Самозванец

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Какой я дворянин? Все это пустяки, ложь презренная. Пиковый король в дворяне жаловал — вот те и всё. »
Иван Расплюев у А. В. Сухово-Кобылина
« Дьяк Феофан: Не гневайся, боярин, не признаю я тебя. Али ты князь?
Жорж Милославский: Пожалуй, князь! А что тут удивительного?[1]
»
— «Иван Васильевич меняет профессию»

Под словом «самозванец» традиционно понимался авантюрист, выдающий себя за человека, занимающего более высокое положение в обществе. Обычно — за аристократа или царствующую особу (либо наследника), но в более современных обществах возможны варианты (классический — «сын лейтенанта Шмидта»). Главное — выдавать себя за такую персону, бытие которой способно принести ему живительные блага на максимально долгий срок (в идеале — пожизненно), и в то же время такую, у которой нет проживающих рядом близких друзей и родных, которые немедленно опознают жулика. Идеальная легенда для самозванца — чудом спасшаяся жертва каких-нибудь суровых исторических событий, истребивших весь его якобы род (что как бы объясняет, почему у самозванца нет родни, которая подтвердила бы, кто он есть).

Иногда такой псевдонаследник самозванец становился марионеткой какого-нибудь варлорда, как чудом спасшийся наследник династии Мин при пирате Коксинге, или чудом спасшийся родственник халифа при мамлюкских султанах Египта. (CF: а вот Цао Цао не поленился разыскать настоящего чудом выжившего законного наследника престола, и марионеткой у него стал настоящий законный император, а не самозванец). Религиозные варианты — лжемессия и ложный бог.

Однако выдавать себя за другого можно и по другим соображениям, и зачастую — за человека, занимающего более низкое положение. Особенно широко этим пользуются шпионы и сыщики, а также прогрессоры/стагнаторы.

А чтобы выявить самозванца, можно применить специальные методики.

Частные случаи:

Примеры[править]

Фольклор[править]

  • «Кот в сапогах» — младший сын мельника, выдаваемый за маркиза Карабаса[2].
    • Правда, он не совсем самозванец - за маркиза его выдавал кот, сам якобы маркиз максимум отмалчивался.

Театр[править]

  • Лопе де Вега, «Собака на сене» — хэппи-энд строится на том, что главгероя Теодоро объявляют чудесно спасшимся сыном аристократа Лудовико, хотя тот всего лишь тезка.
  • Виктор Гюго, «Рюи Блаз» — заглавный герой выдает себя за своего друга дона Сезара с подачи его брата-антагониста, у которого служит лакеем.
  • Н. В. Гоголь, «Ревизор» — «самозванец поневоле», бедный дворянин Хлестаков, по ошибке принятый провинциалами за столичного аристократа, прибывшего с ревизией, решает не рассеивать их заблуждение, а, приняв предлагаемые взятки, уехать до прибытия настоящего ревизора.
  • Бернард Шоу, «Ученика дьявола» — Ричард Даджен, другой «самозванец поневоле». Его приняли за священника Энтони Андерсона, и британские колониальные власти намерены этого американца казнить как мятежника, но Дик «не способен снять петлю с себя и надеть её на другого». Хэппи-энд.
  • С. Есенин, драматическая поэма «Пугачёв». Ставилась Театром на Таганке, роль Хлопуши исполнял Владимир Высоцкий.

Литература[править]

Русскоязычная[править]

