Революция пожирает своих детей

Материал из Posmotre.li
(перенаправлено с «Революция не по-детски»)
Перейти к: навигация, поиск
« Бьют свинцовые ливни, нам пророча беду.
Мы на плечи взвалили и войну, и нужду.
Громыхает гражданская война, от темна до темна,
Много в поле тропинок, только правда одна…
»
Неуловимые мстители, тема
« Революция без жертв — ничтожная ложь… »
ДДТ. «Предчувствие гражданской войны»

(link)

Борюсь. Со всеми. За счастье и свободу.

Революции, восстания, движения за независимость и гражданские войны — не игрушки для детей и, как правило, проходят не по-детски. Почему? Да потому, что очень мало кому удавалось сделать действительно светлую и бескровную революцию без последствий. Последствия — они, как правило, есть, и они страшны. Ибо как обронили ещё во времена Великой французской революции, революция пожирает своих детей. И не только детей.

  • Новое правительство гораздо лучше старого. Лучше, я сказал! Ведь мы прогнали ужасного Чёрного Тирана, который ел фуа-гра из младенцев на завтрак, обед и ужин, запивая его коктейлем из крови девственниц и их слёз (кто спросил про доказательства? джентльменам верят на слово!), и теперь мы за народ! Чем недовольны? Что, вас смущает то, что у нас теперь Белый Тиран? И что социальное положение ненамного лучше? Так у нас же не было хвосторезов, а теперь они у нас есть! У нас не было ста моделей ухокрутов, а они у нас тоже есть! Что, какие-то шахтёры требуют улучшения материального положения, понижения расценок и повышения зарплат? Да это ведь контрреволюция! Живо послать в шахтёрский посёлок отряд революционных гвардейцев на бэтээрах! Шахты будут или спокойны, или безлюдны! Как, тот смутьян зовёт к пересмотру Генеральной Линии Великой Партии Народа? Ну-ка, товарищ глава Тайной Полиции Министерства Распределения, пошлите-ка за ним три группы бравых ребят в красивой форме на чёрных машинах!
  • Чистка — в реальной жизни у любой власти всегда остается немало сторонников, для которых случившееся — катастрофа, и они готовы любой ценой вернуть статус-кво. Если с ними не бороться, они так и сделают. А бороться приходится методами весьма радикальными — от массовых арестов до массовых расстрелов.
    • Террор — когда чистка переходит все границы, с истреблением или как минимум серьёзным поражением в правах и люстрацией не только «контры», но и членов их семей, ведется по классовому признаку и т. д.
    • Собственная революционная гвардия за годы гражданской войны собрала в своих рядах разношёрстный сброд, умеющий в основном разрушать, и её тоже надо чистить.
    • Среди революционных вождей, кем бы они ни были, революционной партией, парламентом или ещё кем-то тоже отнюдь не все монолитны. С генеральной линией партии будут согласны не все. Кто-то ещё и слишком заиграется в революцию: когда страна будет нуждаться уже не в бунтарях и мечтателях, а в созидателях, некоторые из революционеров не смогут вернуться к нормальной жизни, мол «Мы шли в партию за Мировой революцией, а не быть строителями!» и «Есть у революции начало, нет у революции конца, а кто не согласен — контра и оппортунист!». Педаль в пол, если ещё и у вождей разные программы и идеологии: коммунисты, конституционные монархисты, анархисты и т. д. А кто-то вроде с генеральной линией партии согласен, но вот тёплого места в новом правительстве на всех не хватило. И, обвинив других вождей в том, что «…За что же мы боролись?…», решит переиграть результаты революции. Разумеется, всё это тоже придётся чистить.
    • Или, наоборот, от старого режима осталось много аполитичных личностей, которые готовы служить новой власти. Какие-то из них, наверное, действительно ценные специалисты, которым стоит простить неблагонодёжность. Но многие просто приспособленцы, которые хотят сохранить тёплые местечки. А то и затаившиеся враги, которые если и не замышляют переворот, то не против постепенно пролезть во власть и незаметно вернуть старые порядки. Как мы поступим с такими «попутчиками»? Как отличить профи, которому плевать на политику, от «редиски», готовой на всё, лишь бы остаться у власти?
  • Правительство в изгнании — если герои не расправляются с тираном/королем/царем/буржуями/злым канцлером и т. д. их методами — то есть отрубая головы, заточая в темницы или хотя бы ссылая куда-нибудь подальше, — то злодеи просто удирают из королевства, сверкая пятками. А дальше эти коварные, подлые и изнеженные люди, привыкшие жить в роскоши и не привыкшие к физическому труду, будут, конечно, смиренно просить на паперти подаяния, а не военной помощи у какого-нибудь более умного и сурового правителя в обмен на территориальные и концессионные плюшки. Да-да, конечно.
  • Разброд и бардак — мародёры и прочие приятные личности, которые рады-радёхоньки, что старая полиция уже распущена, а новая народная милиция ещё не создана. Не забываем и про погромы, бессудные расправы и т. д.
  • Дружественные соседи — те, мечтающие увеличить свои территории в ходе внутренней смуты, как по приглашению сбежавших членов старого правительства, так и без оного, не замедлят устроить набеги на границы молодой республики.
  • Межнациональная рознь — см. пунктом выше, только вместо дружественных соседей сдесь местные гордые воинственные народцы, желающие отделиться и устроить своё государство со всеми полагающимися атрибутами.
  • Классовая вражда — без комментариев.
    • Конфликт господ-товарищей (Шариковых-Преображенских) — примерно в ту же степь. Сразу полностью заменить интеллигенцию, а точнее, всех старых специалистов на всех уровнях и работах (от армии и полиции до науки и государственного управления) на специалистов абсолютно верных революции не выйдет ну никак. Поэтому нужно будет привлекать спецов на свою сторону, как кнутом, так и пряником. Понятно, что кто-то из интеллигенции сразу поддержит революцию, а кого-то придётся уговаривать. Юмор в том, что «товарищи», новые специалисты и просто работники, нередко будут не довольно тем, что «господа» снова ими командуют и «…они же там имеют гроши вновь…». Понятно, что и «господа» вполне могут пренебрежительно относиться к «товарищам», как к быдлу, которое «надо учить завязывать штаны». И это может вылиться как в косые взгляды и ругань в курилке и на кухне, так и в доносительство и даже в саботаж.
  • Гражданская война — сопротивление остатков старого режима и им сочувствующих — как активное, с оружием в руках в обличье всяких «белых армий, чёрных баронов» — так и пассивное, в виде отдельных граждан на местах, саботирующих распоряжения новой власти.

