Сергей Лукьяненко

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Сергей Лукьяненко
Пейсатель.jpg
Дата рождения: 1968
Место рождения: Каратау (если перевести на английский то Black Mesa)
Дата смерти:
Место смерти:
Вид деятельности: писатель, сценарист
Годы деятельности: с 1986
Направление или жанр: научная фантастика, фэнтези, городское фэнтези
Язык произведений: русский
Дебют: «Рыцари Сорока Островов»


Сергей Васильевич Лукьяненко — знаковый автор российской фантастики конца XX и начала XXI в. (не стал Нашим Всем в этом жанре, хотя и мог бы претендовать, хотя… с таким-то «талантом» ему и не претендовать), врач-психиатр родом из Казахстана. Сам себя он считал учеником АБС и Командора, неоднократно полемизировал с ними — и они тоже его весьма ценили. В период рассвета его творчества Лукьяненко читали и зачитывались, о нём спорили, с нетерпением ждали новинок. К великому сожалению, уже не торт — склонность к дойке франшизы способна отвратить даже самых ярых поклонников его творчества[1].

Но это ещё полбеды — такое случается с большинством авторов, которые нащупали удачную жилу. Лукьяненко же, кроме литературной, на свою голову ведёт и активную сетевую жизнь. Для начала в ФИДО он высказал кащенитам: «Зачем вы травите писателя?». Фраза им очень понравилась и стала мемом (в фирменной кащенитской орфографии «ZOGчем ви тrавите пейсателя?», а слово «Пейсатель» превратилось в личную фанскую кличку Лукьяненко (и, шире, синоним много, но не по делу воображающего о себе писателя). Потом он завёл себе ЖЖ doctor-livsy, который оставил после эпичного срача в комментах к статье о гибели маленького ребёнка из России, которого усыновители-американцы забыли в машине на стоянке. Затем завёл ЖЖ dr-piliulkin, который удалил после изменения политики сайта, перекладывающей всю ответственность за содержание срача в комментах (вплоть до уголовной) на автора журнала и ушёл в фэйсбук.

И увы — общаясь с фанатами, хейтерами и мимокрокодилами, владелец блогов с печальной регулярностью проявлял зашкаливающее самомнение и горе-патриотизм вкупе с шовинизмом (Был выгнан из из гестапо самими Фюрёром!), а с 2003 записался в копирасты и начал стремительно охранять своё творчество от посягательств недовольных. Подобное поведение у многих способно отбить желание читать его книги — независимо от их объективных достоинств.

Романы[править]

Рассвет[править]

  • «Рыцари Сорока Островов» — полемика с крапивинским «Но дети не воюют с детьми ни на одной планете — они ещё не посходили с ума!» («Оранжевый портрет с крапинками» ©). Вышло неоднозначно.
  • «Лорд с планеты Земля» (трилогия) — космическая опера с элементами хронофантастики. Сиквел хуже, триквел лучше — или наоборот; стилистически второй роман сильно отличается от первого и третьего.
  • «Мальчик и тьма» — жёсткий роман взросления.
  • «Осенние визиты» — грустный триллер (!) о прошлом и будущем человечества, о цене выбора, о любви, смерти, предательстве и тьме.
  • «Линия грёз» (два романа и повесть-спинофф) — формально фанфик на Master of Orion (ещё ДОСовскую игру), на самом деле нет. Хотя в финале дилогии довольно прозрачно намекается, что да, всё происходящее — игра одного из персонажей, бегущего от реалий 1990-х.
  • «Лабиринт отражений» — опять-таки, два романа и повесть.

Полдень[править]