  • А. С. Пушкин:
    • «Капитанская дочка» — Пугачёв, который выдавал себя за царя Петра III, убитого по приказу любящей жены Екатерины II. Что соответствует реальности. Не в том смысле, что он и правда был «чудесно спасшимся Петром III», а в том смысле, что действительно выдавал.
    • «Дубровский» — заглавный герой выдал себя за француза-учителя Дефоржа, чтобы проникнуть в дом Троекуровых и отомстить Кириле Петровичу (да и ограбить заодно).
  • И. Ильф и Е. Петров, «Золотой телёнок»: Остап Бендер, Шура Балаганов и Паниковский выдавали себя за детей лейтенанта Шмидта. Для Остапа это была лёгкая импровизация на месте, двое других были профессиональными самозванцами с поделенной территорией для окучивания лохов (причём Паниковский вторгся на чужую).
    • Упомянуто существование других самозванцев: «внуки Карла Маркса, племянники Фридриха Энгельса, братья Луначарского, кузины Клары Цеткин и потомки анархиста Кропоткина».
    • Также Бендер и K° выдавали себя за участников автопробега.
  • Л. Соловьёв, «Повесть о Ходже Насреддине» — Ходжа выдавал себя за Гуссейна Гуслию, чтобы спасти Гюльджан из эмирского гарема.
  • С. Михалков, басня «Морской индюк» — обитатели птичьего двора уважают Индюка, который ходит в морской форме, употребляет морские словечки и рассказывает о морях. Однако автор прямо говорит, что Индюк никогда по морям не плавал и лишь строит из себя героя.
  • Братья Стругацкие, «Жук в муравейнике» — Лев Абалкин явился к Бромбергу и заявил, что его зовут Александр Дымок.
  • Ю. Семёнов, цикл про Штирлица!
  • «Хроники странного королевства» — чуть ли не каждая группировка мистралийских повстанцев располагает «чудом выжившим принцем Орландо», наследником свергнутой династии. Что характерно, он и вправду выжил, но предпочитает сохранять инкогнито — вплоть до возвращения на трон.
    • Многоуважаемый мэтр Истран оказался пропавшим без вести древним героем Вельмиром. А настоящий Истран мертв уже очень давно.
  • Олег Бритва из серии книг «Яцхен» Рудазова. В течение нескольких лет выдавал себя за погибшего энгаха (мироходца) Волдреса. Точнее он оплачивал по почте лицензию Волдреса, чтобы гильдия Эсумон, где работал Волдрес, не заблокировала его Слово — заклинание для перемещения между мирами. В четвертой книге обман раскрылся и ГГ ждали огромные неприятности.
  • «Приговор» Юрия Нестеренко — тема многократно фигурирует по ходу действия. Самозванцами провозглашают друг друга главы борющихся за престол партий Льва и Грифона; Дольфу, который сам простолюдин, неоднократно приходится выдавать себя за того или иного дворянина (в частности, за барона Гринарда, причем сначала он делает это лишь для спасения себя и Эвелины, но постепенно входит во вкус); самого Дольфа ловят на «живца», прикинувшегося раненым купцом; Эвелина выдаёт себя за племянницу Дольфа, а позже — за мальчика-пажа из грифонского рода. Ирония судьбы состоит в том, что когда Эвелина предъявляет свои действительные права на свое родовое имение, ее и Дольфа обвиняют в самозванстве, ибо это как раз тот самый случай, когда нет ни выживших свидетелей, ни уцелевших документов.
  • Ольга Голотвина, «Представление для богов». Орешек напяливает случайно найденную одежду — и его принимают за представителя высшей аристократии и Хранителя крепости Найгрилим Ралиджа. Особой прелести ситуации добавляет то, что самозванство такого уровня вообще-то считается святотатством и одним из самых страшных преступлений и карается жуткой казнью с лишением посмертия.
  • Даниил Аксенов «Самозванец» — именно то, что написано на упаковке.
  • В. Камша, «Отблески Этерны» — инверсия: Альдо Ракан занимает престол Талига как потомок свергнутой много лет назад династии. Только после гибели Альдо выясняется, что последний король династии Раканов не мог иметь детей. Все те, кто носил фамилию Ракан после свержения династии — включая Альдо — потомки совсем другого человека (Эктора Придда) и, следовательно, самозванцы. А самое смешное, что и короли свергнутой династии были потомками не принявшего эсператизм Эрнани Святого, а вовсе даже придворного художника Диамни Коро А настоящие потомки Раканов — герцоги Алва..
  • Лукьяненко, «Звёзды — холодные игрушки» — главный герой — самозванец поневоле: настоящий Петр Хрумов погиб вместе с родителями в авиакатастрофе, а его дед, человек эксцентричный и довольно беспринципный, выбрал в детдоме малыша и при помощи своих связей выдал его за своего внука, которого якобы не было в самолете.
  • Сергей Садов, «Рыцарь Ордена» — пробираясь через территорию Парадизии и попав под арест по наводке секретаря «окружного святителя» (ранее выдавшего Энингу подорожные документы за взятку парой другоценных камней, но захотевшего больше), главный герой выдает себя за представителя местной инквизиции.
  • Ксения Баштовая и Виктория Иванова, «Маленьких все обидеть норовят!» из трилогии о тёмном принце — Путешествующий со «светлыми» Диран помогает эльфийке Аэлинэль спасти от казни на светлых же землях оборотня Шамита, взяв его в мужья и при этом не отказываясь от своего рода. Для последнего требуется, чтобы брак заключил представитель монаршего дома — за которого Диран экспромтом себя и выдает, принимая прямо на эшафоте соответствующую «реальную внешность» (а потом не может её снять и цепляется длинной эльфийской косой за всё подряд). Однако самозванство с прикрученным фитильком — и эльфийка со знанием особенностей эльфийской грамматики называет его «Светлый Князь линнэ'Аринкуэль» (вместо частицы ли или лин), и он, хотя и сын Тёмного Властелина (и сам Властелин — здесь это не только титул монарха, но и состояние «магического совершеннолетия» его клана), в довольно близком родстве с князем Дубравы, что-то типа двоюродного племянника.

На других языках[править]

