кого:
    • Рейх хотел расширить жизненное пространство под землёй. И расширил — так, что своды не выдержали, и станция рухнула.
    • Власть хотела разделить людей в метро, чтобы они воевали друг с другом, а чего-то большего не искали. В результате люди так поверили в придуманную вражду, что офицеры среднего звена регулярно переводят противостояние в горячую фазу. То склад с химоружием попытаются захватить, то вражеские станции взрывать…
    • Артём хотел поймать радиосигнал из внешнего мира, и чтобы все остальные метрожители поверили в жизнь на поверхности. Поймал. Поверили. Теперь всем селом закапываются поглубже, чтоб от Запада спрятаться.
  • Главная тайна — мир выжил! Это только над Москвой (и, возможно, некоторыми другими местами) сплошная радиоактивная пустыня потому, что именно над ней множество боеголовок сбили. В остальных местах — ну, не то, чтобы всё хорошо, но жить на поверхности можно.
  • Гнусный клан — братья Свинолупы. Работают в контрразведке — один на Ганзу, другой на Красную линию. Первый, судя по всему, вот прямо перед встречей с героями убил какую-то женщину. Второй обожает расстреливать людей и устраивает встречи с любовницей именно после расстрелов.
  • Говорить лозунгами — речь замначальника Проспекта мира, когда ему предлагали взятку. Видно, микрофонов боится.
  • Городской сумасшедший — Артём. Про чёрных он рассказал только жене и Мельнику — что не прибавило ему очков в их глазах. А вот про услышанный у в рации Ульмана чей-то позывной знают все, как и про попытки героя выйти на связь, поднимаясь на поверхность. То, что Артём временами разговаривает с погибшим другом Женькой и с самим собой, делает его настоящим жителем страны эльфов в глазах всех знакомых.
  • Госбезопасность — есть во всех развитых станциях, и лютует.
  • Грызня за наследство — на Менделеевской, вокруг Олежкиной курицы.
  • Диверсант — Артёму приходится доставлять бомбу от фашистов на Театральную.
  • Дойти до самоубийства — Жена Ильи Степановича, Наринэ, повесилась, узнав, что её дочь родилась с отклонениями и была убита.
  • Есть детей — таким представляют Москвина и Красную линию в Ганзе. В начале книги это, скорее всего, просто образ врага — а вот к концу грибы поражает плесень, и голод на Красной линии получается нешуточный. Аналогично думает красная линия про другие станции, в частности, Театральную.
  • Животный наркотик — глиста, которую ловят в водах Менделеевской.
  • Житель Страны Эльфов был прав — Артём стал посмешищем в попытках поймать радиосигнал от выживших из других городов. То, что вне метро жизни нет, стало прописной истинной. А он возьми да поймай сигнал, да не от одного посёлка Зори, как надеялся, а из десятков разных городов.
  • Завещай мне сапоги — сталкеры, профессиональные мародёры, в мародёрство даже среди своих не верят. Взял у покойника снарягу — считай, помянул.
  • Заложник — Рейх берёт в заложники Гомера, чтобы заставить Артёма заложить бомбу в нужном месте — и не отпускает. Орденовцы берут в заложники Аню и меняют её на Артёма.
  • Идиотский сюжет — правительство сидит в бункере и дергает за ниточки. Интересно каким образом? Их бы давно уже перебила их собственная охрана, чтобы не делиться деликатесами.
    • Какими нужно быть идиотами, чтобы поверить что по мелодии из радио можно определить военный потенциал противника?
      • Ну, тут просто: если у вы на ощупь ходите, а враг дефицитное электричество на музычку тратит — значит, у него дела получше идут. Плюс о боевом потенциале Запада заявляют авторитетные властные фигуры. Плюс под это дело Орден переходит под контроль Полиса, то есть у граждан этого самого Полиса есть шкурный интерес верить.
        • Или музычку крутит придурок вроде Артёма. Или это вообще чудом сохранившаяся автоматическая передача. Могли бы страшилку поубедительней подать.
    • Мельник послал на морально сомнительное задание главного правдоруба. Что могло пойти не так?