Оговоримся, что революция, если говорить научным, социологическим, языком, это когда меняется социальный строй и образ жизни целого общества[1]. Если меняется правительство и правящая элита, это называется переворот. Но здесь этот троп, как указано выше, будет включать в себя все категории «борьбы за свободу».

Примеры[править]

Литература[править]

«

весь мир насилья мы разрушим
до основанья а потом
построим новый мир насилья
но лучше прежнего в сто крат

»
— Пирожок с тропом

Русскоязычная[править]

  • «Бледная правда» Зазубрина — из-за несовершенства новорожденной советской судебной системы к расстрелу за хищения приговаривают невиновного человека.
  • «Тихий Дон» Шолохова, и этим всё сказано!
    • Его же «Поднятая целина». Революция здесь происходит в несколько ином смысле слова — не переворот, не смена власти, но коренное изменение жизни. И сколько подводных камней, сколько противоречий будет обнаружено!
  • П. Н. Краснов, «От двуглавого орла к красному знамени».
  • «Трудно быть богом» Стругацких. Не столько сам переворот в Арканаре, который все же скорее путч в сочетании с интервенцией, чем революция (революция должна опираться на какую-никакую народную поддержку), сколько упоминаемые примеры, когда земные наблюдатели не выдерживали своей наблюдательской роли, а также гипотетическое развитие событий, описанное Руматой в спорах с Будахом и Аратой.
    • А также предыдущие восстания, в которых участвовал Арата. Все они заканчивались или разгромом, или предательством соратников.
  • «Обитаемый остров» тех же авторов. «Теперь они сразу поймут, что их угнетают, что жизнь у них дрянная, и поднимутся…» «Куда они поднимутся? — сказал Странник печально. — Кто поднимется? Неизвестные Отцы живут и здравствуют, Гвардия цела и невредима, армия отмобилизована, в стране военное положение… На что вы рассчитывали?». Не говоря уже о том, что на улицы выбегут толпы сумасшедших, спятивших из-за отходняка от внезапно выключенных лучей зомбирования.
  • «Хроники странного королевства» — несмотря на то, что в мистралийской гражданской войне «хорошая» сторона — однозначно повстанцы, после их победы хватает элементов, не вписывающихся в стандарт «лёгкой революции»:
    • Экономика разоренной страны сама по себе не восстанавливается.
    • На поддержание порядка приходится отвести кабы не больше сил, чем на захват столицы.
    • Законный правитель — отнюдь не обязательно умелый правитель. Впрочем, ему есть кому дать полезные советы.
      • Которые слабо сочетаются с его идеалистичными взглядами.
    • Многие повстанческие фракции отказываются складывать оружие. Одни указывают на «полезные советы» и называют нового короля иностранной марионеткой, другие считают его узурпатором, третьи против прошлой власти, но не за монархию, а кто-то и вовсе хочет лишь безнаказанно грабить, прикрываясь высокими идеалами.
    • Да и среди бывших соратников согласие не всегда есть.
    • В довершение остается и «цивилизованная оппозиция», жаждущая получить свой кусок при любой власти.
  • «Пугачев-победитель» Михаила Первухина — одно из первых российских (хотя сам автор на момент написания жил за границей) произведений в жанре альтернативной истории. Автор наглядно демонстрирует, что случится с великой империей, власть в которой захватит полуграмотный мужик, опирающийся на «вольных» (то есть плюющих на закон и порядок) казачков, беглых каторжан и всякую перекатную голь.
  • «Первый год Республики» Л. Вершинина — аналогично про победу декабристов (правда, не в масштабах страны, а только на юге).
  • «Антираспад» Антона Орлова: планета Хальцеол. Коррумпированное правительство с ростом революционных настроений заключает рискованное соглашение с Денором, одной из самых сильных в военном и экономическом отношении планет. Отнюдь не бескровная революция, интервенция Денора и разгул терроризма прилагаются. К чести денорцев, они всерьез занимаются преодолением последствий, однако принимаемые ими в том числе репрессивные меры и существенная разница культур отнюдь не добавляют им популярности…
