Роза Мира

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« «Роза Мира» – это изысканный андреевский Белый Лотос, выросший в воронке от взорванного храма Христа Спасителя или оскверненного красным зверьем храма в любом другом губернском городе. Из-под листьев андреевского цветка торчали ржавые прутья, изломанные и сгнившие в сапогах человеческие кости, проломленные черепа. Да и сам автор «Розы Мира» был с очень большой ржавчиной в мозгах. Его индуистская абракадабра, которую он подмешивал в любую жидкость, – это чаша с крюшоном, в который подмешаны ржавые кривые гвозди и острая металлическая стружка. Другого пойла нет, и приходится невольно читать, ломая язык о новоязовские изобретения. Да, к сожалению, другого такого коктейля больше в России не будет – его писал сочинитель из той, старой, России, откуда больше уже не раздастся ни одного голоса. »
Алексей Смирнов (фон Раух)
Карта миров «Розы Мира»

«Роза Мира» — эпический религиозно-философский труд русского историка, философа, поэта и религиоведа Даниила Леонидовича Андреева (1906-1959; сына довольно известного писателя Серебряного века Леонида Андреева). Представляет собой попытку создать внятное пантеистическое учение и объединить мораль всех основных мировых религий.

Как будто этой задачи автору было мало, он еще и взялся истолковать, ни много ни мало, всю мировую историю, причем как прошлого, так и предполагаемого будущего, с точки зрения своей теории мироустройства. Сам Андреев, несмотря на такую амбициозную цель, себя не особенно возвеличивал, скромно констатируя, что не дошел до всего сам, а большую часть откровений получил от «невидимых друзей моего сердца», т. е. доброжелательных духов и существ из высший плейнов бытия. Сам себя автор именовал «духовидцем».

Метавселенная «Розы Мира» не только дает описание колоссального пантеона мировых религий, но и вполне себе тянет на полноценный фентези-сеттинг со своим набором существ, иерархий, плейнов и даже праобраза специфической магии. Этим не преминул воспользоваться ряд авторов, позаимствовавших у Андреева как некоторые удачные находки, так и вселенную в целом. Книга изобилует множеством крышесносных терминов, которые МТА также с удовольствием растаскивают по своим творениям.

О чем это[править]

Сам термин «Роза Мира» означает религию, которая, по мнению Андреева, зародится в относительно недалеком будущем, совместит в себе моральные нормы всех основных человеческих верований и приведет род людской к окончательному просветлению и освобождению от демонических инвольтаций. Любопытно, что описанию «Розы Мира» в самой книге уделено не так уж много внимания — всего полторы главы в заключительной части труда. Гораздо большую часть этого довольно объемного произведения занимает описание устройства вселенной и метаистории.

По мнению Андреева, в метавселенной идет беспрерывная (но, теоретически, конечная) борьба добра со злом. Силы Добра Андреев называет «провиденциальными», Зла — «демоническими». Помимо людей, во вселенной «Розы Мира» обитает множество других существ: игвы, деймоны, титаны и другие. Некоторые из них однозначно относятся к добру, другие — ко злу, третьи — мечутся между полюсами, а отдельные пытаются сохранять нечто вроде нейтралитета. При этом добрые определяются как стремящиеся к взаимной гармонии с другими существами, злые — как крайние индивидуалисты, питающиеся гаввахом, энергией чужих страданий, и стремящиеся стать центром метавселенной. Злыдни пытаются совратить неопределившихся, а иногда и добрячков, своим нехорошим влиянием, называемым «инвольтацией». Добрые, в свою очередь, стремятся просветить и оградить от падения тех, кто мечется, а при удаче заставить злодеев раскаяться. Борьба идет с переменным успехом. Важный момент: в отличие от классической христианской концепции, согласно которой Бог всемогущ, у Андреева провиденциальные и демонические силы равны по своим возможностям и, теоретически, местные плохиши могут в конце концов победить в масштабах всей метавселенной. Вместе с тем, в отличие от большинства других религиозных вселенных, зло у Андреева находится в меньшинстве. Проблема в том, что злу проще совращать смертных, а силы добра весьма ограничены в средствах.