  • Мигель Сервантес, «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский» — заглавный герой по закону и обычаю никакой не «дон»: рыцарем он объявил себя самочинно, а сам был простым hidalgo (мелким дворянином без рыцарского звания).
  • В. Скотт, «Роб Рой» — это прозвище заглавного героя, его настоящее имя — Робин Мак-Грегор, но, переходя границу с Англией, от представляется как мистер Кэмпбелл.
    • Там же — лишь в самом конце книги протагонист узнал, что священник Воган и его превосходительство — не просто одно и то же лицо, но и Фредерик Вернон, отец его возлюбленной Дианы.
  • А. Дюма, «Граф Монте-Кристо»:
    • Заглавный герой. Титул графа у него подлинный, хоть и полученный не столько за заслуги, сколько за щедрую плату; а вот аббатом Бузони, лордом Уилмором или мальтийцем Дзаккони он не был.
    • Данглар о де Морсере: «Меня кто-то произвел в бароны, так что я действительно барон; он же сам себя произвел в графы, так что он совсем не граф».
  • Бальзак, «Блеск и нищета куртизанок»:
    • Люсьен Шардон — с прикрученным фитильком. «Королевским указом ему были возвращены имя и герб рода де Рюбампре», поскольку его мать была последней представительницей этого рода, и, по словам герцогини де Гранлье, «если он сможет выкупить бывшие владения де Рюбампре, король… вернет ему титул маркиза». Вотрен именно ради этого выкупил замок и земли де Рюбампре, но стать маркизом Люсьен не успел — начались неприятности с законом.
    • Его покровитель-кукловод Вотрен притворяется испанским аббатом Карлосом Эррерой.
  • Л. Буссенар, «Из Парижа в Бразилию по суше» — американец, пытавшийся получить плантацию вместо законного наследника. Не вышло.
  • А. Конан Дойл, цикл о Шерлоке Холмсе — сплошь и рядом. Вот несколько примеров навскидку:
    • Холмс выдавал себя за лудильщика, ухаживая за горничной Милвертона («Конец Чарльза Огастеса Милвертона»).
    • Он же косил под старика, вразнос торговавшего книгами («Пустой дом»). Получилось более чем убедительно.
    • Мститель Джефферсон Хоуп, чтобы не попасть под подозрение, просто орал песню и шатался, изображая пьяного («Этюд в багровых тонах»). Вышло не менее убедительно.
    • Стэплтон поменял имя-фамилию, переселившись поближе к поместью Баскервилей. К сожалению для себя, разоткровенничался с Уотсоном. «Действительно в одной школе разыгрались очень неприятные события и что директор её — фамилия у него была другая — скрылся вместе с женой. Все их приметы совпадали в точности».
      • Это всё маскировка, а не самозванство. Изменение имени-фамилии в большинстве стран вообще совершенно легальное действие.
  • Марк Твен:
    • «Принц и нищий» — инверсия. Ради прикола герои, похожие друг на друга как однояйцевые близнецы, поменялись одеждой, и когда настоящий принц (а потом и король) пытается доказать своё право на престол, его считают сабжем.
    • «Приключения Гекльберри Финна» — во время путешествия по реке Миссисипи Гек Финн и негр Джим подбирают к себе на плот двух бродяг, которые представились им как… Герцог и Король! По их словам, в результате политических игр врагов они были вынуждены бежать из Европы в Америку. Разумеется, это была ложь, однако Гек до последнего не подавал виду, что он «раскусил» бродяг.
      • Чуть позже эти же самые «король» и «герцог» выдают себя за приехавших из Англии братьев недавно умершего богатого горожанина с целью заполучить наследство.
      • Да и сам Гек, инсценировав свою смерть, почти половину книги вынужден скрывать свою истинную личину и даже переодевается в девочку.
      • Впоследствии сам Гек по стечению обстоятельств выдаёт себя за Тома Сойера, а Том, чтобы не раскрывать друга, называется именем своего брата Сида.
  • Гнусный обманщик — тут пополам с тропом Подменыш, поскольку парень не просто выдаёт себя за пропавшего сбежавшего из дома 12 лет назад сына владельца золотых приисков в некой банановой республике, но и является убийцей того, кем представляется.
  • Лион Фейхтвангер, «Лже-Нерон» — роман как бы по мотивам биографии одноимённого римского самозванца (сильно по мотивам, т. к. исторических данных о реальном Лже-Нероне меньше одной страницы), а на деле — едва прикрытое На тебе! в адрес Гитлера.
  • Агата Кристи, «Рождество Эркюля Пуаро» («Убийство под Рождество») — сирота Кончита, испанка, дружила с Пилар, дочерью испанки и англичанина. Во время войны та погибла на глазах у Кончиты, а её ждали дома, в Англии. Кончита поехала вместо неё. Просто хотела побыть частью большой счастливой любящей семьи, чего ей так не хватало. Едва запахло наследством, попыталась сбежать, отказавшись от него, ибо совесть не позволила. В итоге Пуаро Кончиту разоблачил — ибо глаза у неё были карие, а у отца и матери на портретах — голубые, что противоречит генетике. При этом, когда все узнали правду, никто от неё не отвернулся, приняли девушку тепло, в итоге Кончита получила и семью, и наследство, и жениха. Очень добрый вариант тропа.
  • Сайман Грин, роман «Кровь и честь» — актёр Джордан выдает себя за принца королевской крови, но делает это в интересах самого младшего отпрыска венценосной семьи (который тяжело болен и таким манёвром хочет выиграть время для борьбы за корону королевства Редгарт со своими братьями) и за весьма солидное вознаграждение (сам Джордан как-то замечает, что за такие деньги «он сыграл бы и лошадиную задницу в карнавальном представлении, причем не поскупился бы даже на звуковые эффекты»). Тем не менее, по ходу сюжета лжепринц со временем приходит в ужас от осознания того, какие моральные чудовища в лице трёх братьев претендуют на трон фэнтезийного королевства, и решительно включается сам в борьбу за престол. Что интересно, побеждает — это вам не Дед-с-кепкой, так что happy end присутствует
  • Венгерский писатель Антал Погони, повесть «Двое из многих». Главные герои — двое венгерских солдат-военнопленных в России во время Первой мировой. Один из них нашёл форму и жетон офицера и попал в расположении белых в офицерский лагерь с комфортными условиями, а его товарищ, которому не повезло, оказался в лагере для рядовых, с нарами, вшами и баландой.
  • Еще один венгерский писатель Мор Йокаи, «Сыновья человека с каменным сердцем» — один из трёх братьев идёт в тюрьму и на казнь, выдавая себя за другого брата, потому что австрийские оккупанты в повестке перепутали венгерские имена (на самом деле Eugen - это Енё, а они имели в виду Эдена (тот был бы Edmund).
  • Габриэль Гарсия Маркес, «Сто лет одиночества» — так можно назвать полковника Аурелиано Буэндиа, который сам присвоил себе звание.
  • Лоис Макмастер Буджолд, «Сага о Форкосиганах» — Майлз выдаёт себя за адмирала наёмников, вовсе им не являясь: поначалу он вовсе «никто и звать никак», а впоследствии, когда наёмники (сами того не зная) оказываются приписаны к барраярским вооружённым силам — Майлз числится в тех же вооружённых силах всего лишь лейтенантом.
  • Роберт Хайнлайн, «Двойник» («Двойная звезда») — неудачливый, но крайне талантливый актёр Лоренцо Смит подменяет талантливого политика, либерала и миротворца Джозефа Бонфорта, похищенного политическими противниками: говорит речи, присутствует на встречах, проходит испытание марсиан… Настоящего Бонфорта в конце концов удается спасти, но он слишком тяжело пострадал от яда и пыток и в итоге умирает. За ним умирает и Лоренцо Смит — чтобы стать Бонфортом по-настоящему, отныне и навсегда.
  • В «Песне Льда и Пламени» имеется несколько экземпляров:
    • Лже-Арья Старк — марионетка Болтонов и Ланнистеров, объявленная настоящей Арьей, чтобы хоть как-то легитимизировать бесчестное, полученное изменой место Болтонов в качестве верховных лордов Севера. Несчастная, замученная девчонка, которая рада бы избежать этого, да только шанс предоставляется слишком поздно…
    • Наёмник по прозвищу «Юный Гриф», возможно, является самозванцем, а возможно — реальным чудом спасшимся Таргариеном. Книги ещё не дали точного ответа, а фанаты спорят и поныне. Кое-кто уверен — он не Таргариен и не самозванец, а Блэкфайр, не зря верные союзники Блэкфайров Золотые Мечи его так легко поддержали… а может, и это была деза?
      • Судя по тому, что в сериале эту линию легко выкинули на мороз, отдав Золотых Мечей Серсее — в книгах он также вряд ли сыграет значительную роль и таки окажется самозванцем.
  • Приквел «ПЛиО» — «Повести о Дунке и Эгге». Дункан Высокий, он же просто Дунк, не был посвящён в рыцари: его хозяин и ментор умер, не успев этого сделать. Но Дунк твёрдо решает вести жизнь рыцаря — и всем заявляет, что посвящение он прошёл. Принц Бейелор по прозвищу «Сломи-Копьё» поверил словам Дунка (или по крайней мере счёл за благо их не оспаривать) — а после этого и остальные благородные не возражали. Так и повелось, что Дункан — как бы официально рыцарь.
  • «Ведьмак»:
    • С прикрученным фитильком — Геральт из Ривии на самом деле не из Ривии.
    • Император Эмгыр берёт в жёны самозванку, причём знает о том, что она самозванка. Однако перед всем градом и миром он объявляет её настоящей Цириллой-Фионой-Элен-Рианнон Цинтрийской.
  • Elfenkönigin — Вепреголовый не смог исцелить своего сына — святого Мишеля Саарти и сам, принимая его облик, продолжает укреплять позиции церкви Тьюреда.
  • Брендон Сандерсон, «Рожденный туманом» — Вин, девочка скаа, притворяющаяся благородной дамой, чтобы все разнюхивать и устраивать интриги среди аристократов, когда она с Кельсером и другими хочет свергнуть их правителя.
  • Марисса Мейер, «Отступники» — Нова Артино, анархистка, которая ранее разочаровалась в Отступниках. Но вступив в их команду, она хочет отомстить и разрушить их власть над обществом.
  • Тана Френч, «Сходство» («Мёртвые возвращаются?..») — сложный случай, практически матрёшка:
    • Сначала офицер полиции Кэсси Мэддокс создаёт себе подложную личность Александры «Лекси» Мэдисон для внедрения в среду распространителей наркотиков. Пробыла ею полгода, получила ранение, потом операция была свёрнута, и она вернулась к обычной работе.
      • А через четыре года обнаруживается труп девушки, как две капли воды похожей на Кэсси Мэддокс. Начинается расследование, и тут выясняется, что последние пару лет данная девушка жила под именем Лекси Мэдисон, присвоив себе выдуманное имя.
        • В ходе расследования Кэсси Мэддокс предлагают выдать себя за чудом выжившую после ранения «Лекси Мэдисон», что она и делает.
  • Джозефина Тэй:
    • «Исчезновение» («Любить, но не терять рассудка») — под видом фотографа Лесли Сирла действовала его якобы сестра Ли Сирл.
    • «Мистификация» — Брет Фаррар выдаёт себя за пропавшего без вести восемь лет назад Патрика Эшби, пользуясь внешним сходством и добытой информацией о его детстве.

