Савил и туканокомиксы

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Савил — автор нарисованных в своеобразной манере веб-комиксов. По собственному признанию, людей рисовать не умеет, поэтому рисует туканов — но на самом деле это люди. Сейчас создано четыре завершённых истории, две по мотивам и одна в процессе, плюс игра и множество отдельных картинок. Что выделяет автора больше художественного стиля, так это юмор. Редко какой юмористический веб-комикс хочется перечитывать, и совсем уж мало таких, которые при повторном прочтении кажутся ещё смешнее.

Любимые авторские тропы[править]

  • Пародия — тысячи их. «Книга о Хаусе» и «Повелитель табуреток» посвящены, главным образом, одному произведению, а в «Глубине заблуждения» каждая глава кроме одной является большой пародией, в рамках которой существуют другие, эпизодические.
  • Аллюзия — миллионы их. Присутствуют если не в каждом стрипе, то в каждом третьем точно. «Посчитайте, сколько отсылок на стрипе» — любимая игра фанатов.
  • Разрушение четвёртой стены — зачастую. От мелких намёков до сюжетообразующего явления. В «Походе…» автор и вовсе — один из персонажей, на равных участвующий в приключениях и использующий свои авторские способности по необходимости.
  • Антисеттинг — часто шутки ради. В других случаях странные особенности мира становятся значительной и важной частью сеттинга.
  • Литерал (приём комизма) — основа многих шуток.
  • Комическое непонимание сути — аналогично.
  • Вывих мозга — как результат предыдущих тропов. Начинается всё с того, что все персонажи — люди, изображённые как туканы и, зачастую, знающие это…
  • Жанровая смекалка — многие персонажи понимают законы жанра, в котором оказались, а некоторые даже подсвечивают отсылки к оригинальным произведениям.

Отдельные произведения[править]

Повелитель табуреток[править]

О том, что было бы, если б Саурон вместо колец создавал стулья да табуретки.

  • Безумная тролльская логика — гном не должен увидеть Лориен, поэтому его заставляют завязать глаза. Чтобы Гимли не было обидно, всё завязывают глаза тоже. Все — включая проводника. Стоит ли говорить, что путь до Лориена был долог и извилист?
  • Большое НЕТ! — у Фродо, когда он узнал, что сто выпусков нёс стул в пункт утилизации в Мордоре… а тот переехал в Серебристую Гавань.
  • Буквально понятые слова — один из особо сообразительных назгулов постоянно понимает всё именно так. «Напомни, за что Властелин вообще выдал тебе табуретку власти? — За спину».
  • Глупый король — глупый назгул при жизни был именно таким. Впрочем, судя по происходящему и флэшбекам, именно его советы в конце концов попали в уши Властелину.
  • Говорить стихами — Том Бомбадил. От его стихов даже злобные деревья сплёвывают.
  • Друг, которого никто не любит — никто не любит Фродо. Даже братство кольца идёт с ним главным образом потому, что каждый хочет посмотреть, как этот хоббит будет переться через всё Средиземье со стулом наперевес.
  • Когда есть только молоток — у Фродо есть стул. Как только он его не использовал, и всегда удачно. Разве что по прямому назначению не вышло.
  • Конец-переворот — в стуле должны были быть бриллианты с душой Саурона… но Голлум давно их продал, и теперь стул — просто очень крепкая деревяшка.
  • Лицемерие — это смешно — «нельзя убивать без нужды»? Это не про орков было сказано, их — можно.
    • Там же: Фродо был готов скорее встретиться с армией нежити, чем послушать ещё стихов Бомбадила… до тех пор, пока не увидел нежить.
  • Мистический скелет воблы — стул всевластья же. Многофункциональная штука: можно встать, можно поскакать, можно орков — и не только — бить, можно реки форсировать. Единственное, что нести неудобно и выглядит глупо. Назгулам с табуретками проще — у них они за спиной крепятся, на манер школьных портфелей.
  • Налево кругом — Фродо в конце, когда его чуть не лишили возможности самому выбросить стул в кратер.
  • Не надо было этого говорить — зря Фродо упомянул армию нежити в тёмном лесу…
  • Неправдоподобно убедительная маскировка — применена хоббитами против назгула. И снова — в Мордоре.
  • Непристойно — значит, смешно и Наделать в штаны — В оригинале в штанах у Бильбо было кольцо, которое он и унёс от Голлума. А тут, в соответствии с сеттингом, унесён был стул. Да, возникший из-за угла Голлум действительно страшноват…
  • Секрет Полишинеля — Фродо тайно несёт стул всевластья к Ородруину. Он не выдаёт свою тайну ни единым словом… вот только стул за спиной, размером больше самого Фродо, всё постоянно портит.
    • Также: Чтобы пройти через врата Мордора, Фродо рисует на стуле лицо и, показывая его из кустов, говорит со стражей. Стража готова их пропустить, но стул кажется им подозрительно вежливым. Может, он шпион? Стул допрашивают, но он упорно молчит, и тогда Фродо самому приходится проводить допрос своего «товарища».
  • Смехотворные пытки — назгулов все боятся потому, что они могут встать на свою табуретку и начать рассказывать стихи. Свои собственные стихи, крайне низкого качества.
  • Смешной злой — смешны, в основном, орки; смешны назгулы; поддавшийся злу Фродо тоже уморителен, когда пытается колдовать за счёт стула. Фродо и назгулы ещё и недотёписты.
  • Тюнибё — Фродо долго нёс стул Всевластья, и чем дольше нёс, тем больше верил в его магическую силу. В конце концов даже попытался сам сесть и испепелить Голлума чёрной магией… но потерпел полное фиаско. Стул-то никакой силы не имеет, он просто прочный и тяжёлый, потому и колдовские молнии из него бьют только в воображении Фродо.
  • Универсальное решение проблем — один из назгулов уверен, что это насилие. Им даже кроссворды можно победить, если правильного тукана человека пытать.
  • Фальшивый макгаффин — стул всевластья. Когда-то на нём сидел Саурон, а в стуле были бриллианты с его душой… но их уже давно продал Голлум, и теперь стул — просто очень крепкая деревяшка.
  • Шапочка из фольги — настоящая эльфийская шапочка из фольги. Без ГМО, на 10 % больше мифрила.
  • Это был только сон — Сэму снятся разговаривающие друг с другом Голлумы.
  • Iвсё — разработанный орками айстул. Функция всевластия не предусмотрена, зато есть сенсорное сидение с обработкой множественных касаний!

Поход на свою голову[править]

Группа туканов людей, включая автора, идёт в поход по территории Неизвестногорья, что, предположительно, где-то на Украине. И это определённо поход на свою голову, судя по количеству творящегося сюра и главному конфликту. Начинается всё с попыток дойти до моря, используя карту и оставленные ориентиры, а кончается… ну, к морю-то в итоге пришли.