      • Послал с приказом «Убить, если будет рыпаться». А что рыпаться будет — 100 %. Также этот самый правдаруб уже несколько раз спасался исключительно стараниями Ани, любимой дочери Мельника. А так — всё сразу ровно получается. Артём сам пошёл на эту миссию — Мельник его отговаривал даже. Убийство можно свалить на красных, заодно и передачу патрон объявить похищением. И у Мельника есть зять-трижды герой, «свободная» дочь, прикрытие для вмешательства Ордена в политику и нет никаких проблем с мутными типами в Ордене. Что-то пошло не так только в одном месте: Летяга, до того исправно выполнявший самые людоедские приказы и, похоже, предпочитавший реально верить в их справедливость — в Артёма стрелять отказался. А свежая кровь не сумела его остановить. И всё посыпалось…
        • Ага, послал с двумя сообщниками-диверсантами да еще и человека, которого старая гвардия Ордена считает героем.
  • Из бунтаря в консерваторы — Лёха, начинавший с желания зачистить правительственный бункер, и кончивший «изменением власти изнутри».
  • Король инкогнито — Бессолов не король, но очень большая шишка. И любит развлечения ради походит по метро как простой человек, с тайной охраной, конечно же. Да ещё и поговорить с каким-нибудь бедолагой про настоящее житьё-бытьё.
  • Лицемер — много их, особенно на руководящих должностях в особо идеалогизированных фракциях. Так:
    • Фюрер, ведущий борьбу с мутантами во всём метро, сам является отцом беспалой дочьки.
    • Москвин, глава коммунистов, очень любит деньги и отравил брата ради власти.
    • Замначальника Проспекта Мира долго распинается о том, как важен карантин и как он лично взяток не берёт. Взятки берёт какой-то другой чиновник, молча сидящий рядом с ним.
    • Ну и по мелочи: один из клиентов обещает выкупить Сашу... а потом клянчит скидку.
  • Лицемерие — это смешно — много где.
    • Дача взятки на Проспекте мира состоит из тропа чуть менее, чем полностью.
    • Брокер Лёха часто выдаёт троп пополам со смердяковщиной.
    • Фашист, едущий вступать в железный легион: «Фюрер меня чем зацепил? Говорит: думай своей головой!».
    • Свинолуп просит голодающих немедленно разойтись… ссылаясь на закон о свободе собраний!
  • Ложная мистика — Артём видит тот же сон, что и Саша во второй книге. Кажется, что что-то мистическое тут всё-таки есть… но потом он вспоминает, как разговаривал с Сашей в борделе на Бульваре, когда был пьян и под глистой.
  • Магия уходит — монстры прошлых книг ушли или умерли, о паранормальщине в туннелях как будто бы все забыли, и даже звёзды Кремля больше не притягивают взгляд.
  • Мазохистское танго — Артём и его жена, Аня. Сначала она вышла за него замуж вопреки воле отца, потом охладела из-за попыток героя выйти на связь с внешнем миром и невозможности завести детей, после Артём де-факто разорвал брак, уйдя со станции, и сделал это де-юре взамен на помощь Мельника. Затем Аня, узнав о разрыве отношений, прибыла в Полис, чтобы выяснить отношения и таки добилась от героя ответных чувств. В последующих передрягах уже Артём заботится о бывшей жене больше, чем о себе, а она раз за разом заступается за него перед отцом. В конце они уезжаю из Москвы вместе, как любящая пара.
  • Мутанты — ненаучные остались в прошлой книге, здесь — только реалистичные: больные, покорёженные существа.
  • Наглая ложь — Постоянно. Чем наглее ложь — тем проще в неё верит. Во-первых, конечно, основная тайна книги. Во-вторых — попытки часовых Красной линии скрыть взрывы, кашляя от вызванного взрывами дыма и пыли.
  • Направо кругом — Илья Степанович. Был учителем у фашистов, а стал в итоге честным летописцем всей этой истории.
  • На тебе! — много кто, но больше всего досталось народцу-быдлу, на котором людоедская власть стоит, и из которого она воспроизводится.
