Сердце пармы

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Боевой лось с канонической иллюстрации

Сердце пармы[1] — первый исторический роман Алексея Иванова. Вышел в 2000 году под названием «Чердынь — княгиня гор», под нынешним названием издаётся с 2003 г.. В основу романа положены реальные исторические события и персоналии — история освоения русскими княжествами Урала, противостояния одного из последних удельных княжеств Руси, Перми Великой, как с посягающей на её независимость молодой и крепчающей Московской Русью, так и с напирающими из лесов и из-за хребтов Урала язычниками под владычеством сурового и страшного князя Асыки. Кроме того, одной из важнейших тем всего романа является противостояние местного шаманского язычества и наступающего на него христианства. Это противостояние позволяет Иванову вплетать в сюжет и элементы самого что ни на есть настоящего финно-угорского фэнтези.

Для самого Иванова роман стал прорывом в большую современную русскую литературу — именно с ним он прославился и наконец нащупал собственный стиль и собственное содержание творчества. Кроме того, успех этого романа и последовавшего за ним «Золота бунта» позволил ему напечатать свои неисторические произведения — в первую очередь, романы о жизни Урала 1990-х «Общага-на-крови» и «Географ глобус пропил». Публикация этого наследия позволила некоторым критикам назвать Иванова (и не без оснований) «самым значительным русским писателем XXI века».

Сюжет[править]

Роман разделён на четыре части. Действие происходит во второй половине XV века, но летосчисление ведётся в романе «от сотворения мира», то есть 6963-6990 гг. (соответствует 1455—1482 «От Рождества Христова»).

Часть первая. 6963 год[править]

Пермь Великая, XV век. Ватага ушкуйников, нанятых епископом Пермским Питиримом, при помощи храмодела, знатока края и проводника по этим местам Васьки Калины совершает налёт на языческое святилище, убивает шамана и похищает идол пермяков — Золотую Бабу Сорни-Най. С этого начинается череда мрачных и тяжёлых злоключений многих героев.

Вогульский (мансийский) князь Асыка готовится изгнать из Перми русских, настолько сильно ему не нравится то, что в Перми хозяйничает, явно обосновываясь надолго, князь Ермолай. Тот вынашивает планы обустроить на Урале независимое государство, которое было бы не по зубам московскому князю Василию Тёмному. Но нападение Асыки на столицу Перми Чердынь и гибель Ермолая и Питирима мешает этому произойти. Чудом выживший сын Ермолая Михаил становится наследником отца и новым князем Перми. Вместе с ним из Перми спасается и девочка-пермячка Тичерть.

Часть вторая. 6969—6977 годы[править]

Михаил уезжает в город Пермь Великая и там взрослеет, мужает и восстанавливает княжество из руин. Он договаривается о выплате ясака с князьями пермяков, а с татарскими князьями по Каме — о союзе. Из Москвы в это время приезжает епископ Иона, который ретиво берётся обращать язычников в православие. В окружении Михаила собираются верный сотник Полюд, Васька Калина, пермяцкий княжич Бурмот и татарский княжич (шибан) Исур. Выросшую Тичерть Михаил берёт в жёны, и она рожает ему сына Матвея. Калина, однако, предупреждает Михаила, что Тичерти не стоит слишком доверять — она ламия, ведьма.

Неожиданно пропадает Полюд: он успевает зажечь сигнальный огонь, предупреждая о нападении вогулов, но сам погибает. Брат Михаила Василий снаряжает поход на Югру, в столицу Асыки Пелым, но по дороге погибает, пытаясь отыскать Золотую бабу. Затем уже Михаил собирает поход на Пелым, захватывает город и берёт в плен самого Асыку, но вынужден отпустить его из-за осады татарами Вятки. С собой Асыка увозит и ламию-Тичерть. Вскоре после этого брат Ивана III Юрий Дмитровский требует изгнать враждебных Москве казанских татар из Чердыни. Михаил отказывается, и Пермь оказывается в состоянии войны с Москвой.

Часть третья. 6980 год[править]

Москва снаряжает на Пермь карательный поход во главе с князем Фёдором Пёстрым, по итогам которого Михаил пленён, и его с соратниками увозят в Москву.

Часть четвёртая. 6981-6990 годы[править]

После смертей соратников Михаил ведёт разговор с великим князем московским Иваном III и поневоле признаёт его верховенство и власть, а Пермь окончательно становится лишь ещё одной частью Московской Руси. Он возвращается, но практически не принимает участия в управлении краем, предпочитая сеять хлеб с крестьянином Нифонтом. Растущий при князе Фёдоре Пёстром княжич Матвей поначалу неодобрительно относится к отцу, но после собственной печальной истории с русской рабыней Машей примирятся с ним.

Матвей уговаривает отца вернуться к княжению, Пермское княжество вновь отстраивается, и Михаилу удаётся добрым словом привести язычников в лоно православной церкви. На Чердынь вновь нападает Асыка, и Михаил наконец побеждает его.

