Светлое советское прошлое

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Да здравствует созданный волей народа великий, могучий Советский Союз »
— гимн
« нужно прежде всего сократить рабочий день по крайней мере до 6, а потом и до 5 часов. Это необходимо для того, чтобы члены общества получили достаточно свободного времени, необходимого для получения всестороннего образования… »
— Иосиф Сталин, 1952 год, «Экономические проблемы социализма в СССР»
« СССР был великой и величественной державой. Американские врачи подсчитали, что в среднем житель США с…л в день 14 раз: 6 раз по велению организма и 8 раз от страха перед ракетами СССР. В СССР были бесплатные медицина, образование, женщины. Квартплата и коммунальные платежи были такие маленькие и необязательные, что относить их посылали грудных детей, а телефонный автомат за брошенные в него 2 копейки давал 5 часов разговора, чистый стакан и ведро воды с газом. »
— Евгений Шестаков

Было время… И раньше всё было лучше. И трава была зеленее, и девушки были сговорчивее красивее, и улыбались искреннее, и люди страной гордились. Этот троп — о ностальгическом позитивном отношении к Советскому Союзу.

Суть[править]

«

Мы рождены, чтоб сказку сделать былью, Преодолеть пространство и простор. Нам разум дал стальные руки-крылья, А вместо сердца — пламенный мотор!

»
— Марш авиаторов
Светлое советское прошлое[1], 1962

В отличие от рыночной экономики, где каждый старается нагреть руки, СССР был государством нового типа. Каждый имел право на образование, медицину и крышу над головой, и эти образование, медицина и жильё были бесплатными и предоставлялись всем. Образование в СССР было самым лучшим, и в советские университеты валом валили студенты из стран, которым повезло меньше. Железный занавес защищал советского человека от растлевающего влияния упаднической западной культуры и сохранял в нём вечные ценности, необходимые для человека нового типа, коммуниста — которому не нужны материальные блага для счастья. СССР был могучей державой, которая могла в одиночку построить орбитальную станцию, которая могучим ядерным кулаком грозила продажным империалистам и защищала слабых — как это было с Кубой, Вьетнамом, Кореей и другими странами третьего мира. В этой стране за попытки распила бюджета сурово карали, вредительство наказывалось быстро и беспощадно, а попытки нажиться на ближнем приравнивались к государственной измене.

Конечно, не всё было радужно — на прилавках очень часто было пусто, колхозники плевать хотели на «облико морале» и виртуозно ругались матом, уже не говоря о потаённом страхе загреметь в число врагов народа, но давайте поглядим правде в глаза: многие люди гордились тем, что живут в такой стране, и эта гордость выражалась в огромном приливе добровольцев и на стройку века (БАМ), и в малом числе откосов от армии, и в трудовых подвигах — за что люди получали правительственные награды. А вы когда-нибудь бывали на ВДНХ? Видели ли вы памятники достижениям народа? Видели ли вы Артек в годы его расцвета?

Но… Однажды всё рухнуло. И у тех, кто пережил голод, лихие девяностые, три валютных кидалова и развал всего и вся — осталось в памяти только это. Да какого чёрта, они бы и на ГУЛАГ согласились, лишь бы не видеть наглую рожу очередного нувориша на мерседесе, который обворовал людей, честно зарабатывавших свою жалкую «одну зарплату».

Пятиминутка реальности[править]

Несмотря на достаточное количество плюсов (пусть иногда и спорных) у СССР было много минусов. Но у нас принято замечать недостатки только Российской империи. Просто в нашей стране многие не очень любят современную власть. И одни сравнивают её с Советским Союзом[2], а другие... ну вы поняли.

Помимо очевидного отсутствия некоторых прав и рыночной экономики, у Советского Союза была ещё куча других скелетов в шкафу. Советское образование было хорошим только по сравнению с другими социалистическими странами[3]. Железный занавес тормозил развитие науки и культуры. Именно из-за него многим тогда казалось что за океаном настоящий рай на земле. То самое стремление показать клятым империалистам что с СССР шутки плохи привело к спонсированию дружеских режимов на другом конце света, что не очень хорошо сказывалось на экономике. И да, часто союзники оказывались не надёжными, как например Египет. Коррупция всё равно была и (несмотря на суровое наказание) цвела и пахла. Дружба народов была хороша лишь в теории. На практике же братские республики когда им дали автономию начали мечтать о независимости, что в итоге и произошло.