  • «Геном» (два романа и повесть) — космоопера с очень лёгкой примесью генопанка.
    • «Танцы на снегу» — подростковая фантастическая книга, формально открывающая цикл «Геном», вышла позже второй книги цикла, но является приквелом по отношению к «Геному».
  • «Звёзды — холодные игрушки» (дилогия) — опять крепкая космоопера и полемика с АБС о сути наставничества. Борис Натанович вызов принял.
  • «Искатели неба» — дилогия с библейскими мотивами и эксплуатацией образов реально существующих современных актёров: у «Сына Божьего» ничего не получилось, потому Бог выбрал себе нового пророка и дал ему чудо, которому он мог учить людей.
  • «Дозоры» — первые три, может четыре романа (гранд-финал в четвёртом романе). Дальше пошло опухание сиквелов (ещё один гранд-финал в шестом «точно-точно самом последнем дозоре». Вот-вот выйдет седьмой). «Дневной Дозор» в соавторстве с «Вохой» Васильевым.
    • Альтернативное мнение: мастерски выписанная эпопея, «роман взросления» от молодого специалиста (Шри-Ланка для зажравшихся мажоров, вот дача — это круто; жаль у меня нет ни дачи, ни автомобиля, на котором до неё добираться) к нормальному семейному жлобу (на дачу к тёще с женой и дитём; так и быть, из сочувствия к местному люмпен-пролетариату позволим деревенскому алкашу поковыряться в моторе моего дизеля за бутылку (что характерно, мотор алкашом исправлен); во буржуи в «Алых парусах» живут! а мы не хуже!) и к солидному государственному мужу (ну как это москвич(ка) может не знать, сколько лететь до Испании?; стою под знаком «стоянка запрещена» и нарушаю правила на трассе? ну так Мне Же Надо, мне ваще-та можно, я только удостоверение в других штанах оставил!; давненько не стоял я на горных лыжах). И всё это под самодовольные причитания «я хороший и альтруист, а наши враги ещё хуже».
  • «Спектр» — интересно, что главный герой в ФСБ проходит под псевдонимом Сноб. Самоирония? Произведение несколько выделяется тем, что под отказ от весьма значительной награды в кои-то веки подведено вполне ощутимое обоснование: протагонист понимает, что его всё ещё человеческий разум просто недостаточно развит, чтобы уметь хотеть чего-то на том уровне возможностей, на который перешёл герой, а жить без желаний он тоже не способен.

Закат[править]

  • «Работа над ошибками» (дилогия) — слитый финал. А ведь хорошо начал, каналья!
    • В том числе слил именно так, как «если бы я бы Заров» (см. разговор протагониста с писателем-фантастом). А ведь с самого начала планировал написать концовку, коренным образом отличную от всех перечисленных вариантов.
  • «Конкуренты» — унылый фанфик по никому неизвестной флэш игре.
  • «Пограничье» — неудачная попытка межавторского цикла. Химики и физики рыдают обнявшись.

Не всё так однозначно[править]

  • «КваZи» и продолжение «КайноZой» — средненький зомби-апокалипсис, неплох бы был для начинающего автора.
  • «Маги без времени».
  • «Соглашение» — в будущем трилогия (на текущий момент вышли романы «Порог» и «Предел»), космоопера.
  • «Ловец видений» — история об обитателях мира сновидений. Недавно завершённый долгострой, первые главы которого были опубликованы в Живом журнале ещё в 2000-е.

Совместные работы[править]

  • Дилогия с Ником Перумовым: «Не время для драконов» и «Не место для людей», имеет отсылки к другим произведениям сабжа.
  • Трилогия «Остров Русь» с Юлием Буркиным, а вот к её сиквел — творение исключительно семьи Буркиных, от Лукьяненко там лишь скептическое замечание в самом начале

Повести и Рассказы[править]

  • Много. Разных жанров от глубоко философских, до просто смешных. Качество тоже разное.

Экранизации[править]

Авторские тропы[править]

