Метро 2034

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

«Метро 2034» — вторая книга Дмитрия Глуховского о людях, переживших ядерный и не только апокалипсис в московском метро. Как можно догадаться, события происходят спустя год после событий первой книги. И не на севере, а на юге метро. Почти все персонажи новые: из первой книги сохранился только упоминаемый мельком Мельник да очень изменившийся Хантер. Количество мистики заметно сократилось, она стала не такой явной — зато больше проявился социальный подтекст; стало меньше путешествий по племенам чудаков и описаний станций, зато больше описаний главных героев.

Сюжет[править]

Станция Севастопольская, одна из главных поставщиков электроэнергии в метро, постоянно осаждается идущими с Чертановской и Нахомовского проспекта мутантами и потому крайне зависит от поставок оружия и патронов из Ганзы. Однако в один момент всякая связь с большим метро прекращается — не приходят караваны, не работает телефон. Станция отправляет боевые отряды и разведчиков, но безрезультатно. Наконец, в путь выходит один из лучших бойцов станции — выживший и покинувший Орден Хантер, который берёт с собой старика-фольклориста Гомера и ходока Ахмеда. В пути к Тульской Ахмед гибнет. На станции героев ждёт нерадушный приём: после короткого разговора их обстреливают и закрывают гермоворота. По пути назад Гомер находит дневник погибшего связиста одного из Севастопольских отрядов. Вернувшись на Севастопольскую, Хантер объявляет, что Тульскую захватили бандиты, и решает идти в большое метро через радиоактивную Каховскую линию, чтобы зачистить станцию с другой стороны.

По пути герои встречают девушку Сашу, которая была вместе с отцом сослана на Коломенскую, и забирают её с собой сначала на одну станцию, а после и на весь путь. В пути Хантер всё чаще проявляет излишнюю жестокость, Саша начинает испытывать чувства к Хантеру и верить, что она ему нужна, а Гомер — читает дневник и узнаёт, что на Тульской эпидемия крайне опасной и заразной болезни. Старик понимает, что сам мог заразиться (что позже подтверждается), и что Хантер идёт к Полису, чтобы Орден помог ему зачистить заражённую станцию, но предпочитает продолжать путь.

На Павелецкой герои сражаются с монстрами, Хантер и Саша получают раны и на время оказываются прикованными к кровати. Придя в себя, девочка пытается подарить Хантеру нож и поблагодарить за спасение. Когда же бывший орденовец заявляет, что он просто убивал монстра, девушка сбегает на поверхность, где спасается только чудом. Пока Гомер ищет Сашу, Хантер уходит на ганзейскую Добрынинскую, и двум другим героям приходится догонять его в компании Леонида, музыканта с удивительно большим заработком и хорошими связями. Со временем Леонид узнаёт о болезни (слухи уже просочились на Серпуховскую) и обещает Саше рассказать о лекарстве, если она пойдёт с ним. Девушка верит ему и уходит в надежде успеть вернуться с лекарством раньше, чем Хантер с отрядом зачистит станцию. Гомер же отправляется со своим бригадиром. В пути он узнаёт немного о причинах крайней жестокости Хантера и, дойдя до полиса, устраивает ему встречу с Мельником. Получив от последнего орденский значок и разрешение на зачистку станции, Хантер немедленно покидает полис.

Тем временем Саша и Леонид проезжают до Спортивной, где пытающийся флиртовать с девушкой музыкант рассказывает ей об Изумрудном городе. Однако после он признается, что всё придумал, и на самом деле он не наблюдатель, а сын Москвина, главы Красной линии. Лекарство же на самом деле есть — это радиация. Спеша обратно, на Добрынинскую, герои с боем прорываются по Красной линии обратно к Полису, а затем и дальше, к Тульской. Там как раз начался бунт: заражённые вырвались из поездов, а умирающий глава станции приказал закрыть гермоворота и затопить станцию. Саша и Леонид пытаются прекратить бой между заражёнными и сдерживающими их людьми, но именно в этот момент на станцию прибывает Хантер с отрядом огнемётчиков. Он не верит в существование лекарства и всё равно собирается зачистить станцию, но в этот момент заряды всё-таки взрываются и гермоворота начинают закрываться, отрезая Сашу и получившего пулю в живот Леонида от Хантера и его отряда.

