Рыцарь в ржавых доспехах

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статья Knight in Sour Armor. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.
« Ни в селах, ни в столице не верят в чудеса,
От этой правды, рыцарь, не скроешься в леса.
Сними же с глаз повязку, брось меч, не мни ковыль.
Ты сплел из жизни сказку, а мы из сказки — быль.
»
— Евгений Бачурин, «Баллада о гордом рыцаре»
Рыцарь в сияющих доспехах — тот, кто никогда не проверял свои доспехи по-настоящему![1].

Его конь притомился, стоптались его башмаки… Меч покрыт щербинами, щит вмятинами, лицо — недельной щетиной, доспехи — проржавели насквозь… Его взгляды на жизнь весьма далеки от идеалистических воззрений паладина, его принципы далеко не так незыблемы, как принципы рыцаря-храмовника, да и методы отнюдь не безупречны; его язык — бездонный источник весьма едких и порой циничных замечаний… Ему, скорее всего, уже немало лет, а если он молод, он успел в ускоренном темпе претерпеть столько, что ни одной розовой иллюзии не осталось в его запыленных вьюках… Словом, он выглядит, говорит и часто поступает как побитый жизнью прожженный наемник, которого интересуют только деньги, бабы и выпивка.

Не обманывайтесь. Под ржавой броней цинизма бьется воистину благородное сердце. Он может называть короля жадной сволочью, а принцессу дурой (и быть при этом совершенно прав!), но все равно полезет в пещеру дракона спасать красавицу… или уродину? Да ему, в общем, все равно.

Правда, восторженная публика вряд ли дождется, чтоб он вызвал дракона на честный бой. Может, когда-то в юности он и совершал такие глупости, но девятнадцать легких ран, пять тяжелых и три смертельных кого угодно приучат к мысли, что самые лучшие методы — те, которые обеспечивают самый верный результат. Методы роднят нашего персонажа с антигероем. Разницу на первый взгляд трудно заметить: она в том, что антигерой на самом деле такой, каким кажется.

Наивный рыцарь в сияющих доспехах должен многое пережить, да и элементарно дожить до того момента, когда наивность сменится цинизмом, а доспехи проржавеют. Но если Рыцарь в ржавых доспехах является ментором героя, процесс ускоряется.

Подвид тропа Козёл с золотым сердцем. Разница в том, что далеко не всякий Козёл с золотым сердцем когда-то был рыцарем в сияющих доспехах. Мог и вовсе никогда им не быть. Байронический герой может быть этого типа.


Примеры[править]

Литература[править]

Русскоязычная[править]

  • Волкодав из одноимённого цикла Марии Семёновой.
  • Сергей из трилогии «Лорд с планеты Земля» Сергея Лукьяненко.
  • «Хроники странного королевства»: Кантор же! Подсвечено в разговоре с внутренним голосом: «Я — это ты. Настоящий ты. А ты — это я, только обиженный, озлобленный и разочарованный».
    • Элмар тоже считает себя таковым: «Только вот с годами романтика моя вся куда-то повыветрилась. Пообтёрлась о жёсткие грани реальности, прополоскалась в крови, хлебнула дерьма… ничего, что я так выражаюсь?.. Наивный романтик превратился в умудрённого житейским опытом циника». Но на деле, особенно в сравнении с тем же Кантором, он по-прежнему тот ещё наивный идеалист.
    • Туда же и Виктор Кангрем.
  • Бывший космодесантник Станислав Федотович Петухов в цикле «Космоолухи» О. Громыко.
    • Ну здрасти. Когда это его доспехи успели проржаветь? Тут уж скорее Роджер подходит.
  • Меганезия: общий стиль тамошних вояк. Граждан спасают «любыми средствами без всякого исключения», максимально эффективным способом — и плевать на симпатичность.
  • Эд из «Последних Каролингов» Говорова. Доспехи успели проржаветь до такой степени, что родной брат отзывается о нём: «Что ему душа, когда перед ним цель?»
  • «По ту сторону рассвета» — именно таков Берен, или, по крайней мере, уже ближе к этому тропу, чем к паладину, каким он предстаёт в каноне. В большей части, за эту черту характера ГГ и он, и вообще весь роман, особо любим реалистами, ненавидим идеалистами и отрицаем твёрдыми канониками Профессора.
  • Владислав Крапивин, «Острова и капитаны. Наследники» — Михаил Гаймуратов. Детство было искалечено тем, что фактически по его вине из-за глупого розыгрыша погиб его старший брат, но в итоге сумел взять себя в руки и решил бороться с несправедливостью. Правда, три с половиной года на филолога желаемых ответов, как убрать зло и ненависть из мира, не дали, а служба в ВДВ закончилась трагическим падением (переплелись стропы парашюта) и травмой позвоночника, после которой он смог работать только в детприемнике дежурным милиционером-эвакуатором, по мере сил помогая бездомным или запутавшимся ребятам. В финале, впрочем, сумел стать журналистом.

