Садистский выбор

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статья Sadistic Choice. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.
« Я даю вам срок до завтрашнего дня. Или вы поступите, как велит вам честь, и броситесь на собственные мечи, или ваши души станут моими, и я обещаю, что отправлю в ад каждого, кто ещё жив за этими стенами. »
— Г. Макнилл, «Железный шторм»
« Порой приходится выбирать между клизмой и дерьмом. »
— «Южный Парк» о выборах
« Тяжёлая неуправляемая вагонетка несётся по рельсам. На пути её следования находятся пять человек, привязанные к рельсам сумасшедшим философом. К счастью, вы можете переключить стрелку — и тогда вагонетка поедет по другому, запасному пути. К несчастью, на запасном пути находится один человек, также привязанный к рельсам. Каковы ваши действия? »
— Проблема вагонетки (оригинальная формулировка)
Наглядно

Садистский выбор — это выбор из двух зол. Суть в том, что герою предлагается, например, выбор между братом и возлюбленной — кого спасти, а кто умрёт. Спасти социально значимую личность — или близкого. Спасти правую руку — или левую. Спасти один мир или другой — не важно. Суть садистского выбора в «или — или» с таким результатом, что герой всяко проиграет.

На героев боевиков не действует, потому что у них всегда есть и третий вариант — «ты или отключишь свои бомбочки, или я тебе прострелю голову через задницу». Хаотично-добрые персонажи в такой ситуации обычно делают аналогичный выбор, но не по причине крутизны, а потому что хаотичные и добрые, то есть по определению не склонны играть по правилам и делать любой злой выбор.

Особая разновидность сабжа — ультиматум Скарпиа. Его обычно ставят женщинам (хотя теоретически могут и мужчинам, как в гомосексуальном, так и в гендерно-инвертированном вариантах), и суть его такова: «Или ты мне отдашься/за меня выйдешь, или будет плохо».

Если в произведении имеется садистский выбор, но для аудитории очевиден третий, благоприятный выход из положения, в то время как автор о нём не подумал, это ложная дихотомия выбора.

Родственный троп — Куда ни кинь — всюду клин, однако в этом случае рассматриваемая ситуация, как правило, не очевидна. Более того, само попадание в «вилку» часто осознаётся уже постфактум. В некоторых случаях один из сценариев вилки даже может выглядеть вполне положительным, а его тёмные стороны проявляются уже после того, как ничего поменять нельзя.

См. также сопредельный троп Коли хочешь жить — убей друга своего.

С прикрученным фитильком — выбор даётся между возможностью спасти мир/друга/собаку и возможностью покарать злодея (который, в противном случае, пойдёт чинить новые злодейства).

Примеры[править]

Мифология и фольклор[править]

  • Гомер, «Одиссея» — историю о Сцилле и Харибде знать надо, это классика. Сцилла — ужаснейшее чудовище с шестью пастями, нападающее на корабли и похищающее по шесть человек с каждого; от неё невозможно отбиться. Харибда — это морской водоворот, три раза в день поглощающий воду и столько же раз извергающий. Пролив между их пещерами Одиссею необходимо было проплыть (почему хитроумный герой не нашёл обходного пути, история умалчивает), и любой проплывающий корабль обязательно попал бы в зону действий одного из чудовищ. Царь Итаки решил проплыть мимо Сциллы, посчитав, что лучше погибнут шесть человек, чем все до единого, и направил корабль к ней, ничего не сказав о ней своим спутникам. Так и вышло.
  • В чешской легенде про Неклана и Дуринка после победы над племенем лучан князь Неклан оставил в живых их малолетнего княжича, отдал ему небольшой округ, специально построил там город и удалился в Прагу, оставив мальчика на попечении его слуги Дуринка. Однако Дуринк, желая выслужиться перед Некланом, предательски убил своего правителя и привёз его голову князю, ожидая награды. Тот предложил три варианта на выбор: прыгнуть со скалы, повеситься или заколоться.
  • Древнеперсидская притча: царь предложил женщине спасти от казни на выбор сына, мужа и брата. Она ответила, что сына ещё родит и мужа тоже найдёт, но вот её родители умерли, так что другого брата у неё не будет… и попросила спасти брата.
    • Тот же (бродячий?) сюжет — в легенде времён татаро-монгольского ига, изложенной в былине Бориса Шергина «Авдотья Рязаночка»:
«

Говорит царище татарский:

— Одного с тобою на Русь отпущаю. Хочешь, бери своего мужа, Хочешь, бери себе сына, А хочешь, отдам тебе брата.

Я в другой раз могу замуж выйти, Значит, мужа другого добуду. Я в другой раз могу дитя родити, Значит, сына другого добуду. Только брата мне не добыта, Брата человеку негде взяти…

И царище сидит, тих и весел. Говорит Авдотье умильно: — Славлю твое умышленье. Бери себе и брата, и мужа, Бери с собой и милого сына.

А и мне, царищу, охота, Чтобы и меня с Рязанкой похвалили. Гей, рязанские мужи и жёны, Я вас всех на Русь отпущаю.

»
  • Легендарный африканский демон Попобава, который прилетает по ночам насиловать мужиков. У жертвы есть выбор — терпеть его визиты каждую ночь, либо рассказать всем своим друзьям, знакомым и соседям о пережитом унижении, только тогда этот гад отстанет.

Литература[править]

Русскоязычная[править]

  • Б. Акунин, «Внеклассное чтение»: в завязке Шибякин (Собкор) предлагает Николасу Фандорину решить теоретическую ситуацию с выбором между двумя детьми-заложниками (тот находит парадоксальный третий вариант). Позже в эту же ситуацию его уже напрямую ставит Жанна (как в качестве угрозы, так и в действии — выбор между жизнью случайного мальчика-велосипедиста на дороге и участием в её афере).
  • Эфраим Севела, «Продай свою мать». Холокост, расстрел евреев нацистами и местными фашистами в Литве. Мать протагониста намного больше любила его сестру, но, имея возможность спасти только одного из своих детей, не решилась сделать выбор.
  • Валентин Распутин, повесть «Живи и помни». Главная героиня прячет мужа-дезертира, беременеет от него и, не желая ни выдавать его ни считаться изменницей, кончает с собой.
  • Екатерина Некрасова, «Когда воротимся мы в Портленд». Необычно заостренный вариант «попадалова» в прошлое:

а) (скорее псевдо-выбор) попаданец на ключевую(вымышленную) судьбоносную развилку древнерусской истории может спасать родину или хотя бы большую ее часть от татаро-монгольского погрома и ига, но в таком случае: "В мире, перекошенном до неузнаваемости, не останется места никому из тех, кого ты знал. Вернулся с войны жених, и невеста не вышла замуж за соседа; беженцы не поперлись в соседние области, где должны были осесть… И так — на протяжении столетий, наворачиваясь, как снежный ком… «Ну и что! Я-то здесь! Значит, и мои родители…» — «А может, это как раз доказывает, что ты сумел… сумеешь сделать правильный выбор… Плевать мне на самом деле, лучше будет или хуже. Я хочу мир, где буду я!»;

б) протагонисту/антигерою кажется, что для сохранения/восстановления нашего варианта  истории надо "подставить" аборигена, в которого он постепенно влюбился. От такой перспективы ему действительно очень стыдно, больно и тошно, но других вариантов он тупо не видит, так что тут выбор действительно садистский.
  • «Хроники странного королевства» — Шеллар в шестой книге. На одной чаше весов судьба мистралийского Сопротивления во главе с другом детства; на другой — короткая записка: «Ваша жена у нас, если хотите увидеть её живой, отзовите войска». Ранее Шеллар говорил, что при выборе между двумя друзьями будет исходить из интересов государства, но… Жена есть жена. В итоге положение спасла не его находчивость, а героизм повстанцев (успешно державшихся, пока обман не раскрылся), что изрядно подпортило ему репутацию.
    • Кантор в 8 книге: «Дело оборачивалось не самым лучшим образом. Если это та самая девушка, которую искал товарищ Кантор, то перед ним встает очень неприятный выбор. Либо вернуть ее силком, после чего она вряд ли захочет общаться с нехорошим дядей, либо увести куда-нибудь и поговорить за мороженым, рискуя прослыть извращенцем и похитителем девиц…»
  • Самый буквальный пример. Когда Шеллар попрекнул за пьянство 83-го паладина барона Палмера, Элмар рассказал королю о причинах столь неподобающего поведения. Барон чем-то настолько не угодил Комиссии, что всех трёх его дочерей признали «подходящими» для отправки на съедение (или что-то похуже) к дракону. По закону за один раз из одной семьи можно отправить только одну девушку, так что окончательный выбор эти сволочи оставили за отцом, который за три дня дошёл до попытки самоубийства. Товарищи успели его остановить, так что теперь он просто заливает горе.
  • Павел Санаев, «Хроники Раздолбая» — такого рода вопросы очень любит задавать главному герою на досуге его приятель Мартин, называя их «этическими дилеммами». По счастью, вопросы эти непосредственного отношения к окружающей в данный момент обстановке никогда не имеют, и носят чисто характер мысленного обыгрывания требующих тропа ситуаций по принципу «если бы да кабы».
  • М. и С. Дяченко, «Скрут»: Игару приходиться выбирать — погубить свою жену или незнакомую женщину, которая ему ничего плохого не сделала.
  • Тамара Крюкова, «Гордячка» — перед принцем и Златой стоит выбор: согласится ли принц отдать свое зрение, чтобы вернуть Злате красоту? Принц и любит Злату, но ничего не может поделать с ее внешностью и потому старается видеться только по ночам, прекрасно понимая, что обижает тем Злату и обедняет их отношения. В итоге принц соглашается на сделку и успевает увидеть Злату во всей красе, прежде чем ослепнуть. Теперь уже перед Златой встает выбор: потратит ли она единственное желание на избавление от проклятия гномов или исцеление любимого? Выбирает второе, но проклятие еще аукается всем в следующей книге.
  • С. Лисочка, «Хроники ицкаронской стражи»: террористы со множеством боевых артефактов захватывают городскую клинику. Профессор Штейн предлагает заблокировать действие всех артефактов в здании — в том числе и медицинских. На возражение, что некоторые пациенты без магической поддержки умрут, хладнокровно комментирует: «Я полагаю, арифметика тут простая. Сто и шесть. Выбирайте, кого будем спасать».
  • Лев Дёмин, исторический роман «Михаил Черниговский». Накануне нашествия монголов беседуют трое князей: великий князь Юрий, его брат Ярослав и Михаил Черниговский. Каждый из них видит свой путь спасительным для Руси:
«