Кино[править]

  • «Белое солнце пустыни» — помните меметичного персонажа по имени Семён? Из-за его знаменитого гневного вопля — «А ну встать, когда с тобой разговаривает подпоручик!» — большинство зрителей так и думало, что он подпоручик (т. е., по современной терминологии, пехотный лейтенант). Ан нет, в литературном сценарии чётко написано, что он всего лишь прапорщик… а фраза там приведена всё та же. А это значит, что в подпоручики он себя произвёл самовольно.
    • Впрочем, офицерские чины в Белой армии в принципе какого-то определенного статуса не имели и присваивались местными командирами (в том числе и самим себе). Во вселенной фильма у Семена нет никакого более высокопоставленного начальства, так что он мог и генералом стать.
  • «Иван Васильевич меняет профессию»:
    • Управдом Иван Васильевич Бунша, попав в XVI в., вынужден выдавать себя за царя Ивана Васильевича Грозного, стараясь не попасться под вооружённую горячую руку стрельцам.
    • Вор-домушник Жорж Милославский.
  • «Неуловимые мстители»:
    • В первом фильме Данька выдавал себя за Гриню (Григория) Кандыбу, сына старого казачьего атамана Семёна Кандыбы.
    • В третьем фильме («Корона Российской империи») — это лысый и лохматый претенденты на российский престол.
  • «Табачный капитан» — слуга учится и сдает экзамены за своего господина, который сам не хочет прилагать усилий. И становится капитаном — тоже за него.
  • «Свадьба в Малиновке» — шутки ради, пополам с ужасом у холодильника. Бандит Попандопуло — комический персонаж, еврей из Одессы с греческой фамилией. Однозначно шнырь, шестёрка, сявка, до попадания в банду Грициана — просто мелкий жулик. При этом на груди у него татуировка (или рисунок-псевдотатуаж стойкой краской) — четыре туза веером. Это, в данном случае заведомо лживо, означало «вор в законе»! Если бы увидели тогдашние «иваны́», т. е. настоящие воры в законе — в один момент зарезали бы нафиг!
    • Дойлистский обоснуй: авторы фильма увидели карты и решили, что это шулерская наколка. Такое прошлое данному персонажу весьма бы подошло, верно?
    • Есть и ватсонианский. Как сообщил сам Попандопуло (в условиях, когда ему незачем было врать), "я до войны имел много специальностей, за что и состоял на особом учете в Одесском уголовном розыске". Угрозыск мелкими жуликами не занимался, а уж тем более на особый учет их не ставил. Да и в принципе организация "воров в законе" начиналась с карманников, а это амплуа Попандопуло вполне подходит.
  • «Зита и Гита» — в семье Зиты Гиту приняли за неё. Она и не возражала, решив восстановить справедливость в одном отдельно взятом доме.
  • Der Hauptman — весной 1945 года дезертир из вермахта находит офицерскую униформу и, переодевшись в неё, начинает выдавать себя за офицера.
  • «Миссия: Невыполнима» — в ходе выполнения невыполнимых миссий главные герои регулярно выдают себя за других людей.
  • «Полосатый рейс» — классика. Буфетчик Шулейкин, страдающий от жаркого климата в далёкой зарубежной стране, ради возвращения в СССР выдал себя за укротителя тигров. А потом тигры выбрались из клеток…
  • «Возвращение Мартена Герра» и «Соммерсби». Без комментариев.
  • Царская охота — про попытку похитить и увезти в Россию самозваную княжну Тараканову