По Андрееву, существует множество вселенных, каждая из которых строится вокруг обитаемой планеты. При этом пространство в любой вселенной конечно, но его границы могут быть очень отдалены от собственно обитаемого мира. Вопрос о возможности существования более чем одной заселенной планеты в отдельно взятой вселенной не рассматривается. В свою очередь, каждая планета существует одновременно во многих «слоях реальности». По сути, Андреев, вероятно, является первооткрывателем понятия «плейн». Интересно, что границы физического пространства в разных слоях различны. Обитаемый мир и совокупность его слоев в «Розе Мира» называется «брамфатура». Предполагается, что брамфатур — великое множество, но в самом труде речь идет в основном о брамфатуре Земли, которая носит имя «Шаданакар». Всего у Шаданакара имеется 242 слоя. Они делятся на «восходящие», в которых победило добро, и «нисходящие», где царит зло. Судя по тому, что восходящих слоев больше, чем нисходящих, в нашей брамфатуре дела идут скорее неплохо. Мы имеем счастье проживать в «нулевом» слое, где, собственно и происходят основные битвы великой войны. Он называется «Энроф».

Согласно «Розе Мира» человек как таковой бессмертен. Душа (имеющая множество проявлений в разных слоях), а точнее ее первичная суть, называемая «монадой» неуничтожима и вечна. Тем не менее, расслабляться не стоит. Некоторые виды духовной деградации могут ввергнуть монаду в бесконечное циклическое состояние, из которого выбраться без посторонней помощи невозможно. В этом отношении особенно опасны грехи, связанные с похотью, так как при определенных обстоятельствах (см. ниже) душа может так погрязнуть в них, что будет бесконечно возрождаться в соответствующем филиале ада, с каждой инкарнацией все глубже увязая в грехе сладострастия и лишаясь возможности искупления. Худшее из всех возможных посмертий — выпадение монады из брамфатуры как таковой. Если это происходит, монада будет вынуждена скитаться в пустоте между мирами многие эоны лет, пока в конце концов не прибьется к какой-нибудь брамфатуре, чтобы начать процесс духовной эволюции с самого начала. Что характерно, для любых архизлодеев всё-таки места нашлись вплоть до Журща (самого адского ада); то ли это умозрительная возможность, то ли для этого надо быть не только гадом, но и ничтожеством, которое широким массам так и осталось неизвестным. Среди последователей Андреева распространена теория, что выпадение происходит не из-за преступлений, а из-за апатии, инертности и отсутствия стремлений к духовному росту. Эту версию косвенно подтверждает тот факт, что Андреев признает карму в буддистском ее понимании - как закон природы, возвращающий индивидууму то, что он приносит в мир (в противоположность индуистскому видению кармы, где она - инструмент высшей справедливости). Такой подход предполагает возможность наказания, неадекватного проступку, так как кирпич падает на голову бросившему его вверх даже если тот не имел никаких дурных намерений.

В соответствии с концепцией Андреева, человеческие культуры способны формировать слои реальности. Наиболее мощные и крупные культуры создают свой собственный «рай» (в терминологии Розы Мира — «затомис») и «ад» («шрастр»), куда попадают, соответственно, праведники и грешники. Кстати, Бог и Сатана в каждой брамфатуре тоже свои - в нашем Шаданакаре это планетарный Логос (про него сказано крайне мало) и некто Гагтунгр (сатана шаданакарского разлива) соответственно. Любопытно, что Гагтунгр, подобно Богу в христианстве, также един в трех лицах. Его ипостаси это Великая Блудница, Великий Мучитель и Великий Исполнитель демонического Плана. Культуры помельче вливаются в затомисы и шрастры наиболее близких культур-гигантов. Прежде чем попасть в затомис или шрастр, душа проходит сложный путь возвышения или, наоборот, падения. Вознестись прямиком в затомис или пасть в шрастр могут только исключительные праведники или злодеи. Затомис — не конечная станция на пути духовного роста. В настоящее время, согласно «Розе Мира», силами наиболее просветленных гигантов духа создается «общечеловеческий затомис», который называется «Аримойя». Руководит процессом сам Заратустра.

Число затомисов и шрастров не постоянно. Если какая-либо культура приходит в упадок, ее затомис «изолируется», а его праведники постепенно переходят в высшие слои и присоединяются к строительству Аримойи. Это произошло с затомисами таких культур, как античная Греция, Атлантида и прочие древние цивилизации. По Андрееву, изоляция затомиса — явление крайне негативное и поэтому следует прилагать усилия к возрождению угасающих религий и культур, например синтоизма и зороастризма.