— Думаешь, это так легко и просто — забыть о раздорах. Вот и нашествие бусурман разные князья встретят по-разному. Каждый будет смотреть на мир со своей колокольни. Ведь князья народ неоднородный, люди с непохожими замашками, видят политику по-своему. Есть- среди нашего брата, Рюриковичей, личности воинственные, задиристые. Они готовы сломя голову бросаться с малыми силами на внушительный вражеский отряд. Их не пугает такой исход — лечь всем костьми на поле брани. Другие готовы проявить перед ворогом полную покорность и пойти на поклон к хану. Третьи, выражая внешнюю покорность, занимают выжидательную позицию. Их питает надежда, что когда-нибудь орда будет охвачена междоусобными распрями, раздорами между различными претендентами на верховную власть и в конце концов развалится. Вот тогда придет их час победы. Они смогут воспрянуть духом и нанести победоносный удар по агонизирующей орде. Честно признаюсь вам, что я придерживаюсь этой третьей перспективы. — Хочу спросить тебя, брат, — перебил Ярослава Юрий, — когда же наступит то желанное время, о котором ты говоришь? Мы-то с вами доживем до того времени? — Нет, конечно. Не надейся, не тешь себя напрасными надеждами. И внуки наши, да и правнуки, наверное, до тех желанных времен не доживут. — Обнадежил, нечего сказать, — резко бросил Михаил. — Может быть, свидетелями этих желанных событий будут наши правнуки или дети наших правнуков, — спокойно произнес Ярослав. — Обнадежил, брат, — с едкой иронией повторил Юрий слова Михаила.

»
— Как мы теперь знаем, прав в итоге оказался Ярослав. Ошибся только ещё на несколько поколений.

На других языках[править]

  • В. Скотт, «Айвенго»: если Бриан де Буагильбер победит в поединке с Айвенго, его любимую девушку сожгут как колдунью, а если проиграет или откажется сражаться — будет изгнан из ордена.
  • Э. Л. Войнич, «Овод»: отказаться от родного сына или от сына Божия — для глубоко верующего кардинала оба варианта неприемлемы.
  • «Уловка-22» — такая дилемма в финале мучает Йоссариана. Правда, находится третий путь.
  • Плоский мир, книга «Carpe jugulum. Хватай за горло!» — редкий пример тропа со стороны положительного героя. Матушка Ветровоск предлагает вампирам выбор: милосердие или справедливость. При этом первый вариант звучит так: «Ты возвращаешь нам Маграт и принцессу, а мы отрубаем вам головы». А вот справедливость… Её озвучила уже не матушка, хотя она прекрасно знала, что это за вариант.
  • А. Сапковский, сага о ведьмаке: в первом сборнике рассказов некие рыцари, поругавшись с Геральтом, решают заработать себе репутацию за его счёт. Они подстерегают Геральта вдвоём плюс ещё небольшой отряд бойцов, и предлагают ему поединок с одним из рыцарей. При этом Геральту доступны следующие варианты выбора: (1) он отказывается от боя, и его немедленно вешают на суку; (2) его оружие ранит рыцаря, и за это его четвертуют; (3) он пытается отбиться от всего отряда (в принципе, он бы мог бы… Но его уже из без того обзывали «Мясником из Блавикена»); или (4) он «бьётся» в поединке, позволяет себя ранить и остаётся живым, а рыцарь получает славу победителя ведьмаков. Геральт, пользуясь тем, что начальник отряда недолюбливает рыцарей, находит пятый путь. В конце концов, по условию, только его оружие не должно коснуться рыцаря, и это условие начальник стражи понимает буквально
  • West of Eden — Вейнте несколько раз нарочно провоцирует Энге нарушить заповеди Дочерей Жизни, злит её, чтобы та в гневе подняла на неё руку. В последний раз, явившись в Амбаласокеи, Вейнте захватила Энге в заложники и прямо предложила ей: либо Энге защищается и, нарушив свои обеты, потеряет всё, что ей дорого, либо повинуется, и отдаёт себя и свой город Вейнте в лапы. Для Энге принципы оказались дороже.
  • Джордж Мартин:
    • «Песнь льда и огня», конец последнего на данный момент тома. Джон Сноу думает, что необходимо срочно спасать его любимую сестру от высокопоставленного маньяка-садиста, за которого ее заставили выйти замуж. При этом он командир Ночного Дозора и связан клятвой не лезть в разборки остальных Семи Королевств… Еще в конце первого тома перед ним стоял намного более мягкий вариант и мейстер Эймон Таргариен утешал его, рассказывая об аналогичном выборе многих их сослуживцев и о своем собственном: «Почему это ты считаешь себя первым? Три раза боги испытывали мой обет. Однажды, когда я был мальчишкой, однажды во всей полноте мужественности, и еще раз, когда я состарился. К тому времени сила оставила меня, глаза потускнели, но последний выбор был столь же жесток, как и первый. Вороны приносили мне с юга слова еще более черные, чем их крылья: вести о гибели моего дома, о смерти моих родичей, о позоре и истреблении. Но что я мог сделать, старый, слепой и бессильный? Я был беспомощен как младенец, но сколь горько мне было сидеть здесь, в забвении, когда зарубили бедного внука моего брата, его сына и даже его малых детей…»
    • «Принцесса и королева»: двое наёмных убийц явились ночью к королеве Хелейне Таргариен и предложили ей выбрать, которого из её сыновей им убить — либо они убьют всех её детей. Королева умоляла убить её, но получила отказ, и тогда в слезах назвала имя своего младшего, двухлетнего сына Мейлора, решив, что он слишком мал и не поймёт происходящего. Однако убийцы всё равно прикончили её старшего сына, шестилетнего Джейхериса. После этого королева отослала Мейлора от себя, не в силах больше смотреть ему в глаза, вскоре сошла с ума и покончила с собой.
  • Г. Макнилл, «Железный шторм» — Кузнец Войны (это должность, ставшая для него именем) перед финальным штурмом крепости на планете Гидра Кордатус предлагает её защитникам именно такой выбор (см. цитату). К слову, про «отправить в ад» Кузнец, стоящий на пороге вознесения до демоничества, нисколько не шутил.
  • «Сага о Копье»: Рейстлину приходится делать выбор из двух вариантов участи хуже смерти: или вечная жизнь в мёртвом мире, или вечные муки в руках Такхизис. Он выбирает второе, спасая таким образом брата, возлюбленную и весь мир, — и за это получает возможность уйти в вечный сон.
  • «Дивергент» — Трис приходится выбирать, кого спасти: Марлен или Гектора, брата Лины и Шоны. Так как Шона к этому моменту была парализована, Трис спасает Гектора, а Марлен погибает.
  • Самюэль Бьорк, «Я путешествую одна» — серийный убийца, похитивший двух девочек из разных семей, звонит журналистам и предлагает выбрать, какую из них он убьёт, а какую отпустит (или убьёт обеих, если они не дадут ответа). Те предсказуемо впадают в ступор и отказываются выбирать, так что погибают обе.
  • Анатолий Димаров, «На коні и під конем» (украинская поговорка, означает что-то вроде «взлеты и падения»), рассказ «Не хочу в рай» — шутки ради. К концу рассказа, у главного героя (маленького ребенка) формируется картина мира, в которой после смерти его ждет либо ад (в классических народных представлениях), либо вечное хоровое пение в раю (ему, конечно, были обещаны еще слух и голос — в жизни ему медведь на ухо наступил — но петь в хоре он все равно не любит настолько, что воспринимает вечное пение как учесть хуже смерти). По названию рассказа понятно, что он выбрал. С прикрученным фитильком, так как никакой мистики в романе нет (это автобиография), так что повлиял ли его выбор хоть на что-то — столь-же философский вопрос, как и в реальной жизни (к тому-же, никаких моральных решений он не принимает, он вообще в это не вдавался, просто отказывается от ритуалов). Но для самого главного героя на тот момент все выглядело именно так.
  • У. Стайрон, «Выбор Софи». По прибытии в Освенцим полячке Софи дают выбор: кого из детей — сына или дочь — она отправит на смерть в газовую камеру (дети маленькие). Если Софи откажется выбирать, убьют обоих. Софи отправляет на смерть дочь (она считает, что та всё равно не выживет в лагере). Но и сына спасти не удаётся — при освобождении лагеря выясняется, что его нет среди детей: то ли его отобрали для усыновления нацистами (мальчик — голубоглазый блондин), то ли он всё же умер. Во всяком случае, для Софи он потерян. Сама Софи выживает, но потом не может жить нормально: через несколько лет она кончает жизнь самоубийством вместе с сумасшедшим возлюбленным. В разговоре со своим другом незадолго до смерти она жалеет о выборе и говорит, что не надо было его делать вообще, лучше бы убили всех, и её тоже. Нельзя сделать такой выбор и остаться жить.
  • Нора Сакавич, серия «Всё ради игры» — перед Нилом такой выбор встаёт дважды: сначала, когда Рико требует от него на две недели приехать в «Эвермор» — причём Нил отлично понимает, что его там не плюшками кормить будут — угрожая здоровьем Эндрю. А затем Лола ставит его перед выбором — или он позволит подручным своего отца забрать себя к нему (с гарантированным смертельным исходом для Нила) добровольно, либо они укокошат всех «Лис» и заберут его силой. Оба раза Нил решает пожертвовать собой, ради благополучия других и оба раза это оборачивается для него тяжкими телесными (причём во втором случае он не скопытился лишь чудом в виде Хэтфордов, вовремя вломившихся в особняк его отца).
    • С фитильком, ультиматум Аарона Эндрю. Зная, что Эндрю, с одной стороны рассматривал его отношения с Кейтлин, как нарушение их обещания друг другу быть рядом до конца университета, а с другой — сблизился с Нилом, он требует у брата либо нарушить таки обещание, либо оборвать зарождающиеся отношения. Учитывая, насколько щепетильно Эндрю относится к обещаниям и насколько важен ему стал Нил, для него это как раз троп.

Фанфики[править]

  • «Чёрная книга Арды»: Мелькор встает перед выбором — дать умереть одной из самых верных своих сторонниц или использовать «злой» путь — вырвать часть мира (наделённого сознанием и чувствующего боль) с корнем, чтобы использовать как источник силы. Так как Мелькор — чрезмерный пацифист, он бездействует, за что получает заслуженное «Что за фигня, герой?» от одного из своих рыцарей.