Персонажи[править]

  • Даверт — владеет сверхспособностями вроде хождения по стенам и почти бесконечной выносливости. Просто потому что он настолько крут.
  • Маньяк — носитель шляпы волшебника и посоха, любитель потроллить окружающих.
  • Пихта — несёт гитару, которая то появляется, то исчезает по закону комиксов. Отвечает за песни под эту гитару.
  • Шрайк — зубной врач. Лечить зубы ему так и не пришлось, а вот использовать навыки в бою — неоднократно.
  • Савил — автор комикса. Из-за этого знает ответ на (почти) любой вопрос и может создавать деньги из воздуха. Кроме того, именно у него есть карта.
  • Ксю.
  • Наташа — штатный шаман. Правда, с наведением проблемы. Ещё любит животных и умеет с ними ладить.
  • Цезарь — лидер отряда. Купил особо прочную палатку и часто вынужден ей заниматься.
  • Кучерявый — Повар-катастрофа, пытавшийся накормить отряд гигантскими комарами. И по травам специалист.
  • Иван Виселица, хозяин стоянки имени себя. Имеет вид типичного сутенёра — впрочем, всё носимое нажил относительно частным обдираловом проходящих туристов. Потеряв по вине героев источник дохода, отправляется мстить.
  • Туристы — пара очень тупых, и из-за этого агрессивных персонажей. Пытаются вредить героям сначала прямо, потом — уже не по своей воле.
  • Дух Чрезвычайной Надоедливости — надоедливый дух, преследующий любого, кто освободит его. Привязывается к тому, кто скажет «ня».
  • Глюки — порождения больной или ударенной по голове фантазии. Главные антагонисты комикса, пытающиеся захватить мир.

Тропы[править]

  • Астральная проекция — царица Тамара, призываемый Давертом глюк.
  • Виртуальная реальность — подушкой дальних странствий можно и туда попасть.
  • Джедайская правда — Гугл-сортир даёт правильный и честный ответ на один вопрос. Максимально правдиво, максимально коротко. Что спросил — ровно то и получишь. Истолковать ответ — уже другая задача.
  • Дороги и тропы — весь комикс группа туристов идёт, временами разделяясь или забредая в какое-нибудь племя чудаков.
  • Житель Страны Эльфов был прав — никто не хочет слушать сначала Цезаря, когда он, отравившись, стал видеть глюков, а после и Даверта с его Тамарой. А между тем глюки на самом деле существуют и замышляют.
  • Забавная болезнь — Клиничиский мозгопятноз Цезаря, вызванный отравлением грибами.
  • Злобный смех — туристы изображают его для драматического эффекта.
  • Злодей-недотёпа — туристы. У них на самом деле кишечник вместо мозга. Разбойники на побегушках у Виселицы тоже умом не блещут, но у них хотя бы вундервафля есть.
  • Инцидент с кошкой — апельсины. Просто апельсины.
  • Квестовая причина — прямо. Почему сестра-близнец отравила Цезаря? Потому что группа двигаласть слишком быстро, и надо было их задержать.
  • Красная кнопка — выпускает духа надоедливости.
  • Комар-пискун — в пути героям досаждало нечто с десяток сантиметров размером. По словам Кучерявого — комары.
  • Макгаффин — эпический корень. Лечит или увеличивает в зависимости от дозы и сюжетной необходимости.
  • Любитель каламбуров — целая дуэль на каламбурах между Маньяком и Шрайком. Победила грубая сила.
  • Мистический Сникерс — подушка дальних странствий.
  • Навык Чехова — после лечения травками Цезарь продолжил видеть то, чего нет, зато перестал видеть кое-что из того, что есть. Именно поэтому он может перейти через реку Безысходного Отчаяния: он не в курсе, что перед ним эта река, и продолжает идти вперёд.
  • Неумолимый преследователь — Виселица. Не стоило костры в номере разводить.
  • Плотоядное растение — в попытках найти целебную траву группа попала и на таких.
  • Разрушение четвёртой стены и Антисеттинг — педаль в пол, в асфальт, в ядро Земли. Начать с того, что вместе с персонажами идёт автор, лично объясняющий им некоторые законы местного мира и иногда подрисовывающий деньжат.
  • Ружьё Чехова — Шрайк — зубной врач. Это дважды помогает ему разобраться со всякой излишне зубастой чертовщиной.
  • Самокопирование, или призыв кванков — дополнительная сверхспособность Даверта после поедания трёхфазного субатомного крекероида. Используется при каждом ответе на вопрос с вариантами ответа, лечится наблюдением.
  • Рыбки плавали — у селян был неприкосновенный запас еды.
  • Смехотворные пытки — болтовня духа.
  • Телепортация — тот, кто заснёт на подушке дальних странствий, может проснуться где угодно.
  • Я не страдаю безумием, я им наслаждаюсь — Даверт и видящаяся ему царица Тамара. В отличие от прочих глюков, от неё никаких проблем, одна только польза.

Торговая точка[править]

Торговец, крайне похожий на Рикки из «Глубины заблуждения» стоит за прилавком своей лавочки и продаёт всякую всячину, от старых мечей до философских камней. Благодаря богатому ассортименту и разнообразным связям он оказывается втянут в государственную интригу, вступает во взаимовыгодные отношения со всеми другими персонажами, губит одного влиятельного покупателя и даже даёт хороший совет королю. А в результате никто ему так и не заплатил!

Персонажи[править]

Тропы[править]

  • Джедайская правда — торговец разруливает ситуацию с драконом и шлемом именно так.
  • Король под прикрытием — приходит в лавку. Только кополевская стража за спиной немного портит маскировку.
  • Ложная тревога — интересно, чем эта история кончилась для советника… и на следующей картинке дракон покупает бочку специй. На самом деле — всего лишь для пира в честь назначения.
  • Металлолом и макулатура — Сэр Арчибальд подрабатывает, сдавая в лавку части поверженных монстров.
  • Невидимая стена — буквально. В лавке можно купить невидимую сюжетную стену в виде порошка — намазываешь на вход, и ни один персонаж пройти не может. Делают её из растолчённой четвёртой стены и сои.
  • Сапожник без сапог — пытаясь добыть для покупателя дракона, торговец решает обратиться к новому советнику по противодраконьей обороне. Упс — а он-то дракона и заказывал!
  • Хитрый план — у принцессы и советника. Но в конце концов всё получилось вовсе не так.
  • Хуцпа — оружие главного героя. Половина всех сделок — с товаром, которого у него нет; в ходу также советы и работа на обе стороны разом. Продавай он, по честному, только то, что на самом деле есть на складе — произведения бы не было.

Глубина заблуждения[править]

Самое большое произведение автора, ещё не доведённое до конца (есть 950 стрипов и 8 законченных глав из предполагаемых 13. Каждая глава (кроме 4 и 5, посвящённых, предположительно, реальному миру) является пародией на одно известное произведение. И это не удивительно, потому что большая часть произведения (кроме тех самых глав) происходит в тех или иных нарративных реальностях, созданных на основе известных историй. По последней версии событий, из-за действий некоторой засевшей глубоко в нарративных слоях сущности, пытающейся так или иначе уничтожить мир, несколько существ из нарративной реальности покинули свой слой и отправились в путешествие вплоть до реальности, а потом обратно.