  • «Сварог» — в «Спасителе Короны» маги устраивают революцию против угнетающих их технологий. Результат — кровавая гражданская война и технологическая деградация после победы магов.
  • Вадим Панов, «Последний адмирал Заграты» — яркое описание революции в ее начальной фазе с уничтожением беднотой всех более-менее зажиточных, уничтожения правящей верхушки вместе с детьми и т. д.
    • У него перегиб в другую сторону: революционеры рисуются исключительно чёрной краской, и вообще они ставленники местных жидомасонов, которые хотят заполучить нефть планеты, а аристократы белы, пушисты и благородны.
      • Но при этом местный король поступил весьма глупо: прекрасно зная, что ему противостоит вовсе не «Батька Махно», а крупный капитал, способный подавить его как финансово, так и в силовом варианте, он отказывается от помощи аристократической родни, ради которой пришлось бы поступиться толикой власти — но именно толикой, а не всей, и, тем более, не надо было рисковать при этом своей семьёй. Так что все здесь хороши.
  • «Порри Гаттер» Жвалевский, Мытько — как ни странно для изначально пародии на «Гарри Поттера», именно так оканчиваются попытки модернизировать Трубу и сделать всех людей магами (или хотя бы вернуть магию ее лишенным). Ни строгая секретность, ни меры безопасности, ни наделение магией тайком, ни наделение магией всех и сразу не помогают — в любом случае это ведёт лишь к краху миропорядка. Впрочем, дело не в идее, а в устройстве, способном послужить во зло — если пошевелить мозгами и согласиться идти долго и трудно, окольными путями, то вполне можно и мир сохранить, и лишенным магии помочь (в книге таких вариантов несколько).
  • Владислав Крапивин, «Сказки о рыбаках и рыбках» — обстановка неумолимого распада либерализующегося режима Верного Последователя во всей красе. Постоянные митинги. к которым относятся едва ли не как к стихийным бедствиям, нарастающая неразбериха в управлении и ее использование силовыми органами, повальные переименования, повальный дефицит продуктов, появление всевозможных банд — все на месте.
  • Альфина и Корнел, «Пёсий двор, собачий холод» — Метелин расстрелян, Хикеракли и Драмин сосланы в степь строить тюрьму, Веню убил Метелин, граф Набедренных на этой почве сошёл с ума, Гныщевич и Плеть изгнаны из страны. Оставшийся без противовеса кружок отличников строит тоталитарную страну, которая не стесняется ставить опыты на детях: всё ради упорядоченности и логичности.
  • Меганезия — Аверсия. Спустя четверть века после революции в первом мире официально считается, что конвент зачистил и своих батакских союзников и командира собственных спецслужб. На самом деле нет-батаки были врагом конвента с самого начала, командующий INFORI в реальности вовсе не существовал, а игравший его Жерар Рулетка даже удалившись в добровольную ссылку продолжил активно помогать конфедерации.
  • О. Дивов, «Выбраковка».
  • Захар Прилепин, «Обитель» — с «Великой Октябрьской» прошло десять лет, Гражданская кончилась. Новая власть, обещавшая некогда свободу и равенство, открывает свои первые концлагеря. Отлично показан и контингент СЛОНа, состоящий как из бывших белогвардейцев и духовенства, так и обычных урок и «бытовиков». Но присутствуют и в общем-то не имеющие отношения к политике люди, вроде молодого биолога Осипа, который сослан на Соловки в качестве научного работника. Однако он тоже является заключенным, сидя в лагере, пусть и имея различные привилегии. Чем дальше по повествованию, тем сильнее раскрывается вся жесткость и греховность представителей новой власти, которые показаны тиранами, самодурами и попросту садистами. Справедливости ради, среди сидельцев тоже крайне мало невинных людей.