Некоторые выводы и текущее состояние учения[править]

При жизни Андреева «Роза Мира» не издавалась и, в силу очевидных обстоятельств, большого распространения его учение не получило. Впервые «Роза» увидела свет в 1989 году и то в периодике. Однако после развала СССР выяснилось, что в российском обществе вполне себе существует спрос на эзотерику и труд Андреева стал довольно популярен. За период с 1991 по 2018 года он выдержал 18 изданий и в настоящее время имеет не очень большой, но устойчивый круг последователей.

В целом нельзя не признать, что «Роза Мира», наряду с трудами Рерихов, стала важной попыткой создать стройное и логичное пантеистическое учение. Однако в отличие от более размытого и абстрактного рерихианства, «Роза» достаточно неплохо систематизирована и имеет четкую структуру. Обилие оригинальной терминологии и подробное описание миров, существ и метаистории привлекают любителей эзотерики и служат источником вдохновения для писателей.

Если же попробовать взглянуть на историю прошедших 70 лет через призму Розы Мира, то лучше даже не пробовать, ибо по ее логике, от всего произошедшего уже несколько раз должен был наступить конец света, а люди активно попирают благие небеса своими ракетами, тревожат затаившееся на других небесных телах зло своими исследовательскими зондами, и создали интернет, самое эффективное и совершенное оружие для окончательного порабощения и растления людей обитателями инфернальной изнанки реальности. Однако же, пока не видно ни тоталитарных антихристов, ни соответствующей Системы, несмотря на все опасения Оруэлла и Хаксли. Стало быть, не во всем прав был товарищ Андреев. Хотя… он писал, что Гитлер был антихристом-неудачником, Сталин преуспел в этом намного лучше, а новый и самый эффективный антихрист появится в Южной Америке. Теперь же, в интернете ходят слухи, что Гитлеру удалось-таки сбежать в Аргентину, и оставить там потомков. Может, они получат власть, которая и не снилась их отцу?

В трактате упоминаются и такие сакуалы, которые связаны с инвольтациями некоторых звездных систем, расположенных в том же космосе, что и земное Солнце. У пытливого читателя здесь возникает ряд интересных вопросов: что, если земные космические путешественники прилетят в другую звездную систему? Не окажутся ли они вне Шаданакара, оставаясь в слое Энроф, но попав в другую брамфатуру? Будут ли действовать на них земные законы кармы? Или какая-нибудь местная серобуромалиновая мораль? Смогут ли люди основать колонию вдали от Шаданакара на пригодной планете, и воспроизводить население — откуда и какие монады подключались бы к новым телам в таких условиях, куда девались бы шельты усопших? А если в других галактиках? В других сверхскоплениях, нитях, стенах? За пределами известной Вселенной? Докуда простираются полномочия шаданакарских сил? И наконец, если в Шаданакар случайно попадет монада из иного мироздания, сотворенная иным Творцом, или зародившаяся там сама, и воплотится затем в Энрофе человеком, что ей будет долженствовать по карме, и удастся ли по завершении земной жизни покинуть брамфатуру в поисках своего дома? Впрочем, существование иных мирозданий и тем более иных Творцов в рамках сеттинга Андреева — как минимум необоснованное преждевременное и безответственное буйство фантазии, ибо брамфатуры чужих планет «негостеприимны».

К тому же, некий Марк Доминик из США провёл сравнительный анализ «Розы Мира» с произведением английского поэта Уильяма Блейка «Бракосочетание Рая и Ада», которого тоже посещали религиозные видения, и обнаружил значительное сходство между описанными в них мирами (в частности, описание «перевёрнутого мира с красным небом, освещённого чёрной, но сияющей сферой»), а также сходство с видениями, наблюдавшимися в экспериментах Станислава Грофа с ЛСД.

