Метро 2033

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Метро 2033 — постапокалиптический роман Дмитрия Глуховского. В сеттинге книги 2013 год стал последним для мира, как мы его знаем — третья мировая война с применением разнообразного оружия массового поражения в течение считанных часов привела к уничтожению львиной части человечества и, в частности, Москвы, поверхность которой стала непригодна для жизни. Небольшое число людей — около сорока тысяч — смогло спастись в московском метрополитене, где и продолжают жить вот уже двадцать лет. Выжившие поделились на добрый десяток разных враждующих фракций, вокруг них в тёмных туннелях творится разнообразная мистика, а поверхность населили странные мутировавшие создания. В некоторых местах они прорываются и под землю, а кое-где на людей нападают и местные, уже подземные мутанты. Сюжет самой книги закручивается вокруг борьбы одной из крайних станций, ВДНХ, с нападающими на неё с поверхности мутантами-чёрными.

Сюжет[править]

(link)

Критика от Дяди Джо

(link)

Критика от Таганая

Артём — сирота, потерявший мать при нападении полчищ крыс на Тимирязевскую. Его спас и усыновил стоявший в дозоре солдат Александр Сухой, и теперь они вместе живут на ВДНХ, где последний занимает должность помощника смотрителя по вопросам внешней политики. Когда-то давно, в детстве Артём с друзьями ходили на заброшенную Ботаническую и не закрыли за собой гермозатвор. Спустя годы через открытый проход в метро стали приходить мутанты-чёрные, способные подавлять людскую психику и наводить на людей ужас. Атаки их становятся всё сильнее, и, когда Артёму исполняется 24 года, на станцию приходит странный человек Хантер, желающий разрешить эту ситуацию. Он хочет пойти в разведку на Ботаническую, а Артёму поручает передать послание Мельнику с Полиса в случае, если разведка окончится неудачей. Хантер уходит и пропадает, после чего молодому Сухому приходится отправляться в путь.

Сначала он идёт вместе с друзьями на Рижскую, которая как раз решила создать конфедерацию с Алексеевской и ВДНХ. По пути группа натыкается на влияющую на сознание разорванную трубу, и протагонист спасает всех. Это становится известно, и на Рижской героя нанимает в сопровождающие некий Бурбон, которому срочно нужно на Сухаревскую. Они проходят через Проспект мира, но в туннеле к Сухаревской снова сталкиваются с трубой, и Бурбон гибнет, а тянущего его труп героя проводит на станцию странствующий философ, Хан. Последний говорит, что видел во сне Хантера и что тот попросил помощи для Артёма. Хан проводит героя через опасный переход и проклятую Тургеневскую, но на Китай-городе их пути расходятся: на станцию нападают, и протагонисту приходится бежать одному на Кузнецкий мост. В туннеле он знакомится со стариком Михаилом Порфирьевичем и его внуком, Ванечкой, страдающим умственной отсталостью. Переночевать на Кузнецком Мосту героям не удаётся, поскольку Михаила Порфирьевича, ранее рассказывавшего плохое о красных, преследуют подслушавшие его агенты КГБ. Троица бежит в сторону занятой фашистами «Пушкинской». Артёма и Михаила охрана пропускает, но Ванечка по глупости кусает офицера и получает от него пулю. Артём не выдерживает смерти ребёнка и расстреливает этого же офицера из автомата, после чего и его, и Михаила Порфирьевича арестовывают и пытают. Старик гибнет от сердечного приступа, а Артёма собираются вешать, но его спасает налетевшая на станцию интернациональная бригада красных. Революционеры провозят героя до Павелецкой, но пройти дальше он не может из-за отсутствия ганзейской визы.