На других языках[править]

  • «Три мушкетёра» — Атос, пополам с Мрачный добряк.
    • С другой стороны, всем знакомым Атос известен как едва ли не эталон благородного дворянина, а сам он явно считает рыцаскую мораль образцом для подражания; цинизм же Атоса относится скорее ко сфере личных отношений.
    • В продолжениях рыцарем в ржавых доспехах во многом становится и сам д’Артаньян.
  • Льюис Кэрролл, «Алиса в Зазеркалье» — Белый Рыцарь.
  • Генрик Сенкевич, трилогия о Речи Посполитой — Михал Ежи Володыёвский. архиобразец из палаты мер и весов, рыцарь без страха и упрёка, защитник Отчизны, участвующий во всех войнах Республики от 1640-х до своего героического самоубийства в 1670-х.
  • Р. Сабатини, «Одиссея капитана Блада» — Блад и сотоварищи вполне себе подходят. Пополам с Антигерой.
  • Чуть менее, чем каждый частный сыщик из нуара:
    • Дэшил Хэммет, «Мальтийский сокол» — Сэм Спейд.
    • Филип Марлоу, частный сыщик из романов Рэймонда Чандлера — прямо-таки живое воплощение этого типажа.
    • Трэвис МакГи, консультант по решению всех проблем у Джона Макдональда, прямо называет себя таким рыцарем и не стыдится этого.
  • «Хроники Нарнии» — «Серебряное кресло»: квакль Хмур.
  • Филип Пулман, «Северное сияние» — Йорек Бирнисон. В книге, в отличие от фильма, доспехи и правда буквально ржавые — потому что людишки держали их в сырости (в сериале не показана ржавчина, но и блеска никакого)… Получив доспехи обратно, Йорек первым делом смазал их тюленьим жиром.
    • Трикстеры Ли Скорсби и Джо Парри к третьей книге (после смерти) также меняют амплуа на рыцаря в ржавых доспехах.
  • Терри Пратчетт и его герои, особенно Матушка Ветровоск и капитан Ваймс.
  • Роланд Дискейн из «Тёмной Башни».
    • А также Роланд из вдохновившей Стивена Кинга поэмы Роберта Браунинга «Чайльд-Роланд дошел до Тёмной Башни» («Роланд до Замка чёрного дошёл»).
    • И рыцарь Роланд в «Книге потерянных вещей» Джона Конноли. Да, и он был взят автором из той же поэмы. А еще он крутой гей.
  • «Гарри Поттер» — Аластор Грюм, самый знаменитый аврор Министерства магии.
  • Дэвид Геммел, известный автор фэнтези, — большой поклонник этого типа героев. Йон Шэнноу из трилогии «Волк среди теней» и Нездешний из Дренайского цикла — ярчайшие представители.
  • «Песнь льда и огня»:
    • Сандор «Пёс» Клиган — ещё один ярчайший представитель. Но чисто формально он не носит рыцарского звания — добровольно отказался от него.
    • Тирион Ланнистер; Джейме постепенно превращается. Тирион по состоянию здоровья считается не рыцарем, а «лордом без земли», тогда как Джейме — самый настоящий рыцарь и есть, по закону и обычаю.
    • Давос Сиворт настолько циник, что даже не поклоняется ни одному из многочисленных идолов этой вселенной!
    • Джорах Мормонт. Ржавость доспехов подсвечивается бэкграундом — в своё время сир Мормонт торговал рабами, из-за чего был лишён титула и бежал в Эссос.
    • Сир Бронн Черноводный — буквально наёмник, ставший рыцарем (а в сериале ещё и лордом).