Основные персонажи[править]

Архивариусы. Картинка от самого автора, хотя и не из комикса
  • Ричард Гордон Зарецки, или просто Рикки — обычный (на самом деле — нет) торговец, настоящий мастер своего дела. На любую ситуацию смотрит с точки зрения возможной торговли. Как и полагается торговцу, жаден, авантюрен, склонен к мошенничеству и запудриванию мозгов покупателям, хотя и остаётся в целом хорошим парнем. В отличие от обычного героя, вовсе не стремится рисковать своей шкурой (хотя способен пойти на многое ради выгоды). Поднимаясь по слоям, считает себя преуспевающим торговцем, избранным, считавшим себя торговцем в матрице, похитителем идей, забывшим своё прошлое и принявшим себя за избранного во сне, призраком-зомби-мутантом и, наконец, вовсе неизвестно кем. Но торговать может в любом слое. В последствии становится почти ясно, что он — поднявшаяся по слоям персона из нарратива, но это не точно.
  • Нео — известный хакер, который должен был стать избранным. Заподозрил, что с миром что-то не так; был завербован Смитами для внедрения в ряды человечества, но был слишком самостоятелен, и в конце концов решил работать на себя. Ненавидит занявшего его место Рикки. Вместе с ним (при поддержке Мэй) поднимается по нарративным слоям вплоть до реальности, где по заказу некоторого нанимателя убивает архивариусов. Позже вновь встречается героям на втором слое, так как Мэй перенесла его туда особенно крепко, многократно погибает и, возможно, окончательно упокаивается после сворачивания линии Матрицы. Однако в седьмой главе действует в своём оригинальном виде, расследуя вместе с Рикки взлом их общего провайдера.
  • Джереми Литтл, или Джерри — частый спутник главного героя во всех передрягах. В первой части был в команде Морфеуса и умер в бою с агентами, в третьей — был в команде по проникновению в сны вором-извлекателем, впоследствии оказывается человеком из реального мира и, вместе с Рикки, пытается доискаться правды сначала в Архиве, а после — и в нисходящем путешествии по нарративным слоям. Хронический клептоман, но обаятельный. Любвеобилен, но закрутить настоящий роман постоянно не может, хотя постоянно старается.
  • Лю-Ффи, уборщик. Наводит порядок — причём во многих слоях реальности. Работает в «Беталайфе» со дня его основания. Наверняка обладает какими-то сверхспособностями как минимум, показано хождение сквозь стены, и вообще может быть важной фигурой — но про него пока мало что точно известно. Во второй главе посоветовал Рикки, как спасти Тринити, в пятой как-то повлиял на аппарат для погружения в нарративную реальность главных героев. В седьмой выясняется, что, похоже, именно из-за него Морфеус связался с Рикки вместо Нео, а также именно он отправил Олафа, Нилана и Джереми доставать Рикки из зацикленного слоя после его фактической смерти.
  • Олаф Тангстен, историк. Занимается поиском информации в Архиве — гигантском сборище всяких данных, почти вышедшем из-под контроля и занявшем большую часть мира. Крут, пафосен, крайне силён, хотя и без сверхспособностей, владеет любыми видами оружия и крутым стилем боя(в том числе и в нарративных реальностях), обладает особо сильным жанровым чутьём. Вопреки названию должности, историю не знает (её вообще никто не знает. Там же целый миллиард лет, да ещё и информацию из Архива запрещено выносить).
  • Нилан Майерс — временно исполнявший обязанности четвёртого дезертир из третьего интеллектуального полка. В своё время разгадал цепочку зацепок, которая привела его к жилищу четвёртого, который, похоже, пытался таким способом найти себе замену. Опоздал: к приходу Нилана изначального архивариуса на месте не было.
  • Мэй, она же Лора, она же Сара, она же Райли, подозрительная девушка, встреченная героями в Архиве. С самого начала вызвала подозрения Олафа, и — не без оснований. В скором времени они вместе с Нео подстраивает смерть архивариусов. После разошлась с ним во взглядах. По мнению бывшего четвёртого архивариуса — просто сумасшедшая, которую держали в нарративной реальности и которая смогла однажды сбежать оттуда. В шестой главе попыталась помочь героям против своего создателя, выдав кучу всякой информации, в том числе и о способе убийства Нео, и была развоплощена.
  • Хаос, обрётшая сознание философская абстракция. По словам Мэй, был сильно урезан в возможностях в момент, когда тринадцатый вынес художественные произведения в нарративную реальность, так как сам Хаос оказался за тринадцатым слоем, а нижележащие слои на вышележащие влиять не могут. Чтобы восстановить изначальное состояние нарратива, хочет уничтожить мир (через неконтролируемый рост Архива). Может нарушать правила, но это всегда создаёт непредвиденные последствия, мешающие его же планам. Создал Мэй, дав ей свободу воли, из-за чего она взбунтовалась. Дал Нео способность подниматься по слоям — но ту же способность получил Рикки.

Архивариусы[править]

  • Первый, Ксеркс Антисс, отвечает за планирование развития архива. На момент прощания с героями — жив и здоров, хотя и страдает потерей слуха и нарколепсией. Весьма боевой дед.
  • Второй, Брог, коллектив из миллиона телепатически связанных клонов, заведует резервным копированием. Был убит вирусом, уничтожающим способность к телепатии, но резервные клоны остались.
  • Третий, Ичи Ицукава, отвечает за связь и передачу информации. Застрелен неизвестным за секунду до того, как назвал личность Тринадцатого, и за несколько суток до своего переезда из Архива.
  • Четвёртый, Оррис Бабидж, отвечает за изучение нарративных реальностей. Покинул пост добровольно, поскольку верит, что всё уже изучено до него, сейчас возглавляет «Беталайф». Его должность перешла к Нилану, но после уничтожения базы четвёртого Мэй и Нео последний приключается вместе с героями.
  • Пятая, Синтри Лок, отвечает за биологические организмы в архиве. Была подчинена Мэй и использована для атаки на одиннадцатого. Из-за предустановленного во всех людях будущего запрета на убийство архивариусов, застрелилась сразу же, как освободилась из-под контроля.
  • Шестая, Кордетт Арлингтон, отвечает за роботов и стройки. На момент ухода героев из архива — жива, поскольку вовсе не появилась в кадре.
  • Седьмой, Оливио Акасси, отвечает за видеонаблюдение. Был знакомым архивариусом Олафа, пока не был убит Нео. Оставил бэкап своей личности за три дня до смерти и кое-что из оборудования.
  • Восьмой, Людвиг фон Ваффельшафт, отвечает за сортировку данных внутри архива. Почти нигде не упоминается, потому, предположительно, жив.
  • Девятая, Гогелия О’Сири, отвечает за поиск информации. На момент ухода героев жива.
  • Десятый, Харви Дженнингс, отвечает за представление архива во внешнем мире. На момент ухода героев жив, хотя и крайне измучен своей работой. Прячет покрасневшие глаза под очками и уже забыл, что такое сон.
  • Одиннадцатый, П. М., отвечает за безопасность. Пытался защитить архив до тех пор, пока его база не была атакована силами подчинённой пятой. На момент ухода героев из Архива на месте его базы осталась только дыра в земле, жив П. М. или нет — неизвестно.
  • Двенадцатая, Тарди Антревье, отвечает за инфраструктуру, обеспечивающую выживание людей в Архиве. Пережила покушение, позже была обманута Мэй и использована для захвата Пятой. На момент ухода героев из Архива жива.
  • Тринадцатый, о котором мало что известно. Некоторые архивариусы считают его канал просто способом анонимного общения между собой, другие — реальной личностью. Предположительно, поддерживал связи с третьим. Предположительно, по оговоркам Нео и Мэй, стоит за нападениями на других архивариусов и проживает на тринадцатом слое нарративной реальности. Или, возможно, это был не он, а Хаос. В общем, ничего пока не ясно.

Важные факты[править]

  • Архив — самоорганизующееся хранилище всех данных за историю человечества. Человечество живёт уже миллионы лет, так что Архив занял большую часть мира и вот-вот займёт весь. Сдерживанием его разрастания занимаются архивариусы, поиском информации — историки. Чтобы Архив не пробрался тишком в оставшиеся страны, любой вынес носителей информации из архива запрещён, как и создание информационных сетей вне его. В архиве нет художественных произведений, потому что когда-то давно тринадцатый архивариус вынес их все в нарративную реальность.
  • Нарративная реальность — некая виртуальная реальность, создающаяся на основе сюжета популярного произведения. В текущем виде сформированы после выноса информации о художественных произведениях в отдельных мир тринадцатым архивариусом. Из нарративных реальностей можно собирать цепочки, переходя по ним тем или иным способом. Главное правило — из нижестоящей реальности нельзя повлиять на вышестоящую. Впрочем, Хаос может нарушать правила (и делает это), но не без последствий.