  • Автор подмигивает — писатель Ярослав Заров из «Осенних визитов» альтер-эго Лукьяненко.
    • Писатель Мельников в «Черновике» проходится и по Зарову, и по прочим коллегам по цеху. Досталось: Стругацким А и Бэ (sic!), Головачёву (Глобачёв), Перумову? (Велесов), Рыбакову (Охотников), Дивову (Чудов), Дяченкам (супруги Иноченко), Громов (Дромов). И имел ли кого-то конкретного автор под МТА Васей Пупкиным? Неужто это к хайнлайновскому «Иову»?
  • Гурман-порно — наряду с не влияющими на сюжет половыми связями является обязательной составляющей.
    • Гурман-гуро — коньяк с колбасой и лимонадом? А чё такого мы жы русскіе!
    • Гурман-сюси-пуси — слижком уж часто автора подводит подавление недоверия.
    • Не умеет в секс — сексуальные и околосексуальные сцены у автора в лучшем случае вызывает зевоту, в худшем отвращение. Единственная красивая сцена в «Дневном дозоре» не его.  
  • На тебе! — обычное дело в его произведениях, кто только не попадал под раздачу.
    • Перекличка — Дмитрий Громов и Олег Ладыженский с ответочками не помелочились. Впрочем получилось скорее смешно, чем обидно, ибо извод вышел откровенно бафосно-комедийным. В дилогии «Нам здесь жить» проехались просто по самому автору и его любимым штампам, а в «Чужой среди своих» нарочито-утрированно спародировали уже стилистику повествования.
    • «У Мартина получилось» — знаменитая фраза… У Мартина получилось перетроллить мерзеньких кащенитов, чего не получилось у Маэстро. Что характерно, даже в собственном творении, где автор царь и бог и может всё, Лукьяненко так ничего и не сказал о том, как же именно у Мартина получилось.
  • Недобрый свет, незлая тьма — и не только в Дозорах. Кажется, что Лукьяненко в целом не очень отличает добро от зла и не верит в моральные устои, поэтому в его книгах оказаться предателем может каждый.
    • В Дозорах Свет и Тьма вообще олицетворяют не Добро и Зло, а перпендикулярные им Порядок и Хаос (хотя вообще главгерой прямо озвучивает «Свет = альтруизм и „я должен“, Тьма = эгоизм и „я хочу“»).
  • Проблема противоположных оценок — одни хвалят раннее творчество автора за живых персонажей и бодрое повествование, а позднее наоборот ругают за идиотский мяч и воду, тогда как другие наоборот ругают раннее творчество автора за недостаток оригинальности и подражание «учителям», тогда как позднее творчество наоборот хвалят за пафос и драму.
  • Семецкий — впервые убит в «Осенних визитах» (под фамилией Семенецкий, но сути это не меняет), кодификатор тропа.
  • Слитая концовка — увы, настолько нередко, что многими читателями считается главной фишкой авторского стиля. Встречается в массе форматов.
  • Слишком хорошо, чтобы быть правдой — если главгерой увидит что-то слишком чистое/красивое/аккуратное, то под причитания «нам так не жить» не замедлит это «чрезмерно хорошее» подправить под привычные ему стандарты.
  • Фантастический расизм — предостаточно. «Дозоры» (с фитильком), «Звёзды — холодные игрушки», «Геном», «Линия грёз».
  • Эпигонство — в масштабах от промышленных до эпических. Подробнее разобрано в профильной статье. Автор явно следит за мэйнстримом и старается браться за актуальный на момент написания жанр.
    • Буря клише — попытка «прибить гвоздями» роман к выбранному для него жанру не всегда приводит к тому, что сеттинг получается «живым».

Что ещё есть[править]