На других языках[править]

  • Мериме, «Таманго». Невольникам под чутким руководством Таманго удалось перебить экипаж работоргового корабля и захватить его — но ни один из негров не знает, ни как им управлять, ни в какую сторону плыть. А судьбу пассажиров предоставленного воле волн парусника в открытом океане предсказать нетрудно.
  • В. Гюго:
    • «Отверженные»: одно из центральных событий романа — захлебнувшееся в крови Июньское восстание 1832 года в Париже.
    • Роман «Девяносто третий год» раскрывает тему еще полнее.
  • Диккенс, «Повесть о двух городах».
  • Анатоль Франс, «Боги жаждут» — о Французской Революции, разгуле якобинского террора и творившихся в то время мерзостях. Главный герой, художник и революционер-радикал Эварист Гамлен — типичное дитя Революции, которое закономерно само стало ее жертвой.
  • Дж. Оруэлл:
    • «Скотный двор» показывает и революцию, и её последствия в нарочито сатирическо-сказочном ключе.
    • И «1984». Неизвестно, падёт ли Партия (судя по некоторым намёкам — таки падёт) и будет ли новый режим лучше старого, однако сама она пришла к власти в результате революции.
  • Габриэль Гарсия Маркес, «Ста лет одиночества» — история полковника Аурелиано Буэндиа.
  • Войцех Жукровский, «На троне в Блабоне». Сиквел абсолютно детской книжки «Похищение в Тютюрлистане» оказался достойным пера Евгения Шварца философским произведением о том, что сама по себе смена власти счастья не приносит.
  • Терри Пратчетт «Ночная стража» — одна из главных тем. Массовые бунты горожан в итоге не достигли бы успеха, если бы тиран-лорд Ветрун не приказал долго жить от испуга при виде молодого Витинари с арбалетом. Джон Киль (он же Сэмюель Ваймс из будущего) предотвращает беспорядки в своей части города, защитив ее от кавалерии Ветруна — и новый правитель лорд Капканс тут же приказывает устранить Киля как опасного для нового режима. Как мы узнаем, Капканс в целом был не сильно-то лучше Ветруна, и только пришедший за ним патриций Витинари наладил жизнь в Анк-Морпорке.
  • «Песнь Льда и Пламени»/«Игра престолов». По сути, одна из основных нитей проходящих через весь цикл. Роберт Баратеон завоевал трон, но на управление государством забил. Результат мы видим как раз на страницах саги. Тут же и Дейнерис, которой приходится расхлёбывать последствия своих революций. И Робб Старк, ставший Королём Севера. В итоге каждый из них по-своему расплачивается за свои действия.
    • Эталонный пример тропа показывает Дейнерис Таргариен. Будучи юной идеалисткой, она всей душой ненавидит рабство и поэтому убивает господ и освобождает рабов в Миэрине, Астапоре и Юнкае. Она верит в то, что свободные люди войдут в светлое будущее и никто не будет ущемлен. К чему же это приводит на самом деле?
      • Разграбленный рабами Юнкай быстро восстанавливает свои силы, распускает по всем городам слухи о невероятной жестокости Дейнерис, набирает армию наемников и идёт воевать с Астапором и Миэрином.
      • В Астапоре городской совет из жреца, ученого и лекаря[2] свергает бывший раб-мясник, назвавший себя Клеоном Великим. Клеон наспех собирает армию из мальчишек и стариков, уводит её на войну, где его и убивают собственные солдаты. Его преемник Клеон Второй проправил восемь дней, после чего брадобрей перерезал ему горло и в городе началась гражданская война между Королём-Горлорезом и Королевой-Шлюхой (бывшей любовницей Клеона Великого). Закончилось всё тем, что к городу подошла армия Юнкая и взяла его в осаду. В Астапоре начался голод и вспышка дизентерии (или холеры?), после чего юнкайцы с легкостью взяли город и устроили там резню.
      • Миэрин, где обосновалась сама Дени, потрясают постоянные вылазки террористов из Сынов Гарпии, многие бывшие рабы недовольны своей свободой, а бывшая верхушка города затаилась и ведёт подрывную деятельность против новой власти. Всё это отягощается тем, что беженцы из Астапора принесли с собой бледную кобылицу (ту самую то ли дизентерию, то ли холеру). Вдобавок, город находится в осаде юнкайскими войсками, а неумение Дейнерис контролировать драконов приводит к тому, что победить юнкайскую армию нет никакой возможности.
  • «Голодные игры» — вся третья книга (и два последних фильма) об этом. Думали, что новый режим будет уж точно лучше того, что герои пережили? Не факт, ох не факт…
  • «Эрагон». Ну, свергли императора Гальбаторикса, ну, покусались из-за того, кто станет новым императором, ну, выбрали императрицу. А дальше что? Вассалы начинают бодаться друг с другом и пытаются использовать великого героя Эрагона в своих целях. Куды бечь? К эльфам? У них еще в прошлой книге те же проблемы. Остается исполнить пророчество и лететь на своей драконихе как можно дальше от Алагейзии. Не забыв прихватить с собой все драконьи сердца и все драконьи яйца.
  • Honor Harrington: прежнее правительство Народной республики Хэвен — всем заправляет пожизненный президент и бюрократы. После революции, всем заправляет Комитет общественной безопасности — помесь постреволюционной Франции и СССР. Лучше от этого никому не стало. Только вторая революция всё исправила, создав нормальное демократическое государство.
  • Саймон Грин, «Сумерки Империи» — императрицу Лайонстон свергли в третьей книге пенталогии, попутно угробив значительную часть вооружённых сил. Всё самое весёлое только начинается…
  • «Те, кто внизу» Мариано Асуэла. Классический роман про зарождение, путь и бесславную гибель небольшого отряда революционной армии.