Телесериалы[править]

  • «Место встречи изменить нельзя» — Шарапов выдавал себя за задержанного за мелкое правонарушение шофёра, сидевшего в одной камере с Фоксом.
    • Не мелкое. Цитируемое Шараповым и в книге, и в фильме обвинение «А не было ли у тебя, говорят, сукин сын, умысла на теракт?!» вполне серьёзно и является существенной частью легенды Шарапова. Задержанного за мелкое правонарушение не посадили бы в камеру с бандитом и убийцей, задержанного за серьёзное — не выпустили бы через пару дней, поэтому шофёр-неудачник, который в зависимости от трактовки ДТП может оказаться и террористом (а это «расстрельная» статья), и невиновным — тот очень редкий случай, когда играемый Шараповым человек реально мог сначала попасть в камеру с Фоксом, также проходящим по «расстрельной» статье, а потом внезапно оказаться на свободе.

Аниме, манга, ранобэ[править]

  • Princess Principal — Энджи — шпионка Содружества, простолюдинка, бывшая карманница и Шарлотта — принцесса Королевства Альбион. Изначально Энджи и внедряли с целью подменить собой Шарлотту, но вместо этого девочки начали сотрудничать. Оказывается, они познакомились ещё в детстве и много времени проводили вместе во дворце, обучая друг друга, играя и дурача слуг. В день, когда принцесса решила выйти во внешний мир под видом карманницы, грянула революция — девочки успели встретиться, но взрывом настоящую принцессу выбросило вниз, а поддельную спасли солдаты-лоялисты. И сама Энджи-Шарлотта признает, что карманнице пришлось гораздо хуже — не умея читать и писать, она занималась больше и упорнее всех, играла свою роль 24 часа в сутки, невзирая на жуткий страх перед разоблачением. В итоге она сама признает поддельную Шарлотту настоящей принцессой — она сумела выстоять и перенять её мечты по переустройству общества.
  • «Ублюдок FFF ранга» — в одном из прохождений герой использует скилл "убеждение" столь высокого ранга, что выдаёт себя за наследника династии вовсе без доказательств. Просто промывает мозги сначала служанке, потом королеве, а с её помощью - остальным дворянам.
  • Princess Connect: Re-dive — главная злодейка Кайзер Инсайт, занявшая место истинной принцессы и зачаровавшая всех считать себя настоящей принцессой.

Видеоигры[править]