  • 90-е годы — в его книгах кроме технических, есть ещё культурные и социальные реалии тех лет. Например, в первых дозорах неявным саундтреком идёт музыка которую слушает главный герой, по нынешним временам — ностальгическая. В «Лабиринте отражений» узнаются игры тех лет — Doom и Unreal. А грустные социальные реалии…
    • В «Осенних визитах» маньяк ловит мальчика, а случайный прохожий уверен, что мальчик — воришка и для волнения нет причин.
    • В фильме «Ночной дозор» пенсионер от бедности подворовывает в магазине.
    • Финал романа «Рыцари сорока островов» по сравнению с солнечным началом показывает, насколько темнее и острее стала жизнь за время отсутствия протагониста — место детских «драк по правилам» занял подростковый бандитизм с избиением толпою одного и групповыми изнасилованиями.
    • Будущий «Лорд с планеты Земля» перед убытием в далёкую галактику «держал район» в родном городе.
  • Враждующие фэндомы — при написании «Линии грёз» Сергей Васильевич повтыкал цитат из песен «Оргии Праведников», а несколько позже уже широкая публика поинтересовалась у Сергея Александровича, как ему понравилось применение его цитат Сергеем Васильевичем — оказалось, что Сергей Александрович с творчеством Сергея Васильевича знаком и оценивает его ну в общем приблизительно так, как его обычно оценивают — Сергей Васильевич, когда вести о том до него дошли, был весьма раздосадован, о чём не преминул поведать публике.
  • Датировка по электронике 
    • «Лабиринт отражений» был написан, когда закон Мура ещё действовал и мощность компьютеров росла как на дрожжах, так что при переводе на английский автору пришлось менять мегабайты на гигабайты, и всё равно вышло мало.
      • Иная и неплохо обоснованная точка зрения, что действие происходит в момент написания, в несколько альтернативном мире. Следите за руками: первый Doom, OS/2 почти на равных с Виндой, Маки в упадке, клубы в глубине копируют эхоконференции ФИДО, даже 386 процессоры ещё используются (по крайней мере в глубинке), и многое другое в этом же духе.
    • «Звёзды — холодные игрушки». Действие происходит в 2020-х гг. Главный герой играет с соседским мальчиком по телефонному модему, в ходу плёночные фотоаппараты. Операционка космического корабля медленно и печально устанавливается со стопки компакт-дисков… Live CD? Windows pre-boot environment? Нэ, ещё толком не изобрели…
      • Скорее, на дворе альтернативный конец 90-ых в котором внезапный контакт с инопланетными цивилизациями дал резкий толчок космической отрасли.
      • Дойлизм: автор пишет про окружающие его реалии. Про что ж ещё он может писать? Ватсонианство: продолжение давней дихотомии «или мы развиваем ракеты, летаем по Галактике, а управляет всем этим кантупер на перфокартах — или мы развиваем камплюктеры, а полететь не можем даже на Луну». В «Звёздах» пошли по космическому пути, в «Лабиринте» — по компьютерному.
    • «Дозоры» (пополам с бонусом для современников). В первых книгах сотовый телефон позиционируется как дорогой гаджет, сразу указывающий на социальный статус лица, которое им обладает. Минидисковый плеер! Главгерой неоднократно подчёркивает, какой это чудесный девайс. А кто о нём сейчас вспомнит?
  • Не в ладах с технологией — в нескольких произведениях были упомянуты «токарные станки» с быстро вращающимся резцом. На самом деле такие станки называются расточными, а их «идиотская конструкция» позволяет обрабатывать даже очень большие детали с очень большой точностью.
  • Не в ладах с экономикой — Земля далёкого светлого будущего из романа «Лорд с планеты Земля» и рассказов про детство и юность некоторых персонажей. Всю тяжёлую работу выполняют роботы, человечество получило доступ к неисчерпаемым запасам энергии, которую теперь может тратить на что угодно, бездефицитная экономика при полном отсутствии корпораций и прочих коммерческих структур. Практически это уже коммунизм — но при этом многие люди тратят свою жизнь на совершенно бессмысленную работу, которую вполне могут выполнять те же роботы или компьютеры (а потом надо полагать, тратят жизнь на такой же бессмысленный «отдых»).
    • Спорно — люди маются от безделья, вот и готовы работать хоть дворниками, в романе об этом сказано открытом текстом.
  • Не в ладах с юриспруденцией — в рассказе «Купи кота» автор возмечтал об окончательном решении проблемы «книжного пиратства». Типа хорошо бы вставлять в текстовые файлы особые коды, которые процессоры обычных компьютеров игнорировали, а процессоры «электронных книг» — воспринимали как команды на стирание BIOS’а. Вот только такой «метод» целиком и полностью попадает под статью 273 УК РФ. "Создание, распространение или использование компьютерных программ либо иной компьютерной информации, заведомо предназначенных для несанкционированного уничтожения, блокирования, модификации, копирования компьютерной информации или нейтрализации средств защиты компьютерной информации… — до четырёх лет… Не пойдёт!