Кино[править]

  • «Сказка странствий». Главных героев заживо замуровывают за каменной стеной. Отчаявшиеся, они вдруг видят свет, находят выход, радостно выходят наружу… и обнаруживают, что это часть изощрённой психологической пытки. Либо бросайся вниз с высоченной башни (а ведь самоубийца не может попасть в рай), либо медленно умирай с голоду. Герои, впрочем, поразмыслив, находят третий вариант — Орландо соорудил планёр из подручных материалов, и они улетели.
  • «Иди и смотри» — каратели, загнав жителей белорусской деревни в амбар, объявляют следующее: «Без детей — выходи. Можно. Дети — оставить. Сюда, в окно». Вылезают только подросток Флёра и молодая крестьянка с младенцем (которого тут же отнимают у матери и швыряют обратно).
  • «Тёмный рыцарь»: Джокер заставляет Бэтмена выбирать, спасать свою возлюбленную — или надежду Готэм-Сити, прокурора Харви Дента. Мало того, злобный клоун ещё и обманул его при этом, поменяв местами адреса.
  • Ещё раньше, в «Бэтмене навсегда», Загадочник дал главному герою схожий выбор: жизнь Робина или охочей до взаимоотношений девушки-психолога (в этой роли — Николь Кидман). В шумахеровской вселенной Бэтмен оказался удачливее — две спасённые жизни и жёсткое сумасшествие разобиженного этим злодея.
    • Последнее — феерически топорный пример чудовищно кривой постановки. Нам буквально в соседних сценах сперва показывают, что жертвы должны упасть в отдельные трубы, и спасти обоих нереально, и тут же — что они падают в одну общую пропасть, куда Бэтмен без труда сигает и сам.
  • «Хороший сын» — в финале, с большим трудом удерживая от падения с обрыва обоих главных героев, несчастная мать вынуждена выбирать, кого придётся отпустить, чтобы спасти второго: родного сына-маньяка, который парой минут ранее чуть не убил саму женщину, или защитившего её приемного мальчика…
  • «Пила» — вся суть этой серии фильмов укладывается в одну меткую шутку: «Если ты не вытащишь сломанной рукой свой глаз через ж…пу, тебя расп…расит ещё хуже».
  • Вторая «Матрица» — спасать или возлюбленную, или всё человечество.
  • «Мост»: герой оказывается перед выбором — спасти маленького сына и дать поезду врезаться в разведённый мост или спасти пассажиров, но при этом ребёнок погибнет жутким образом. (Какой именно? Их много)
  • «Землетрясение». Китайский фильм о землетрясении в Таншане в 1976 году. Во время землетрясения плита придавила двух детей таким образом, что спасти можно только одного, а другой умрёт. И их матери пришлось делать выбор.
  • «Первый Мститель»: субверсия — Во время погони за немецким агентом в Бруклине, Стив прибегает в доки. Агент хватает в заложники мальчика, угрожая тому пистолетом, но в итоге сталкивается с проблемой, ибо все патроны отстрелял. Он выбросил пистолет и мальчика в воду. Казалось бы, типичный выбор: спасти ребёнка или продолжить погоню, но выбирать Капитану Америке не пришлось — мальчик умеет плавать.
  • «Человек Паук» — злодей ставит Паркера перед выбором: спасти девушку, или автобус со школьниками.
  • Jupiter Ascending: с элементами идиотского сюжета. Злодей угрожает убить твоих родителей — если ты не дашь ему уничтожить население Земли, включая твоих родителей. Мм-м, что же выбрать?
  • «Такси» (первом фильм) — комедийная субверсия: когда Эмильен, арестовавший Даниэля, предлагает тому помочь с поимкой банды на «Мерседесах» в обмен на то, что Эмильен не станет лишать его прав, Даниэль сокрушённо констатирует, как раз подразумевая сабж: «Выбор между смертью (лишением прав) и позором (работой на легавых)». Однако на деле всё оказалось не так страшно — в итоге от этого союза выиграли все: Эмильен раскрыл дело и устроил личную жизнь, а Даниэль нашёл хорошего (хотя и слегка недотёпистого) друга и фактическое незамечание со стороны марсельской полиции (фиксировать-то его нарушения фиксируют, но реально им никто вообще не интересуется). А ещё Даниэль начал выступать на гонках (правда, с весьма своеобразным спонсором!).
  • «Что бы вы выбрали?» Весь сюжет фильма выстроен на этом тропе. Миллионер собирает в своем доме разных людей, мужчин и женщин, которые просят у него деньги, и предлагает им сыграть в игру «Что бы вы сделали?», обещая, что выигравший получит требуемую сумму в подарок. Игра уже начинается довольно жестко: трезвеннику предлагают выпить вина, вегетарианке — съесть мясо. Но это только цветочки. Потом двери запираются, охрана достает пистолеты (гостя, который возмутился и решил покинуть особняк, без лишних слов пристрелили, что заставляет остальных беспрекословно слушаться) и начинается полный кошмар. Героям предлагают выбор: ударить током себя или другого, ударить другого кнутом или воткнуть нож в ногу или другое место. Довольно многие выбирают себя, мужчины предпочитают бить других мужчин, а не женщин.
    • Автор правки не смотрел фильм, но с точки зрения нормального человека очевиден правильный выбор — толпой перебить охрану, отобрав оружие. Сколько там было гостей? При подавляющем численном превосходстве пистолет против кучи агрессивных крепких людей с ножами, желающих убить тебя, абсолютно бесполезен.
    • Выбор финале для главной героини: уйти вместе с последним выжившим или уйти с деньгами на лече6ние брата.
  • «Несломленный» — выбор предоставляется не самому главному герою (хотя герой немного может на него повлиять), а его друзьям. После отказа Луи Замперини стать пропагандистом на радио жестокий надзиратель Муцухиро Ватанабе желает его наказать не только физически, но и морально (а заодно и всех остальных ненавистных врагов Японии, находящихся в его власти). Он приказывает пленным бить Замперини (который стоит со связанными руками) по очереди по лицу. Пленные сначала отказываются. Тогда он предоставляет им выбор: или они бьют Замперини, или он сам избивает другого пленного, Харриса, который еще не оправился от последствий недавнего жестокого наказания и от слабости на ногах не стоит, а для доказательства серьёзности намерений несколько раз бьет его палкой. Не в силах выдержать этого зрелища, Замперини начинает сам уговаривать товарищей согласиться, что и происходит. На одного колеблющегося он даже зло орёт, провоцируя на агрессию. Ни один не отказался и через пару часов его живописно раскрашивают во все оттенки красного и он в беспамятстве лежит на земле. Впрочем, для его физического здоровья это не имело особых последствий.
    • Основано на реальных событиях (без сарказма), потому что это байопик. Но в реальности все происходило несколько иначе, конечно. Ватанабе (жестокий садист и в реальности) очень любил устраивать следующее наказание (за настоящий или выдуманный проступок): выстраивал офицеров в линию, а солдатам приказывал их бить по лицу. Лично с Замперини это происходило несколько раз, но обычно в компании с другими наказанными. Отказывающимся предоставлялся выбор, но более приземлённый: или бьешь ты, или бьют тебя. После аргументов в виде колотушек дубинкой от охраны обычно все соглашались. Некоторые пытались схитрить и били слабо, тогда их били снова и заставляли сделать еще один удар. Наказанные предпочитали выдержать один сильный удар, чем несколько, поэтому обычно шептали: «Бей один раз, сильно».

Телесериалы[править]

  • «Игра престолов» — ядовито поаплодировав барду, сочинившему крамольную песенку про смерть Роберта Баратеона, Джоффри предложил выбрать, отрежут ему пальцы или язык. Бедолага решил пожертвовать языком — ради возможности хотя бы просто играть на инструментах.
  • «Лоис и Кларк: Новые приключения Супермена» — криптонцы ставят Супермена перед выбором: спасти от взрыва двух коллег из газеты или целый город с множеством незнакомых людей. Он использует лазерный расщепитель, чтобы одновременно сжечь обе бомбы. Криптонцы не рады такому повороту, ведь они тестируют его на лидерство, а предводитель должен уметь делать сложный выбор.
  • «Торчвуд». Чтобы спасти десятки миллионов детей от участи хуже смерти, капитан Джек Харкнес использует собственного малолетнего внука как передатчик звуковой волны, прекрасно зная, что внук умрёт в жутких мученьях.
  • «Светлячок» — Аделай Нишка, захвативший Мэла и Уоша, согласился взять откуп, но только за одного из пленников — второго ждут пытки и смерть. Насладиться мучениями Зои, выбирающей между капитаном и мужем, ему не удалось: она озвучила своё решение до того, как он поставил её перед выбором!
  • «Тюдоры» — в третьем сезоне королю Генриху VIII приходится выбирать между смертью своей горячо любимой жены и смертью своего ребенка.
  • «Доктор Хаус» — 7 сезон, 2 серия «Эгоист». Родители четырнадцатилетних близнецов Деллы и Хьюго стоят перед кошмарным выбором: разрешить ли сыну-инвалиду отдать лёгкое сестре, которая с ним сможет вести нормальную здоровую жизнь, притом, что жизнь самого Хьюго этот акт самопожертвования укоротит примерно вдвое.
  • «Долина Волков: Западня» — в четвёртом сезоне его предоставляет Полату Арон Феллер: либо смерть Эбру и Абдульхея, либо Алемдар должен выдать ему Главу Старейшин.
  • «След» — герою серии «День донора» приходилось решать, дать ли умереть больному сыну или лишить дочь-донора права на здоровую и счастливую жизнь. Однако, поскольку сыночек не просто вырос неблагодарным быдлом и маленьким гадёнышем, но ещё и почти стал полным чудовищем, отец выбрал дочь, хотя и сына ему в глубине души было жалко.
  • «В лучшем мире» — после прохождения на лекции по этике «дилеммы трамвая» Майкл устраивает её для Чиди наглядно, в симуляции. С разнообразными вариациями. А вскоре сам сталкивается с аналогичной дилеммой: убить Джанет, ставшую его первым настоящим другом, или позволить всему сообществу схлопнуться из-за её глюков.
  • «Айвенго» (мини-сериал BBC, 1997) — положение Буагильбера здесь ещё хуже, чем в романе: Бомануар открытым текстом заявляет, что либо Буагильбер сражается в судебном поединке от имени Ордена, либо он заставит его зажечь огонь под Ревеккой, а потом отправит на костёр следующим.
    • Вообще-то лучше, как бы цинично это не звучало. В таком варианте у Буагильбера нет предмета статьи - Ревекка в любом случае погибнет, и он может либо погибнуть с ней, либо все же спасти себя. В оригинале выбор был, потому что отказ Буагильбера от поединка с немалой вероятностью спасал Ревекку.
  • «Новобранец» (The Rookie) — маньяк, захвативший Люси Чен, предлагает ей либо умереть от пули, гарантированно, но, скорее всего, не очень болезненно, либо залезть в металлическую бочку и быть погребённой заживо, что означает некоторый шанс на спасение, но и мучительную смерть от удушья, если помощь не придет. Люси выбрала второе и была спасена коллегами-полицейскими. А вот другим жертвам, выбиравшим то же, не повезло.
  • «Моя Родина — это ты» — тут вообще трудно сказать, какой выбор у героев сериала не садистский.
  • "Меч" - педофилу герои предложили выбор: быть кастрированным умереть от потери крови или самому повеситься.
  • "Homeland" - В финале 8 сезона у Кэрри есть выбор: развязать войну между Пакистаном и США или сдать последнего агента в российском правительстве и позволить Кремлю увеличить влияние на Афганистан.
    • При этом если Кэрри выбирает второй вариант (что и произошло), то её объявляют предателем и её приходиться бежать в Россию.