Что тут есть[править]

  • POV — Иванов избирает для этого романа такой способ рассказа истории, и мы успеваем посмотреть на историю глазами не только пермских князей, но и Васьки Калины, и московского князя Фёдора Пёстрого, и даже новгородского ополченца Вольги, чья сюжетная арка представляет собой отдельный роман в романе.
  • Боевой зверь — вогульские боевые шаманы сражаются верхом на лосях, причём на каждом звере сидит по двое всадников. Описано как нечто жуткое, учитывая, что лось гораздо крупнее распространённой в сеттинге татарской лошади (а для пехотинцев лосиные всадники попросту недосягаемы), и в целом это весьма необычно. Слово Божие уверяет в достоверности, однако бывало ли такое ИРЛ — неизвестно. Хотя лося возможно приручить, но он недостаточно вынослив, чтобы ходить в упряжке или под седлом.
  • Большая нерезиновая деревня — показана глазами пленного Михаила и предстаёт настоящим Мерзким Ульем.
  • Гардероб из костей — Асыка носит шлем из черепа северного оленя. Как есть, с ветвистыми рогами. Это добавляет изрядное количество жути к его и без того чужеродному (для русских и отчасти для своих), демоническому образу, так похожему на Кощея Бессмертного (и да, в бессмертии князя уверены все герои романа). Исторический Асыка прославился как непримиримый враг русских в Пермской земле.
  • Героическое самопожертвование — Вольга, как его ни отговаривала Тичерть, всё же зажигает сигнальный огонь на той же горе, что и некогда Полюд, и так, ценой своей жизни, спасает Чердынь.
  • Искусный государь — прежде всего, конечно, Михаил, но некоторые такие черты (хотя и куда более злодейские) показывает и московский князь Иван III.
  • Метафизическая броня: по крайней мере два хумляльта (человека, повязанных неким священным долгом)[2] — Асыка и Васька Калина. Сам Калина утверждает, что хоть они не стареют, «если мне руку отрубить — новая не вырастет», но в более ранней сцене на вопрос, как он выжил с отрезанной головой, лаконично отвечал: мол, дождик шёл, новая выросла (правда, сам он помнит, что его полумёртвого выходила ведьма), да и просто счёт возможностям умереть от оружия и хакан (князь, правитель), и храмодел давно потеряли. Хумляльты не могут умереть, пока не выполнять своё предназначение, вот Асыка с Калиной и маются со времён аж Стефана Пермского. На неправильном представлении о предназначении Асыки строится одна из сюжетных линий, а Калина так и вовсе исчезает из произведения, так ничего и не выполнив и не умерев толком, бедняга.
  • Последний выживший — остатки русов-язычников по ошибке приняли за Михаила Пермского князя Фёдора Пёстрого, с роковыми для себя последствиями.
  • Православные плохие — чем более истово верует пермский иерарх, тем более неприятно он выписан. Циничный политикан Филофей выглядит среди них чуть ли не как единственный нормальный человек.
  • Проклятое золото — идол Сорни-най.
  • Религиозный фанатик — православные проповедники, в особенности епископ Иона, в конце концов раздавленный им же и срубленным идолом.
  • Роковая женщина — Тичерть. Причём не столько даже для мужчин, сколько для всего княжества Перми Великой.
  • Рыцарь крови — князь Фёдор Пёстрый. Жестокий и привыкший решать проблемы войной человек, хотя и не лишённый циничной государственной мудрости.
  • Самоуверенный мерзавчик — московский дьяк Данила Венец. Конечно, он сумел спровоцировать поход московитов на Пермь, но очень скоро после этого пережил свою полезность — как сообщает сидящему в темнице уже непонятно сколько Михаилу великий князь Иван Васильевич, «Венца еще на Ильин день в ров выбросили. Отдельно брюхо ненасытное, отдельно башку пустую, отдельно руку вороватую».
  • Смерть героя — именно так и заканчивается роман.
  • Тёмный лес — самый что ни на есть характернейший пейзаж сеттинга. Но югорский лес, в котором живут вогулы — и того страшнее и темнее.
  • Фиаско — вся авантюра княжича Матвея по спасению русской рабыни Маши из неволи. Однако для самого импульсивного Матвея она становится горьким уроком о том, что в жизни получается не всё.
  • Хороший плохой конец — Михаил погиб от стрелы Асыки, но разгромил вогулов и отстоял Пермь за Русью.

Экранизация[править]

По-своему трудная тема для Иванова и его поклонников. Впервые о планах экранизировать роман был заявлено компанией «Централ партнершип» в 2005 г., причём тогда это должен был быть сериал, а ставить его должен был постановщик «Бригады» Алексей Сидоров. Однако в 2008 компания отказалась от планов. В следующий раз о планах снять по роману фильм было заявлено в 2014, причём тогда в качестве постановщика назывался Сергей Бодров-старший. Окончательно к производству теперь уже полнометражного фильма по роману приступили в 2019. Режиссёром на этот раз стал постановщик «Движения вверх» Антон Мегердичев. В роли князя Михаила снялся Александр Кузнецов, знакомый российским киноманам по роли Скептика в фильме «Лето», в роли епископа Ионы — Евгений Миронов. Премьера ожидается в конце 2020 — начале 2021.

Примечания[править]

  1. Слово Божие: «парма» надо писать с маленькой буквы; это уральский тип леса, вроде как «тайга», «роща» или «бор».
  2. По словам Иванова, это авторский неологизм, хотя и созданный в соответствии с правилами словообразования мансийского языка.