Религия — это плохо

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Balalaika-videoinspector.jpegБалалайка докладывает:
Posmotre.li против навешивания ярлыков и не считает, что верующие хуже атеистов (и наоборот). Нас интересуют только художественные приёмы и штампы — а также те тексты (и прочие феномены), которые нашли широкое отражение в массовом сознании и массовой культуре. Если эта статья задевает ваши чувства, предлагаем вам просто её не перечитывать (однако и не портить).
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статья Religion Is Wrong. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.
« Цивилизация достигнет рассвета лишь в тот день, когда последний камень последнего храма рухнет на голову последнего жреца. »
— Император Человечества из Warhammer 40,000 (саму фразу он свинтил у французского писателя Эмиля Золя). А на Золя, похоже, повлиял Пушкин: "Мы добрых граждан позабавим // И у позорного столпа // Кишкой последнего попа //Последнего царя удавим."
«
« Если человеку нужна религия чтобы вести себя достойно в этом мире, это точный признак или гнилого сердца, или слабого ума. »
— Нинон де Ленкло.

— Когда-нибудь так называемый вольный город Новиград действительно станет вольным. Чтобы это получилось, здесь нужно изжить предрассудки. Трындёж про святость Вечного Огня хорош для детей. — Видно, не только для них. В время казни вся толпа ликовала. — Чернь всегда любила смрад палёного человеческого мяса. Но когда-нибудь люди поймут, что Вечный Огонь нужен только затем, чтобы держать их в руках.

»
— Диалог Франциска Бедлама и Геральта, «Ведьмак 3: Дикая Охота»

На страницах или в кадрах некого произведения встретился священник, жрец или паладин, и вы уже ждёте потоки мудрости пополам с благожелательностью. Не тут-то было! В данном сеттинге религия — это плохо. И если связанный с религией персонаж является положительным, то не благодаря, а вопреки. Скорее всего, это будет пастырь нерадивый, презираемый своими «праведными коллегами». Но даже такой персонаж лишь исключение из правила, а правило простое: персонаж связан с религией — он плохой.

Основные варианты реализации тропа:

1) Высшие силы есть, и они сами плохие.

В качестве высших сил тут может выступать Злой Яхве, с прислуживающими ему инквизиторами и храмовниками всех мастей, или откровенно злое божество с кучей поклоняющихся ему мраккультистов, или целый сволочной пантеон языческих богов, желающих жертв и подчинения. Есть вариант для совсем мрачных миров, совмещающий все три типажа. Так или иначе принцип тут простой: яблоко от яблони недалеко падает, и у плохих высших сил будут злобные, жестокие служители, несправедливые заповеди и ужасные ритуалы.

2) Высших сил нет, или они никак не проявляют себя в мире.

Тут скорее всего будет или обманная религия или оголтелые заблуждающиеся фанатики, но обычно упор делают на обман. Вместо храмовников злодеями, скорее всего, будут князья церкви, сплошь интриганы и властолюбцы. Религия ими превращена в просто-напросто инструмент манипуляции малограмотными массами. Церковь активно лезет в политику, воюет и насаждает мракобесие, прикрываясь благочестием.

3) Высшие силы есть, они сами хорошие, а вот «верные последователи» творят всякие непотребства.

Старше, чем феодализм. Именно это утверждал Христос в Новом Завете, обличая фарисеев и изгоняя торговцев из храма. Высшие силы есть, но проявляют себя не часто, а их служители давно исказили учение себе во благо. Обычно в таких произведениях присутствую праведники, гонимые церковью, пастыри нерадивые, которые ближе к небесами, чем высшие иерархи духовенства, и святые из народа. Упор делается на противопоставление буквы и духа законов божьих.

Второй тип хорошо ложится под другие два: то есть церковники считают свою религию религией обмана, но затем сталкиваются с редким очевидным проявлением злых или добрых высших сил и обретают веру.