Фанфики[править]

Кино[править]

Кино про вымышленные события[править]

  • Старая Расширенная вселенная «Звёздных войн». Целые романы посвящены борьбе с «белогвардейщиной» Осколков Империи, а правительство Новой Республики показано как не слишком компетентное и подверженное раздорам.
    • Да что там, даже на занятие Новой Республикой Корусанта (традиционно планеты-столицы) и объявление нового строя ушло пять лет.
    • А почему только старая? Новая тоже вполне показывает и перегибы на местах, делающие всяких со герер больше похожими на террористов, чем на партизан, и продажность руководства, благодаря которому Новая Республика мутировала в Старую менее чем за одно поколение.
      • До показанного в «Руке Трауна» и цикле про вонгов бардака новой версии всё же далеко. То, что творилось в старой… Скажем так, автора правки ни разу не удивляет то, что далеко не все в этой самой НР хотели жить.
  • Как ни удивительно — после такой по-детски лёгкой победы Сопротивления — «Дивергент, гл. 2: Инсургент». Ещё в первой части был задел на продолжение после хэппи-энда в виде намёка на очень не-детские последствия: похоже ожидается разброд, шатание и революционный террор, — так что всю серию целиком всё-таки сюда.
  • «Сквозь снег»: после долгожданной победы революции поезд уничтожен, а в живых среди замёрзшей пустыни остаются девушка-наркоманка и зомбированный мальчик. К которым движется голодный белый медведь.
  • Экранизация Dungeons & Dragons: первый фильм завершился тем, что после ссоры с советом магов, одолев их в битве, юная императрица с ОГРОМНЫМ ПАФОСОМ заменила имперскую форму правления на республику и демократию. В сиквеле из-за скудного бюджета вместо некогда огромной Империи, получилось великое множество крохотных королевств и мелких княжеств. И ведь ничего не скажешь, реалистично: власть упустила вожжи, произошла балканизация.
  • Очень хорошо показано в фильме «Убить дракона» (см. видео).
  • «Беспредел» — Филателист просвещал мужиков, подбивая на бунт против тюремщиков и чёрной масти, и добился таки массовых беспорядков, положив свою жизнь на алтарь революции. В итоге восстание мужиков подавили внутренние войска, но дело Филателиста живёт в Калгане.
  • «За Маркса!» — несколько выбивающийся из основной канвы творчества Светланы Басковой фильм о противостоянии рабочих во главе с Пахомом против владельца завода, сыгранного Епифанцевым.
  • «Завод» Юрия Быкова — рабочие банкротящегося завода берут в заложники директора завода, чтобы он выплатил им зарплату и рассказать СМИ о деяниях хозяина предприятия в 1990-х.
  • Сериал «Black earth rising» это очень хорошо иллюстрирует (внезапно, Netflix может не только «пусть тут буду меньшинства просто потому, что они меньшинства», но и серьезную драму, замешанную на национальной нетерпимости, культурных различиях и политических играх)
  • «Звездный крейсер Галактика»- сопротивление на Новой Каприки. Использование смертников и расправы над коллаборационистами присутствуют.

Исторические кинофильмы[править]

  • Фильм «Чекист» 1992 года об эпохе Красного террора, в котором натуралистично демонстрируется методичное истребление людей, «не нужных» новой власти. У некоторых коммунистов случается разрыв шаблона, когда они узнают, что «очередной поклеп из 1990-х» — довольно точная экранизация повести Владимира Зазубрина «Щепка», написанной в 1923 году горячим сторонником таких методов «по горячим следам».
    • Справедливости ради чекисты не только неугодными занимались. В самом начале ВЧК заменяла ликвидированную прокуратуру, то есть была следственным органом. Потом пошло расширение полномочий и совмещение в себе всех правопорядческих функций. Террор зависел от города, в Петрограде дела не было до слов рабочего, там шпионы и «птенцы» Керченского развелись. Так называли амнистированных бандитов. Другое дело, что страдали люди, которые просто хотели есть. Спекулянтов тогда расстреливали.
  • «Звуки музыки» — конфликт фильма крутится вокруг того, что фашистский режим в Австрии свергают нацисты и присоединяют Австрию к Рейху, на фоне чего семья ГГ и решает сбежать из творящегося на родине дурдома.
  • Исторический фильм «Великое пиршество вана», известный ещё под спойлерным названием «Последний ужин» — Лю Бан, захватив столицу, сверг последнего императора Цинь, который им пробыл всего сорок пять дней. Тут к столице подошёл Сян Юй с полумиллионной армией, желавший захватить столицу сам. Лю Бан благоразумно уступил столицу Сян Юю, и тот в честь победы устроил роскошный пир, на котором один из танцующих должен был заколоть Лю Бана…
  • «С динамитом в кулаке»/«За пригоршню динамита»: самый мрачный фильм Сержио Леоне. Неприглядное лицо мексиканской революции и гражданской войны 1910-17: социальный расизм, нищета, беженцы, массовые расстрелы, предатели, разочарование в идеалах, насилие, насилие и ещё раз насилие. Подсвечено цитатой Мао в эпиграфе: «Революция — это акт насилия».
  • The Wind That Shakes the Barley (дословно «Ве́тер, что колы́шет ячме́нь», в прокате «Ве́тер, кото́рый кача́ет ве́реск») — про войну за независимость Ирландии с последующей гражданской войной.