Спустя время выясняется, что лекарство всё-таки есть, выживших больных лечат на радиоактивной Каховской линии, станцию осушают с помощью насосов, а Гомер и Хантер снова живут на Севастопольской и ходят в дозоры, где старик дописывает книгу обо всём случившимся, а его суровый бригадир учится петь.

Тропы[править]

  • Антизлодей — Хантер, чью психику знатно попортили чёрные. Пытается продолжать свою борьбу против угрожающих человечеству монстров — но чем дальше, тем больше сам становится лютым зверем.
  • Армия из одного человека — по меркам метро — Хантер, который почти что герой боевика. Тем страшнее, когда у него начинает ехать крыша. А вместе с другими орденскими — уже крутая армия.
  • Бабочка и император — Саша видит сон, в котором ей приснилась её жизнь в метро.
  • Бросился на Зов — почти все персонажи. Гомер, который увидел в этом приключении отличную возможность поймать за крыло музу, Хантер, решивший вновь заняться привычным делом, Леонид, буквально навязавшийся героям сначала в попытках соблазнить Сашу, а потом уже и до конца… Только у самой Саши выбора не было.
  • Вам хорошо осуждать — Гомер утаивает сначала дневник, а после и своё заболевание, что запросто могло привести к смерти всего метро. Но — хватило бы у вас сил приговорить самого себя к смерти, да ешё и буквально сразу после того, как у вас появился шанс завершить дело всей жизни?
  • Дневник катастрофы — выл найден Гомером на трупе бежавшего с Тульской связиста.
  • Довести до самоубийства — это пытались сделать с Хантером Чёрные. Не вышло. Зато психику расшатали изрядно.
  • Дыра в сюжете — на Нахимовском сохранились целые, неразобранные поезда, потому что станция не была закрыта с поверхности, и там высокий радиоактивный фон. То есть валяющиеся прямо на поверхности радиоактивные железяки сталкеры тянут только так, а то же самое из метро — нет?
  • Жанровая ошибка — командующие с Севастопольской приняли внезапный обрыв связи за атаку врага из плоти и крови, будь то люди или мутанты, и упорно пытались решать проблему военными силами. А там, внезапно — эпидемия.
  • Закольцованная сцена — в начале книги Гомер представляет ад в виде ужасного поезда с трупоедами-пассажирами. В конце ему, дописывающему книгу, видится прекрасный поезд, на котором он увозит в вечность всех, кого помнит.
    • Также: и в начале, и в конце Гомер сидит в дозоре — только в первый раз он слушает чужие рассказы, чтобы набраться вдохновения, а в конце — дописывает свой.
  • Клиффхэнгер — в концах глав бывает часто.
  • Конфликт поколений — между Москвиным-отцом, диктатором Красной линии, и Леонидом, его сыном, любителем искусства и лёгкой жизни.
  • Король в изгнании — Сашин отец — глава конфедерации станций, сам управлявший когда-то Автозаводской. Станция была захвачена прокрасными силами, а её бывший глава — изгнан на пустую, отделённую от большого метро наземным мостом Коломенскую.
  • Крутое прозвище — Хантер.
  • Маленькая вещь на память — Гомер через всю жизнь пронёс фотографию летнего дождя, напоминающую ему о рождении сына. А Саша всё детство любовалась на картинку с упаковки для чая, и даже видела тот пейзаж во сне.
  • Может, магия, а может, реальность — большую часть мистики, если не всю, можно списать на этот троп. В отличие от первой книги, где активно присутствовали люди и мутанты — телепаты, телепатические же шумы из труб, гипнотизёры и помешательства животных, тут есть лишь две галлюцинации, и те на ядовитый газ списать можно. Зато моментов, которые суеверный человек может принять за мистические — выше крыши.
  • Не в ладах с биологией/Авторский произвол — бактерии и вирусы куда лучше людей переносят радиацию — это знают даже герои произведения. Но автору для удачного завершения произведения нужен был дешёвый способ всех вылечить от заразы, которую Гомер уже разнёс по всему метро.