Примеры[править]

Фольклор[править]

  • Образ священнослужителя, будь он поп, ксёндз, мулла, раввин или бонза, во многих народных (и не только) историях являет собой эталон жадности и глупости.
«

На священника внезапно выскочил лев. Священник взмолился: — Господи, внуши этому льву христианские чувства! Вдруг лев встал на задние лапы, перекрестился и сказал: — Господи, благослови пищу, которую я сейчас приму.

»
— Анекдот

Литература[править]

Во многих странах[править]

  • Особо отличились произведения времён Просвещения (например, антиклерикальные памфлеты Поля Гольбаха), а затем многое изданное в соцстранах. Чего только стоят риторика Остапа Бендера в адрес ксёндзов!
  • Лео Таксиль, «Святое семейство» — со своей критикой католического клира тоже изрядно отжигал. При этом в своём отжиге, что характерно, довольно неплохо владел историческим материалом.

Русскоязычная[править]

  • Представители социалистического реализма этот троп очень уважали и до краха СССР или даже раньше успели выжать из него все соки. Большая часть этих творений ныне заслуженно забыта, но некоторые — действительно талантливые произведения, которыми зачитывались наши мамы и папы, а в иных случаях продолжаем читать и мы — сохраняют силу своего влияния по сей день. Просто удивительно, что их никто не догадался запретить за экстремизм и оскорбление чувств верующих.
    • Автор правки желает отметить произведения Леонида Жарикова «Повесть о суровом друге» и особенно «Судьбу Илюши Барабанова». В «Судьбе Илюши…» соответствующие персонажи — дьячок и дьякон калужской Церкви Василия Блаженного — изначально описывались всего лишь с иронией, как комические нерадивые пастыри, которые после службы теряют свой лощёный пафос и, подобно простым смертным, пьют самогон, курят махорку и режутся в картишки. На их фоне настоятель церкви описывался чуть ли не с симпатией, как единственный нормальный человек среди этой братии. Однако потом, когда церковники отказались подчиняться декрету об изъятии церковных ценностей для спасения голодающих с Поволжья, они, по мнению писателя, перешли моральный горизонт событий. И с этого момента троп заиграл на страницах книги всеми цветами.
  • Братья Стругацкие, «Трудно быть богом» — религия и её служители здесь главгады, поборники мракобесия, сочетающие в себе жестокость, фанатизм и властолюбие. Точнее, это, по-видимому, относится к Святому Ордену и контролируемой им области, где, по некоторым намёкам, в иных местах «не осталось ни одного грамотного» (как именно крупная структура, контролирующая значительную территорию, может существовать без грамоты и записей, хотя бы экономических — известно только авторам). А вот что касается общества в целом, то «Империя не поражена хоть религиозным фанатизмом». Конечно, люди здесь суеверны, а религия — вовсе не оплот просвещения, но это «нормальный уровень средневекового зверства».
  • А. Иванов, «Тени исчезают в полдень». Серафима-Пистимея, бывшая старообрядка, перешедшая в баптизм и возглавившая местную общину — главная злодейка и просто полное чудовище. Остальные сектанты — иеговист Демид, хлыстовский «христос» Григорий-Ефим (аллюзия на Распутина) и другие — до полных чудовищ не дотягивают, но злодеи ещё те.
  • Павел Паутин, «Дом с закрытыми ставнями». Собственно, в отце и матери главного героя, принадлежавших к баптистской пастве веры как таковой не так чтобы много, скорее жажда наживы, однако они запрещают детям вступать в пионеры, ходить в кино и много чего ещё. А вот с дедом субверсия — он хоть и основал баптистский приход, но был чистым трикстером, научив мальчика рисовать, оставив ему деньги на учёбу в художественной школе перед своей смертью (при этом поиздевавшись над жадным сыном и невесткой) и показав красоту природы.
  • Ник Перумов «Упорядоченное»:
    • Спаситель — на поверку оказывается чем-то вроде сверхвампира, высасывающего жизненные силы из целых миров. Зла и несправедливости в мире после этого и впрямь не остается. Жизни — тоже.
    • Новые Боги, Хедин и Ракот, не требующие и не поддерживающие поклонения себе, противопоставляются культу властолюбивых Молодых Богов.
  • С. Логинов. Автор сам себя называет воинствующие атеистом, так что ничего удивительного, что в его произведениях этот троп встречается регулярно:
    • «Многорукий бог далайна» — зигзагом. Высшие силы в лице Тэнгэра тут себя никак не проявляют, а вот Йороол-Гуй более чем реален. В землях Вана поклонение Тэнгэру и Йороол-Гую чем-то плохим не выставляется, другой вопрос, что правление Вана — типичная восточная деспотия, а вот строй Земли Старейшин — прогнившая церковь, как она есть, с фанатизмом, пытками и казнями оступников, поощрением доносительства, лицемерием, поборами, рядом с которыми меркнут даже порядки в землях Вана, и так далее. В Земле Добрых Братьев поклонение Йорол-Гую под запретом, но это опять же теряется на фоне бредовости самого общественного устройства этого государства. С другой стороны, народные традиции и суеверия изображены вполне нейтрально.
    • «Свет в окошке» — весьма злая сатира о загробном мире.
    • «Во имя твоё» — навозные века во всей красе. Инквизиция присутствует и изображена в самых чёрных красках.
    • «Миракль рядового дня» — аналогично предыдущему, только здесь средневековое прошлое совмещается с нашим близким будущим: в некоторой области в Европе средневековые дебилы получают возможность видеть (и только видеть) картины нашей современности, и наоборот. Разумеется, происходящее становится поводом отправить на костёр еще сотню-другую «еретиков» и просто неудобных, а также тех, кто посммел как-то попытаться пообщаться с «демонами» в лице потомков. Попытки современных церковников воззвать к совести и разуму предков при помощи переписки на латыни успехом не увенчались.
  • А. Смирнов, «Кельрион» — опять же зигзагом. Боги реально существуют (или существовали, здешние боги — смертны), и даже не все они — сволочи (хотя большинство из них — в лучшем случае носители серобуромалиновой морали). Однако религия здесь, как правило, ничем хорошим не является. Вплоть до того, что поклонники одной из немногих доброжелательных богинь за столетия сна объекта своего поклонения создали, своими извращенными представлениями и поклонением, ее злобный «клон» и едва не убили воплошение реальной богини после её пробуждения. Местный культ Господина Добра — и вовсе обманная религия с фанатиками и храмовниками, без малейшей светлой черты.