На Павелецкой из-за неисправности гермозатвора открыт выход на поверхность, и потому она населена больными от радиации нищими, выгнанными с благополучного кольца. Однако, от регулярных проникновений чудовищ с поверхности её защищают наёмные патрульные, один из которых предложил Артёму попытать удачу и получить визу, выиграв на крысиных бегах против начальника ганзейской станции, но проигрывает и отправляется на год чистить сортиры. В один из дней он сбегает, и, преодолев на одной удали несколько станций, покидает Ганзу на Серпуховской. Там он встречает сообщество свидетелей Иеговы и, разжившись у них плащом, движется дальше, через Полянку к Полису. На Полянке герой встречает двоих человек: Сергея Андреевича и Евгения Дмитриевича, греющихся у костра. Они рассказывают ему о своей довоенной жизни, а Сергей также упоминает легенду о Невидимых Наблюдателях. После разговора с ними, Артём преодолевает последний перегон, и добирается до Полиса.

Попав на Полис, Артём знакомится с Данилой, членом касты браминов, который рассказывает тому про некую Книгу, в которой, если верить слухам, записано будущее всего мира и которую брамины отчаянно ищут в Ленинской библиотеке. Затем герою удаётся встретить Мельника и попросить помощи у Полиса — но последний не находит сил помочь ВДНХ. Однако, выслушав рассказ Артёма, брамины принимают его за ясновидящего и обещают помочь в случае, если он найдёт им книгу. Артём, Данила и группа сталкеров отправляются в библиотеку, где Данила гибнет от рук мутанта, но перед этим передаёт герою пакет с его вознаграждением. Оказывается, в Москве осталась одна целая ракетная часть, к которой можно прийти через метро-2 и установками которой можно уничтожить лагерь чёрных на поверхности. Поскольку книгу Артём так и не нашёл, В полис он не возвращается, а бежит по поверхности до Смоленской, где снова встречается с Мельником и вместе с ним разрабатывает план атаки на чёрных: одна часть отряда дойдёт до военной части, а другая подсветит им место с Останкинской башни.

Однако попасть в метро-2 просто так не удаётся: путь в него лежит через отрезанную обвалом от остального метро станцию "Парк Победы", где живут одичавшие люди, поедающие других метрожителей и крадущие их детей. Спасая одного из похищенных, Артём попадает к дикарям в плен и позже спасается собравшим отряд бойцов Мельником. Прорвавшись через дикарей, герои доходят до кремлёвской станции метро-2 и сталкиваются с оставшимся там биологическим оружием, после чего с потерями, но всё же проходят к нужному им проходу от Маяковской к военной части. Мельник ведёт свою группу к части, а протагонист должен помочь подсветить им место. Перед отправкой он решает наведаться домой, и узнаёт, что всё очень плохо: чёрные прут потоком, и Ганза хочет взорвать пути к Проспекту мира, а его отчим, Сухой, намерен до конца оборонять станцию. Артём выходит на поверхность с ВДНХ и, вместе с подобравшим его отрядом, на сохранившейся пожарной машине добирается до башни, откуда подсвечивает нужный квадрат. В последний миг с ним связывается коллективный разум чёрных: оказывается, они хотели мира с людьми, но не могли говорить с ними, и потому пытались связаться через Артёма. Но поздно: когда контакт устанавливается, снаряды падают на лагерь тёмных и уничтожают их. Поняв, что натворил, герой снимает противогаз и бредёт обратно, на ВДНХ.

Тропы[править]