  • Ну прямо как родитель — Гомер однажды даже называет Сашу своей дочерью — правда, про себя.
  • Огнемёт — огнемётчики Ордена, которым предстояло зачистить всех заражённых.
  • Он уполз — Хантер уполз. ВДНХ тоже — если в конце первой книги её должны были вот-вот отрезать от остального метро взрывом, то во второй мы узнаём, что там всего лишь заделали выходы на поверхность.
  • Операция под фальшивым флагом — прорываясь через Автозаводскую, герои облачаются в костюмы убитого ими экипажа дрезины.
  • Очистительный дождь — встречается дважды, сначала Саша видит его на поверхности, после говорит о тропе при затоплении станции.
  • Падальщики — бледные твари, поселившиеся на Нахимовской. Для людей почти не опасны, но могут заживо съесть одинокого раненого.
  • Первая любовь — у Саши к Хантеру. Кончилось плохо.
  • Пережить своих детей — Гомер. Его семья осталась на поверхности.
  • Персональная тюрьма — Целая станция для Саши и её отца, бывшего главы конфедерации станций, свергнутого прокрасными бунтовщиками.
  • Приметы и суеверия — не меньше, чем в прошлой части. Средний метрожитель вообще суеверен, каждый — по своему. Особенно явно подчёркивается в ситуации с Ахмедом и его страхом перед Нагорной. Чётки и заговоры не помогли — Ахмеда всё равно сожрали.
  • Проблемы с коммуникацией убивают — вся заваруха началась из-за того, что один из изгнанных в туннели заболевших со зла перерезал телефонный кабель, и Севастопольская с Тульской не смогли обговорить общую проблему.
  • Похоже, это задание для Аквамена — аверсия. Севастопольцы постоянно борются с мутантами, лютующими что на Чертановской, что на Нагорной, и с грабящими караваны бандитами, которых уже успели свести под ноль. Внезапно связь с большим метро обрывается, а караваны перестают приходить. Отправляют боевой отряд — и он тоже пропадает без вести. Тогда разведать обстановку отправляется лучший боец станции, настоящий герой боевика… и, хотя начало книги даёт надежду на троп, это внезапно оказывается совсем не он. Настолько не он, что только по случайности всю ветку не сожгли.
  • Роковой туман — бывает на Нагорной. А в нём — гигантский плотоядный монстр. Сам же туман вызывает галлюцинации.
  • Сирота — Саша.
  • Сломать стоика — сделали Чёрные с Хантером за кадром первой книги, а результат мы видим уже во второй. Впрочем, конец оставляет надежду, что сломался он не до конца.
  • Так было надо — много где. Это стало главной мантрой сходящего с ума Хантера, раз за разом убивающего людей, оправдываясь тем, что нужно остановить эпидемию. И именно этим руководствовались метростроевцы, закрывшие станции перед ударом по Москве, несмотря на толпы народа, не успевшие зайти внутрь.
  • Тени былого величия — разумеется, как и почти в любой книжке про постапокалипсис. Только здесь ещё ярче, ведь один из главных героев — старик Гомер, который прекрасно помнит ещё людную Москву и пытается сохранить и передать эти воспоминания.
  • То ли девочка, а то ли виденье — Саша для Хантера. Она с самого начала пытается такой быть, но бывший орденовец отвергает все попытки вплоть до самого конца, и сумеет ли он измениться в результате всего произошедшего — большой вопрос. Но, судя по попыткам петь — вполне возможно, что да.
  • Топливо ночного кошмара — заболевание и заболевшие на поздних стадиях, а также участь подстреленного своими и сожранного падальщиками связиста. Воспоминания Гомера о виде Москвы через считанные дни после катастрофы тоже доставляют.
  • Трусливый лев — Гомер многого боится, но в конце концов находит силы преодолеть страх ради товарищей.
  • Фобия — Хантер боится чёрных, настолько, что даже может перепутать обычного негра с одним из них.
  • Шрамы навсегда — у Хантера. Причём он сам себя так.