  • Спархок в трилогиях «Эления» и «Тамули» Эддингса.
  • Анджей Сапковский:
  • «Досье Дрездена» — сам Гарри, не меньше, чем Геральт. Чего стоит только тот способ, которым он спас свою дочь от вампиров Красной Коллегии!
  • Капитан Алатристе.
  • Гаррет из романов Глена Кука.
  • «Голодные игры» — Хэймитч Эбернети и сама Кэтнисс.
  • Азек Ариман из одноимённой трилогии по Warhammer 40 000. После Сожжения Просперо, Рубрики и изгнания это и не удивительно. Впрочем, троп в той или иной мере подходит ко всем легионерам Тысячи Сынов. А Искандар Хайон и вовсе эталонный пример, может даже эталонней Аримана.
    • Ариман с Хайоном все-таки лидеры Космодесанта Хаоса, со всеми вытекающими в виде тысяч бесправных человекорабов и налетов на Империум, так что скорее антизлодеи.[2]Сабж статьи больше подходит каким-то опытным инквизиторам, многим (но не всем!) лояльным ветеранам космодесанта (тот же Данте, хотя и старательно косплеит противотроп), или О’Шове, который видел некоторое дерьмо на Артас Молохе и после этого послал эфирных в шио’хе, но при сем помогал Империи Т’ау против тиранидов.
    • И даже примарх Робаут Жиллиман, что особенно заметно в книгах «Тёмный Империум» и «Чумные Войны».
      • У этого доспехи резко проржавели после того, как он вообще открыл глаза после 10000-летней комы. Первой его мыслью было «мама дорогая, вы чего тут наворотили?!» (для него-то Ересь Хоруса закончилась буквально позавчера), отчего он решил было огнём и мечом навести в Империуме порядок. Но потом посидел, подумал… Иврейн, опять же, повлияла… В общем, свежепробуждённый Примарх осознал, что рубить с плеча нельзя и пока не надо, придётся смириться с тем, что есть. Но хорошего настроения это ему не прибавило.
  • Warhammer Fantasy Battles — Феликс Ягер, множество раз вместе со своим компаньоном Готреком Гурниссоном срывали заговоры против империи, уничтожали хаоситов, и совершили много подвигов, но их подвиги в большинстве остались безвестными.
  • Оттуда же, внезапно - Малекит в исполнении Гэва Торпа. Начал с в общем-то благородной позиции "Я не буду устраивать свару из за трона" (в то время, как его мать, Морати, именно это и пыталась сделать). Честно служил Ултуану на передовой (большинство колоний в Старом свете были присоединены именно что Королем Чародеем), был провозглашен другом гномов (и официально заключил союз между ними и эльфами) и, в конце концов, отказался от мысли брать проклятый клинок своего отца (в отличие от того же Тириона). Тем не менее, не видя ни признания своих заслуг, ни того, что новый король справляется со своей задачей (культы удовольствий расцвели именно при Бел-Шанаре), со временем сын Аэнариона начинает видеть некоторое дерьмо, набирается цинизма и таки травит своего конкурента. А после божественной прожарки и вовсе мутирует в Черного рыцаря.
    • Тем не менее, в "Конце Времен", возвращается к статусу циничного, но в общем то положительного персонажа.