  • Анархия — это бардак — на большинстве станций, где нет власти, творится форменный бардак и запустение. А в Китай-городе, где власть фактически заменили бандиты, получился настоящий новый вавилон почти без законов. Исписанные матюками стены и обирающие работников бандиты прилагаются.
  • Ангст? Какой ангст? — именно этот троп отстаивает Хантер с своём разговоре с Сухим. Вся поверхность заражена? В метро нечисть прёт со всех сторон? А люди всё равно продолжат бороться. Как известно из следующей книги, подобные убеждения даже ментальным внушением переломить не получилось: чёрные показали Хантеру всё самое худшее, что в нём есть, и приказали убиться — а он выжил и вернулся в метро, хотя и психически сломленный, но живой.
  • Аномальная зона — тут их много. Поверхность так вообще почти вся.
  • Артефакт — карта «Путеводитель по метро» со слов Хана.
  • Атеизм — это круто! — разные положительные герои несколько раз проходятся по всякой вере.
  • Бафос — много где. Попытки государств, умещающихся на паре станций метро, играть в большую политику и величие, в принципе приводят к тропу. А уж как смешон сведетель иеговы, вдохновенно говорящий о созданном богом «бесконечном рознообразии форм жизни», обводя рукой обеденный зал, стоящий в туннеле метро…
  • Безумие — это страшно — люди, сошедшие от страха при контакте с чёрными — бездумные, орущие, не способные заснуть и удерживаемые в более-менее спокойном состоянии препаратами.
  • Богостроительство — жители отрезанной от остального метро Парке победы выдумали культ Великого Червя.
  • Боже мой, что же я наделал! — протагонист — в конце.
    • Михаил Порфирьевич: «Боже, какой прекрасный мир мы загубили!».
  • Визит в племя чудаков — по сути, почти каждая станция засчитывается за троп.
  • Вклиниться в чужой спеллкаст — Хантер никаких сверхчеловеческих способностей не имеет, но выходит на связь с Артёмом через сны, навеваемые на него тёмными. Учитывая, что у последних объединённое сознание… Не потому ли чёрные в конце концов «приказали ему перестать быть», что держат его под телепатическим контролем оказалось себе дороже?
  • Враг силён твоим страхом — именно так воспринимаются в метро чёрные. У них ни оружия, ни техники боя кроме «идти на дозор и кричать». Но страх нагоняют знатный.
  • Враги сожгли родную хату — родную станцию героя, Тимирязевскую, уничтожили крысы. Станцию его детства и юношества, ВДНХ, чуть не довели до подрыва в ходе войны с чёрными.
  • Всё пошло слишком так — герой хотел спасти метро от чёрных — и спас, окончательно решив все вопросы с ними. Вот только сам уже был тому не рад.
  • Вот это поворот! — в последней главе.
  • Гадание, приворот, заговор — посвящённые брамины умеют гадать на библиотечных карточках.
  • Гордая торговая раса — Ганза.
  • Дойти до самоубийства — жрец с Парка предпочитает убить самого себя отравленным дротиком, но не идти по метро-2 до кремлёвской станции. Как оказалось — не зря.
  • Дороги и тропы — всё произведение о том, как Артём покидает ВДНХ и скитается сначала по метро, а потом и по поверхности.
  • Загробный мир обыкновенен — представление Хана о том, что души погибших в метро после смерти остаются в метро.
  • Заменил родителей — Сухой для Артёма.
  • Зелёная басня — вес культ Великого Червя на ней построен.
  • Избранный — главный герой. Вот только избран он был Чёрными для налаживания контакта с людьми. И свою миссию благополучно провалил.
  • Каннибализм — развили последователи Великого червя в Метро-2. Что поделать — дефицит белка…
  • Книга судеб и пророчеств — именно её поручили найти Артёму брамины.
  • Коварная кучка — работая в Ганзе, Артём однажды сначала разлил целую тачку дерьма, а потом сам упал туда. Результат оказался настолько плох, что герой прошёл через несколько ганзейских станций и вышел наружу, так никем и не остановленный.
  • Коллективный разум — у чёрных. Отдельная особь не ест и помирает через пару дней.
  • Коммилэнд — Красная линия. Мировая революция, перешедшая в культ личности, вездесущее КГБ и стукачи, и при этом — тотальная бедность и голод.