Кинодокументалистика[править]

  • «Прощай, Африка» — культовый в определённых кругах документальный фильм Гуальтьеро Якопетти и Франко Проспери, собравший всё плохое, что творилось на чёрном континенте после избавления от колониального ига. Хорошее? Только в расистской ЮАР.

Мультфильмы[править]

  • «ТРОН: Восстание» — практически весь сериал посвящён методичной, пусть и не всегда безупречной, подготовке восстания на оккупированной (в ходе прошлой революции) территории: от демонстрации диверсий, последствия которых приходиться расхлёбывать гражданским лицам (сломанные танки вынуждены, под угрозой отправки на Игры, чинить коллеги одного из двух главных героев и он сам), до вандалов, которые используют революционный слоган, чтобы устраивать мелкие хулиганства, но позорно сбегают, как только появляется реальная возможность принять участие в настоящем восстании. Переменный успех главных героев, впрочем, тоже вполне объясним: один из них был героем противоположного тропа, но набрался горького опыта уже позже и из-за своих травм не способен к постоянной активной деятельности в одиночку, а второй — обычная программа-механик, который просто хотел отомстить оккупантам за гибель друга небольшой диверсией. Показаны и все неприглядные стороны оккупации тоталитарным режимом: казни, пытки, комендантские часы и доносительство.
  • «Король-лев», как ни странно. В оригинальном мультфильме всё просто: добрый герой Симба сверг своего злого дядю Шрама, прогнал гиен и положил конец тирании и произволу, и в зверином королевстве наступила благодать… В сиквеле, однако, выясняется, что не всё так гладко: у тирана, оказывается, нашлись сочувствующие из числа львиц прайда, которых наш славный Симба был вынужден подвергнуть репрессиям изгнать за границы королевства, да ещё и вместе с маленькими детёнышами. Что характерно, вся история с изгнанием оставлена за кадром — нам остаётся только додумывать, что же именно произошло в промежутке между победным рыком Симбы на Скале Прайда и демонстрацией народу его новорождённого потомства…
  • Аватар: Легенда о Аанге в целом наблюдается противоположный троп, но встречаются и элементы данного тропа:
    • Серия о Джете. Партизаны во главе с Джетом собираются разрушать деревню колонистов народа огня. Мирных людей, которые послушали Сокку и эвакуировались из своих домов.
    • В первом своем появлении сопротивление Омашу пытается убить не только губернатора от Народа Огня, но и всю его семьи, в том числе сына младенца.
    • В серии «Одинокий Зуко» показаны солдаты народа Земли, которые занимаются грабежами и мародерством на подотчётной территории.
    • Злого канцлера Лонг Фенга ГГ разоблачили и посадили в тюрьму. Но вмести с Азулой он свергает глупого царя Куэйя и это позволяет Народу Огня захватить Ба Синг Се.
  • В комиксах тема постреволюционного мира развивается:
    • Царь Куэй, Хозяин Огня Зуко и Аватар Аанг решили переселить всех жителей колоний обратно в страну Огня, но через год Зуко отвергает эту затею, ведь колонии для многих жителей стали родным домом. Да и угнетение Народа Земли там чисто экономическое, а браки между двумя народами считаются нормой. Царь Куэй же справедливо считает колонии захваченной врагом территорией. Из-за этого чуть не разгорается новая война.
    • У бывшего Хозяина Огня Озая остались сторонники, которые создают своё сопротивление.
    • Проблемы начались и у южного племени Воды. Более развитое северное племя пытается превратить южное в сырьевой придаток, в то время как часть бывших партизан ради сохранения своей культуры устраивают захват заложников.
  • Аватар: Легенда о Корре
    • В пером сезоне так показана революция уравнителей. Да, уравнители борются за равенство между магами и не-магами (совету, за исключением Тензина, на не-магов наплевать). Но они похищали магов и лишали их способностей (начинали с преступников и членов Триад, а закончили магами Воздуха) и пытались захватить власть вооружённым путём, не считаясь с потерями.
    • А после завершения революции и реформировании Республиканского города к власти пришёл Райко.
    • Красный Лотос хочет свергнуть всех тиранов. Им удается убить царицу Земли (которая довела страну до того, что было в 3 сезоне), но это вызывает распад Царства Земли и последующую гражданскую войну, которую удаётся закончить лишь Кувире путем террора и концлагерей для неугодных. Объединив страну и получив в свои руки такую власть, Кувира решает вернуть и территории бывших колоний, в том числе и Республиканский город.
    • А после победы над Кувирой остатки её войск решают захватить власть, воспользовавшись демократизацией страны.