Кино[править]

  • Сердце дракона — Боуэн.
  • Трилогия «Тёмный рыцарь»: Бэтмен и комиссар Гордон.
  • Атос, Портос и Арамис в «Мушкетёрах» 2011 г.(производства США, Германии и др.). По совместительству еще и крутые в отставке, к тому же менторы для д’Артаньяна. А вместе с Констанцией и д’Артаньяном образуют квинтет.
    • Мушкетёры в «Железной маске» тоже.
  • Ван Хельсинг.
  • Седьмой сын: мастер Грегори, ментор главгероя. Пополам с тропом Антигерой
  • Гензель и Гретель из «Охотников на ведьм».
  • «Водный мир» — главгерой-мутант.
  • Безумный Макс.
  • True grit — Маршал Когберн.
  • «С динамитом в кулаке» Сержио Леоне — Джон Мэллори, старый ирландский террорист в бегах. «Раньше я верил в свободу, а сейчас верю только в динамит». Однако вписывается в чужую ему гражданскую войну на другом конце планеты.
  • Патриот (2000, с Мэлом Гибсоном в главной роли) — собственно, протагонист. А уж после гибели сына — и вовсе педаль в пол. Методы ведения военных действий у него, скажем так, весьма спорные, хоть и эффективные. Извиняет его только то, что противостоит ему уж и вовсе полное чудовище.

Телесериалы[править]

  • «Лесник», третий и четвёртый сезоны. После отсидки на зоне протагонист Леонид Зубов именно таков. (До отсидки, т. е. в первых двух сезонах, его доспехи сверкали — у него был синдром хронического героизма, в достаточно вменяемом варианте.)
  • Капитан Мэл Рейнольдс из сериала «Светлячок».
    • Джейн тоже, с большим антигеройским уклоном.
  • Братья Винчестеры из «Сверхъестественного», несмотря на молодость, успели обзавестись вполне ржавыми доспехами, но их ментор Бобби Сингер гораздо ближе к «яблочку».
  • Доктор Хаус.
  • Детектив Харви Буллок из сериала «Готем». Циничен и продажен на первый взгляд, однако в шестом эпизоде его бывший напарник говорит о нем: «Пригляди за ним, он парень порывистый, считает, что он рыцарь в сияющих доспехах, как в фильме каком-нибудь». На что Гордон отвечает: «Это точно про него?»
    • Сам Гордон становится таковым уже где-то к середине 2-го сезона. В конце концов, это Готэм, детка. Особенно смешно, что точно в тот момент, когда доспехи окончательно проржавели, Гордон получает начальника, который работает именно так, как хотел Гордон в первом сезоне
  • «Место встречи изменить нельзя» — Глеб Жеглов. Он даже позиционирует милиционеров своей эпохи как рыцарей, которые борются то ли с дьяволом, то ли с многоголовым драконом.
  • Заглавный персонаж сериала «Джессика Джонс».
  • Супергерл — Дж’онн Дж’оннз aka Марсианский охотник является достойным примером тропа.
  • Рик Граймс в «Ходячих мертвецах» с каждым сезоном всё ближе к образу. Да и любой другой боевитый не-злодей.
  • «Физрук» — главный герой Олег Фомин.
  • В большей или меньшей степени, в зависимости от регенерации — Доктор.
  • В. Астафьев, «Прокляты и убиты» — майор Зарубин, лейтенант Щусь.
  • «Хэппи» — главный герой, бывший полицейский, а ныне киллер Ник Сакс. Доспехи проржавели насквозь и труха из них сыплется при каждом шаге… Но это не отменяет того факта, что Ник крутой детектив и пошел в копы не ради того, чтобы «пистолет выдали», а для защиты закона и честных граждан. Увы, со временем его работа показала ему самую неприглядную сторону общества, и он превратился в усталого циника, сидящего на алкоголе и наркотиках. Впрочем, когда приходит время, он все же доказывает, что рыцарь в нём не был погребен окончательно.
    • Во втором сезоне таким становится его дочь Хэйли.
  • «Next. Следующий» — Лавр. Циничен, склонен к угрозам, вообще криминальный авторитет (только в первом сезоне) и вредина-привередина с острым языком. Но если он узнает об угрозе для членов своей семьи или для невинного человека, то сделает всё для спасения оного, при этом порой сильно рискуя.
  • «Экспансия» — Миллер. Бывший детектив нуарного толка, циничный и выпивающий, но пытающийся претворять справедливость и даже искать пропавшую красавицу. Способен на милосердие, но может творить фигню, за что имеет репутацию говнюка.
  • «В поле зрения» — Джон Риз, бывший солдат и киллер ЦРУ. С прикрученным фитильком, потому что разочарован скорее в себе, чем в мире вокруг него. Цинизм, склонность к не летальному насилию и сложный характер не мешают Джону быть отчаянным вигилантом, который видит спасение других людей единственным смыслом своей жизни. Без этой работы он спился и чуть не покончил с собой.
  • «Мандалорец» — игра с тропом: сам ГГ в самом начале сериала ведёт себя именно так, находясь при этом реально в ржавых доспехах. Но после сдачи Грогу клиенту в нём просыпается совесть, и получив новые доспехи, постепенно происходит окислительно-восстановительная реакция моральных доспехов под влиянием ответственности за малыша.
  • Призраки Адам Картер. В отличие от Тома Куинна спокойно переносит всю жестокость своей работы, но при этом продолжает свою спасать свою страну от внешних и внутрених врагов.
    • Да по большей части с сезона 4 все сотрудники отдела Д. Особенно сэр Гарри Пирс, на глазах которого погибли все его коллеги.
  • 24 часа - все сотрудники КТО, в особенности Джек Бауэр. К концу 8сезона его доспехи превращаются в труху.
  • Homeland - Кэрри и Сол. Если в первых трех сезонах они и пытались быть противоположным тропом, то в последующих уже полностью отыгрывают свою роль. А также Куинн и в 7 сезоне президент Элизабет Кин.