Тропы[править]

  • Антизлодей — по мнению Андреева Торквемада был злодеем, однако не закоренелым, а скорее «добросовестно заблуждавшимся». Он — единственный из всего рода людского, кто может выдержать взгляд Гагтунгра, более никому, даже самым великим храбрецам и праведникам, это не под силу. Более о Торквемаде в «Розе Мира» ничего не сказано, но исходя из духа учения, он имеет все шансы осознать совершенные при жизни ошибки и стать одним из самых могучих борцов с демоничеством.
  • Атеисты плохие — субверсия, атеизм и материализм считаются злом, но всё-таки меньшим по сравнению с демоническими религиями: «Во всяком случае, если бездуховность, сама по себе, может быть повинна только в посмертном сбрасывании души в чистилища, в Скривнус, Агр и Дромн, то демоническая духовность будет затягивать душу в трансфизические воронки, гораздо более жуткие и глубокие.»
  • Богиня — Звента-Свентана и ряд других женских божеств ниже рангом.
  • Вегетарианец — одним из принципов Розы Мира является отказ от убийства животных. Правда, имеется солидный и даже в чем-то научный обоснуй. Биологическую необходимость поедания мяса Андреев объясняет инвольтацией темных сил, которая в его мире — величина вполне себе физическая и порождает конкретные эффекты. По мере ослабевания инвольтации будут медленно меняться и физические законы мира, в том числе и биохимия его обитателей. Так что мечта качков о том, чтобы подобно горилле, набирать десятки килограмм мышц на бананах и травке станет реальностью.
  • Временный союз — метаисторическая ситуация 1957 года: «Создавалось положение, столь парадоксальное, какого мировая метаистория ещё не знала: все иерархии Света и высшие из иерархий Тьмы стремились предотвратить планетарную военную катастрофу. Некоторые же из низших тёмных иерархий продолжали добиваться её в ослепляющем бешенстве.»
  • Всё пошло слишком так — парадоксальным образом именно временная победа Розы Мира позже утомит людей чрезмерной добродетелью и подготовит приход тёмного мессии.
  • Гулаги и рабы — одна из основных тем. По Андрееву в СССР не было ничего хорошего вообще, и даже победа над Гитлером преподносится как серьезная, но ни на что особо не повлиявшая драка двух уицраоров.
  • Даже у зла есть стандарты — уицраоры, демоны государственности, на свой лад заботятся о странах, которые контролируют.
  • Дофига загробных мировзигзаг. Праведники после смерти и по результатам дальнейшего восхождения попадают в рай (затомис) своей культуры, а не в какой-то всеобщий. Но после еще более продолжительного пути они могут попасть и в общечеловеческий затомис Аримойю. На момент написания книги, согласно Андрееву, так высоко забралось всего около дюжины человек (упоминаются Лао Цзы, Жанна д'Арк и Александр Первый). Кроме того, между затомисами возможны перемещения, в том числе и «на ПМЖ». Так, Гарриет Бичер-Стоу, изначально попав на Монсальват (затомис англо-саксонской культуры), позже переехала в не названный по имени затомис негрской культуры.
  • Единая мировая религия — учение претендует на эту роль.
  • Жуткая альтернативная реальность — практически во всех Мирах Возмездия есть копии мест из нашего обычного мира. Автор, в частности, описывает инфра-Петербург: в одном мире, называемом Агром, там течёт «чёрная, как тушь, река», а здания излучают «кроваво-красное свечение». В другом, Дуггуре, город освещён синими фонарями, там есть свой Медный Всадник, который держит в руке факел и мчится не на коне, а на исполинском змее, а вместо Исаакиевского собора — тёмная пирамида-жертвенник. По мнению автора, Александр Блок в своих стихах описал именно Петербург из Дуггура.
  • Загробный мир обыкновенен — верхний уровень Миров Возмездия напоминает средней паршивости трудовой лагерь. Но чем ниже, тем инфернальнее.
  • Из двух зол ни одно выбирать не стоит — отыграется во время прихода тёмного мессии: «При этом хитрость Гагтунгра сумеет даже героический протест широких масс обратить себе на пользу. Тот неудачный кандидат в антихристы, который был побеждён предыдущим воплощением князя тьмы и покончил с собой в финале второй мировой войны, теперь явится самозванным вождём, увлекая на борьбу с властелином мира толпы негодующих. При этом он будет яростно обличать Розу Мира в слабости и в непротивлении, утверждая, что в борьбе с исчадием тьмы хороши все средства без исключения. Это движение, отрывающее от Розы Мира тех, кого не смог оторвать антихрист, будет само тёмным насквозь, вовлекая сердца в воронку неистовой злобы, жестокости и опустошающей ненависти.»
  • Индуисты — мудрые! — культура Индии не раз упоминается как важный пример для всего человечества.
  • Каннибализм — тёмный мессия будет практиковать его, причем запретив всем остальным, даже своему ближайшему окружению.
  • Кармическая справедливость — охраняется одновременно законами мироздания и особыми существами (блюстителями кармы).