  • Главный злодей The Elder Scrolls: Arena — Джагар Тарн, маг, принявший облик Императора Тамриэля и выдающий себя за него.
    • Манкар Каморан из The Elder Scrolls IV: Oblivion. Точно неизвестно, кто он такой, но вряд ли настоящий представитель королевской династии Валенвуда Каморан и сын Хеймона Каморана-узурпатора. Хотя бы потому, что он альтмер, а не босмер.
  • Фантастик в Fallout: New Vegas — неотесанный раздолбанный элемент, выдавший себя за ученого и устроившийся работать главным инженером электростанции. В результате он худо-бедно, методом проб и ошибок, понял назначение ее основных узлов, но привести электростанцию в порядок оказался не в состоянии. Поэтому он страшно боится, что его уволят.
  • No One Lives Forever — Том Гудмэн, который на самом деле не агент UNITY, а продавец пылесосов Мелвин Блитцни, которого соответствующим образом обучили и придали максимальное внешнее сходство с убитым к тому времени Гудмэном.
  • Натан Дрейк из «Uncharted» тоже является самозванцем. О его родстве со знаменитым Френсисом Дрейком известно только со слов самого Натана, его настоящая фамилия другая, а то самое кольцо не было получено по наследству (что было бы очень неплохим доказательством его слов), а украдено Натаном из музея в Картахене. Натан себе это в детстве нафантазировал, а потом и сам поверил.
  • World of Warcraft — леди Катрана Престор. Самоназванная аристократка, которая втёрлась в доверие к королю Вариану Ринну, а потом своими интригами всячески добивалась ослабления королевства людей, как то: помешала выплате награды рабочим за реконструцию Штормграда (что привело к появлению Братства Справедливости), воспрепятствовала прибытию подкрепления в Западный Край, Красногорье и Темнолесье (местным пришлось формировать ополчение для выживания), поспособствовала бунту в городской тюрьме и даже добилась похищения самого короля! За её личиной скрывалась Ониксия, старшая дочь Смертокрыла.
    • Не она одна была такая. Ещё во времена второго варкрафта подобным образом активно промышлял Давал Престор, который представлялся как правитель какого-то вымышленного павшего королевства. Собственно, он был первым в своём роде интриганом, ибо это есть сам Смертокрыл в человеческом облике. Планы у него были широкими — задурить монархам Альянса головы, добиться получения власти в королевстве Альтерак, которое как нельзя кстати лишилось правителя и было в политическом кризисе, а потом, уже будучи на правах полноценного представителя Альянса, стравить других правителей между собой, добившись всеобщего ослабления влияния человеческой расы на континенте. Как и в случае с его дочуркой, вся легенда о его благородном происхождении была шита белыми нитками и действовала лишь благодаря тому, что он околдовал умы королей, вынудив их почитать и обожать его. Подлянку учуяли лишь маги Даларана.
    • Ещё один представитель рода чёрных драконов, Нефариан предстаёт в игре как Лорд Виктор Нефарий. Правда, непонятно, зачем он этим занимается, ибо он в отличие от своих вышеупомянутых родственников, все равно безвылазно сидит в Логове Крыла Тьмы.
    • В Крутогорье живёт немного странный шаман, по имени Смоляной Рог, постоянно напоминающий молодым тауренам о традициях предков, вот только он не таурен, а, опять же, чёрный дракон Абиссиан, но в отличии от предыдущих примеров он ничего плохого не замышляет, он просто знает, какая у его сородичей репутация и поэтому скрывается.
    • Алым Орденом, армией жестоких фанатиков-расистов руководит герой Лордерона лорд-генерал Сайдан Датрохан, вот только настоящий лорд Датрохан погиб в Стратхольме, а под его личиной скрывается архидемон Бальназар.
  • Dragon Age: Inquisition — Серый Страж Блэкволл. На самом деле это военный преступник и кающийся грешник Том Ренье, а Гордон Блэкволл уже больше трех лет как мёртв (спас Ренье от порождений тьмы ценой своей жизни). Ренье решил почтить память своего спасителя, отбросив своё прошлое и взяв его имя.
  • Omerta: City of Gangsters — в одной из миссий мы обеспечиваем аферу лже-Анне Романовой. Увы — на вечеринку заявляется лже-Алексей Романов и завязавшаяся перестрелка показывает собравшимся, кто есть кто.

Музыка[править]

  • Александр Розенбаум, «Как на Яик-реке кони добрые спят…» (о восстании Пугачёва)
  • Ленинград, клип на песню «Экспонат» — главная героиня, якобы дочка богатого папы, которая решила «всего добиться сама».

Реальная жизнь[править]

«Суд Пугачёва», Василий Перов, 1879

Древность[править]

  • Мидийский жрец Гаумата, выдававший себя за царя Бардию — брата персидского царя-алкоголика Камбиса. Военачальник Дарий раскрыл обман, сверг и казнил Лже-Бардию и сам стал царём.
  • Птолемей — полководец Александра Македонского, ставший египетский фараоном, в качестве своих прав на престол объявил себя… бастардом царя Филлипа II, являвшегося отцом Александра. Правда совсем безосновательным это не было, слухи о том что он незаконный сын Филиппа или даже Пердикки были задолго до его воцарения в Египте. Да и портретное сходство из статуй вполне очевидно.
  • Андриск Лже-Филипп, последний царь Македонии, глава восстания против римлян.
  • Несколько Лже-Неронов, появившихся в смутный период Римской империи после гибели настоящего Нерона.

Средневековье[править]

  • Сверрир Сигурдссон — священник с Фарерских островов, неожиданно провозгласивший себя незаконнорожденным сыном прежнего норвежского короля Сигурда Мунна. Отсутствие каких-либо доказательств прав на престол с лихвой компенсировал победой над Магнусом V в битве при Фимрейте. Правил в 1184—1202 годах, став одним из важнейших королей в истории Норвегии.
  • «Армуазская дама», выдававшая себя за чудом спасенную Жанну д’Арк.
  • Перкин Уорбек, якобы чудесно спасшийся принц Ричард Йорк — марионетка в руках французов.
  • Несколько самозванцев, выдававших себя за чудесно спасшегося короля Франции Иоанна Посмертного (умер пятидневным младенцем в 1316 г.). История использована Дрюоном в «Проклятых королях»; по его версии, один из них самозванцем не был.
  • Ряд самозванцев, выдававших себя себя за португальского короля Себастьяна I (1554—1578), пропавшего без вести в битве при эль-Ксар-эль-Кебире (Марокко). По сути, стал мемом своего времени: на докладе иезуитов о появлении на Руси «чудесно спасшегося царевича Димитрия» Папа Римский написал ироничную резолюцию: «Это будет еще один воскресший португальский король!»
  • Ходзё Соун (1432—1519) — настоящая его фамилия не Ходзё, а Исэ. Warlord эпохи Сэнгоку (1477—1573), решивший таким способом придать себе легитимный вид. Впоследствии, отыскав настоящего Ходзё, женился на его дочери. Но потом таки удалось легализоваться путём огромных взяток сёгунскому и императорскому двору.
    • Ирония судьбы: сами по себе Ходзё — очень побочная ветвь к главной семье рода Тайра, и в эпоху Хэйан (794—1185) не смели даже претендовать на какую-то знатность.
    • Семья Исэ и взаправду происходила от семейства Тайра, но совсем от другой её ветви ещё даже более побочной ветви, не имеющей никакого отношения к подлинным Ходзё, она к эпохе Сэнгоку так обмельчала, что они даже были не даймё (титулованным дворянством), а хатамото (по европейским меркам рыцарями-баннеретами).