Мультсериалы[править]

  • TRON: Uprising — в новой Cистеме честный и справедливый системный монитор Трон успел столкнуться с подковёрными политическими играми, разворачивающимся на его глазах геноцидом, несколькими предательствами, физическими и психологическими пытками. Все это превратило честного, доброго, отчаянно преданного своим друзьям, возлюбленной и Создателю юного паладина в замкнутого, искалеченного, циничного и озлобленного воина-одиночку. Нечто похожее в Аналоговом Мире пережил и создатель Трона, Алан Бредли, пусть и в гораздо более мягкой форме.
  • RWBY — дядя Кроу, после всего произошедшего потенциально ещё и Руби или Ян.
  • «Черепашки-ниндзя»: В версии 2012 года Сплинтер вполне себе представитель тропа.
    • В версии 2003, в которой Донателло попадает в альтернативное будущее, где Шредер захватил мир, его братья и Эйприл также стали таковыми (педаль в пол давит опытный и помрачневший Микеланджело).
  • Daria — заглавная героиня.

Комиксы[править]

  • Marvel — Росомаха.
    • Частично и Гамбит. В мультиках этого нет, слишком по-трикстерски легкомысленный персонаж. В комиксах, фильмах и игре — вполне себе представитель.
  • Fables — Большой Злой Волк, он же — шериф Бигби. Для этого персонажа ржавые доспехи — это достигнутый моральный уровень.
  • «Город грехов» — Марв и Джон Хартиган.
    • Считался бы и Уоллес, обитай он в каком-нибудь менее мрачном сеттинге. Но по меркам Города Грехов Уоллес — самый настоящий Рыцарь в сияющих доспехах.