  • Квислинг — эти самые блюстители кармы с точки зрения жителей шрастров (нижних миров): изначально существа демонические, они в какой-то момент ухитрились встроиться во вселенский механизм кармы и, таская грешников в Миры Возмездия, за счет этого вырвались из-под власти Гагтунгра. В затомисах их тоже не слишком-то любят, но принимают во внимание то, что они делают важное и полезное дело.
  • Местные боги этой земли — каждый народ руководится какими-то своими светлыми силами и искушается какими-то своими демонами.
  • Можно не изощряться — зигзаг, до какого-то момента будущий Антихрист имеет обычные уязвимости, а потом, проведя магическую операцию над своим телом, получает защиту от любого человеческого оружия, кроме термоядерного.
  • Муза из иного мира — сам Андреев в тексте книги утверждал, что все сведения об устройстве мироздания ему сообщают через невербальные мыслеформы «невидимые друзья», и эту информацию приходится потом заново выражать уже в привычном для людей виде, да еще и письменным языком, отчего снижается точность передачи, а отпечаток личности и литературных умений автора усиливается.
  • Неудачная басня — Андреев сильно не любил рабочий класс и считал, что именно в нем зародится Религия Зла. В качестве обоснуя он приводит перечень занятий советских рабочих, по его мнению крайне ограниченный, скудный и способствующий деградации: «физический труд, алкоголь, спорт, кинематограф, примитивный флирт да изредка случайная книга — вот все доступные им дела». Даже в современных развитых странах этот перечень доступен далеко не всему населению, а уж во времена Андреева такой образ жизни могли себе позволить процентов эдак 10 жителей планеты.
  • Просветлённый со сверхспособностями — таково авторское обоснование отшельничества: оно даёт шанс обрести суперсилы, которыми отшельник из своего уединения поможет людям больше, чем если бы жил среди них.
  • Реинкарнация — подаётся как неоспоримый факт.
  • Религия зла — будет введена тёмным мессией во всемирном масштабе.
  • Так всё и было — вся человеческая история через призму борьбы мировых сил.
  • Теократия — период власти служителей Розы Мира над объединённым человечеством.
  • Тёмный мессия — глава «Князь тьмы».
  • Философический угар — с точки зрения истории философии, «Роза Мира» представляет собой лебединую песню «свободной теософии» В. Соловьева, которого Андреев очень почитал (и которому в книге отведена немаловажная роль). Именно Соловьев в России первым попытался слить воедино критическое мышление и мистическое откровение, на каковом принципе строится вся книга. К сожалению, попытки критически осмыслить религиозное откровение (т. е. априори непреложную истину) есть попытки примирить взаимоисключающие параграфы, поэтому идейных продолжателей у Андреева (и российской теософии как таковой) не было, а само учение сильно проигрывает в поклонниках гораздо более простым и понятным классическим религиям.
  • Фиолетовый — новый чёрный и Цвет из иных миров — «Гистург, Великий Мучитель… Как бы возлежащий на бушующем лиловом океане, с чёрными крыльями, раскинутыми от горизонта до горизонта, он поднимает своё тёмно-серое лицо в зенит, где полыхают инфралиловые зарева, раскачиваются и гаснут протуберанцы, а в самом зените блещет светило непредставимого цвета, отдалённо напоминающего фиолетовый».
  • Хуже, чем ужасно — описания уровней ада. Троп отыгран по нарастающей. Верхние уровни, где живут материалисты и маловерные, прописаны довольно подробно, и даже от описания местного аналога лимба («Скривнуса») пробирает холод. Слои, где томятся Иоанн Грозный, Максимилиан Робеспьер и Демьян Бедный, автор описывает уже более лаконично. О нижнем уровне ада под названием «Журщ» Даниил Андреев не говорит вообще ничего, но упоминает, что единственный его узник — Иуда Искариот.
  • Чёрт с рогами — подавляющее большинство демонов антропоморфны, наделены крыльями, красно- или серокожи и да, рогаты. Как минимум в одной из ипостасей Гагтунгр выглядит как континентальных размеров демон, мирно плещущийся в безбрежном кровавом океане, как в джакузи. Да и живущие в Биаске и Дуггуре черти вполне себе соответствуют.
  • Чуждая геометрия — высшие слои реальности, где может быть хоть шесть пространственных осей, а темпоральных вообще более двухсот.
  • Warhammer 40,000 — три ипостаси нашего локального сатаны, Гагтунгра, удивительно точно напоминают трех божеств Хаоса. Великий Мучитель — Кхорн (отвечает за удовольствие от насилия как таковое, садизм всего лишь частный случай), Великая Блудница — Слаанеш (причем ее сфера ответственности не только распутство, но и гедонизм как таковой и вообще любая невоздержанность), Великий Исполнитель Демонического Плана — Тзинч (тут без комментариев). За бортом остался только дедушка Нургл, но некоторые чистилища, в частности Скривнус, где души ленивых и праздных вынуждены прозябать, поглощая и исторгая экскременты, подозрительно напоминают нурглятник.
    • Куда больший нурглятник — Буствич, где кал и гниль вообще везде, сами грешники попадают полупереваренными-полусгнившими, и в итоге еле ходят этакими зомби, пытаясь сбежать от сползающихся на них разумных плотоядных червей…