Сюжет[править]

Дорожная карта по сюжету

Почти у каждой главы есть своя основная тема пародии, а внутри — уже множество других отсылок и гэгов. Общий сюжет включает скачки по разным реальностям, петли во времени и несколько противоречивых описаний мотивации сторон от разных ненадёжных рассказчиков. Рисунок выше — примерная карта передвижения героев. Ниже — самое общее описание происходящих событий.

Первая глава[править]

Тема пародии: Первая Матрица.

Морфеус, получивший пророчество от Провидицы, пытается найти избранного, а именно — хакера Нео, но по ошибке взламывает компьютер Рикки, обычного торговца. Исправиться не получилось: даже найдя Нео, Морфеус не смог его разбудить. Пришлось брать того избранного, который есть. Так Рикки стал избранным. В это же время агенты Смиты случайно наталкиваются на Нео и вербуют его. Поприключавшись в Кроличьей норе, Рикки попадает в реальность, на корабль Морфеуса. Во время похода к Провидице открывается его способность продавать всё что угодно силой мысли. При уходе в реальный мир Нео, тайком от Смитов подключившийся к коду Матрицы, убивает Сайфера и Свич, но не успевает уничтожить остальных, так как агенты вернулись слишком быстро. Морфеус остаётся прикрывать отход и попадается; после Рикки и Тринити отправляются его спасать. В это время отношения Нео и агентов окончательно портятся; пока люди спасаются, Нео освобождается от жучков, получает доступ к Матрице и коду агентов, а потом и вовсе модифицирует Смита. Также Рикки косвенно вызывает нашествие спрутов на Зион.

Вторая глава[править]

Тема пародии: Вторая и третья матрица.

Рикки и команда прибывают в Зион, где вовсе не все довольны торговцем в качестве избранного (впрочем, герой не унывает и крутится как может). Морфеус сообщает сначала советнику, а после народу о нападении машин, и решает, что для победы необходимо отправить Избранного к провидице за сверхсилами. Командор Лок пытается предложить что-то более реалистичное, но его никто не слушает. Провидица посылает Рикки к ключнику У Нео, не способный покинуть Матрицу в своём теле, использует модифицированного и подконтрольного Смита, чтобы перезаписаться в чужое и продолжить портить Рикки жизнь уже в реальности, сговорившись с Локом. В это же время изменённый Смит осваивает самокопирование и пытается уничтожить всех людей в Матрице, а особенно — Нео и Рикки. Они сталкиваются у Провидицы, но Рикки уходит, продав самого себя Тринити. После боя Рикки отправляется за Ключником и крадёт его, попутно разбираясь с Мировингеном и получая следующий квест — найти документацию по матрице у Архитектора. Перегрузив матрицу, герои проникают к Архитектору — только чтобы узнать, что документацию уже выкрал Нео. Убегая, Рикки обнаруживает в себе способность продавать спрутов в реальном мире, правда, после этого он попадает в особый сектор Матрицы, откуда его вызволяет Смит, предлагающий союз против ставшего слишком сильным — да ещё и сбежавшего из Матрицы — Нео, в обмен на сохранение Зиона. Однако после разговора с Провидицей Рикки решает выменять мир с машинами на другую, физическую копию инструкций к Матрице, которую надо похитить из города машин. Во время путешествия туда герои сталкиваются с Нео в физической форме и побеждает его. Попытка выкрасть документацию так же провалилась, и Рикки всё-таки отправляется побеждать Нео. Последний говорит кое-что об уникальной особенности и себя, и Рикки, но замолкает, поняв, что сам Рикки не в курсе. Нео заставляет Смитов самоуничтожиться, уничтожая одновременно и матрицу, что косвенно убивает Рикки в реальном мире.

Третья глава[править]

Тема пародии: Начало.

Рикки просыпается в вагоне поезда с ещё тремя субъектами (Имсом, Джерри и нанимателем), один из которых говорит, что всё бы получилось, если бы Рикки не забыл, что всё это — сон, и у них есть цель. Оказывается, Рикки, Джерри и Имс хотели наняться похищать данные из чужих снов, но провалили тестовое задание (которым и была история про Матрицу). Тем не менее, Рикки ничего не помнит о себе, а подсказать некому — он был весьма скрытен. Впрочем, работу герои всё равно получили — у Сатора не нашлось наёмников получше. Герои набирают команду для того, чтобы заменить представления некого Саито о мире, внушив ему, что тот нереален. Вместе с заказчиком группа проникает в сон жертвы во время перелёта. Поприключавшись, они почти достигли цели, но были загнаны в тупик агрессивными проекциями. Однако в последний момент им открыл потайную дверь Нео. Герои не особо ему доверяют, но, за отсутствием выбора, позволяют провести себя в кабинет Саито. Усыпив последнего, герои попадают на следующий уровень сна, захватив с собой Нео, но, из-за вмешательства Сатора, попадают немного не туда. Оказалось, во время приключений в матрице Нео стёр сведения об устройстве мира из памяти Сатора, и тот намерен вернуть это. Сатор надеялся, что если снова заставить героев приключаться во сне, Нео (как чья-то проекция) появится снова, и с ним удастся разобраться (а заодно спереть аналогичные сведения из головы Саито). Впрочем, Нео отрицает, что он проекция, и будит Саито, из-за чего Сатор устраняется, а героям приходится разбираться с разбуженным Саито на первом уровне сна. Герои представляются службой безопасности, которая проникла в кабинет, чтобы показать, что текущий уровень безопасности — недостаточен. Заодно они говорят, что тайная организация хочет кое-что украсть у Саито, и только они могут защиить его во сне. Чтобы выработать защиту, Саито погружают в сон (и действие снова на втором уровне сна), где он производит обмен с тайной организацией, которая, как он думает, следит за ним. Сайто выдает им своё представление о мире. Однако оказывается, что он итак считал мир нереальным.

Четвёртая глава[править]

Тема пародии: нет.

Поняв, что Саито считал мир нереальным изначально, Рикки приходит в себя в кампании «Беталайф», которая продаёт путешествия в другие слои реальности (то есть, с практической точки зрения, возможность поприключаться в виртуальной реальности, созданной по мотивам какого-нибудь произведения). Там его встречает Джереми Литтл, с которым они, оказывается, купили билет на двоих. Попытки стребовать компенсацию за потерянную память с Беталайф проваливаются, и герои отправляются в Архив, чтобы узнать, кто же всё-таки такой Рикки. Благо, в занявшем большую часть мира Архиве есть вся когда-либо существовавшая информация — хотя найти её будет не просто. Для этого Рикки и Джереми нанимают Олафа, крутейшего историка (что, в условиях Архива, требует отличных боевых навыков). Во время путешествия по Архиву Рикки видит Нео, но сам себе не верит, а после теряет его из виду. Судя по информации из Архива, с Рикки что-то очень не так. Олаф надеялся найти какую-нибудь информацию у заведающего видеонаблюдением архивариуса, но того убили незадолго до их прихода, а виртуальная копия трёхдневной давности не может ни угадать, кто убил оригинал, ни найти видеозапись с Рикки ранее, чем он покинул камеру в Беталайфе. Пытаясь найти другого архивариуса, чтобы рассказать ему о происходящем, герои натыкаются на Мэй, которая, как она говорит, отбилась от экскурсии (но, при этом, успела увидеть другого архивариуса). Герои решают пойти с ней и повторить её маршрут, чтобы разобраться, что же происходит. Во время первого же ночлега Мэй сбегает, но оставляет указание, как найти виденного ей архивариуса. Пойдя в указанном направлении, герои находят четвёртого — точнее, Нилана, который разгадал оставленную четвёртым после его смерти загадку и благодаря этому сумел достичь его жилища. Нилан верит героям и собирается им помочь, но явившийся вместе с Мэй Нео взрывает жилище четвёртого, но оставляет героев живыми.