Ответвления и диалектика[править]

Так в советском[4] прошлом видели будущее человечества…

Вообще споры о славном советском прошлом можно разделить на три категории: о жизни простого человека, о величии и мощи и о свободе:

Если автор хочет придать немного объективности своему сеттингу, но всё ещё хочет живописать славное советское прошлое, то он может, например, подчеркнуть величие и мощь, которые оттеняются недостатком свободы. Или, наоборот, вспомнить, что в 1960-е годы в «той стране» не требовался паспорт для полёта на самолёте и на среднюю зарплату ты мог легко путешествовать по всей стране, ни в чем себе не отказывая, но в то же время купить «фирменные» заграничные вещи было практически невозможно.

… А так из будущего мы видим прошлое.

В принципе, тут нужно разделять разные эпохи существования СССР. И если в 1960-е в общий энтузиазм ещё можно поверить, то герой, завороженно слушающий официальные советские новости в поздние 1980-е, скорее всего очень-очень молод. В том смысле, что взрослые уже чувствовали, куда всё катится.

Где встречается[править]

  • В творчестве Сурена Цормудяна (известного своими социалистическими взглядами) этот мотив регулярно проскакивает. Иногда аллегорически: например, в эпопее «Второго шанса не будет» описана Новая Республика во главе со Старшиной (детальный копиркин Сталина); в третьем томе это поселение всплывает в виде пасхалки: персонажи обсуждают байку о некоем далёком месте, где всё хорошо и правит Сталин — и приходят к выводу, что это, конечно, чушь, но рассуждают о причинах, по которым даже в постапокалиптическом мире люди помнят Сталина с хорошей стороны и придумывают такие байки. Также тема затронута в романе «Наследие предков».
  • «Четвёртая планета» — в этой эстетике выдержан фильм, основанный (внезапно) на «Марсианских хрониках» Брэдбери!
  • Сериал от НТВ «Купчино» — бадди-муви о двух ленинградских милиционерах эпохи 1980-х. Казалось бы, фильм о борьбе с преступниками (а чем ещё будут заниматься милиционеры?) никак не попадает под сабж. Однако антагонистами здесь являются не только грабители, убийцы, или расхитители социалистической собственности, а спекулянты и диссиденты, которые ведут себя как снобы и лицемеры. В то же время многие персонажи, например, участковый Васильич, говорят и действуют строго положительно.
  • Чернобыль: Зона отчуждения — именно так показана Припять 1986 года. Сцены, происходящие в Советском Союзе, даже сняты в более тёплых тонах, а в Припяти до катастрофы всегда солнечно. Все люди доброжелательны и всегда готовы помочь, а милиция дружелюбна, но бдительна. Со вторым сезоном атмосфера плавно трансформировалась в красное будущее.
  • Бесконечное лето — атмосфера старого доброго советского пионерлагеря, где лето было теплее и товарищи по играм были добрее, и кормили в столовой хорошо, и отдохнуть можно было с пользой. Не удивительно, что многим людям постсоветского пространства этот визуальный роман зашёл на ура.
  • Евгений Лукин «Чёрный сон» — два старика в очереди ругают современность и этих сволочей, которые всё развалили. Чуть позже выясняется, что для одного всё развалили дерьмократы, а для другого — большевички-с. Затем инструктор обкома Леонид Устинович Ососков и присяжный поверенный Александр Павлович Ордынин просыпаются — каждый в своём времени.
  • Workers & Resources: Soviet Republic — игра про индустриализацию

Примечания[править]

  1. Глазами датского карикатуриста-коммуниста Херлуфа Бидструпа
  2. Что кстати не лишено оснований. Нынешняя власть во главе с Сами-Знаете-Кем родилась и была у власти именно в советские времена.
  3. Опять же можно вспомнить пресловутый лумумбарий.
  4. Что забавно, эта картина авторства Роберта Маккола — «штатного художника» NASA.