Аниме, манга, ранобэ[править]

  • Berserk: Гатс изо всех сил кокетничает со зрителем, прикидываясь циником и беспринципным прагматиком, но на деле не упускает случая кого-нибудь спасти или защитить.
  • Fate/stay night: Слуга Арчер. Типичный пример. Умер от людской неблагодарности в терминальных масштабах.
  • Gintama: Гинтоки. О прошлом говорить не любит. Бабник, лентяй, любитель азартных игр и выпивки.
  • Cowboy Bebop — Джет Блэк. Бывший полицейский, ныне прагматичный охотник за головами, тоже предпочитает не говорить о прошлом. Незнакомые люди принимают его за преступника. При этом, всё ещё верен принципу долга и чести и всегда спасает своих компаньонов (хотя и не признает, что привязан к ним).
  • Hellsing — Пип Бернадотт. Бабник, язва, средней толщины тролль, смолит, как паровоз — но за полученные в качестве наёмника деньги умеет не только убивать, но и умирать, а уж Викторию как опекает, чёрт патлатый! Случись беда, его «Дикие гуси» даже Рим бы спасли, не безвозмездно, но самоотверженно.
  • Hybrid Child — Курода в первой истории. После событий связанных с войной и Цукишимой получил весьма забойную дозу цинизма, и чуть ли не издевался над Котаро, даже тогда, когда понял насколько для него важен Хазуки… но тем не менее, убив кучу сил и времени, этого самого Хазуки он всё же отремонтировал.
  • Porco Rosso — собственно ГГ и превратился в Свина, когда начал презирать человечество и стал наёмником, но при всём при этом он человечнее многих людей, не лишён чести и моральных принципов.
  • «Основатель Тёмного пути» — Вэй Усянь в своей первой жизни, после того, как три месяца пробыл на Луаньцзан. Под влиянием тёмной энергии и под впечатлением от всего случившегося (разгром Пристани Лотоса, потеря Золотого Ядра Цзян Чэном, собственная потеря Золотого Ядра, ну и само пребывание на Луаньцзан) концентрация цинизма в его крови явно превысила любые критические значения, из-за чего и без того язвительный и саркастичный парень превратился в натурального козла. Но при этом склонности к героизму он так и не утратил, хотя и ощутимо сменил методы.
  • «Этот герой неуязвим, но очень осторожен» — Сэя. Обоснование: в прошлом воплощении он был типичным сёнен-героем-попаданцем, лезущим на рожон и вытаскивающим бой на грани проигрыша. А вот в финальном бою с местным Темным властелином отказ от заезда в деревню мудрецов за дополнительной информацией ради скорейшей победы обошелся очень дорого: приняв новую форму, злодей на глазах Сэи жестоко разорвал и съел всех его товарищей по команде и беременную возлюбленную. Так что сейчас он нарочно держится от навязанных союзников отстраненно, доверяя им разве что таскать багаж и холодно отбривая поползновения Ристарте — на деле же он сам везде лезет в пекло, чтобы не дать им и шанса умереть, и готов пожертвовать ради них единственным шансом на победу в битве с Королем демонов и в итоге жизнью.
  • маньхуа Гениальный деревенский доктор — Лянь Цзыфей с одной стороны похотливый козёл который делает недвусмысленные предложения каждой встречной незамужней девушке, и крайне меркантильная особа частенько дерущая со своих клиентов тройную плату, с другой у него золотое сердце и он охотно лечит даже своих врагов которых мог отлупить буквально только что
  • Uramichi Oniisan — Мицуо Куматани флегматичен, но в душе искренне стремится к честности и справедливости. Из-за того, что поднял руку на начальника, бившего ногами спьяну бездомного котенка, вылетел с работы под общее одобрение коллектива, так что на новой держится отстраненно и сперва с подозрением смотрит на уставшего от жизни и циничного Урамити Омоту. Но, узнав его получше, проникается уважением за искреннюю любовь к детям.