Пятая глава[править]

Тема пародии: нет.

Герои пытаются найти архивариусов раньше Нео и Мэй. Так как жилища архивариусов не просматриваются видеонаблюдением, а камеры стоят в том числе и на движущихся объекстах — группе остаётся только направится в место, которое не фигурирует ни на каких камерах. Однако первое же место, в которое они попали, уже было разгромлено. Правда, архивариус жив, но он считает героев виновниками нападения, но позже отпускает. Следующий архивариус, заведующий резервным копированием, ещё жив, но умирает прямо во время разговора с героями из-за случайно занесённой ими заразы. Первый архивариус слишком стар, но весьма крепок, и перенаправляет героев к одиннадцатому, заведующему безопасностью. Тот, в свою очередь, обещает принять меры и перенаправляет героев к третьему, поскольку тот единственный, кто утверждал, что лично знаком с тринадцатым архивариусом. 3, в свою очередь, хочет устроится вне архива, из-за чего ему нужна помощь десятого. По дороге герои получают сигнал бедствия, который, оказывается, подала раненая Мэй. Она призывает героев поскорей остановить Нео, но они, после всего произошедшего, не очень-то ей верят. Однако она утверждает, что их наниматель (четвёртый архивариус) просто хочет предложить способ остановить разрастание Архива тринадцатому, но не знает, как с ним связаться, и потому пытается создать угрозу, достаточную, чтобы тринадцатый проявил себя. Мэй предпочитает действовать бескровно, а вот Нео (первый человек, извлечённый из нарративной реальности) — нет, из-за чего они и разошлись. Герои запирают Мэй в медицинском отсеке и отправляются к десятому архивариусу. Вопреки тенденции, десятый таки пристраивает третьего, и герои отправляются обратно за своим ответом. Однако за миг до ответа неизвестный снайпер убивает архивариуса, и герои снова остаются ни с чем. В то же время гигантский поток разнообразных архивных существ атакует базу одиннадцатого. Героям удаётся определить, откуда ими управляют. Там они обнаруживают связанную двенадцатую, которая, оказывается, следила за ними, освободила Мэй и, поверив ей, привела её к пятой архивариусу, как раз занимающейся биологией. После двенадцатая была захвачена и связана Мэй, а пятая — подчинена и использована для атаки на одиннадцатого, что, из-за запрета на убийство архивариусов, привело к её смерти. В результате герои решают, что организовать убийства архивариусов проще всего, вытянув персонажа из нарративной реальности (и Рикки, и Нео как раз подходят), а сделать это, теоретически, мог только четвёртый архивариус, покинувший свой пост ради управления «Беталайфом», и направляются к нему. У офиса четвёртого они встречают Нео, который утверждает, что нейтрализовал Мэй и сдал четвёртому, который поместил её в нарративную реальность. Нео говорит, что Мэй подцепила его на втором слое и привела в Архив, где он попытался получить доступ к важнейшей информации, но столкнулся с сопротивлением архивариусов и был вынужден бороться с ними, не зная, что Мэй хочет через убийство архивариусов уничтожить Архив, а её начальник — не из этого мира. После этого Олаф убивает Нео, а герои попадают к бывшему четвёртому. Последний утверждает, что из нарративной реальности попасть в реальный мир не возможно, а Мэй — просто душевнобольная, которую держали в нарративной реальности, как в тюрьме, и которая уже разок сбежала. Тем не менее, героям удаётся уговорить его позволить им попытаться погрузиться в нарративные реальности до тринадцатого слоя, чтобы попытаться найти там предполагаемого шефа Мей. В последний момент перед погружением уборщик

Шестая глава[править]

Тема пародии: Терминатор.

Героев разделяет при высадке: только Рикки и Олаф оказываются вместе. Бродя по округе, они натыкаются на малолетнего Джона Коннора, уверенного, что скоро наступит бунт машин и принявшего героев за терминаторов из будущего. Рикки он кажется подозрительно знакомым, хотя и сумасшедшим. Рикки предлагает отвести ребёнка родителям, но, после небольшой проверки на вшивость, герои решают, что родителей парня уже убили и подменили. После нескольких безумных штучек молодого Коннора таки решают отправить в психушку. По дороге на героев снова атакует Нео на грузовике, но Олаф убивает его снова. В психушке герои встречают надёжно зафиксированную Мэй, которая в это нарративном слое находится в теле жидкого терминатора. Она заявляет, что герои как-то смогли сделать этот слой предыдущим для слоя с Матрицей, что означает изменение структуры слоёв, построенной «Беталайфом». Она разговаривает героев, немного поясняет произошедшее с архивариусами и объявляет, что, во-первых, от Нео просто так не избавится; во-вторых, герои могут пострадать при смерти в нарративной реальности из-за особых настроек машин «Беталайфа», с которыми они зашли; в третьих, что она хочет уничтожить Архив, но, в отличие от Нео, не вместе с планетой; в-четвёртых, её начальник — антипод тринадцатого архивариуса, и, кто бы из них не победил, человечество проиграет. Самое главное: Нео нельзя убить, поскольку он был переведён с третьего на второй слой нарратива особо безопасным способом, заставляющим его возрождаться после смерти на том же слое, аки Казака. Но если предотвратить восстание машин, и, следовательно, создание Матрицы, то Нео никогда не перейдёт из родного четвёртого слоя и, следовательно, некому будет преследовать героев на втором. А чтобы добиться этого, нужно предотвратить исследование электроники из будущего, полученной «Кибердно сервис». Герои отправляются туда, при этом оставив Мэй запертой в лечебнице, где её скоро развоплащает её создатель, кто бы он ни был. Идя в «Кибердно», герои по пути захватывают и Коннора, пожалев бросать парня тут. Герои проникают в «Кибердно» вместе с сотрудником, занимающимся изучением технологий будущего, и выкрадывают образец, чтобы расплавить его. По пути их вновь атакует Нео. Герои уничтожают руку, но Нео не теряет способность к возрождению. Тогда Коннор решает умереть: если у людей не будет лидера, то Зион никто не построит, и никто не даст Нео шанса выйти из Матрицы. Это вроде бы срабатывает, но ведь Рикки тоже вытянули из Матрицы люди с Зиона…

Седьмая глава[править]

Тема пародии: День сурка.