  • Неблагодарное быдло — живёт в метро и вылезать не хочет.
  • Не в ладах с физикой — говорится, что если крутить педали да динамо-машине в обратную сторону, то электричество не вырабатывается. На самом деле динамо-машину можно крутить в любую сторону, в чём можно легко убедиться, покрутив такую, например, в фонарике.
  • Налево кругом — много кто! На самом деле много.
    • Из героев изначальной партии Артёма покинули все:
      • Гомер решил не печатать листовки о жизни на земле и даже не писать книгу о настоящих приключениях Артёма, а поселиться в Полисе и, под чутким присмотром настоящих хозяев метрро, написать книгу о том, как светлые герои из ордена расправились со злобными чёрными, угрожавшими всему метро.
      • Лёха-брокер, больше всех горевший расстрелять живущее в бункере правительство, сам примкнул к нему, став помощником Бессолова.
    • Из сторонних персонажей:
      • Мельник и весь Орден начал работать на правительство, отлавливая приходящих извне и пытающихся отправить сообщение наружу вместо того, чтобы защищать метро. Была крутая боевая организация пацифистов, стали полицаи. Сам Мельник работает на власть вместе с Красной линией (которая убила половину его отряда) и Ганзой (которая обещала помочь против красных, но кинула Орден, из-за чего и получилась бойня). И, при этом, орденские игнорируют многочисленные выходы на поверхность Артёма, потому что он Мельнику родня. То есть глава ордена одновременно и работает на злодейскую власть, и сотрудничает с бывшими врагами, и потихоньку предаёт их ради своих личных целей. И не раз.
      • Саша, девочка-грёза из второй книги, стала проституткой и промышляет вместе с другими на Цветном бульваре. А её возлюбленный — Бессолов.
      • Хантер, оказывается, после чёрных просто спился, и к затоплению Тульской его толкнул не внутренний зверь, а пьяная кровожадность. Заряды, кстати, не случайно по воле державших станцию севастопольцев взорвались, а были активированы Орденом.
  • Некропедозоофил — сразу несколько:
    • Бессолов не только на власть работает, но и смотреть на сношения Саши с другими мужчинами любит. Он-то ей Артёма и привёл. А ещё он, скорее всего, прижигал её сигаретами.
    • Братья Свинолупы. Один в службе безопасности Красной линии и заводится от расстрелов, второй в службе безопасности Ганзы и, похоже, придушил какую-то женщину прямо перед приходом героев.
  • Не ломай ей судьбу — Мельник просит Артёма освободить жену от брака именно в таких формулировках. Тот, уже ушедший от Ани, соглашается… А потом в Полис прибывает сама Аня, и вот она-то с таким положением вещей крайне несогласна.
  • Ненадёжный рассказчик — Гомер. Сначала Саша объясняет Артёму, что, вопреки второй книги серии, Хантер был алкоголиком, а вместо внутреннего зверя у него была пьяная агрессия. И Тульскую подорвали орденские под прикрытием огнемётов, а не севастопольские. А в конце Гомер готовится ненадёжно рассказывать уже об Артёме.
  • Нерешительный мальчик, решительная девочка — Аня и Артём. Аня — дочь Мельника, им выращенная, ещё и снайпер. А вот Артёму, несмотря на попытки быть героем и спасать всё метро, на прямую конфронтацию и честный разговор сил, обычно, не хватает — в лучшем случае сумятица получается. Начать с того, что то, что они к концу книги всё ещё вместе — целиком её идея и её инициатива. И кончить тем, что, судя по всему, именно она его в начале выбрала и она к нему от отца сбежала, а не он её добился.
  • Ницшеанец-самоучка — именно такие взгляды тут разделяют властные чиновники и присоединившиеся к ним метрожители.
  • Он уполз — Со второй книги уползла Саша, которая не утонула, а спаслась через вентиляцию. В самой книге уполз коммунистический Свинолуп: получил аж две пули, но был подлечен и снова участвовал в подавлении голодного бунта считанные недели спустя.