Аниме, манга, ранобэ[править]

  • «Ублюдок FFF ранга» — многократно подчёркивается. Всякий раз, когда партия героя влетает во внутренние разборки какой-то страны, это кончается именно так. Героические компаньёны, сразив в бою «злодеев», радостно идут дальше — а вот протагонист, как человек из нашего мира, крайне недоволен результатами. Так:
    • Герои спасли преследуемую убийцами императорскую принцессу и помогли ей взойти на трон вместо подославшего убийц брата? Брат её «заказал» именно из-за неуёмной жажды власти. У принцессы нет должной поддержки в стране и прав (отец даже дал ей отдельную, не императорскую, фамилию), в итоге её воцарение возможно только силой героя. Убийство принца и всех его союзников вызовет кризис престолонаследия ещё и уровнем ниже: сколько влиятельных феодалов разом отправились на тот свет, иногда и со старшими сыновьями! В гражданской войне погибнут тысячи людей, а потом с них же сдерут денег на восстановление страны.
    • Герои спасли из рабства эльфийскую принцессу и поддержали её в войне против убившего отца ради трона брата? Снова гражданская, только теперь ещё круче из-за верных эльфам духов. Плюс королева, дочь отца-ксенофоба, да ещё и успевшая натерпеться в рабстве у людей. Плюс её команда — изоляционисты, старая партия власти. Не забываем о том, что принцессу править никто не учил…

Музыка[править]

  • «Агата Кристи», «В интересах революции» — ещё и жёсткая деконструкция революционных идеалов. Для лирического героя революция — лишь повод убивать, грабить и насиловать, и при этом выглядеть крутым героем («Я буду классным, когда взорву ваш магазин, таким опасным и сексуально заводным»).
  • ДДТ — «Два пальца вверх — это победа, и это два пальца в глаза! Мы бьемся насмерть во вторник за среду, но не понимаем уже четверга! Революция, ты научила нас верить в несправедливость добра! Сколько миров мы сжигаем в час во имя твоего святого костра!»
  • «Би-2» — «Революция», особенно финальный речитатив Ильи Стогова: «Революция… она похожа на женщину, которая даст тебе самое большое счастье в мире, но наутро убьёт тебя. Именно поэтому больше не будет в мире революций, поскольку не осталось у этой женщины женихов». На момент написания казалось запоздалым на тебе! Русской революции, но уже в тот же год приобрело острополитический смысл из-за первого Майдана, а уж как звучит сейчас…
  • «Монгол Шуудан» — добрая половина песен. Хотя группа придерживается анархических взглядов, во многих песнях анархия представлена как примитивный беспредел, а герои используют революционную ситуацию, чтобы просто по фану учинять погромы, грабежи, убийства, изнасилования. Эталонный пример — «Песня чёрного анархиста».
  • 25/17:
    • «Шестнадцатая рота» по мотивам «Обители» Прилепина. Отыграно напрямую — «Своих детей ест Кронос — семнадцатый год».
    • «Рахунок» про относительно недавние революционные события в одной соседней восточноевропейской стране. «Сюжет банален — мать ест своих детей».

Видеоигры[править]