На других языках[править]

  • Ф. Рабле, «Гаргантюа и Пантагрюэль». Во все поля.
    • Всё-таки не во все. К самой религии отношение вполне положительное, но к церкви — резко отрицательное.
  • «Монахиня» Д. Дидро. Даже самая лучшая — добрая, справедливая и светло верующая — настоятельница, которая была у Сюзанны, носила фамилию де Мони. А те, кто был хуже, и в говорящих именах не нуждались.
  • Гёте/А. К. Толстой, «Коринфская невеста». Мать в религиозном рвении поклялась отдать дочь в монастырь, разрушив её счастье с предназначенным женихом. «И богов весёлых рой родимый Новой веры сила изгнала, И теперь царит один незримый, Одному распятому хвала! Агнцы боле тут Жертвой не падут, Но людские жертвы без числа!» А дочь благодаря этому всему, видимо, потом превратилась в упыря-врикогласа (да, в Греции тоже есть вампиры)…
  • М. Твен, «Янки из Коннектикута при дворе короля Артура». «…Влияние могущественной и страшной римско-католической церкви. За каких-нибудь два-три столетия она превратила нацию людей в нацию червей. …Она была мудра, ловка и знала много способов, как сдирать шкуру с кошки — то есть с народа; она изобрела „божественное право королей“ и окружила его десятью заповедями, как кирпичами, вынув эти кирпичи из доброго здания, чтобы укрепить ими дурное; она проповедовала (простонародью) смирение, послушание начальству, прелесть самопожертвования; она проповедовала (простонародью) непротивление злу; проповедовала (простонародью, одному только простонародью) терпение, нищету духа, покорность угнетателям; она ввела наследственные должности и титулы и научила всё христианское население земли поклоняться им и почитать их. …Без религии пока не обойдёшься, но мне больше нравится, когда церковь разделена на сорок независимых враждующих сект, как было в Соединённых Штатах в моё время. Концентрация власти в политической организации всегда нехороша, а господствующая церковь — организация политическая: она создана ради политических целей; она выпестована и раскормлена ради них; она враг свободы, а то добро, которое она делает, она делала бы ещё лучше, если бы была разделена на много сект».
  • Этель Лилиан Войнич, «Овод» — жизнь героя оказалась сломана из-за его искренней веры. Да и требование целибата для католических священников, из-за чего Артур оказался в сомнительном положении бастарда — тоже штука неприятная.
  • Prince of Nothing — Сто Богов — весьма жуткие существа, которые пожирают людские души после смерти. Единственный способ не угодить в ад — приносить им жертвы и всячески угождать. Противостоит им религия апокалиптических маньяков, желающих гибели мира. Во все поля религиозный фанатизм, храмовничество и религиозные войны.
  • Бернхард Хеннен, «Elfenzyklus» — Церковь Тьюреда, подмявшая под себя почти весь мир людей, была создана Человеком-кабаном с целью уничтожения Альвенмарка.
  • «Ночь Шрамов».