Мультсериалы[править]

  • RWBY — именно такой выбор ставят перед Пиррой. Либо ты позволяешь злодейке получить силу носительницы древнего колдовства, либо забираешь её сама… с шансом 49,5 % умереть, и ещё 49,5 % — лишиться личности. Но ещё один процентик-то остаётся, да, Пирра?
  • My Little Pony: Friendship is Magic — перед таким выбором Дискорд ставит Рейнбоу Дэш: или остаться с друзьями или спасать родной Клаусдэйл. При этом рушащийся Клаудсдейл был, судя по всему, вовсе видением.
  • «Охотники на драконов», эпизод «Сонное зелье» — эталонная демонстрация садистского выбора. Гвиздо находится в псевдокоме из-за гипнотического яда дракона-крамолаха и должен быть привязан к кровати, чтобы не уйти на ЗОВ чудовища из дома прямиком в зубастую пасть. Либо Лиан-Чу оставляет друга коллекционировать пролежни в течение 30 лет, либо позволит дракону разбудить соню в аккурат перед трапезой. Разумеется, Гвиздо будет на тот момент обвит кракенским щупальцем посреди глубокого озера. В освобождённом виде паренёк скорей всего утонет, если к нему вовремя не поспеть из-за битвы с этим драконом-садистом, в которой даже у самого Лиан-Чу(!) мало шансов победить.
  • «Симпсоны» — в серии про Богопарк никто, конечно, намеренно Фландерса перед таким выбором не ставил, само получилось: из вариантов «расстроить детей объяснением, что чуда не было, а ещё не суметь воплотить мечту покойной жены» или «дать детям ловить глюки от газа и допустить взрыв» как-то никакой не радует. В конце концов всё-таки выбрали меньшее зло, когда появилась опасность взрыва.
    • Газ очень вреден, судя по реакции Фландерса на слова с той стороны трубки.
  • «Харли Квинн» — обстёбывается: над чанами с кислотой перед Джокером в одной колбе висит Бэтмен, в другой — Харли Квинн. Пародия в том, что обычно это Джокер устраивает подобные акции. А вообще это Ядовитый Плющ хотела таким образом открыть Харли глаза, и перед озарением та временно тонет в шипучке.

Комиксы[править]

  • «Секретная Шестёрка»: излюбленный метод пыток Джуниора — это поставить жертву перед выбором, кому умереть — либо её семье/друзьям, либо ей самой. На самом деле выбор не имеет значения, поскольку при любом варианте ответа Джуниор убьёт жертву. А если жертвы выбирают первый вариант, то Джуниор отошлёт их семьям/друзьям магнитофонную ленту с записью разговора.
  • Crossed — много раз встречается. Например, вот такая занимательная задачка: имеется группа из десятка детей, чей воспитатель обучил их убивать незараженных людей для собственного выживания. Вот только самого воспитателя однажды пристрелила группа выживших и теперь перед взрослыми людьми стоит непростая дилемма. Забрать детишек с собой? Ответ неверный — у отряда мало припасов, к тому же за ними по пятам идет армия заражённых. Дети задержат всех, погибнут (в лучшем случае) сами и утянут с собой в могилу остальных. Оставить детишек и уйти без них? Ответ неверный. Скоро появятся «крестанутые» и детишки их славно «развлекут» перед тем, как умереть в жутких муках. А даже если кто-то из них выживет, то он продолжит охотится на незараженных людей, как на легкую добычу. Занять оборону и принять последний бой, но зато остаться «настоящим человеком»? Даже не смешно — достаточно одного меткого плевка, чтобы болезнь подобно пожару поразила всех обороняющихся выживших, и они сами с диким хохотом устроят детишкам пункт два. Таким образом, остается только один единственно верный и гуманный выход из этой ситуации… Вы уже догадались какой, верно?

Аниме, манга, ранобэ[править]