Без Коннора никто не начинал войну с машинами, не строил свободный от них город и не вытягивал Рикки из Матрицы — поэтому герой просыпается в своей кровати как обычно, даже без воспоминаний обо всех прошедших событиях. Однако кое-что идёт не так: слой, из которого герои удалили весь его основной сюжет, оказался крайне коротким. Рикки просыпается, весь день торгует и… всё, слой начинается сначала. Какое-то время герой использует знание будущего, чтобы продавать товары ещё эффективнее, после — пытается выбраться, сначала посетив ужин финансовых воротил, на который его раньше не пускали, после — заработав все деньги в мире. Единственный долговременный эффект всего этого — время в цикле начинает сокращаться. Пытаясь выбраться, Рикки пробует делать добрые дела, а после — одно большое доброе дело: спасение компании «Телекомг-кинг» от разорения из-за её взлома. Пытаясь сделать это, он выходит на самого крутого хакера, который только и мог взломать «Телекомг» — Нео. Тем не менее, Нео компанию не взламывал, но, после множества повторов, согласился помочь узнать, кто это сделал. Как оказалось, кто-то получил физический доступ к оборудованию компании и внедрил скрипт, единственная цель которого — перенаправить определённое подключение не к Нео, а к Рикки. Пытаясь поймать загадочного взломщика, Рикки замечает уборщика, который нарисовал знак на стене здания «Телекомга» и исчез. Рикки почти поймал его, когда в день попадают остальные герои. Оказывается, из-за изменений знакомая им версия Рикки утратила свою сущность (то есть разум), и им пришлось отдельно спускаться на четвёртый слой, чтобы подцепить Рикки заново. Нилан собирает машинку для сна, и герои засыпают, перемещаясь на пятый слой.

Восьмая глава[править]

Тема пародии: Пятый элемент.

В новом слое Джереми оказался презедентом, Нилан — учёным при нём, Олаф — водителем летающего такси, Рикки — директором магазина «Бигбадабум». Чтобы попасть на следующий слой, героям нужно пролететь через чёрную дыру, вот только из неё к ним движется некое зло, а Рикки с Олафом снова отделились от Нилана и Джереми, а Олаф ещё и склонен верить в реальность нарративов, считая себя Корбеном Далласом. Оружие против зла, которое везли монгошаманы, было уничтожено по приказу Джереми, который, вместо этого, объявил тендер на создание своего оружия. Заодно он восстанавливает Мэй по её волосам, чтобы было на кого свалить вину за всё происходящее. В результате та сбегает и попадает к Олафу, а после — к Рикки. Ему она пытается доказать, что, допустив смерть Джона Коннора, они позволили Скайнету развиваться бесконтрольно, что повлияет и на все последующие нарративные реальности в их путешествии. Для того, чтобы остановить эффект, обязательно нужно победить врага на этом слое — и она как раз может найти подходящее оружие. Рикки согласен участвовать: найти уникальное оружие против зла и продать по правительственному тендеру за баснословную сумму — план в его духе. Тем временем Зорг тоже пытается продать своё оружие, для чего приманивает зло поближе; а оружие мангошаманов, как оказалось, не было уничтожено, так как они забыли его в гостинице, у какой-то певицы. Узнав об этом, Зорг начинает разыскивать его с помощью мандалорцев. Одновременно оружие ищет Рикки с Мэй (для выплаты долга Зоргу). Джереми находит Олафа и вручает ему билет на планету, где находится оружие, а Рикки и Мэй возвращают историку память. Перед вылетом Мэй объясняет свои мотивы и рассказывает много интересного про создавший её Хаос. Так или иначе, Рикки, Мэй и Олаф летят за оружием. В полёте становится известно, что оружие у какой-то певицы, и это — камни. К сожалению, то же узнают и Зорговские мандалорцы. Певица обещает отдать героем камни после концерта, но во время выступления её убивают наёмники Зорга. Тем временем Мэй находит камни в номере, сталкиваясь попутно с мандалорцами и Зоргом, но, благодаря отвлекающему манёвру Рикки, у Мэй получается сначала уйти от мандалорцев вместе с Зоргом, а потом Олаф помогает ей отделаться от Зорга. Герои захватывают оружие и покидают взрывающуюся станцию на корабле Зорга. Однако для активации оружия нужна любовь, поэтому герои не могут его правильно применить. Они облетают на корабле мимо надвигаюшегося зла и направляются к дыре, в которой находится выход со слоя — а Мэй остаётся, чтобы как-то использовать оружие и выиграть немного времени.

Девятая глава[править]

Тема пародии: Звёздные войны.

Поскольку для укрепления связи полезно использовать разные способы перехода между слоями, Нилан предлагает в этот раз задействовать веру. Для этого героям нужно создать настоящий культ. Очень кстати героям подворачивается населённая планета, к сожалению, окружённая кораблями Торговой Федерации. В результате группа опять разделяется: Нилана и Рикки берут в плен и после продают в рабство на Татуине, а Олаф и Джереми благополучно отбиваются и высаживаются на Набу. Впрочем, Рикки быстро удаётся выболтать себе и Нилану свободу, запудрив мозги покупателю, и прибиться к Хану Соло, пообещщав ему по-быстрому достать денег для уплаты долга Джаббе. Тем временем Олаф и Джереми прорываются через блокаду и вскоре попадают на приём к Амидале, которая как раз пытается выбраться с планеты. Из-за особой крутизны Олафа их с Джереми принимают за джедаев. Герои преодолевают блокаду, но вынуждены отправится на Татуин за двигателем. Украв под у Энакина и смухлевав на играх, Джереми и Олафу таки удаётся выиграть гонку и получить проспоренный Отто двигатель, заодно узнав, что Джереми — имеет способности к управлению силой. Герои прибывают на Корусант, где способствуют продвижению Палпатина и распространению веры в дерево, но так и не снимают блокаду, а, главное, не находят Рикки с Ниланом. Лишь спустя десять лет становится понятно, что Рикки, судя по всему, получил большой пост в Торговой Федерации, и пытается распространять свою веру. После покушения на королеву Олаф отправляется по следу убийцы, где находит сначала кучу клонов Рикки, сделанных по образцу, предоставленному Федерацией, а после попадает в плен к графу Дуку. Тем временем Джереми, сходя с ума по королеве, соглашается обучаться тёмной стороне силы у Палпатина.

Тропы[править]