    • То есть «процессоры обычных компьютеров» пиратством просмотром нелицензионной продукции не занимаются? Феерично. А вообще есть уловки, при которых компьютерная читалка отображает книгу нормально, а е-книжка устраивает чад кутежа — но при чём тут вообще лицензионность?
    • Нет. Просмотром «нелицензированной продукции» занимаются люди.
    • Просто «компьютер в туалет не потащишь». Изначально Доктор вообще размещал всё своё творчество на сайте для свободного некоммерческого распространения и использования. Это имело большой смысл для расширения аудитории, которая потом всё равно покупала бумажные книги, потому что сидеть часами за компьютером неудобно, а распечатывать самому — дорого (имело смысл только для тех городов, где в магазинах книги Лукьяненко ещё отсутствовали). А когда к 2003 начали появляться удобные «читалки», автор резко убрал все свои старые произведения и объявил войну «пиратству». Ну и до кучи позволил себе помечтать о том, как бы изничтожить эти нехорошие читалки.
    • Вот так писатель и превращается в Пейсателя.
    • Существует такая штука, как EULA (End-User License Agreement), по которой распространяется бесплатное ПО с закрытым исходником — там обычно присутствует пункт о том, что производитель не обязан уведомлять пользователя о заведомо вредоносных свойствах ПО (и это соглашение надо принять для установки). Да с законом оно немножко конфликтует, но у какого-нибудь Adobe в случае чего найдутся свои штатные юристы, которые докажут, что принятое пользователем соглашение превалирует над указанной статьёй, ибо порча данных в таком случае оказывается санкционирована их владельцем, то есть очевидно не является несанкционированной.
      • Такое может быть только в каком-нибудь американском штате с их прецедентной системой. Там «мелким шрифтом» могут прописать что угодно, вплоть до «добровольного согласия» на немедленную разборку на органы — лишь бы адвокаты оказались достаточно ушлыми, чтобы притянуть за уши какое-нибудь судебное решение столетней давности. А в нормальных странах с правовой системой здорового человека любые положения частного договора, противоречащие действующему законодательству (особенно уголовному), в любом случае признаются ничтожными.
    • Считал Сopyleft лицензии «пиратством», на что читатели периодически отвечали, что пользуются не «ворованной виндой», а честно скачанным линуксом и опен-офисом.
      • Для тех, кто в танке и знаком с авторским правом на уровне сабжа статьи — авторское право позволяет автору самому решать, как и где его творение разрешено распространять. Классический Copyright набил себе здоровеную оскомину мутными операциями с передачей прав за деньги или по условиям договоров и патентным троллингом — первое приводит к тому, что право на творение оказывается в руках у тех, кто к нему вообще отношения не имеет, а второе приводит к тому, что автор оказывается должен денег третьей стороне, ни к нему, ни к его творению отношения не имеющей. Когда OpenSource-проекты стали набирать обороты, нашлись люди, захотевшие на них нажиться, объявив себя владельцами прав — в качестве ответа появились «общие публичные лицензии» (General Public License) и собственно сам «копилефт», которые чисто технически точно так же защищали права автора, как и «копирайт», но при том разрешали свободное использование продукта и создание производных на его базе с поправкой на то, как именно будут защищено авторское право производившего доработку (между самыми популярными лицензиями MIT, BSD и GNU есть ряд расхождений: например производное от выпущенного под MIT можно выпустить под другой лицензиаей, а производное от выпущенного под GNU можно выпустить только под GNU, что, например, породило разные ветки glibc — «сокращённую» под MIT и «полную» под GNU). И да, в силу возможности свободного использования таких продуктов держателем авторских прав практически всегда остаётся сам автор (для чего авторское право изначально вообще-то и придумано) — торговля такими правами не осмысленна.
  • Публика — дура — в некоторых интервью Сергей Васильевич говорит о том прямо, добавляя, что автору в первую очередь важно, чтобы его книги покупали, а не чтобы их читали и любили.
  • Что за фигня, автор? — читаешь ровную научную фантастику и тут внезапный отвратительный секс: то взрослая женщина с недостигшим возраста согласия, то мальчики-подростки паровозом на плоту.
    • В «Императорах Иллюзий» Император-педофил держит в любовницах двенадцатилетнюю девочку Алису, мечтающую стать экзобиологом. Автор ты совсем ку-ку?
    • Это такое «На тебе!» в сторону широкой публики, критикующей автора за неоригинальность и эпигонство местами почти на грани плагиата: «Я не могу написать ничего оригинального? Ну и что? Зато я могу поиздеваться над вашими любимыми с детства персонажами!» — Просто банальный эпатаж.
    • Спорно — роман-то из ранних.

Примечания[править]

  1. Впрочем существует альтернативная точка зрения, предполагающая, что подкосило автора не столько опухание «Дозоров», сколько излишняя тяга к открытым концовкам при неполноте понимания сути данного явления