  • Кошмар в метро — собственно, он. Вот только над метро кошмар ещё гуще.
  • Кризис веры — у Сухого под воздействием чёрных.
    • У ученика жреца — из-за того, что его кумир сказал, что выдумал Червя.
  • Крысбургеры — шашлык из крыс, который готовят, за неимением в Москве баранов, мусульмане. Ну и все прочие, кому свиньи не по карману.
  • Лист прячут в лесу — по мнению браминов, вся Ленинская библиотека сделана для того, чтобы спрятать одну-единственную Книгу.
  • Люминесценция — монстр-жижа под Кремлём слегка светится. А ещё зелёным светом светится нечто, что растёт перед зданием МВД.
  • Мёртвые земли — поверхность Москвы для людей.
  • Мироцентричный сеттинг — в наличии. Настолько, что герои, кроме главного, меняются чуть ли не чаще станций метро, и запоминаются куда хуже. Собственно, сабж и позволил развивать книги автора в целую межавторскую серию.
  • Мир-помойка — остался после апокалипсиса, и становится всё помойней из-за действий людей при весьма ограниченных — и постоянно убывающих — ресурсах.
  • Мир мусорщиков — точнее, мирок на сорок тысяч человек, кое-как живущих за счёт того, что можно найти в метро и Москве.
  • Может, магия, а может, реальность — разные персонажи по-разному объясняют одни и те же явления. Кто прав — решай, как знаешь:
    • В лопнувших трубах были души умерших в метро, инфракрасный звук или чьё-то намеренное воздействие?
    • Говорил герой с людьми, жгущими книги на Полянке, надышался газа и увидел галлюцинацию или же метро предсказало ему судьбу?
    • Что видел Артём в метро-2? Галлюцинацию? Великого червя? Бурильную машину?
  • Монстр-жижица — живёт под Кремлём. Гипнотизирует людей, внушая им нужные эмоции, а потом, похоже, переваривает.
  • Мутанты — в количествах населяют как Москву, так и метро. Часть вполне реалистична (к примеру, дети с лишними пальцами, или слабоумный Ванечка), однако большинство похожи на сотворённых чьим-то извращённым созданием чудовищ. К примеру, ненавидящие шум библиотекари поселились исключительно в Ленинской библиотеке.
  • Мусорщик — фактически, всё метро на них держится. От крутых сталкеров, соберающих с заражённой поверхности, до местных мастеров, постепенно дербанящих старые механизмы метро.
  • На лицо ужасные, добрые внутри — чёрные.
  • На тебе! — многократно. Так, Хан назвался Ханом, а не Чингизом… из-за ассоциаций с Чингизом Айтмановым.
  • Неадекватное возмездие — с точки зрения современной морали, серьёзное, вплоть до расстрела, наказание за разжигание костров в неположенном месте или перевод станционных часов — именно троп. Однако первое ввели только после того, как несколько станций выгорели полностью.
  • Не в ладах с химией — уже двадцать лет как ни одной нефтеперерабатывающей станции нет — а бензин сталкеры всё откуда-то тоскают и тоскают. И даже машина у них есть рабочая. На самом деле за такой срок топливо если и не кончится, то придёт в негодность.
  • Не в ладах с экономикой — основной валютой в постапокалиптическом метро являются довоенные патроны 5,45х39 мм. Очень странное решение, ибо они легко подделываются и трудно проверяются на подделку[1], неудобны в бытовом хранении и транспортировке (да, патрон весит те же 10 гр, что и монета, но сравните размеры), легко изнашиваются, их нельзя разменять, а самое главное — практическая ценность патрона явно не совпадает с заявленной финансовой. Патронов в метро много, невероятно много, ибо активные боевые действия требуют сотен патронов на бойца в день[2], а война в метро шла годами, при этом сытно поесть на двоих можно на 15 патронов. То есть, патрон в качестве денег прямо противоречит всем требованиям к деньгам: портативности, сохранности, однородности, делимости, редкости и бесполезности[3].
  • Нежить — упоминается Хантером и прочими персонажами мимоходом, как о чём-то куда менее страшном, чем чёрные.
  • Неизвестность пугает больше — что такое мог встретить Артём в жилом ранее доме, Мельник так и не объяснил.
    • Что такое происходит в туннелях на Сухоревской и Тургеньевской, даже Хан не знает.