  • Операция под фальшивым флагом — герои минуют Ганзу, прикинувшись оперативниками Ордена под прикрытием. Нет, Артём на самом деле служил в Ордене, но то было год назад.
  • Отрастить бороду — вся серия. В первой книге почти до самого конца — типичный путь героя-избранного, во второй речь уже о людях, власти, цели и средствах, третья вся — чернушная социальная сатира.
  • Пережил свою полезность — Артём в качестве помощника Дитмара. Поставил заряд? Отправляйся в концлагерь!
  • План Стэплтона — сложный случай. Реальные власти распространяют очевидно выдуманные истории о невидимых наблюдателях из числа выжившего правительства, чтобы любой свидетель их реальных дел был принят за выдумщика, травящего мистические байки. Впрочем, слишком часто и много прятать им не приходится.
  • Плохие люди — одна из главных идей, которая многократно демонстрируется в книге и часто озвучивается власть имущими. Герой продолжает надеятся — но спасать к концу книги уже никого не хочет.
  • Потому что вы были добры ко мне — Бессолов подобрал Сашу и пристроил на Бульваре — и она влюбилась в него.
  • Проституция — цветёт на Цветном Бульваре.
  • Расстались не до конца — Аня и Артём.
  • Реальная политика — во все поля, самым циничным образом.
« Это не нам нравится жрать ваших детей. Это вам нравится жрать ваших детей. И нам не нравится, что вы жрёте своих детей. Нам нравится просто править вами. Но если мы хотим вами править, мы вынуждены позволить вам жрать ваших детей »
— Бессолов
  • Ремонт пинком и такой-то матерью — реалистичная версия. Артём не отремонстировал пульт радиоуправления ударами, а сломал. И, тем самым, вырубил глушилку.
  • Реткон — вся завязка строится на попытках Артёма повторить приём сигнала, который он, по его словам, слышал в рации Ульмана, когда они отправляли сигналы в первой книге. Вот только в самом «Метро 2033» ни о чём таком не написано, более того, герой растягивает антену и вступает в контакт с чёрными, а приём-передачу ведёт Ульман.
    • Если так посмотреть, то вся вторая книга отретконена, потому что её написал Гомер, тот ещё любитель повыдумывать.
  • Ружьё Чехова — в самом начале книги Аня в пикировке с мужем отмечает, что грибы-то с гнилью пошли. Кажется, просто к слову пришлось — а на деле большая часть потрясений, среди которых пришлось приключаться героям, связана как раз-таки с этой грибной гнилью.
  • Сбежать в брак — Аня, бежавшая от гиперопекающего отца, который когда-то был домашним тираном, и фактически довёл её мать до смерти.
  • Супружеская измена — Артём изменяет жене, от которой ушёл, с Сашей.
  • Творческий кризис — Гомер то ли не выходит из него, то ли просто не такой уж даровитый писатель, каким хочет себе казаться. Всю вторую книгу он ввязывался в приключения в попытках поймать музу за крылья — и в третьей мы узнаём, что получившаяся книга снова не взлетела, а старик отправился за вдохновением на ВДНХ.
  • Темнее и острее — вся серия. Третья книга по сравнению с первой особенно. Почти всех сил в метро коснулось.
    • Орден из рыцарей человечества превратился в полицаев на службе у тайного правительства.
    • Полис из обители знания (хотя и с весьма странными порядками) превратился в карикатурно оторванную от жизни и народа интеллигенцию. Поддержать соседнюю станцию плакатами и печенками, приняв диверсию Рейха за бунт против красных? Вы серьёзно?
    • Красная линия из карикатурных коммунистов превратилась в настоящую Империю Зла с гулагами для политзаключённых, стукачами, голодом и расстрелом голодающих с последующей продажей их на комбикорм для свиней.
    • Фашисты уже в первой книге не были хорошими, но тут они уже не размениваются на истязания нескольких людей, а строят, по меркам метро, гигантский концлагерь. Этого мало — они ещё и лицемеры, не верящие (по крайней мере, верхушка) в свои же собственные идеалы.