  • Legend of Galactic Heroes: Миттермайер должен либо сам возглавить бой против своего лучшего друга, либо позволить это сделать своему кайзеру.
  • Devilman: Если вдуматься, Акира поставил перед таким выбором самого Сатану. Не имея возможности уклониться от дуэли с Акирой, тот должен или пасть жертвой его мести, или собственноручно убить его. А Акира — первое существо, кого бисексуальный дьявол сумел по-настоящему полюбить. Сатана выбрал второй вариант, разобрав Акиру пополам.
  • Arcadia of my Youth: Капитан Харлок поставлен перед выбором — спасать свою жену Майю и Королеву Эмеральдас, которых враги хотят расстрелять, или спасать планету Токарга, которую враги зачищают. Харлок выбрал планету, в итоге не спас ни её, ни жену (Эмеральдас спасли без него). Что реально напрягает в этой истории — так это то, что всё время несостоявшейся казни Харлок не летел к Токарге, а висел на орбите Земли и смотрел, что же будет.
    • Более мягкий вариант у Точиро в сериале: броситься спасать любимую через пояс Ван Аллена и почти неминуемо заработать тяжелую форму лучевой болезни, или позволить ей погибнуть. Бросился. Спас.
  • Captain Harlock's Endless Odyssey: Здесь уже сам Харлок ставит перед садистским выбором Тадаси Дайбу. Дайба в начале сериала думал, что его отца убили Нуу и поклялся отомстить за его смерть. В конце он узнал, что папу грохнул сам Харлок, причём по папиной же просьбе - этакое пассивное самоубийство. Узнав, что тайна раскрыта[1], Харлок даёт Дайбе свой револьвер, чтобы тот его пристрелил в отместку за отца. При этом Харлок обещал покойному папе Дайбы, что если из Тадаси не выйдет крутого мужика, он его убьёт, поэтому если Дайба не «сдержит слово пирата», убив Харлока, Харлок сам грохнет его из гравишпаги. Впрочем из финальной заставки можно сделать вывод, что смертоубийства не состоялось — Харлок просто высадил Дайбу с «Аркадии» и улетел, забрав свою команду.
    • Сами Нуу тоже ставят Дайбу и Мадзи перед садистским выбором, натравив на них чудовище — деритесь до смерти между собой или оно вас сожрёт. Когда герои выбрали вроде бы очевидный третий вариант — напасть на само чудовище, оказалось, что оно бывший человек, причём близкий друг Мадзи, которого Нуу подвергли мутации, т. е. опять-таки придётся убивать кого-то близкого. В итоге Мадзи пришлось-таки пристрелить друга-мутанта из всё того же капитанского револьвера.
      • С другой стороны, вряд-ли человека на которого повоздействовали Нуу, в принципе можно вернуть в нормальное состояние, так что это в какой-то мере удар милосердия (что подсвечивается). С третей, учитывая, как в этой вселенной работает посмертие, он в любом случае уже останется таким вне временных и пространственных рамок, так что ему все равно.
  • Space Pirate Captain Harlock — без подсветки, но есть и даже не у холодильника. Что делать с Маю (дочерью Точиро и Эмеральдас, приемной дочерью Харлока): забрать или оставить на Земле в приюте? В безопасности она не будет ни в одном из случаев, но, с одной стороны, в банде маргиналов ребенку не место (плюс определенные загоны персонажей по поводу Земли, проходящие вообще через всю вселенную), а с другой, на Земле ей реально плохо (при том, не в конкретном приюте, а в целом в том положении, в котором она оказалась: о том, с кем она связана, известно властям, и ее регулярно пытаются использовать как приманку, загоняя в безвыходные положения). Точиро настаивает на том, чтобы Маю оставалась на Земле (при том, не только завещал это, но продолжает настаивать, будучи призраком, даже зная, что с ней происходит), Харлок пытается реализовать что-то среднее (выходит ерунда). По событиям сериала, лучше бы забрали (по большому счету, ей в итоге досталось больше шишек, чем кому либо из команды); с другой стороны, если бы им повезло хоть чуточку меньше, они как минимум победили бы дорогой ценой — а как максимум, их бы просто перебили (правда, в случае поражения, мазон могли бы убить Маю просто чтобы не напоминала). Правда, такой ситуации персонажи во многом поспособствовали сами (начиная с того, что — скажем честно — Точиро с Эмеральдас вообще стоило повременить с рождением ребенка[2]).
  • Tokyo Ghoul: когда Джейсону надоело просто отрезать главному герою пальцы, он предложил ему на выбор: убить ребёнка и оставить в живых мать или наоборот (в анимэ мать и ребёнка заменили на влюблённую пару).
  • Fate/Zero: Кирицугу раз за разом становится перед садистским выбором: убить близкого человека или дать совершиться катастрофе, в которой погибнут сотни, а то и тысячи людей. Лишь в первый раз он выбрал бездействие, — и был шокирован последствиями (зомби-апокалипсис в отдельно взятом городке). Впоследствии он всегда выбирал «бездушно-математический» путь, что в итоге и привело его за горизонт отчаяния.
    • Fate/stay night Movie: Heaven’s Feel — I. Presage Flower — Сэйбер сражается с Ассасином, но тут её начинает поглощать тень. Сэйбер может отогнать тень, но Ассасина никто не отменял. У Сэйбер есть выбор либо отогнать Ассасина и быть поглощённой тенью, или же умереть от руки Ассасина.
  • Bokurano: хуже просто некуда. Если герои проиграют, Вселенная будет уничтожена, а если победят — то будет уничтожена одна из параллельных Вселенных, почти идентичная той, в которой живут герои. А, ну и ещё — сразу после боя пилот мехи умирает в любом случае.
  • Full Metal Panic: Fumoffu! — пародия. Сагара на пляже ставит растяжку на оставленные без присмотра вещи. На праведное возмущение, не один ли фиг, украдут их или они взлетят на воздух вместе с вором, отвечает, что зато следующего раза тогда точно не будет.
  • Steins;Gate — и Ринтаро, и Фейрис приходится делать такой: Первому приходится выбирать между реальностью со смертью Маюри и смертью Курису, второй — между опять-таки Маюри и своим отцом. Оба выбирают Маюри.
    • Хотя Курису потом всё равно удаётся спасти.
    • В оригинальной визуальной новелле присутствует также концовка, в которой и отец Фейрис, и Маюри остаются живы. Единственное «но» — то, что никто из лучших друзей ГГ, включая ту самую Маюри, его не помнит.
  • Shoukoku no Altair — Баязиду пришлось выбирать между предательством Великой Турции и братоубийством (причём брата он искренне любил всю жизнь). Выбрал второе.
    • Шехзаде Орхану пришлось выбирать между своей невестой и своим отцом. Причём садизм сильнее от того, как именно обставлен выбор: либо Орхан позволит отцу убить свою невесту на своих глазах прямо в день их свадьбы, либо самолично убьёт отца и займёт его место. В итоге юноша всё же выбрал второй вариант.
      • Отцу Орхана, султану Селиму, «повезло» аж трижды оказаться перед таким выбором, причём каждый раз выбирать приходилось между верностью Великой Турции и самим существованием султаната Кулуч, которым Селим и правил (и который был частью Великой Турции). В первый раз он выбрал второе, во второй раз (в виду изменившихся обстоятельств) — первое, в третий — снова второе да ещё и был вынужден поставить перед садистским выбором своего сына (о чём выше).
  • One Piece: явившись на Дресс Роуз, Дофламинго поставил перед таким выбором короля Рику. Либо король отдает страну шичибукаю — потомку её бывших правителей… Либо откупается, собрав за ночь десять миллиардов белли (практически неподъемная сумма для местных). Просить помощи у соседей или рассказывать народу об ультиматуме запрещено. Возможный третий вариант — дать отпор наглому пирату — Рику даже не рассматривал, гордясь тем, что у него мирная страна (настолько мирная и беззащитная, что Дофламинго вполне смог бы покорить её в одиночку). Однако решение откупиться стало роковой ошибкой — злодею нужны были не миллиарды, а Дресс Роуз, и он не собирался идти на компромиссы. Когда Рику, стоя на коленях и обливаясь слезами, выпросил у подданных их накопления, а затем вдруг кинулся всех убивать (спасибо «Паразиту» — контролирующей абилке шичибукая), простые жители испытали такой разрыв шаблона, что потом ещё десять лет проклинали «безумного короля». И с радостью приняли нового правителя — Дофламинго.
  • Shingeki no Kyojin — В 80-х главах такой выбор приходится принимать Леви.
    • В самом начале перед таким выбором стоит Ханнес. Он может либо сразиться один на один с титаном, защищая Эрена, Микасу и придавленную Карлу Йегер, либо послушаться последнюю и драпать вместе с детьми. Несмотря на то, что Ханнес очень хотел вернуть долг Грише и спасти всех, он выбрал второй вариант, честно признавшись Эрену, что струсил.
  • Uchuu Senkan Yamato 2202: Ai no Senshi-tachi — именно перед таким выбором правитель Гатлантиса ставит Кодаи, когда объявляет ему, что на каждом из трёх кораблей Гамилуса с беженцами есть по одной живой бомбе и предлагает ему самому выбрать какой из кораблей оставить целым, а на каких двух взорвать двигатели, обрушив их на гибнущую планету. Причём выбор был осложнён (а в какой-то степени и упрощён) тем, что на одном из кораблей была девушка Кодаи. В итоге Кодаи потратил кучу времени на бессмысленный трёп, вместо того, что бы попытаться предупредить хоть кого-то и чуть было не потерял всё — спасибо вовремя вмешавшемуся «Ямато».
    • Злодей вообще это дело любит всем подкидывать. потому что ему самому это когда-то устроили. А потом еще и кинули.
  • JoJo’s Bizarre Adventure/Stone Ocean — коронный приём Пуччи. Он знает, что если заставить героев выбирать между жизнью друга и победой над злодеем, они скорее откажутся от победы.
  • «Основатель Тёмного пути» — Цзинь Гуанъяо в ситуации с Цинь Су: либо он женится на девушке, отлично зная, что она его единокровная сестра (а инцест Гуанъяо, каким бы чудовищем он ни был, хоть сколько-нибудь приемлемым не считает), либо он отказывается от свадьбы, устраивая дичайший скандал, связанный как с трудностью самой помолвки, так и с тем фактом, что невеста уже беременна. В конечном счёте он выбирает первый вариант.
    • C фитильком: в случае разрыва помолвки дело бы, разумеется закончилось скандалом (особенно если бы он озвучил причину), огромными репутационными потерями и враждой с семьёй девушки, но жизни и здоровью ни Гуанъяо, ни Цинь Су ничего не угрожало. Так что здесь он выбирал скорее между удобным лично ему и более правильным (и выбрал в итоге третий, компромиссный вариант — он женится на девушке и сохраняет их родство в тайне, но супружеских отношений между ними не будет. Что по этому поводу думала сама Цинь Су, которой так и не рассказали, что она незаконнорожденная, история умалчивает).
    • Эм… А в чём фитилёк, если, вне зависимости от того, что конкретно угрожало Гуанъяо, он был вынужден выбирать между двумя одинаково неприятными для него вариантами? И даже упомянутый компромиссный выбор по факту практически не отличается от первого: по факту стать мужем без жены при живой жене и даже не иметь возможности объяснить ей почему он так себя ведёт (а ведь он её искренне любит) тоже то ещё удовольствие.
      • В том, что оба варианта именно что неприятные, а не ужасные, недопустимые, несущие герою гибель и горе и так далее. Выбор между скандалом и формальным инцестом — это близко не выбор между жизнями двух одинаково дорогих людей, спасением одного из двух миров или сохранением одной из двух одинаково дорогих конечностей. Ну и третий вариант как раз таки выражено компромиссный: Гуанъяо избегает скандала, связанного с разрывом помолвки накануне свадьбы, что для него важно, но и инцеста, который даже для него неприемлем, избегает тоже, отказавшись от супружеских отношений.
      • Даже если допустить, что садизм предполагает исключительно вариант со смертями, то считать компромиссом вариант при котором человек добровольно загоняет себя в пожизненный целибат и осознанно идёт на оскорбление человека, которого всё-таки любит (просто прикиньте: до свадьбы значит постель разделить, рискуя репутацией, всё нормально, а после свадьбы — когда вроде препятствий никаких — ни-ни. И что тут невеста должна была думать?), причём понимая, что весьма вескую причину этого он ей раскрыть не сможет никогда, как-то странно. Гуанъяо в любом из трёх вариантов с гарантией терял всякую надежду на нормальную семейную жизнь и семейное счастье (в чём, собственно, и заключался тот самый момент, который про «герой всяко проиграет») и единственный выбор который у него был: будет ли потеря сопровождаться огромной ложью всем вокруг или публичным позором для двух (он сам и невеста) или пяти (те же самые, плюс родители невесты и отец жениха) людей. Ну и стоит заметить, что судя по монологу, в котором он обрисовал ту ситуацию, сам он воспринимал и воспринимает случившееся именно как сабж и впоследствии с ним не спорит даже Лань Сичэнь.
        • Вот только в вопросах постели вообще никакого выбора не предполагалось — сознательно Гуанъяо никогда не пошёл бы на инцест, следовательно, как только он узнал, что Цинь Су его сестра, это автоматически закрыло любую возможность интимных отношений между ними, что в браке, что без.
        • Между ними безусловно, но в случае разрыва соглашения ему ничего не мешало найти другую невесту. Как вариант — взять наложницу, никто бы не счёл это сколько-нибудь предосудительным. Но и тут оба варианта были попросту неприемлемы: с разрывом сказано выше (и в дополнение: разрывом соглашения он бы конкретно и с гарантией подставил девушку, которая уже была от него беременна и он не мог этого не понимать и не учитывать), а с наложницей потому, что это было бы с его стороны уж совсем низостью — ведь объяснить ситуацию самой Цинь Су он не мог, а отказываться делить постель с ней, но делать это с наложницей, как-то уже совсем перебор. В итоге для него любой вариант так или иначе оказывался проигрышным либо с точки зрения построения нормальной семьи, либо с точки зрения своей репутации и репутации клана.
  • Благословение небожителей. Одни из наиболее ярких показанных в романе выборов:
    • Так, после того, как Се Лянь впервые стал богом, в его родном королевстве стал разгораться конфликт между столицей и народом из страдающей от засухи провинции, дошедший до полноценной гражданской войны. В какой-то момент жители столицы стали страдать от загадочной болезни, и через некоторое время Се Ляню, не желавшему оставаться в стороне и намеревавшемуся всех спасти, открылся способ избежать заболевания/исцелиться — убить кого-то хотя бы раз. Или, как ему было также предложено, обернуть проклятие, являвшееся причиной болезни, на людей из восставшей провинции, что также привело бы к снижению роста заболевших среди столичных жителей. По итогу перед Се Лянем встал выбор — наблюдать либо за тем, как умирает от поветрия его народ, либо за тем, как на улицах города массово проливается кровь теми, кто хочет выжить. Отдельно ситуацию усугубляло ещё и то, что людям стало известно, что Се Лянь знает способ избавиться от поветрия, но тщательно это скрывает.
    • Хэ Сюань, желая отомстить Ши Уду за украденную судьбу и перенесённые несчастья, предлагает ему сделать выбор — либо его брат меняется судьбами с кем-то из специально отобранных мстителем людей, чьи судьбы особенно несчастны и ужасны, а сам становится обычным смертным, либо тот самый брат собственноручно отрезает Ши Уду голову. Что характерно, объект мести выбирать не пожелал и всё-таки переиграл по-своему, но сильно ситуацию он этим не спас.
  • Sentouin, Hakenshimasu! — прибыв на вершину башни. Шестой тут же спихивает козлодемона Ристара вниз (но тот успевает зацепиться за перила) и велит его другу минотавру Гилу не двигаться, пока он с друзьями будут кидать в него камни, иначе камни полетят в Ристара. В итоге, пока Ристар смог выкарабкаться и прийти с подмогой, Гил был забит героями до полусмерти.
  • Современная жизнь девушек-монстров — мрачный жнец обсуждает с коллегой проблему вагонетки. Первый вариант она щелкает легко - конечно, надо убить пятерых, в пять раз больше душ! А вот с толстяком крепко задумывается - она кошколюд и всерьез задумывается, приятнее ли собрать души или столкнуть что-нибудь вниз.
  • Маленькая Мисс Дьявол: озорная жена президента — такой предстал перед од одной из антагонисток: её умершая дочь, или её старшая сестра по вине которой её вторая дочь и погибла