  • Fallout: New Vegas, независимая концовка. Прийти к власти и сделать хорошо решительно всем — не получится никак. Даже если Вы сделаете всё возможное, чтобы избежать кровавой анархии и объедините все возможные фракции — финал будет горько-сладким.
  • Strider 2: Хирю в конце первой игры убил Грандмастера Мейо и избавил мир от его власти. А потом через несколько лет выяснилось что Мейо легко отделался и живой (хоть и не совсем здоровый — весь в бинтах), собрал «мировой совет» по управлению миром, а с помощью страйдера-предателя Хиена уничтожил всю организацию ниндзя-страйдеров, кроме протагониста Хирю, и вообще положение после разрушения созданной Мейо российско-казахстанской империи из первой части ещё хуже(такое что сам Мейо хочет заменить людей на сверхлюдей из пробирок и улететь вместе с ними с Земли). Опять приходится идти и сражаться…
  • BioShock Infinite — восстание «Гласа народа» оборачивается массовыми грабежами и убийствами, что превращает в руины внешне процветающую в начале игры Колумбию. То есть, если сначала одним жилось хорошо, а другим — плохо, то к концу сюжета в охваченном гражданской войной городе плохо стало всем.
  • Stellaris — если в цепочке событий с загадочными жителями газовых гигантов поддержать революционеров на новой планете и отправить их армию для свержения власти на старой планете, то выльется всё это в становление новой постреволюционной тирании, которая, подобно многим реальным режимам, начнёт с репрессий неугодных и переименованием всего и вся на честь власть имущих.
  • Detroit: Become Human — какой бы вариант действий ни выбрали Маркус и Норт, конфликт между людьми и андроидами в любом случае перейдет в силовую фазу и в лучшем случае закончится массовой дракой перед концлагерем утилизационным центром номер пять. А в худшем гибелью героев или взрывом «грязной бомбы» (что, к слову, не отменяет варианта гибели)
  • Starcraft — когда Джеймс Рейнор сражался в рядах «Сыновей Корхала» против Конференции, он не питал особых надежд на то, что при новом порядке всем будет радужно и весело, но был уверен, что Менгск станет гораздо лучшим правителем, чем существующий. А потом тот скормил планету-столицу Конфедерации зергам, убив тем самым миллиарды людей, и Джим понял, что Арктур не отличается от тех, против кого воюет. К сожалению, осознание этого факта пришло слишком поздно и теперь Менгску абсолютно ничего не мешало стать диктатором-милитаристом, а сам Рейнор был объявлен предателем и террористом.
    • Во второй части после свержения Менгска внезапно выяснилось, что далеко не всё население Доминиона было против него. Ибо каким бы уродом он не был, но именно под его руководством терраны смогли развиться достаточно, чтобы на равных воевать с зергами и протоссам. А именно этот фактор стал решающим во время Кризиса Амуна, когда жесточайшая война захлестнула весь Сектор Копрулу.
      • Серьёзно? Что он такого сделал, что не сделала бы та же Конфедерация? Вся его деятельность была направлена лишь на укрепление личной власти и плевать ему было на то, сколько народу помрёт и сколько планет будет доведено до руины — лишь бы его самого с его любимым Корхалом никто не трогал.
  • В тылу врага. Битва империй: 1914—1918, мод «Русский исход» — не столько сама революция, сколько Гражданская война. Если кто-то думает, что Гражданская 1918—1922 гг., это тачанка, Чапай и красная кавалерия, или, напротив, «господа офицеры», поручик Голицын, «шёл Дроздовский славный полк» — забудьте. Гражданская — это кровь и резня со всех сторон. Первая часть кампании посвящена войне на Украине и защите юнкерами Киева от войск Петлюры (фактически — по роману М. А. Булгакова «Белая гвардия», откуда взяты некоторые персонажи и эпизоды, в частности полковник Феликс Найс-Турс и его героическая смерть, поручик Мышлаевский, Алексей Турбин и т. д.). Вторая часть повествует о военнослужащих распущенной после Октябрьской революции РИА, застрявших в Финляндии, где в 1918 г. шла собственная гражданская война между финскими националистами и коммунистами, и волею судьбы оказавшихся по разные стороны конфликта, слабо понимая, за что именно воюют: кто-то ненавидит «большевицкую сволочь», кто-то уже не видит себя в мирной жизни, а кто-то просто хочет в Россию, домой. В кампании отражены такие события, как десант кайзеровцев на Ханко, Бойня в Лахти и Выборгская резня. Разумеется, в итоге все умерли.

Реальная жизнь[править]

« Люди, хвалившиеся тем, что сделали революцию, всегда убеждались на другой день, что они не знали, что делали — что сделанная революция совсем не похожа на ту, которую они хотели сделать. Это то, что Гегель называл иронией истории, той иронией, которой избежали немногие исторические деятели. »
— Ф. Энгельс — Вере Ивановне Засулич. Письмо от 23 апреля 1885 года
« Мне думается, что в одно прекрасное утро наша партия вследствие беспомощности и вялости всех остальных партий вынуждена будет стать у власти, чтобы в конце концов проводить все же такие вещи, которые отвечают непосредственно не нашим интересам, а интересам общереволюционным и специфически мелкобуржуазным; в таком случае под давлением пролетарских масс, связанные своими собственными, в известной мере ложно истолкованными и выдвинутыми в порыве партийной борьбы печатными заявлениями и планами, мы будем вынуждены производить коммунистические опыты и делать скачки, о которых мы сами отлично знаем, насколько они несвоевременны. При этом мы потеряем головы, - надо надеяться, только в физическом смысле, - наступит реакция и, прежде чем мир будет в состоянии дать историческую оценку подобным событиям, нас станут считать не только чудовищами, на что нам было бы наплевать, но и дураками, что уже гораздо хуже. Трудно представить себе другую перспективу. В такой отсталой стране, как Германия, в которой имеется передовая партия и которая втянута в передовую революцию... Однако все это не важно, и самое лучшее, что можно сделать, - это уже заранее подготовить в нашей партийной литературе историческое оправдание нашей партии на тот случай, если это действительно произойдет. »
— Ф. Энгельс — Иосифу Вейдемейру. Письмо от 12 апреля 1853 года
  • Бессчётное число примеров. Иногда войны длились десятилетиями, прежде чем всё устаканивалось. Рекорд самой долгой гражданской войны — около 500 лет, а насчёт Великой Французской революции научное сообщество и по сей день не может договориться, что считать её концом, а что — началом (даже бытует мнение, что прошло слишком мало времени от ВФР, чтобы делать выводы).

Примечания[править]

  1. Это относится к социальным революциям. Однако бывают (и намного чаще) революции политические, при которых меняется не общественный строй, а только государственное устройство. Наглядный пример — российская революция 1905 года, когда социальный строй остался прежним, но абсолютная монархия превратилась в конституционную (точнее, в нынешних терминах, дуалистическую).
  2. Без серьёзных силовых структур, которые защищали бы их власть. Очень «умно». Ай, молодца, Дейнерис!