Где встречается[править]

Обширная вселенная «Розы Мира» так или иначе была процитирована многими авторами. К образам из нее периодически обращались Д.Быков, В.Сорокин и В.Пелевин. Ниже приведены примеры прямого заимстовования больших пластов книги.

  • «Посланник» В.Головачева — космогония «Веера миров» представляет собой прямую кальку с метавселенной «Розы», изменены только названия, и то не все.
  • Макс Далин, «Рукопись, найденная под прилавком» — произведение в значительной степени вдохновлено «Розой Мира». В частности, используется идея многослойной реальности, и герою даже удаётся побывать в инфернальной версии Петербурга.
  • «Упорядоченное» Н.Перумова также весьма сходно по своей структуре с миром «Розы». Некоторые реалии (например «Дно Миров») прямо заимствованы.
    • Хотя тут вероятнее совпадение идей писателей, поскольку обе явно произошли от более древних мифологических представлений. Перумов всегда активно использовал и использует скандинавскую мифологию. Даниил Андреев в той же мере тяготел к индуистской. При этом, фантаст выстраивает свое овеянное скандинавским мифологизмом фэнтези в наукоподобном каркасе, поскольку сам является ученым, а эзотерик в качестве такой основы взял христианство, поскольку ученым не был, но происходил из верующего семейства.
    • Тогда в ту же степь и метавселенная Рудазова, которая, кстати, в одной из поздних книг прямо называется Упорядоченным (буквальный перевод эллинского κόσμος). В частности, Третий закон Творца, постулирующий полную неуничтожимость душ, и «слоистость» миров.
  • «Виртуальность» Игоря Воронкина — ни на что не претендующий псевдо-киберпанковский роман немного наивного стиля, взявший за основу идею взаимопроникновения описанных в «Розе Мира» сил и нашего «энрофовского» Интернета. Действительно, ведь изображения на экранах наших мониторов и даже на мини-экранчиках виртуальных шлемов двумерны, почему бы не отождествить это с идеей «двумерности» демонических миров? Таким образом мимолётно решается и парадокс, могущий терзать бдительного читателя ещё при чтении Андреева, парадокс, заключающийся в том, что «плоские и двумерные» по идее миры зачастую описываются словами и образами, больше приличествующими обычному трёхмерному миру.
  • «Ананасная вода для прекрасной дамы» Пелевина. Не то, чтобы книга имела хоть какое-нибудь отношение к местной космологии, но отдельные персонажи слишком в неё уверовали…
  • Владимир Ковалевский под псевдонимом «Том Шервуд» — приключенческая сага из 6 книг. Умершие герои попадают в потусторонние миры, описанные по Даниилу Андрееву.