  • Несчастливый конец — герой хотел спасти ВДНХ от чёрных — и спас. Хотел, заехав мимоходом, спасти Киевскую от «мертвецов» — спас, люди узнали кто стоял за убийствами и легко смогут победит отрезанных от остального метро дикарей. Вот только «спасённый» мир оказался очень маленьким и крайне неуютным, уничтоженные чёрные — вовсе не злодеями, да и мальчик Олег, за которым Артём пошёл в Парк победы, в итоге всё равно умер.
  • Не щадить детей — фашист на Пушкинской убивает душевно больного Ванечку, а после и Михаила Порфирыча запытывают до смерти.
  • Обычные необычные деньги — пережившие ядерную войну люди в качестве денег используют довоенные патроны, обладающие большей убойной силой, чем послевоенные кустарные.
  • Огнемёт — самодельные. Отлично останавливают, к примеру, обезумевших крыс и прочую мутировавшую биоту. Против людей использовать запрещено — но всё равно используют.
  • Отравленное оружие — дикари из метро-2 плюются ядовитыми или парализующими дротиками.
  • Педофил — На Маяковской Артёма приняли за такого… и попытались продать ребёнка на ночь за двадцать патронов на полчаса.
  • Пережить своих детей — бывший ракетчик с Крымской, чьего сына сначала хотели завербовать канибаллы, а после заманила и сожрала плотоядная биомасса на кремлёвской станции.
  • Приметы и суеверия — несколько видов:
    • На ВДНХ считают, что разговоры о чёрных их приманивают.
    • И вообще о дьявольщине в туннеле говорить — дурная примета.
    • В метро считается, что менять в пути туннель, если свой не занят — плохая примета. Поверив в примету, караван с Сухарёвской гибнет почти полностью.
    • на Маяковской и Киевской считают, что мертвецы с Парка победы утаскивают живых. На самом деле люди с парка нашли выход в Метро-2 и выродились до каннибалов с духовыми ружьями.
  • Прерванная казнь — Артёма спасает прибывшая интернациональная бригада.
    • А позже — отряд Мельника.
  • Проблемы с коммуникацией убивают — на этом держится главный сюжетный поворот в конце.
  • Проверка на вшивость — Хан похоронил Бурбона, но Артёму об этом сказал не сразу.
  • Псионические способности — целая россыпь персонажей ей владеет. Или думает, что владеет:
    • Чёрные связаны в единый разум телепатической связью, ей же пытаются общаться с людьми — но они настолько чужды, что получается только запугать людей до полусмерти, или, в случае лучшего «связиста» — навевать ему туманные сны с примерно нужным значением.
    • Жижа из-под кремля призывает всех людей идти к ней — и, похоже, сжирает. Действует как издалека, через звёзды Кремля, так и вблизи.
    • Лопнувшие трубы, чем бы они ни были, тоже воздействуют псионически.
    • Проживавший на Сухарёвской Хан, похоже, мог в массовый гипноз, предсказания, дальновидиние, хотя и не долго. Где лежит грань между магическим талантом и очень хорошей актёрской игрой — вопрос без ответа.
    • Живущие в Метро-2 мутанты могли подчинять людей взглядом и даже двигать чужими руками, говорить чужим ртом. Но срабатывало только про взгляде в глаза, да и то не на сто процентов.
    • Наконец, и герой, и его приёмный отец говорили о каком-то чувстве туннеля.
  • Пытки — это серьёзно — попавшего в плен Артёма весьма быстро заставляют признаться во всём, что на него хотели повесить.
  • Радиация — это магия! — Вся книга об этом. Чего только не вылезло на фоне излучения — от псионических труб до мутировавших библиотекарей. Почти «Вьюрки» в квази-фантастическом антураже.
  • Разбитый идол — фанатично верующий ученик жреца не пережил откровения своего учителя о том, что Великого червя они выдумали.
  • Реинкарнация — Хан считает себя последнем воплощением Чингиз-хана.
  • Ружьё Чехова — один из палачей-фашистов подчёркивает, что новая виселица сделана плохо, и приговорённые умирают долго. И точно: Артём помереть не успел.
  • Ряженые под Рейх — фашисты с Пушкинской-Чеховской-Тверской. Только свастика у них с тремя концами.* Лицемерие — это смешно — фашисты уничтожают и проклинают всех иностранцев… но при этом пишут лозунги не только по-русски, но и по немецки. И уважают Гитлера.