Кино[править]

  • Экранизация «И тьма пришла» Айзека Азимова — толпа, науськанная священнослужителями, стала истреблять учёных во время затмения.
  • «Изобретение лжи» — в мире, где все говорят друг другу правду, главный герой случайно открывает для себя ложь. Начиная с небольшого, он в конечном итоге долгался до загробной жизни и существования бога. И тут понеслось…

Мультфильмы[править]

  • «Самоедский мальчик» (1928, сёстры Брумберг). Ненецкий мальчик Чу разоблачает жадного шамана, обманывавшего людей, после чего, унесённый на льдине в открытое море и спасённый советскими моряками, попадает в Ленинград, где поступает на рабфак, учится и думает вернуться в родное стойбище строить новую жизнь.
  • «Полный расколбас» — каждое утро разумные продукты в супермаркете поют песню о лучшем мире, в который боги — точнее, люди, — относят купленную еду туда, где их ждёт вечное блаженство. На самом деле в «лучшем мире» их ждёт мучительная смерть от рук «богов», которые пожирают их. А религию придумали другие продукты, чтобы дать утешения остальным.

Мультсериалы[править]

  • «Гриффины» — ряд серий посвящен именно этому. Шутки ради, впрочем. Так как высшие силы во вселенной мультфильма безусловно есть. А в некоторых сериях просто «фанатизм — это плохо». Такие взгляды у Сета Макфарлейна.
  • «Южный Парк» — см. «Гриффины». Причём, создатели позиционируют себя именно как верующие, но при этом активно высмеивают как традиционные религии, так и разнообразные секты.
  • «Симпсоны» — тоже активно высмеиваются различные религии. Но, в отличии от двух предыдущих примеров, здесь всего лишь легкая ирония.

Манга и аниме[править]

  • Berserk: Местный аналог христианства изобилует храмовниками и инквизиторами, местный аналог сатанизма — откровенная религия зла с кровавыми оргиями, а всё дело в том, что здесь вариант, когда высшие силы есть, и они плохие. Богом здесь работает «Идея зла» — которая даже не бог, а воплощение всего зла человеческого, пририсовавшее себе права и обязанности и бога, и дьявола. Так что все религии в сеттинге созданы для обеспечения Идеи Зла новой пищей. Кроме него есть так же злое подводное божество, которое скорее просто гигантское и могучее чудовище.
  • «Легенды и герои». Педаль в пол. Тут есть сволочной пантеон, эксплуатирующий людей, как скот, а за их спиной стоит Злой Демиург, создающий, разрушающий и снова создающий мир ради развлечения. Среди богов немало садистов и отморозков, готовых даже своих собратьев обречь на участь хуже смерти за излишне щепетильное отношение к людям. Религиозность здесь равна рабскому мышлению и смирению со скотской судьбой.
  • Junketsu no Maria: религия — классическое христианство, но вот его последователи — то ещё быдло (в манге так вообще чуть не изнасиловали ангела). Высшие силы есть, но в происходящее не вмешиваются, полагая, что такая уж у человека быдлячья натура. И другим вмешиваться тоже особо не дают. В том числе и потому, что без постоянных миротворческих пинков от Марии население тут же скатывается к привычному нарезанию друг друга ломтиками.
  • Tate no Yuusha no Nariagari: церковь Трёх Героев. Просто церковь трёх Героев.