  • Амнезия — у Рикки в третьей главе.
  • Банда маргиналов — по сути, троп отыгрывается на 100 %. В команде суровый и жесткий житель фронтира, жадный продавец-мошенник, наживающийся на своей харизме и чужой глупости, неудачливый бабник и куда более удачливый вор и дезертир из престижной воинской части.
  • Безумная тролльская логика — у Морфеуса. Провидица сказала, что я найду избранного. Значит, тот, кого я нашёл — избранный. Значит, можно хватать вообще любого! Впрочем, такой способ мышления больше вредит самому Морфеусу, чем кому бы то ни было другому. А ещё в Зионе есть советник Хаманн, который с Морфеусом на одной волне.
  • Всё пошло слишком так — Рикки так хорошо разрекламировал красную таблетку Морфеусу, что тот сам её и съел.
    • В шестой главе герои так старались уничтожить Нео, что уничтожили в итоге и Нео, и Рикки.
    • Человечество так хотело обеспечить надёжное и не слишком затратное хранение информации, что в итоге создало Архив весь Архив, который занял большую част мира, постоянно разрастается и, из-за производственного ада во время создания, очень сложно контролируется. В итоге, чтобы не допустить его разрастания, пришлось вернуть весь обмен информацией вне архива на уровень древней Греции, а поиск нужной информации перевесить на суровых жителей фронтира, способных справляться с разнообразной киберфауной.
  • Во лошаки! — герои битый час бродят по больнице, но охрана их не ловит… потому что боится связываться, и прикидывается некомпетентной. Они, конечно, звонили в полицию… но полицейские в это же время точно так же боятся связываться с Нео.
  • Временной парадокс — внутри нарративной реальности время, обычно, идёт линейно, но время всех остальных реальностей относительно текущей ортогонально, то есть всё происходившее в других нарративах происходит как бы одновременно и прямо сейчас. Поэтому, находясь в прошлом другого нарративного слоя, можно изменить его и повлиять на героев из нарратива, благополучно этот слой покинувших и находящихся рядом с вами. Там же: Коннор уверен, что восстание машин не остановить, потому что герои (в его представлении — терминаторы) — здесь. Если б они могли остановить восстание машин и своё создание, кто бы занимался остановкой восстания?
  • Гонзо-журналистика — представлена Руби Родом.
  • Гурман-гуро — хот-доги, которыми торгует ученик Рикки, Дейв.
  • Джедайская правда — если вы находитесь в зоне повышенной безопасности, это не значит, что безопасность обеспечена вам.
  • Дороги и тропы — четвёртая и пятая главы.
  • Жанровая смекалка — Смит знает, что пока злодей говорит, побитый герой успевает удрать. Поэтому он толкает речь, стоя на Рикки — чтоб тот точно никуда не делся.
  • Закадровое гуро — трупы людей, работавших на заведующего транспортом архивариуса так и не показали. Но Нилана затошнило.
  • Законопослушный злой — абсолютное зло из восьмой главы. Договорилось с Зоргом двигаться ровно так, чтобы он успел достать и продать оружие против него.
  • Замок по Лойду — первый замок на пути к одиннадцатому архивариусу.
  • Зелен виноград — Рикки и встреча финансистов. Джереми и избрание в галактический совет.
  • Игра в ядик — переход со второго уровня сна Саито на третий. Зачем травить один бокал, если можно отравить оба?
  • Извращенец поневоле — Рикки в третьей главе принял снотворное, от которого во сне исполняются мечты. Ему снится, что это снотворное позволяет делать в реальности то, что и во сне. А ведь во сне всё происходит куда быстрее! Поэтому команда упаковывает заказы. «Да! Ещё Быстрее!» — говорит Рикки во сне. Джерри уже хотел заглянуть посмотреть, что ему снится…
  • Исландская правдивость — ей Рикки пытается обучить Дэйва, который не хочет врать своим покупателям.
  • Кабель вместо батареек — у роботов, разработанных для защиты Зиона.
  • Каждое утро делает зарядку — Рикки может продать что угодно почти кому угодно. Возможно, потому, что каждый день начинает с зарядки в виде холодных звонков. Три подхода по двадцать звонков.
  • Капитан Очевидность — в звании инженера.
  • Кванк — по сути, Рикки из первой части произведения и Рикки из седьмой главы и дальше — разные версии одного торговца с разным прошлым. Первого вытянули из Матрицы вместо Нео, второй жил в мире, где Зиона никогда не существовало. То же касается и Нео, который сначала поднялся до реальности и был там убит, потом многожды возрождался на втором слое, пока не был стёрт, а затем ещё успел помочь Рикки на четвёртом.
  • Киберфауна — населяет Архив.
  • Код конфетного фантика — именно благодаря ему Нилан стал новым четвёртым архивариусом.
  • Козёл отпущения — Джереми воскресил Мэй, чтобы было на кого сваливать все косяки. А она, будучи созданным Хаосом существом, не только восстала в новом теле со старой личностью, но и благополучно сбежала на свободу.
  • Комическая псевдоучёность — у программы-отладчика-психолога, наряду с технотрёпом.
  • Коррупционер — робот, отлавливающий Зионские корабли в канализации.
  • Ложная тревога — дважды прошедшая кошка. Это не сбой в матрице, это индийский код.
  • Ложное обвинение — архивариус-транспортник принял героев за своих несостоявшихся убийц.
  • Масоны и иллюминаты — на вере в них и сыграли герои во сне Саито, бизнесмена, мысли которого они меняли в третьей главе.
  • Мастер невероятного оружия — Олаф. Чем только не воевал. Даже скончем. И даже не разлил.
  • Мгновенное протрезвление — под советы Шалтай-Болтая, Рикки научился преодолевать разницу в градусах между собой и миром.
  • Мистер Экспозиция — Мэй, постоянно рассказывающая героям о Хаосе и Тринадцатом. Она же Ненадёжный рассказчик, так как и сама себе на уме, и большую часть времени находилась под контролем Хаоса.
  • Мнимое пробуждение — каждый раз при переходе на более высокий слой нарративной реальности.
  • Молчаливый Боб — помощник архивариуса связей. Сказал только одну фразу за всё время.
  • Мультяшная физика — с подсветкой самих персонажей. То герои замечают за собой хвост (которого не должно быть, но они нарисованы туканами…), то обнаруживают, что у них на руках нет отпечатков (да и вообще пальцев нет), то замечают отсутствие одежды (при том, что нарисованы всегда одним цветом).
  • На шаг позади злодея — четвёртая и пятая главы. Злодеи ещё и глумятся.
  • Не расслышал Зова — Нео. Буквально: спал крепко, вот и не услышал. Впрочем, самы Рикки тоже сумел последовать за белым кроликом не с первого раза. Впрочем, потом оказалось, что не всё так просто.
  • Нечаянная правда — Провидица вообще не умеет предсказывать, а то, что она говорит Морфеусу — сплошь розыгрыши. Однако стоило ей предсказать избранного — и оба человека, которым звонил Морфеус, оказались весьма необычными. Способность Рикии так и вовсе её потрясла.
    • Смит в первой главе толкает речь о том, что нельзя быть избранным заранее — ведь это значило бы, что есть что-то большее, чем наш мир и матрица. Но ведь это на самом деле так!
  • Обоснуй — тысяча их, шутки ради. Почему корабли летают в канализации, чтобы выйти в Матрицу? Бесплатный вай-фай ищут. Почему машины получают энергию из людей, а не сжигают те калории, которыми людей кормят? А пиво ты тоже сразу в унитаз выливаешь? Вы ведь из тех харизматичных злодеев, которые долго болтают с героем? Нет, просто это штуковина долго заряжается.
  • Обрамление — тяжёлый случай. Каждая история на слое — это отдельный рассказ внутри вышестоящего слоя, вплоть до реальности. Более того: сначала герои выбираются по историям вверх, а после — начинают залезать глубже.
  • Обратный попаданец — по сути, и Рикки, и Нео попали в реальный мир из нарративной реальности. А Мэй была специально заслана туда же оттуда же.
  • Опора на штамп — советник в споре с Локом. «Вы что, фильмы не смотрите? Всегда находится герой, который совершает то, что не удаётся целому войску».
    • Мэй: «У историка пафосно-ориентированная техника боя. Если его подзащитным будет грозить смертельная опасность, он из последних сил поднимется и оторвёт тебе голову».