Видеоигры[править]

  • Final Fantasy IX — зигзаг. Штайнер — рыцарь в ржавых доспехах в самом прямом смысле этого слова.
  • Серия игр Fallout — вполне возможно, что вы, осознав тяготы выживания в пустоши, станете примером сабжа. А остальное зависит от вас: вы либо прагматичный циник, либо антигерой с золотым сердцем.
  • Skyrim — Эбонитовый воин. Один из лучших воинов Тамриэля устал от всего и ищет смерти от достойного противника.
  • Джей-Си Дентон из Deus Ex начинает поход как наивный идеалист — как нанотехнологичный Рыцарь без страха и упрека в Блестящих Доспехах, 21-го века. Но чем больше он узнает о своей организации, о правительстве и вообще о мире, тем более циничным и прагматичным он становится… Однако немного идеализма — равно как и желание сделать мир лучше — у него все же остается, не позволяя ему превратиться в совсем уж козла.
    • Адам Дженсен. Несмотря на то, что игрок сам способен формировать поведение персонажа, стандартный типаж Дженсена именно таков.
  • Max Payne 3 — собственно сам Макс Пейн. Несмотря на то, что Родриго, который нанял протагониста телохранителем, убит, Макс все еще пытается спасти его жену и остановить полицейский беспредел в фавелах, параллельно отпуская циничные шутки по любому поводу.
  • Шон Девлин, протагонист игры The Saboteur.
  • Mass Effect — начиная со второй части — Гаррус, в третьей — сам(а) Шепард, каким бы идеалом благородства он(а) ни был(а).
  • StarCraft, особенно вторая часть — Джим Рейнор.
  • Ghost of Tsushima — главный герой Дзин Сакай (a. k. a. Призрак Цусимы). Осознав, что монгольские захватчики во главе с Хотун-ханом знают сильные и слабые места самураев и методов их борьбы и, чего греха таить, успешно их используют в борьбе, решил также использовать грязные приёмчики против врагов, вторгшихся в его дом. Господин Симура — его наставник, дядя и без пяти минут приёмный отец — полная противоположность, что в итоге привело к конфликту и поединку не на жизнь, а насмерть.
  • Gothic — блестящий воин без страха, упрёка и лишних переживаний, генерал Ли, едва ли не единственный политический среди кучи уголовников, сосланных за барьер в первой части. Во второй таковыми можно считать его ближайших соратников в наёмничьем лагере, а также бывшего лидера стражей Болотного лагеря Ангара и примерно половину из обитателей замка. В третьей под троп попадает изрядная часть лишившихся рунной магии паладинов, в особенности пошедший на службу к оркам Конрад.
  • Warcraft — Рексар. Хотя в целом «белее» среднего.
  • Clive Barker’s Undying — Патрик Галлоуэй. Довольно-таки беленький, но не тянет на паладина парень, машущий проклятой косой кельтов и кидающийся живыми черепами! Да и кошмары из прошлого соответствующие: тяжёлое ранение, убийство любимой чернокнижником.
  • С уклоном в комизм — Крутой Сэм и Дюк Нюкем.
  • Mortal Kombat — Джонни Кейдж, Джакс, Соня. Подсвечено контрастом с идеалистом Лю Каном. С изрядным перевесом черноты — Кабал.
    • Страйкера забыли. В одиннадцатой части в дополнении Aftermath в это начинает превращаться Кунь Лао. Да и сам Райден. Но вовремя соскочил.
  • Mercenaries — Крис Джейкобс ушел в наемники, после саботажа секретной миссии со стороны начальства и гибели подчиненных.
  • Pathfinder: Kingmaker — Амири. Она, правда, не рыцарь (в отличие от Валери) и старается косплеить рыцаря крови (а частично им и является), но при этом — великодушная бой-баба, без колебания идущая почти на верную смерть (поход в Украденные Земли — та ещё авантюра даже для привыкших ко всему авантюристов на самом-то деле) и поддерживающая достойного предводителя. Но с ржавостью доспехов у неё полный порядок.
    • Валери скорее такого косплеит: постоянно повторяет как все, во главе с богиней, ее обидели и ссорится со всеми вокруг, но при этом отряд за ней как за каменной стеной, а ее верность не подлежит сомнению. Но если на нее не повлиять, вполне может докатиться до настоящего храмовника.
  • Серия The Longest Journey — Эйприл Райан. Отправилась спасать из Монашьей темницы материализовавшуюся из ниоткуда Зои, несмотря на то, что в предыдущий раз велела ей убираться обратно в ЕЁ Старк.
  • Undertale — Санс.
  • Cyberpunk 2077 — Джонни Сильверхенд стал таковым после Центральноамериканского конфликта, который превратил молоденького наивного солдатика-идеалиста Роберта Джона Линдера в циничного и мрачного рокербоя. Идеалистом он быть не перестал, но после службы в этой неправой войне у него поменялись сами идеалы — взявший себе новое имя Джонни Сильверхенд теперь был уверен в том, что за всеми бедами этого мира стоят корпорации и работающее на них коррумпированное правительство. И не сказать, чтобы он был совсем в этом не прав