Новое время[править]

  • Известный нам по роману А. Дюма де Тревиль — тоже самозванец. Однажды в XVII в. стал командиром мушкетёрской роты, а потом и графский титул себе выхлопотал. По рождению он — сын богатого гасконского мещанина, «приватизировавшего» три крохотных городишки (Три Города, Trois-Villes [трўавИль]), и поэтому взявшего себе фамилию Труавиль, без всякого «де», разумеется. Юноша приехал покорять Париж, воспользовался связями, сделался «верным псом» Анны Австрийской, исполнителем тончайших и секретнейших её поручений. Никто не торопился официально производить его в дворяне — но он с первых же дней в столице чуть-чуть отредактировал свою фамилию и объявил себя благородным, чтобы не унижали и принимали всерьёз. Многие знали, в чём тут штука, но, учитывая, КАКОВЫ покровители были у молодого человека, никто его дворянство оспаривать не посмел. Ну, а потом самопровозглашённый дворянин сделал карьеру, пришёл к успеху…
  • Как ни странно, самозванцем являлся и его подчинённый Шарль д’Артаньян. Вообще-то д’Артаньян — графский род, но по законам майората старший сын графа становится графом, а младший — всего лишь шевалье. Дед Шарля был младшим сыном графа и выдал дочь за зажиточного буржуа, от которого и родился наш герой. Пользуясь тем, что в роте мушкетёров служили два его двоюродных брата, по праву носивших фамилию д’Артаньян (причем один из них носил титул графа), Шарль незаконно присвоил фамилию своей матери и поступил в мушкетеры. Позже в ходе своей карьеры самозванно присвоил себе титул графа — по примеру своего начальника и ментора. Про это знали, но сделать с любимцем Людовика XIV ничего не могли. В книгах он всё-таки обычный шевалье.
    • Впрочем, король знал об этой ситуации и относился к ней по принципу «хочет быть графом — ну и пусть будет». В эпоху абсолютизма мнение короля имело силу закона, так что титул можно считать полноценным, пусть и полученным не совсем естественным путем. Книжный д’Артаньян, кстати, тоже стал графом, но уже честно получил этот титул от короля.
  • Туда же и Исаак Ньютон — по причине тогдашнего сословного деления заявлял о том что происходит из шотландских дворян, но на самом деле происходил из бедных керлов, сумевших в Новое Время пробиться в йомены. Позднее был посвящён в рыцари, получив официальный герб и право называться сэр.
  • Граф Алессандро Калиостро на самом деле — Джузеппе Ба́льсамо (Жозеф Бальзамо́), сын мелкого торговца сукном.
  • И, похоже, Хидзиката Тосидзё — один из лидеров «Волков Мибу» aka Синсэнгуми в эпоху Бакумацу, так как неизвестно, как крестьянский сын обзавёлся самурайской фамилией и правом носить два меча (которым обладали лишь самураи). Желающих задать столь щекотливый вопрос искусному фехтовальщику просто не нашлось.
    • Хидзиката Тосидзо, зам. главы Синсэнгуми (с яп. Новое ополчение), никогда не скрывал, что происходил из семьи землевладельца и аптекаря в молодости торговал «Исида санъяку», в 1867 году Хидзиката стал хатамото. Собственно, одной из ключевых особенностей отряда было то, что он являлся ополчением (т. е. набирался из ронинов и прочих сословий) и в нем ценилось следование строгим правилам, умение фехтовать и личные качества, а не происхождение.
    • А что касается фамилии — по некоторым сведениям, Хидзикатами звались многие его родственники как минимум за пару поколений до самого Тосидзо. Так что это было если и не «настоящей» фамилией, то неофициальным, но употребительным прозвищем его семейства. К слову, эта фамилия состоит из кандзи, обозначающих «земля», «почва» и «человек». Буквально — крестьянин, человек от сохи.
  • Фердинанд Уолто Демара (1921—1982), которого заслуженно именуют «Великим Самозванцем». Уникальный в своём роде случай — человек почти без образования выдавал себя за инженера, журналиста и даже врача! Причём даже в последнем случае обман не вскрывался, операции лже-доктор делал успешно. Крайне редкий случай «идейного» самозванца, выдававшего себя за других отнюдь не ради материальной выгоды.
  • Ряд самозванцев, выдававших себя за французского короля Людовика XVII (умершего в заключении сына убитого революционерами Людовика XVI). Король из «Приключений Гекльбери Финна» отсылает именно к ним. Один из них — Карл Вильгельм Наундорф (с фальшивого паспорта на это имя началась история самозванца) — зашёл дальше остальных: он смог получить разрешение на фамилию Бурбон (от датчан).
  • Ныне живущие члены династии Бурбонов. Неизвестно точно — являются ли они самозванцами или потомками плода супружеской измены. Это выяснилось при генетическом анализе головы первого правящего короля из этой династии — французского короля Генриха IV, так как результат ДНК-анализа не совпал с ныне живущими Бурбонами (короли Испании) её срочно объявили фальшивкой, но к несчастью для самозванцев позднейшие ДНК-анализы останков прочих членов династии упорно совпадают с головой французского короля Генриха IV, но не с ныне живущими «Бурбонами».