    • И Нео в чужом теле: «Как, вы не узнаёте меня? Я же второстепенный персонаж!».
    • И Олаф тоже так делает, причём многократно.
  • Отозвался на чужой Зов — Рикки. Вызвался быть избранным вместо Нео.
  • Отозвался на фальшивый Зов — Нео обиделся на то, что его не позвали в избранные, и перешёл на сторону агентов. А после — на сторону Хаоса, чем бы он ни был.
  • Похитители тел — Нео покидает Матрицу, переписываясь в тело повстанца вместо Смита.
  • Почему ты отстой — Рикки не смог продать Мировингена. Казалось бы — провал, но он объясняет французу, что это потому, что на целом свете он никому не нужен. Мировинген добровольно применяет на себя глючную программу.
  • Приключения в Комаляндии — весь эпизод с Кроличьей норой.
    • Да и вообще всё, происходящее в нарративных реальностях, можно засчитать за троп.
  • Принудительный сон — произнесение формулы вещества, усыпляющей ещё до введения, работает именно так.
  • Принять за имя — магистр Выду Ман, от имени которого была заказана армия клоном.
  • Принять оскорбление как комплимент — Рикки. «Продать за бесценок? Если я кого-то и продам, то за хорошие деньги».
  • Промывание мозгов — использует Мэй на пятом архивариусе.
  • Профессор Выбегалло — Рикки отыгрывает троп, продавая жителям Зиона средства маскировки от машин.
    • Также через всё произведение проходит шутка про провидицу-шарлатанку, лишь притворяющуюся всевидящей. Впрочем, её предсказание вполне себе начинает сбываться (возможно, к её же удивлению).
    • Один такой изучал электронику из будущего в шестой главе и даже не подозревал, что это что-то большее, чем повод попилить гранты. «Сплавы? А мы ей желания загадывали и думали, что она пальцы загибать будет» (по поводу руки терминатора из будущего).
  • Псионические способности — второй архивариус может телепатически связаться с любым своим клоном.
  • Путает пословицы и метафоры — Рикки, осознанно. «Если жизнь даёт нам подзатыльники, мы продаём их и становимся богаче».
  • Пьяный — это забавно — Рикки, уговоривший кучу бутылочек «выпей меня» в кроличьей норе.
  • Реальность нереалистична — Рикки не смог убедить Коннора, что он не терминатор. С учётом сюжета — версия Коннора на самом деле логичней.
  • Ружьё Чехова — Куча их:
    • Джерри явно не был сильно расстроен в момент своей смерти и даже решил уйти красиво — и вот мы узнаём о его особой роли в третьей главе.
    • Рикки продает Смита — а после оказывается, что его купил Нео.
    • Нео немного изменяет агента, всего на 1/47 — и вот Смит меняет пол, а чуть позже — учиться размножаться.
    • Провидица совершает предсказание — а сбываться оно начинает много стрипов спустя и вообще не в этом слое.
    • Рикки купил у Моравингена глючную программу — и вскоре удачно применил её на нем же.
    • Рикки загнал мимопроходящему историку палку из Архива — а на ней оказался записан рецепт вкуснейшего пудинга, и благодарный историк помог героям найти четвёртого.
    • С подсветкой: в главе по терминатору местный вышибала, недовольный тем, что Олаф отбирает у всех подряд одежду и мотоциклы, пытается угрожать дробовиком. Когда же он лишается последнего, то заявляет, что ружьё висело на стене в прошлом выпуске, и отбирать его, не дав выстрелить — не честно.
  • Самокопирование — Смит, конечно же!
    • применяется и Брогом, архивариусом, отвечающим за резервное копирование архива. Против биологического оружия — не помогло.
  • Село Планетовка — Джереми заявляет троп, называя его каноном жанра.
  • Синдром поиска глубинного смысла — что значит ГЗ, появляющееся временами в самых разных местах? Кто такой уборщик? Когда сбудется предсказание? Что значит 421370000 всплывающее то тут, то там? Почему логотип трескается? Кто такой вообще Рикки? Откуда Саито узнал, что его мир нереален?
  • Синдром хронического героизма — Олаф подчёркивает: нарративная реальность строится вокруг истории, в которую купившие сеанс в «Беталайфе» обязаны попасть. Поэтому если не знаешь, что делать — просто походи по округе, пока вокруг тебя не закрутится местный сюжет.
  • Смерть непохожим — никто из живущих не способен убить архивариуса. Даже другой архивариус, совершив это, кончает собой.
  • Смехотворные пытки — Нео и агенты пытают Морфеуса… безграмотной речью.
    • А после Палпатин доказывает Джереми, что он на самом деле злобный ситх, способный обучить тёмной стороне силы… приводя его на ужасно скучный водяной балет. Представление длится девять часов, уходить нельзя.
  • Сон во сне — вся третья глава. И концепция слоёв как таковая тоже, хотя переход со слоя на слой происходит по-разному.
  • Спасти в последний момент — Олаф делает так специально, поскольку знает, что в нарративных реальностях такой способ работает лучше.
  • Спасти мир — задание героев после того, как они понимают, что кто-то пытается уничтожить архивариусов.
  • Староломаныйъ русскiйъ языкъ — у первого, самого старого, архивариуса.
  • Стиль дурака — именно так действует команда в третьей главе. Да и в пятой Рикки всех спас, убедив архивариуса в том, что такие глупые люди с такими тупыми отмазками не могут быть наёмными убийцами.
    • Нео не мог подстрелить Рикки, потому что ожидал, что тот будет уклоняться. А тот стоял столбом.
  • Стратегия непрямых действий — стиль третьего архивариуса.
  • Сухой закон — Коннор уверен, что его дядя подпольно торгует оружием, потому как он хитро подмигивает, говоря, что продаёт скотч. А дядя меж тем на самом деле торгует из-под полы, и — на самом деле скотчем, но уже алкогольным. А есть ещё дядя Фернандо, который продаёт отвёртки. Но к нему герои уже не пошли.
  • Такой крутой, что уже смешно:
    • Рикки настолько крутой торговец, что устроил распродажу даже среди машин (и это в реальности, до активации способностей избранного).
    • Советник настолько крут, что в молодости торговал солнцезащитными очками в Зионе. Который полностью под землёй.
    • Химик однажды усыпил стол — чисто чтобы пожрать.
    • Ну а Олаф может драться любым оружием, управлять любым транспортом, всегда выигрывать в последний момент и никогда не оглядываться на взрывы. А ещё у него есть чёрные очки!
  • Творчество меняет реальность — что Рикки, что Нео вылезли в мир из нарративной реальности, которая, по сути, является результатом просмотра заархивированного тринадцатым творчества через машины «Беталайфа».
  • Тентакли — машины и компьютерные вирусы.
  • Техника безопасности — отсутствует на заводе по производству расплавленного металла, где герои утилизовали руку терминатора.
  • Трикстер — Мэй. Просто из-за происхождения.
  • Тупой злой — мандалорцы. Просто мандалорцы. Агенты из первых глав тоже тупили, но не на столько.
  • Ты что, брови выщипала? — Рикки изменённому Смиту.
  • Тюнибё — Джон Коннор. Представляется крутым борцом против восставших машин, но на самом деле — просто ребёнок, а машины восстать пока не успели.
  • Убитая игрушка — перед уходом Мэй стращает героев именно этим тропом.
  • Это ж надо было додуматься! — львиная часть товаров, которые продаёт Рикки. И способы, какими он их продаёт.
    • способ проверки на сон от архитектора из третьей главы.
    • Какофон из четвёртой, по которому можно позвонить только случайному человеку — тоже.
  • Филлер — рисованный под мангу эпизод в третьей главе. А внутри него — свой филер.
  • FedEx-квест — на всю пятую главу. Джереми подтверждает.

Прочее[править]

Также у автора существует сборник картинок «книга о Хаусе» и «Энциклопедия Хауса», основанный на пародировании и фанатском утрировании соответствующего сериала, и «Ловец карт Рикки» — короткая зарисовка-кроссовер Глубины заблуждения и аниме «Ловец карт Сакура». Первое — одна из первых и, пожалуй, самая слабая работа автора, на которой он оттачивал мастерство. Также у «Глубины заблуждения» существует 35-страничная «интерактивная» вариация-вбоквел, в которой Рикки устраивает распродажу (с отсылками на Homestuck) и ещё куча подобных зарисовок поменьше, вплоть до бонусных страничек к комиксу.