Видеоигры[править]

  • Серия Total War — в обоих частях Medieval Папа Римский козлит так, что никакому монарху и не снилось, так что поневоле начинаешь его ненавидеть. Они постоянно дают дурацкие задания, требуют отправлять войска за тридевять земель и, что самое неприятное, активно вмешиваются во внешнюю политику, ломая все наполеоновские планы. У автора правки даже был случай, когда его собственный ставленник-понтифик наводнил родную страну инквизиторами, а затем и вовсе отлучил её от церкви за попытку отбить нашествие монголов, которые посреди войны заключили с Ватиканом союз.
  • Dragon Age: Кунари — антиклерикалы, говорят о вреде религий и не верят в богов. При этом их идеология выглядит именно что культом.
    • Церковь Андрасте, косплеющая худшие пороки своей католической «коллеги» из нашего мира. Война между храмовниками и магами, принёсшая Тедасу много горя — во многом их вина. Фурункул вызревал давно, и даже если бы катастрофы в Киркволе не случилось, он бы прорвался в другом месте.
    • Вера тевинтерцев в Древних Богов-драконов, сподвигшая магистров открыть врата в Тень, чтобы воочию увидеть своих божественных кумиров, привела к Первому Мору, чуть не уничтожившему весь мир.
  • BioShock Infinite — Комсток, обладая способностью фактически предсказывать будущее, довёл свой город до ручки и вполне заслуженно получил своё от ДеВитта. Исключительно из-за своей тупости, вызванной зашкаливающим фанатизмом. Особую изысканность ситуации придает то, что Комсток и ДеВитт — две версии одного и того же человека, а точкой бифуркации стало принятие Комстоком крещения, в то время как ДеВитт решил, что его грехи водой не смыть.
  • Metro Exodus — секта техноборцев на Волге и культ огнепоклонников на Каспии.

Настольные игры[править]

  • Familiars RPG: основным противником для героев-фамильяров является Церковь Чистого Мышления. Её адепты стремятся очистить мир от волшебства, так как считают его опасной и непредсказуемой вещью.

Реальная жизнь[править]

  • Антитеизм целиком и полностью посвящён именно этой идее. Атеизм — это «каких-то весомых оснований полагать, что бог существует, нет и именно поэтому вера в бога — нелепость»; а антитеизм — «даже если бог есть, он не управляет нашими судьбами, он не „высшее существо“ по отношению к нам; значит, богу — существует он или нет — в любом случае не следует поклоняться, и уж подавно не нужны никакие религии (вариант: нужны разве что для того, чтобы держать в узде и/или утешать тех, кто ничего другого и не заслуживает)».
    • Антиклерикализм — тоже. Но это направление уже определяется как «Религия — это плохо чисто в социальном плане, и если нет гуманного, приемлемого способа сделать так, чтобы её вообще не было, то по крайней мере надо отделить церковь от государства, школу — от церкви и всемерно ограничить роль церкви в жизни общества. Пусть религиозные культы останутся прибежищем Жителей Страны Эльфов! Пусть духовные лица не посягают ничем (кроме своей собственной иерархии) рулить и ни на что (кроме поведения своих „коллег“) влиять!»
  • Крестовые походы вообще и крестовый поход детей в частности с точки зрения антиклерикалов. С точки зрения католиков же крестовые походы скорее относятся к тропу «Католичество — это круто!».
    • Все другие войны со схожими обоснованиями (дополнительные баллы получают те язычнские течения, что воевали в основном для получения пленников на жертвоприношения.
  • Туги же!