  • Секрет — множество. Самый жирный — то, что именно главный герой поднял гермозатворы на Ботаническом саду.
  • Секта — свидетели Иеговы пережили даже апокалипсис.
  • Сирота — Главный герой, Артём Сухой (фамилия — по приёмному отцу).
  • Слышал звон… — часто, поскольку герои уже начали забывать старый московский быт — а уж о быте других станций тем более мало известно. Так:
    • Артём, услышав песню «Идёт война народная…», решает сначала, что она про битву с чёрными, а потом догадывается, что это про войну интернационала Красной линии с Тверской.
    • фашисткие конвоиры сами не знают, что означает их же символ, и толкуют его то так, то так.
    • Данила уверяет Артёма, что двухголовый орёл, любимый военными — дух-тотем войск радиационный защиты.
    • Сталкер рассказывает, что ВДНХ — «Великие достижения народного хозяйства».
  • Сноходец — Это пытаются сделать чёрные (без особого успеха, потому как слишком чужды) и делает с их помощью Хантер (куда успешнее. «Запомни, это не сон!»).
  • Советская магия — одна из книг Данилы описывает сабж.
  • Срисованная фэнтезийная культура — многие станции, хотя и не фэнтези. Полис с индийским и греческим уклоном, Тверская — с германским и нацистским, метро-2 консплеит близких к природе дикарей, Красная линия — коммунистов (вплоть до деление на троцкизм с мировой революцией и сталинизм-москвинизм), а кое-где, говорят, живут дьяволопоклонники…
  • Странности в первой части — много их. Первая книга и остальные настолько отличаются, что даже межавторский цикл называется «Вселенная метро 2033», как будто Метро 2034 и 2035 не из этой вселенной. «Вселенная Метро 2035» — совсем другая серия, хотя и с некоторыми сюжетными связями.
  • Счастливо усыновлённый — Протагонист.
  • Сыворотка правды — мутанты с метро-2 обходятся без всякой сыворотки, одним взглядом.
  • Темница сырая — клетка у фашистов, в которой сидел перед казнью Артём.
  • Тени былого величия — несколько раз подчёркивается разными персонажами. От всего мира (по мнению героев), от всей Москвы (ну… почти) осталось сорок тысяч отчаянно выживающих в недрах земли людей. Да даже и метро через двадцать лет уже не то: когда-то была единая власть во главе со старыми метростроевцами, теперь на многих станциях уже людей не осталось, конструкции ветшают, туннелях заводится всякая нечисть, и доступного для людей места всё меньше и меньше. Да даже сами политические конфликты жителей метро — уменьшенная до бафосного уровня вариация реальных противостояний нашего мира.
  • Удар милосердия — Артём убивает растерзанного библиотекарем Данилу.
  • Философический угар — в свой срок и Хантер, и Хан, и протагонист, и даже чёрные толкнут свою философию и видение мира.
  • Фобия — у главного героя — страх крыс.
  • Хроники Акаши — Книга браминов, потерянные тома прошлого и настоящего.
  • Что за идиот! — дозорный с Павелецкой, продавший себя в рабство на год ради возможности выпустить на бега свою крысу. Необученную, только что пойманную.
  • Экспорт революции — в своё время проводила Красная линия, ещё до того, как стала линией. До поры до времени, пока дело было на нищих, отрезанных от прочего метро станциях — всё шло просто как по волшебству. Как только дошло до остального, более-менее благоустроенного метро — соседи сомкнули щиты и приучились мигом отлавливать провокаторов. После четырёхлетней войны революционеры сдались и замкнулись в себе.
  • Язык мудреца — У Хана. Правда, поняв, что дело пахнет жареным, в миг превращается в Волка и переходит на язык чётких команд.

Примечания[править]

  1. Точнее проверяются-то легко, но ты будешь знать, что он был настоящим.
  2. Стотысячный советский контингент в Афганистане расходовал 300 млн штук ежемесячно. Правда, стоит учесть, что война на земле и война в узеньких тоннелях под землёй — разные вещи.
  3. Золото потому и использовалось для платежей, потому что в те времена практической пользы от него не было — оружие, броню или инструмент из него не сделать.