Визуальные романы[править]

  • Solstice — чтобы спасти обе системы города (магическую и инженерную), в финале должны присутствовать и Гален, и Яни, а это значит, что на суде Яни должна обвинить Сема, которого никому не будет жалко. Это как минимум цинично и как максимум предательство, если Яни до этого крутила с ним роман. Если пытаться с ним помириться — не простит. Помимо личного счастья Яни на алтарь приносится и её душевное здоровье: на неё начинают дурно действовать местные мифы о легендарном недосягаемом сокровище, и она потихонечку съезжает крышей. Впрочем, даже золотая концовка оставляет стойкое послевкусие, что город был не так уж достоин спасения
  • Kara no Shoujo — в одной из плохих концовок главному герою дают такой выбор: жизнь друга или жизнь младшей сестры.

Видеоигры[править]

Если игра не заставляет вас проходить каждый квест от и до, то можно… просто не проходить его. И садистский выбор делать не придётся.

  • Star Wars: The Old Republic — с прикрученным фитильком: в сюжете Республиканского солдата на планете Татуин даётся выбор: спасти своего бывшего товарища по отряду Фьюза, но дать уйти имперскому полковнику, который является военным преступником, или пожертвовать жизнью Фьюза (что он сам предлагает) ради того, чтобы остановить полковника.
  • Banner Saga — перед финальным боем игроку предлагают выбрать, кто из главных героев погибнет сражении с Громогласом. Сохранить жизнь обоим нельзя.
  • Assassin's Creed: Odyssey — таких тут много, особенно в Афинах. А Сократ, сволочь, ещё и философские вопросы после каждого квеста задаёт.
    • Игра, кстати, не поощряет излишнего прекраснодушия. Если пощадить заражённую семью — вся Кефалиния заразится. А если не наорать на девочку, играющую с глиной — она так и не найдет друзей и сойдет с ума.
  • Fable 3: король Логан предлагает протагонисту, своему брату (или сестре), выбор — казнить свою подружку (парня) или лидеров восстания. Причём, если герой замешкается с выбором, казнят всех.
    • Это ещё цветочки. Вот после победы КАЖДОЕ решение протагониста в роли короля представляет выбор между каким-то тираническим поступком в духе свергнутого брата сейчас или в финале из-за нехватки денег в казне платить жизнями своих подданных. Впрочем, ослабляется тем, что заработать нужную сумму, прямо скажем, не то чтобы сильно трудно даже без тирании.
  • Mass Effect: Шепард(у) в критической ситуации приходится выбирать, кого из двух своих бойцов спасти — Эшли или Кайдена. Спасти обоих невозможно никак, хотя внятного «почему» нет.
    • Совершенно никакого внятного «почему», кроме (фигурально) тикающего таймера, который не даёт Нормандии времени на два захода с подбором наземной команды.
      • Канало бы, если бы спася того, кто ставил бомбу, "Нормандия" не подбирала бы отряд салариан, с которым пошел второй.
    • Скрытый и неочевидный, но всё же ещё более садистский выбор: в третьей части обязательно умрёт либо Мордин, либо Рекс. Добиться смерти обоих можно, причём несколькими путями, но нельзя сделать так, чтобы оба выжили. В первой Рекса можно убить, а можно не убивать. Во второй может умереть Мордин на самоубийственной миссии, а в третьей обязательно выживет либо Мордин, либо Рекс. Первый может погибнуть при ремонте «Завесы» (а выжить, только если Рекс уже убит в первой части), второй будет убит либо самой(им) Шепард(ом), либо Бейли из СБЦ при попытке нападения на, собственно, Шепард(а).
      • Да, собственно, лечение генофага. Либо вернуть зашкаливающий за все разумные пределы темп рождаемости расе, которая один раз из-за него уже устроила такую бойню, что кхорниты обзавидуются, и нет ровным счётом никакой гарантии, что это не повторится. Либо предать верного соратника, который надеялся, что Шепард спасёт его расу от катастрофы, каковой с точки зрения кроганов является генофаг, после чего он нападёт на Шепарда и будет убит. Добавим к этому то, что игра очевидно подталкивает именно к первому варианту. Возможности втолковать, что при рождаемости «один ребёнок от одной матери в год» и даже меньшей тоже можно жить (люди же живут) почему-то не предусмотрено.
        • А живут Кроганы тысячу лет. Даже при рождаемости один ребенок от одной женщины в год можно такой демографический взрыв устроить…
          • Если я правильно помню, речь шла не про одного ребёнка в год, а про одна беременность из тысячи заканчивается успешно. Т.е. рождаемость сократилась в 1000 раз.
    • В той же третьей части даётся выбор между спасением кварианского адмирала и группы других квариан. А если дать адмиралу погибнуть и совершить ещё какую-нибудь ошибку (например, переписать гетов-еретиков в ME2), то в конечном итоге возникнет главный садистский выбор: устроить тотальный геноцид квариан или гетов. Хотя последний вариант не обязателен, при определённых условиях квариан и гетов можно помирить.
  • Mass Effect: Andromeda продолжает традицию: в миссии на корабле Архонта приходится выбирать, кого спасти — саларианского Первопроходца Рэйку, которая нам здорово помогла, или пленных кроганов-разведчиков из команды нашего сопартийца Драка. Правда, большинству игроков обычно наплевать на обоих, потому что до этой миссии мы ни ту, ни других в глаза не видели.
  • Dragon Age: Inquisition:
    • Примерно такой же, как в Mass Effect, выбор ожидает героя в одной из сюжетных миссий — спасти Хоук(а), героя второй части, или Алистера, героя первой, если он остался Серым Стражем. Если в DA: Origins Алистер стал королём — тогда выбирать приходится между Хоук(ом) и Серым Стражем Страудом или Логэйном, если тот стал Серым Стражем в первой части и выжил..
    • Ещё в миссии лояльности Железного Быка, игроку даётся выбор — спасти людей Быка (при этом кунари отказываются от союза с Инквизицией, а Быка объявляют тал-васготом) или пожертвовать ими ради дредноута кунари (Бык остаётся приверженцем философии Кун, однако у Инквизиции — мощь флота кунари и их шпионская сеть). Если спросить Быка, чего хочет он, то он выберет своих людей.
  • Dragon Age: Origins богата на примеры. Уничтожить наковальню пустоты и утратить навсегда технологию создания големов, способных защитить остатки владений гномов — или передать её сдвинутой фанатичке (а для создания голема нужна чья-то душа), отдавшей на участь хуже смерти всех своих спутников?
    • Кому отдать власть в Орзаммаре — честному и порядочному традиционалисту, который доведёт город до цугундера, или безжалостному интригану-прагматику, который, несмотря на методы, приведет его к расцвету, слому кастовой системы и свободной торговле с поверхностью? (Самый смак — если играть за знатного гнома, ибо Белен твоя последняя семья да и как игрок ты знаешь что он для гномов будет лучше, но при этом он тебя предал и подставил под изгнание (уточнение: под изгнание на Глубинные тропы, где, если бы не Дункан, игрока ждала бы или смерть или превращение в вурдалака, гниющего заживо зомби-раба Порождений Тьмы. Женского пола — в Матку. Группового изнасилования толпой зомбаков как первого этапа превращения в Матку уже достаточно), в то время как Харроумонт нянчил тебя с детства и верил тебе).
    • Не очевидный и не сразу понимаемый игроками мета-садистский выбор в самом начале игры: кем играть будете, гражданин хороший? Садизм же заключается в том, что пять оставшихся кандидатов остаются в этой же игре, и игрок обрекает всех их на смерть. Конечно, от вашего персонажа их судьба никак не зависит, но всё равно…
  • «Ведьмак» (2007): помимо происходящих независимо от героя гадостей, несколько раз придется выбирать пресловутое «меньшее зло». Интересно, что вариант «не выбирать вообще», так любимый ведьмаком, иногда действительно спасает ситуацию, а иногда делает её ещё хуже.
  • «Ведьмак 2»: спасти Трисс или Анаис/Филиппу (в зависимости от пути Роше/Йорвета)
    • Там же если выбрать путь Йорвета, убить полное чудовище Лоредо или спасти эльфок из пожара. Садизм подкрепляется эпилогом, когда оказывается, что если спасти эльфок, Лоредо сдаст город каэдвенцам (а Каэдвен самое ксенофобское людское государство, и жителей вообще выгонят из города на мороз).
  • «Ведьмак 3» задание «Шепчущий холм»: освободить зловещий дух в дереве или всё же убить его по указанию явно недобрых ведьм с Кривоуховых топей? Первый вариант приведёт к гибели почти всей деревни Штейгеры, а также местного властителя и его жены. Второй — детей из приюта эти самые ведьмы с удовольствием съедят.
    • Существует то ли баг, то ли заложенный третий путь, позволяющий спасти и детей, и Барона - если на Шепчущий холм заявиться до начала любых действий с ведьмами и уйти в первый визит со словами «Я вернусь позже», словесно поддерживать Барона и по квесту ведьм спасти духа из-под холма - то можно отделаться только уничтожением Штейгеров. Ведьмы решат, что Анна вела себя правильно, а детей потом можно найти в Новиграде.
      • Это был баг. Сейчас при попытке провернуть такой трюк гибнут все.
        • Не совсем. Для успешного спасения почти всех с патча 1.04 (Штейгерами придется пожертвовать) - нужно изначально "парагонить". Спасать игошу, поддерживать Барона, не выдавать ему сразу информации про Тамару (в первый раз сказать только о местонахождении дочери, в Оксенфурт или плыть или покупать фальшивый пропуск или выполнять квест Грубба и резать скоя'таэлей, про Анну говорить только после квеста "Шепчущий холм") до второго визита (не заходить во Вронницы)
          • Не понятно только, как все эти действия приводят к одновременному спасению и детей, и Анны. Логической взаимосвязи просто нет, да и сами разработчики вроде бы признали такой путь багом.
    • А уж выбор между Трисс, Йеннифэр и Шани — одна из самых садистских вещей в игре... Сколько же копий сломано в паутине на эту тему! Если в первой части выбор нужно было сделать обязательно, то в третьей можно обойтись без этого и остаться одному.
    • Задание «Дела государственной важности»: выбор между Роше и Дийкстрой. С одной стороны — друзья, которые часто приходили на помощь Геральту, включая оборону Каэр Морхена. С другой стороны — независимость Севера, которую эти самые друзья хотят продать Нильфгаарду в обмен на автономию Темерии. Да и сам Дийкстра — харизматичный персонаж, и убивать его тоже жалко.
  • Long Live The Queen состоит из этого чуть менее, чем полностью. Все навыки честным путём не прокачать, от каких-то придётся отказываться и лишиться некоторых сюжетных элементов.
  • The Walking Dead: The Game. Там часто приходится выбирать, кого спасать. И никак нельзя спасти двух героев.
  • Game of Thrones Telltale Series — вот пара таких случаев:
    • В пятом эпизоде — Ашер и Родрик Форрестеры со своими бойцами в порту попали в засаду, подстроенную солдатами Гриффа Уайтхилла. Большую часть бойцов обоих Форрестеров удалось спасти, но только один из братьев может спастись из ловушки, пока другой, примеряя роль жертвенного льва, задерживает Уайтхиллов. Правда, кем бы ни пожертвовали, всё равно выйдет ситуация бессмысленного самопожертвования. А если долго никого не выбирать, то погибнут оба почём зазря.
    • В шестом эпизоде — печальная участь Коттера, спутника и друга Гареда Таттла в Северной Роще. Выбор таков: или дать умирающему паслён, чтобы не мучился — или вырвать ещё живому Коттеру сердце, чтобы провести кровавый ритуал для защиты Северной Рощи от нашествия Иных. Один популярный российский летсплеер на Youtube прокомментировал этот момент так: «Десять секунд боли перед смертью или десять секунд кайфа?».
    • В финальном эпизоде нелёгкий выбор предстоит сделать и их сестре Мире. Её или казнят за убийство ланнистеровского гвардейца, от которого она лишь оборонялась, или же за это преступление казнят её друга, а она выходит замуж за злодея, подославшего этого гвардейца.
  • XCOM: похищения людей пришельцами происходят разом в трёх разных точках планеты, а вылет оперативников возможен только в одну — так что рост паники в двух других странах неизбежен. Выбор становится ещё более садистским, когда во всех 3 странах предельный уровень паники и существует неиллюзорная угроза выхода их из Совета — что чревато ухудшением положения, а то и проигрышем.
    • Впрочем, нет объективного объяснения, почему вы не можете поспеть во все места, т. е. имеет место быть надуманная сложность.
    • В оригинале можно построить множество баз по всему земному шару с командами, готовыми к вылету, так что подобных ситуаций можно избежать.
  • Silent Hill: Homecoming: герой встаёт перед выбором: застрелить мать собственными руками или смотреть, как её до смерти растянут на дыбе.
  • Wolfenstein: The New Order: Блажкович практически в самом начале должен выбрать, кого из сослуживцев выпотрошат довольно мерзким способом для исследования. На концовку выбор не влияет никак, только на некоторые нюансы геймплея.
  • TES V Skyrim: сохранить поддержку сразу Клинков и Седобородых Довакин тоже никак не сможет, так, что ему придётся выбирать: убить благородного дракона Партурнакса или же перестать общаться с Клинками… Выбор оказался настолько садистский, что фанаты создали специальный мод «Дилемма Партурнакса», позволяющий сохранить жизнь дракону и не прерывать отношений с Клинками.
    • Сдавать ли соотечественникам редгардку Садию или же перебить их всех? Садизм в том, что игрок так и не узнает, кем на самом деле была Садия — шпионкой-предательницей Талмора или же его жертвой. Игра на этот вопрос чёткого и ясного ответа не даёт, и игрока, отыгрывающего благородного и доброго Довакина, всю оставшуюся игру будет мучить вопрос — правильно ли он поступил.
      • Однако есть факты, указывающие на то, что Садия таки шпионка.
  • Life is Strange: принести в жертву лучшую подругу или остальной город.
  • Advent Rising — В момент побега с разрушающейся станции нам придется выбирать, кого спасти, доведя до спасательной капсулы — раненного брата или возлюбленную, за которой мы только что мотались на другой конец станции. Садизма добавляет тот факт, что спасённый умрет чуть позже, утонув в разбившемся космическом корабле. А вот тот, кого мы оставили на станции, будет преобразован захватчиками в мощного псионика и станет финальным боссом игры - то есть, будет убит нашими собственными руками.
  • Darkest Dungeon: битва с прикрученным финальным боссом. Сердце Тьмы дважды при падении ОЗ ниже определённого уровня использует атаку, убивающую одного из персонажей игрока мгновенно (для тех, кто не в курсе — в этой игре смерть навсегда), а выбрать мишень для атаки должен сам игрок.
  • Санитары подземелий 2: во время побега из посёлка полицейских игроку придётся решить, с кем из двух возможных напарников совершать побег: со снайпером Дерсу или с автоматчиком Фрицем. Выбор осложняется ещё и тем, что по сравнению с проживающим на планете контингентом оба кандидата далеко не полные моральные уроды, а вполне приличные люди. Кого бы вы не выбрали — второго расстреляют. Погубить обоих можно, спасти — нет.
  • Neverwinter Nights 2: Mask of the Betrayer — оставить Спящий Ковен в живых, позволив им дальше творить злодеяния, обречь прогневавших ведьм Ковена людей на вечную жизнь в лабиринте Скейне, а их пророчицу Спящую — на постоянные кошмары (либо просто вырезать всё население Скейна вместе со Спящей) или уничтожить Ковен, всех его стражников и очередь просителей, отомстив за мать Ганна, но лишив Рашемен величайшего источника знаний (тогда сама же Спящая, будучи спасённой, скажет, что лучше бы мы убили её, чем ведьм Ковена).
  • Batman: The Enemy Within: В 1-м эпизоде Загадочник поставит Бэтмена в следующую ситуацию — герою будет загадано 3 загадки (очень простых). Если Бэтмен ответит неправильно или не ответит вообще — одному из двух заложников отрубит голову. Если он ответит правильно — по нему и третьему заложнику будут бить ультразвуком, заложник в итоге выживет, но лишится слуха.
  • Tyranny: тут садистский выбор лежит в самой сути игры, у нас вроде как тёмное фэнтези и игра за злодея на самом деле это деконструкция и обе стороны скорее тёмно-серые.
  • Мор (Утопия): жители Термитника очень и очень недовольны тем, как их заперли внутри и вынудили подыхать от Песчанки, и требуют расплаты кровью Ольгимских. Кого же им отдать на убой — Старшего Влада, который распорядился закрыть Термитник, или же Младшего Влада, который спровоцировал его закрытие, узнав о начале эпидемии? С прикрученным фитильком — если отдать им Младшего Влада, то его не убьют, а просто будут удерживать у себя. Но это всё равно блокирует концовку Бакалавра.
    • Ремейк 2019 года, однако, давит педаль в степные недра, т. к. здесь почти каждый выбор — садистский. То есть, концовку вы в любом случае получите, но пройти за день все возможные линии судьбы — физически не успеете, а игнорирование почти любой чревато неизбежной смертью того или иного сюжетного персонажа (и блокировкой всех, завязанных на него, сюжетных арок, чего уж там).
  • World of Warcraft: Ксавий берёт в плен Малфуриона, а так же оскверняет Изеру, которая тут же направляется в атаку. Перед Тирандой ставится выбор — спасать возлюбленного или спасать Храм Элуны от Изеры. Она выбирает второе, оставив спасение мужа на потом, из-за чего потом всю дорогу игроку приходится выслушивать её ванильные страдания
  • Deus Ex: Human Revolution — спасти учёную ценой жизней сотен заключённых, чтобы организация прекратила свою преступную деятельность, или спасти их, но убить единственную свидетельницу преступлений?
    • Фокус в том, что учёная знала, для чего проводятся эксперименты, а ее коллега (глава проекта) вряд ли высказался бы против корпораций.
    • Впрочем, в данном случае есть третий (пусть и не очевидный) путь, позволяющий обойтись без жертв, если найти и уничтожить газовый насос.
  • LISA: the Painful изобилует подобного рода выборами. Пожертвовать рукой или жизнью своего напарника?. Пожертвовать всеми своими напарниками или соском приёмной дочери главного героя?.
  • Thronebreaker: The Witcher Tales — В пятой главе Мэве предстоит дилемма, кого послать на вылазку в Ривийский замок, чтобы открыть ворота, что равно верной смерти: Рейнарда, который знает досконально замок или Гаскона, который тихо передвигается. Правда, избегнуть выбор между двух зол возможно, выбрав третью - выгнав Виллема во время переговоров.
  • Hearts of Iron IV: при игре за СССР национальный фокус «Большая Чистка» выполняется аж целых семь месяцев (втрое больше обычного!), даёт вашей армии адовые дебаффы на четыре года и лишает вас кучи хороших советников и военачальников. Если вы не будете брать такой вредный национальный фокус, Троцкий вернётся из эмиграции и свергнет Сталина. Геймовером это для вас не кончится — вы сможете продолжить игру уже за Троцкого, так что казалось бы, вы только в плюсе… ага, щаз! Сразу после переворота троцкисты проведут свою Большую Чистку с «Капиталом» и няшными пионерками, результат которой будет аналогичным. Плюс через три месяца Конев замутит гражданскую войну, в которой вы точно потеряете как минимум пару десятков дивизий. И это всё уже не в мирном 1936 году, а в 1938—1939, когда большой замес уже дышит вам в спину. Ой.
    • Есть ещё компромиссный вариант, при котором вы проводите Большую Чистку, но выбираете наименее людоедские варианты, при которых никого важного не расстреляют. Из советников и военачальников вы почти никого не теряете, да и дебаффы будут помягче и всего на полтора года. В чём подвох? В том, что как и в «троцкистском» варианте, гражданской войны вам не избежать — разве что вашим визави будет Власов, а не Конев.
  • Warsaw — всю игру ваши повстанцы будут метаться по всей Варшаве, подобно пожарной команде, но в нескольких районах за один раз не стабилизируешь ситуацию — если не помочь району в борьбе с нацистами, то боевой дух района будет падать (который еще можно хоть как-нибудь незначительно восстановить), а уровень разрухи — наоборот, расти.
  • Far Cry 4 — какому бы лидеру Золотого Пути вы не помогали, ни к чему хорошему это Кират в конце концов не приведет. Сабал будет проводить массовые религиозные репрессии, а Амита устроит локальную версию коллективизации с детским трудом на маковых плантациях. Но все же справедливости ради, путь Сабала — в принципе ничем хорошим кончится не может, а Амита действительно смотрит в будущее и попытается построить некоторую экономику и после её действий может настать локальное благосостояние.
  • Final Fantasy XV — таковой встаёт перед Регисом в самой завязке сюжета, показанной в фильме Kingsglaive: Final Fantasy XV: он знает, что силы Люциса на грани и глефы уже не могут сдержать натиск Империи (и это ему ещё неизвестно НАСКОЛЬКО Люцис на грани — о Сокрушающей волне он к этому моменту не знал), но при этом он не питает ни малейших иллюзий по поводу скрытых мотивов, стоящих за предложением перемирия. Однако помимо Инсомнии ему надо защитить Ноктиса, и как Избранного Короля, и как сына. В итоге перед ним встаёт вопрос: защитить ли столицу, с высокой вероятностью пожертвовав сыном и собой, или защитить Ноктиса, гарантированно пожертвовав собой и столицей? Он выбирает второе, что и становится завязкой игры.
  • Terminator: Resistance. Много и со вкусом, но большинство «садистских» выборов на самом деле, ведут к положительной концовке.