    • Ганза была свободным рыночным государством с наилучшим уровнем жизни. Тут они уже злобные капиталисты, готовые жечь голодающих огнемётами, чтобы не пустить их на свои станции. А потом торговать горелым мясом.
    • Некоторые станции потемнели относительно себя-прошлых. Так:
      • На Театральной оказалось много артистов из Большого театра, и они живут лицедейством. Что же ставят? Как оказывается в итоге, что-то между кабаре и стриптизом.
      • Рижская когда-то торговала сушёными розами и прочим хабаром с рынка на поверхности. Потом розы кончились, и рижские перешли на дерьмо. И если в первой книге Рижская более-менее положительная, то в третьей «брокеры» — типичные торгаши-перекупы: жадные, агрессивные к своим конкурентам, готовые на всё, чтобы надуть алексеевских на пару пулек (и перепродать их говно на Ганзу, буквально сотню метров пронеся через свою станцию!). Не продают пылесосы Кирби только потому, что их не имеют.
  • Трап — работает на Бульваре.
  • Ужас у холодильника — Умбаха годами не трогали, а в момент прихода героя на Театральную — взяли. Уж не Бессолов ли подсуетился, выпытав у смертельно пьяного Артёма цель его визита.
  • Уютная катастрофа — жителям правительственного бункера мир видится именно так. Куча жратвы, алкоголя, готовых на всё ради места в бункере слуг. А поверхность этим ребятам не особо-то и нужна. У Бессолова, например, агорафобия. В городе, где выживать можно только под землёй.
  • Хороший плохой конец — Власть Бессолова стоит, как стояла — максимум его попугали немного. Люди в метро как жили в скотских условиях, так и живут. Часть героев перешли на другую сторону, часть погибли. Но сам Артём и его жена могут покинуть метро и отправится в мир на поверхности. И у них даже есть шанс выжить и куда-нибудь доехать.
  • Чернуха — как она есть. А вот Гомер чернуху писать не хочет, потому просто выдумывает по мотивам реальных событий.
  • Что за идиот! — неумение героев прикинуться шлангом и говорить с людьми часто заставляют читателя вспомнить о тропе.
  • Что-что я съел? — Артёму пришлось отведать свинины, выращенной не на грибах, а на человечине.
  • Шея мёрзнет без ошейника — все попытки раскачать народ на бегство из метро и/или свержение власти у героя кончаются сабжем: людям страшно на свободе, не привычно, не верится в неё, и вообще где-то там злые американцы бродят, только и ждут, как на метро напасть и всех свиней угнать. Даже попавшие в застенки местного КГБ предпочитают ждать милости от палачей за примерное поведение.
  • Шкала идеализма против цинизма — идеализм Артёма против цинизма всего метро. Даже Гомер в конце переключается на циничный подход к искусству вида «писать то, что людям захочется читать, даже если это ложь».
  • Шлюха с золотым сердцем — Саша, ставшая проституткой. Не раз помогает главному герою, буквально выдёргивая его с того света, и даже отказывается от места в бункере в его пользу — но поддерживать его идеи не хочет.
  • Шрамы от цензуры — крайне крутой случай: на Театральной вообще ничего классического поставить не могут. Или Красная линия обидится, или фашисты.
  • Эпидемия — поражает грибы, что вызывает голод, голодные бунты и череду военных столкновений.
  • Я просто исполнял приказ — позиция Летяги и вообще большей части Ордена, а дальше — так и вообще почти всех вооружённых сил метро. У первого, правда, верность товарищам оказывается сильнее.
  • Я слабый, мне всё можно — именно так оправдывает своё предательство Гомер: он-то уже старый человек, и если не напишет популярную книгу сейчас, то ничего от него не останется. Нет времени с правительством за лучшее будущее бороться, дали комнату — и хорошо.
  • Я умираю, мне всё можно — Артём, который хватил дозу после прогулок по Москве без костюма. Правда, потом его немного подлатали в правительственном бункере, и вообще не факт, что врач с Бульвара, озвучивший те самые три недели, был хоть сколько-то компетентен в этом вопросе.