Визуальные романы[править]

  • Planetarian: Chiisana Hoshi no Yume: главный герой, который мусорщик. Хамит, пьёт, старается действовать прагматично, однако уже с самого начала видно, что человек он порядочный. А по мере ознакомления с историей можно заметить и его благородное сердце.
  • «7 дней лета» — Герк (он же — Семён Сычев), один из возможных протагонистов. Он не доверяет людям и достаточно циничен, но, тем не менее, из-за кардинально другого воспитания (которое ему дал отчим) Сычёв, в отличии от других версий ГГ, не приемлет жульничества и предательства. Плюс, в некоторых моментах сюжета Герк ведёт себя решительнее и благороднее (но не умнее), чем Локи, Сэм и Дём.
  • «Наблюдатель» — Лунный странник.

Реальная жизнь[править]

  • С прикрученным фитильком — буквальные «ржавые доспехи»: довольно популярная у японцев лакировка доспехов лаком придающим доспехам ржавый вид (чтобы доспех во влажном климате не ржавел его пластины обклеивали кожей и покрывали лаком, лак часто был цветным, и среди разнообразных расцветок встречался и такой вариант со ржавчиной)
  • Пресловутый врачебный цинизм относится именно к данному тропу. Студент-первокурсник медвуза преисполнен гуманнейшими чувствами и грезит мечтой о благородном служении людям. Но, столкнувшись с суровостью жизни — обыденностью боли и страданий, нищенской зарплатой, напряжённым режимом работы и хамским отношением некоторых начальников и пациентов — медик вырабатывает цинизм как защитный механизм. Но отсутствие эмоционального сострадания компенсируется чувством долга, и хороший врач по отношению к пациенту будет выполнять всё, что требуется — просто потому, что любит свою работу и знает, как много от неё зависит.
  • Ворчание тяжело больных и переболевших, стариков и просто ветеранов (причём все три пункта друг друга не исключают). Вьетнамский синдром давит педаль в космос (автор правки, переболевший и онкологией, и лучевой болезнью из-за терапии, и деперсонализацией-дереализацией на почве невроза, и перенесший клиническую смерть с микроинсультом, подтверждает, что прожитое горе меняет навсегда). «Кто бы с моё увидел, посмотрел бы я на него!» — типичная фраза и искреннее пожелание, и осуждать тут не поворачивается язык. И желающих "поменяться судьбой" тоже мало, что показывает лицемерие сочувствия окружающих к настоящему горю. В том числе, и автора правки. Перекликается с тропом Я пострадавший, мне всё можно.

Примечания[править]

  1. Еще тут обыгрывается непереводимая игра слов: «metal» (металл, в данном случае — доспехи) созвучно слову «mettle» — дух, стойкость.
    • Непереводимая, но при желании всё-таки поддающаяся адаптации: «Рыцарь в сияющих доспехах — тот, кто никогда не проходил проверку на прочность» — и буквально (с доспехами), и фигурально (со стойкостью духа).
  2. Однако они просто ангелочки по сравнению с многими возвышенными чернокнижниками из 8 кодекса, которые охотно мутируют, легко кидают менее мощных колдунов-соратников и жаждут демоничества.