Настольные игры[править]

  • Шахматы — цугцванг как есть. Что интересно, бывает и взаимный цугцванг.
    • Сюда же атака «вилкой», когда под ударом находится несколько фигур сразу.

Прочее[править]

  • SCP Foundation — Фонд предстаёт перед садистским выбором постоянно. Самый яркий пример — SCP-231-7, женщина (возможно, маленькая девочка), похищенная культом Алого Короля и подвергшаяся сексуальному насилию от неведомой силы. Кроме неё, в стенах Фонда содержались ещё 6 женщин с той же судьбой, но они погибли, рождая некие существа. Каждая новая рождавшаяся НЁХ была разрушительнее предыдущей, а если родит SCP-231-7, наступит конец света. Отсрочить рождение может только проведение процедуры 110-Монтаук над страдалицей, и судя по тому, что подробности её проведения сообщают только особо отмороженным сотрудникам класса D, которые и должны ей заниматься, она невообразимо мучительна. В одном из рассказов Фонд предпочёл не выбирать из двух зол: Алого Короля можно и обмануть.

Реальная жизнь[править]

  • Октавиан Август: «отцу и сыну, про­сив­шим о поща­де, он при­ка­зал решить жре­би­ем или игрою на паль­цах, кому остать­ся в живых, и потом смот­рел, как оба они погиб­ли — отец под­дал­ся сыну и был каз­нён, а сын после это­го сам покон­чил с собой».
  • Вопрос средневековых врачей при трудных родах: «Кого будем спасать — мать или ребёнка?» Спасать и мать, и ребёнка тогда не умели, в критической ситуации либо резали женщину (с околонулевыми шансами выжить), либо проводили плодоразрушающую операцию.
    • Сейчас (и в СССР) спасают мать и, разумеется, никакой вопрос никому не задают — не до того.
  • Злокачественная опухоль в терминальной стадии: пожить для себя на обезболивающих (которые боль только притупляют, не снимая полностью) или пожить подольше с теми же болями, к которым прибавляются побочки от радио- и химиотерапии или от паллиативной операции, но в больнице. Можно также выбрать «покончить с собой» или «провести эвтаназию», если условия и физическое состояние позволяют — и выбор становится ещё более садистским, потому что большинству людей добровольно уйти из жизни очень тяжело.
    • Садизма добавляет то обстоятельство, что в некоторых странах, включая Россию, эвтаназия запрещена законом. Запрещено не только, а может, и не столько из-за традиций. Для разрешения эвтаназии нужно ещё и прописать юридические процедуры, в том числе законом определить, когда принцип «спасать жизнь во что бы то ни стало» нужно не учитывать. И предусмотреть защиту от злоупотреблений этим механизмом.
    • Самоубийство не запрещено — зато (по крайней мере в России) запрещено содействие самоубийству, так что оказавший больному помощь с эвтаназией с большой вероятностью сядет. Самоубиться самостоятельно пациенту очень трудно, если он прикован к койке (именно подобная ситуация является объектом споров у сторонников и противников эвтаназии).
  • Судебные процессы в США являются публичными, поэтому в случае дел, связанных с государственной тайной, встает выбор: отпустить возможного преступника или рассекретить данные.
  • Остарбайтеры, принудительно вывезенные из оккупированных территорий на работу в нацистскую Германию. Не согласился работать на нацистов — немцы накажут за саботаж. Согласился — советский суд накажет за пособничество оккупантам. Педаль в пол: вывезли не навоз в коровнике убирать, а на военный завод.
    • На самом деле, всё было не так мрачно: у рабочих была возможность саботировать производства (например, поломкой инструмента) а после освобождения обстоятельства «работы на немцев» могли расследовать и добросовестно. И как раз работавшие на военных заводах, в отличие от вывозивших навоз, проблем, как правило, не испытывали — более того, могли оказаться на весьма перспективном производстве трофейной или ворованной техники как знакомые с технологией/техпроцессом специалисты.
  • Перед современными гастарбайтерами встает похожий выбор: либо остаться в родной стране, рискуя умереть от голода или погибнуть в ходе гражданской войны, либо бежать в Европу, где можно стать жертвой местных неонацистов или попросту не добраться до обещанного места назначения. А еще перед тяжелым выбором - насиловать или не насиловать местных жительниц, они же самидурывиноваты.
  • Тщательно замалчиваемый британской пропагандой и потому малоизвестный эпизод из биографии Черчилля, когда ему пришлось выбирать между доступом к тайнам Гитлера и жизнями невинных людей. Суть: к осени 1940 года английские криптографы с американской помощью сумели раскрыть тайну немецких шифровальных машин. Отныне западные союзники получили возможность дешифровать и знакомиться с перехваченными немецкими секретными документами. Почти сразу за выдающимся успехом в тайной войне британский военный кабинет столкнулся с мучительной моральной проблемой — был расшифрован приказ Гитлера о предстоящей террористической бомбардировке Ковентри. Как быть? Спасти жизни мирных жителей, предупредив население, и почти наверняка дать понять гитлеровцам, что англичане их давно и прочно прослушивают, или не делать ничего, сохранить тайну, но погубить беззащитных людей? Черчилль и военный кабинет высказались за второй путь. 14 ноября 1940 года Ковентри был разгромлен с воздуха настолько основательно, что Гитлер зловеще посулил «ковентрировать» другие английские города.
  • Устная часть экзамена по иностранному языку. Зачастую перед студентом встаёт выбор: говорить грамотно с запинками, или бегло, но с ошибками. И то и то режет баллы.
    • Да любой экзамен, в большинстве случаев: если ваши знания не позволяют претендовать на 100 % выполнения за установленное время (то есть, по сути, во всех случаях, кроме как когда экзаменуемый на голову выше мира) всегда нужно выбирать, чему уделить больше внимания, а чему меньше. Степень садизма выбора определяется требуемым минимальным результатом, вашими знаниями и количеством доступного времени. Другой вопрос, что если вы не готовы к этому выбору заранее — наверное, вы плохо готовились к экзамену.
    • Да даже и не только экзамен. Практически любая проектная деятельность связана с необходимостью решать, что делать, а на что забить. Опять же, поискам способов сделать выбор чуть менее садистским посвящены целые отрасли, а принятие решения в последний момент чревато сильнее всех других вариантов.
  • Ситуации, связанные с тропами Осознает свое безумие, Мой ребенок — не псих! и другие варианты, когда кто-то подозревает у себя или кого-то из близких некое заболевание, неправильное лечение которого может оказаться хуже самой болезни и/или даже подозрение на которое может испортить репутацию (наиболее драматична ситуация с психическими заболеваниями, но в зависимости от уровня медицины и «неравнодушия» окружающих, может быть и что-то соматическое): обращаться за медицинской помощью и столкнуться со всем перечисленным, или пустить все на самотек с риском получить совсем уж тяжелые последствия. Особенно если жертва ситуации по финансовым, техническим или юридическим причинам не может выбирать, к кому обратиться, и/или в обществе принято наплевательское отношение к врачебной тайне.
  • При тактике «никаких переговоров с лицами, удерживающими заложников, только штурм» больше вероятность, что заложники погибнут здесь и сейчас, но меньше — что кто-то захочет захватить их в будущем. При любых переговорах и уступках, соответственно, наоборот.
    • Как и в случае любых иных подобных ситуаций с противоправными и\или оппозиционными элементами, не все так просто. Ставка на силу может обеспечить их ореолом мучеников и нескончаемым притоком неофитов, ставка на компромиссы - внести раскол в их ряды и в итоге найти выход из бесконечной войны, договорившись с более умеренными о прекращении экстремистских действий и совместно поборов несогласных.

См. также[править]

Примечания[править]

  1. А по-этому ли? Есть очень толстые намеки, что для Харлока это тоже пассивное самоубийство, и как-бы не запланированное с самого начала. То, что он не хочет покидать загробный мир и планирует поскорее туда вернуться, так и прямо говорилось.
  2. Правда, Точиро мог предчувствовать, что долго не проживет; а судя по комментарию Мииме, не исключено, что Эмеральдас вообще залетела