Россия[править]

  • Чудом спасшийся царевич Дмитрий, кодификатор для России. Только более-менее прославившихся экземпляров было четыре штуки, а уж сколько не прославилось! На деле род Рюриковичей был пресечён[3]. Кстати, отождествление Лжедмитрия Первого с Григорием Отрептевым, скорее всего ошибочно — Отрепьего знали в Москве, да и Лжедмитрий всех бесил подчёркнуто европейскими манерами, хотя расстрига Григорий рос в России.
    • Юный казак Илейко Муромец, которого в былинах иногда путают с Ильёй Муромцем, называя того казаком и приписывая походы на реках в которые хаживал Илейко. Назвал себя чудом спасшимся племянником царевича Дмитрия по имени царевич Пётр, а Лжемитрий признал племянника и пригласил того в столицу. Но, пока лже-Пётра добирался в столицу Лжедмитрия успели убить. Ему пришлось, бежав, собирать войска, и тут выяснилось, что в отличие от очень хорошо воспитанного Лжедмитрия, лже-Пётр имеет явно выраженные простолюдинские манеры. За это дворяне в глаза называли его самозванцем, а он в ответ зашивал дворян в медвежьи шкуры и натравливал на них собак.
  • К слову, род Шуйских происходит от князя Андрея Ярославовича, брата Александра Невского, проигравшего ему в престолы и лишённого прав на великокняжеский престол. Но в какой-то момент Шуйские стали говорить, что они происходят от великого князя Андрея Городецкого, сына Александра Невского, хотя у него детей не было.
  • Княжна Тараканова — самозванка, претендовавшая на российский престол при Екатерине II. Хотя вообще авантюристка была, что называется, серийная. До того, как выдавать себя за дочь русского царя, выдавала за дочку и османского султана, и польского короля, и кого-то из многочисленных германских монархов. Шансов на престол никаких, зато известный способ сравнительно честного отъёма денег. Увы, девочке не повезло, ибо не являвшаяся Романовой по крови российская императрица отнеслась к самозванке куда серьёзнее, чем та думала.
  • Емельян Пугачев, руководитель крестьянского восстания, был самым удачливым из многочисленных за правление Екатерины самозванцев (более всех в Российской истории — сорок штук, последний сослан на каторгу уже в начале правления Павла!), выдавших себя за чудом выжившего императора Петра III. И это несмотря на то, что он был неграмотен, а казаки требовали письменный указ, чтобы начать восстание.
    • Особенно интересен случай Степана Малого, черногорского «коллеги» Емельки. Умудрился не просто выжить на чужбине, но и стать правителем Черногории. Несколько лет успешно правил и оборонялся от турок, пока не прибыл уполномоченный из Петербурга. Когда он был убит, дело дошло до появления Лжестепана Малого (!).
  • Викентий Иванович Дунин-Марцинкевич — судя по всему, подделал документы о благородном происхождении. Все его родственники писались просто Марцинкевичами.
  • Американка Анна Андерсон — самая известная из самозванок, выдававших себя за избежавшую большевистского расстрела великую княжну Анастасию, причем в этом она убедила даже некоторых членов императорской фамилии. Была окончательно разоблачена только после ДНК-тестов.
  • Алексей Пуцято — самый первый, самый похожий на цесаревича Алексея и самый наглый из всех претендентов. Первый раз выдал себя за цесаревича, но был раскрыт его бывшим учителем французского и посажен в тюрьму. Сумев сбежать, он снова взялся за старое, но опять был раскрыт при атамане Семёнове. Когда красные выбили белых с Дальнего Востока, в третий раз взялся за авантюру, выдавая себя за борца с белыми. Любовь к авантюризму ему очень дорого обошлось: в тюрьме в Чите он сидел с будущим членом комиссии, который опознал его во время первой «партийной чистки». Больше данных о нем нет: скорее всего, лже-цесаревича расстреляли.
  • В середине XIX в. некий шулер Крысинский выдавал себя за графа, будучи простым слугой. По одной из версий, стал прототипом заглавного героя пьесы А. В. Сухово-Кобылина «Свадьба Кречинского». С той разницей, что в пьесе г-н Михайло Кречинский — действительно столбовой дворянин (но всё-таки не граф; графом себя и не ставит), давно уже пошедший по скользкой дорожке, ставший фактически криминальным авторитетом. Выдаёт он себя в пьесе исключительно за богача, притом что на деле остался без копейки и пытается поправить свои дела срочной женитьбой на богатой и наивной невесте (сорвалось). А за дворянина лживо выдаёт себя приспешник Кречинского — неудачливый шулер Иван Расплюев (см. выше первый эпиграф).
  • Шпион Конон Трофимович Молодый присвоил себе биографию погибшего Гордона Лонсдейла.
  • Прохор Шаляпин получил скандальную известность благодаря тому, что пытался выдать себя за потомка великого оперного баса Фёдора Шаляпина.

См. также[править]

Примечания[править]

  1. Милославские — реально существовавший боярский (но не княжеский!) род.
  2. Сarabas на старофранцузском можно понять как «из низов» — а после появления народной сказки про Кота в сапогах французы стали употреблять carabas в значении «выскочка», «самозванец» или «сноб». Вот из этого Алексей Толстой и состряпал имя своего Карабаса-Барабаса — «выскочки, злого, как разбойник» (или «как демон»). Варрава (Barrabas) — 1) разбойник, вместо которого распяли Христа; 2) один из демонов Преисподней.
  3. Точнее, пересеклась ветвь правящая ветвь московских Рюриковичей, а прочие ветви рода (многие из них фактически даже более старшие, чем московская !) вроде Шуйских (Рюриковичей из Шуя), Волконских, Оболенских, Бельских, Можайских, Гагариных, Пожарских и десятки других ветвей — остались, но они по нормам того времени не рассматривались как претенденты на престол. По «старине» потомки неправящего члена династии не имели права на какой-либо престол, по «новизне» — они не были близкими родственниками правящей династии