Пётр I

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
«

Самодержавною рукой, Он смело сеял просвещенье, Не презирал страны родной[1]: Он знал её предназначенье.

То академик, то герой, То мореплаватель, то плотник. Он всеобъемлющей душой На троне вечный был работник.

»
А. С. Пушкин, «Стансы» (1826)
А чего это ты Петербург не строишь, мин херц?

Пётр Алексеевич Романов, первый этого имени, он же бомбардир Пётр Михайлов, он же Пётр Великий, он же царь-плотник, он же царь-антихрист, он же протодиякон Пахом Пихайхуй — последний царь всея Руси и первый Император и Самодержец Всероссийский[2].

Чем прославился[править]

« Какой дурак прорубает окно и через него лезет к соседям? К соседям в двери ходят! »
Михаил Задорнов
  • Тем, что, по идее, вообще не должен был стать царём. Однако династия подкузьмила: его старшие братья — предшественник Фёдор III и соправитель Иван V — уродились болезненными и блаженными, а единственный адекватный конкурент — царевна Софья — при сопоставимой с петровой силе воли не обладала его радикализмом, чтобы выбивать из подданных повиновение себе кнутом и чёрствым пряником.
  • Выдающейся внешностью. Пётр был человеком громадного роста и недюжинной физической силы, которую сложно было заподозрить в долговязом узкоплечем теле за два метра вышиной — скручивал пальцами монеты, сворачивал в бараний рог чугунные сковородки и гнул подковы. Лицо его описывалось современниками как приятное и даже красивое, если только на него не находил характерный тик, заработанный, как считается, от потрясений в детстве. А вот размер обуви имел несоразмерно маленький, для своего-то роста и энергичности, так что для большей устойчивости ходил с тростью.
  • Основанием Санкт-Петербурга. Место выбрал, конечно, на редкость идиотское и ресурсов затратил крайне неразумные количества — но получилась конфетка, блистающая и по сей день.
    • В городе он также завёл ряд мест, ранее в России невиданных — в частности, Кунсткамеру.
  • Основанием русского флота. Корабли европейской конструкции строились в России и до Петра, но именно он поставил их производство и использование на конвейер на государственном уровне. На пике славы государя русский флот был сильнейшим флотом Балтики — 48 линейных кораблей и фрегатов + 900 галер. А начиналось-то всё с одномачтового ботика![3]
    • При этом первое применение этого флота в бою тянет на троп «война — это смешно». Потому что флота как такового на тот момент не было — Пётр командовал тремя десятками шлюпок с десантом, который и взял на абордаж два вспомогательных безранговых корабля, нёсших на двоих 18 пушек.
  • Созданием армии современного для того времени типа. Началось всё, опять же, с личинок, потешных полков — отрок-царь играл в живые солдатики. Из них выросли гвардейские полки — Преображенский и Семёновский. Опять же, «полки нового (иноземного) строя» существовали и при предках Петра, вот только исконно-посконные стрельцы (по сути, мушкетёры) далеко превосходили их в боевой эффективности. Стрельцов Пётр разогнал чисто из принципа[4] — а потом, когда пепел жареного петуха застучался в гузно, вынужден был превозмогать, собирая боеспособную армию не то чтобы с нуля, но близко к этому. Однако собрал, и из этого логически вытекает следующий пункт.
  • Победой в Северной войне над ещё одним крутым королём — Карлом XII Шведским в практически невозможной, как казалось поначалу, ситуации: Швеция уже в начале войны наваляла России, затем одного за другим разгромила её союзников, часть которых в процессе перебежала на сторону победителя, отправилась добивать забытую в тылу Россию… но там Пётр времени даром не терял, перепрошил армию, загнал противника в крайне невыгодное положение и роскошно раскатал под Полтавой. С тех пор Швеция больше не великая держава и не владычица морей.
  • Крайне умелыми руками. Пётр владел 14 ремесленными специальностями: столярное, токарное, оружейное, кузнечное, паяльное, часовое, типографское, военное и морское дело, брал уроки рисования и гравёрного дела, учился изготовлять бумагу, осваивал ремесло плотника, каменщика, садовника, а также посещал анатомический театр, где изучал строение человеческого тела и практиковался в хирургии. Во время первой заграничной поездки прошёл полный курс артиллерийских наук в Кёнигсберге. С юных лет знал немецкий язык, а затем изучал голландский, английский и французский. В совершенстве знал латынь.
  • Неуравновешенным характером. Периодически впадал в припадки, как почти эпилептические, так и буквально звериной ярости. Колотил приближённых палками, лично пытал и казнил преступников, а когда смертников поблизости не оказывалось — практиковался в стоматологии на недобровольцах, причём ни здоровые зубы поциента, ни отсутствие анестезии Петра не смущали. Вдобавок бухал, как чёрт, но если вы думаете, что на трезвую голову государь был безопаснее, то подумайте ещё раз. Но хуже всего была трагическая импульсивность царя. Пётр был человеком настроения (приближённым это частенько выходило боком) и часто либо быстро терял интерес к наскучившим увлечениям, либо, наоборот, с ослиной упёртостью держался руками и зубами за убыточные прожекты. Чего стоит такое качество в политике (особенно внутренней, ибо личный кошелёк, из которого монарх оплачивает все эти прихоти, тождественен государственной казне) — говорить излишне.
    • Кстати, турки Петра Первого именуют не иначе как Deli Petro — Безумный Пётр!
  • Закрепощением церкви. Когда скончался патриарх Адриан, Пётр не дал избрать нового, вместо этого учредив из архиереев Святейший Правительствующий Синод — полностью подконтрольный царю орган, этакое министерство по делам религий, возглавляемое светским чиновником — обер-прокурором. Казёнщина, заполонившая в результате церковную жизнь, не изжита в РПЦ и поныне. Но и до этого Пётр не ставил церковь ни в хрен, ибо вера и духовенство — не суть оно и то же. Его знаменитый Всешутейший собор выглядел и действовал так, как если бы «Гаргантюа и Пантагрюэля» писали Грибные Эльфы.
    • Известен непроверенный и известный в основном по рассказам людей, живших намного позже его царствования случай публичного разоблачения Петром якобы замироточивших икон. По его результатам царю был приписан указ с формулировкой: «если иконы снова заплачут маслом, то зады у попов заплачут кровью».
    • А ещё он велел переливать колокола на пушки.
    • Прозвище «царь-антихрист» Пётр заслужил от старообрядцев, которым фактически блокировал возможность легально отправлять богослужения.
    • Справедливости ради, и от Петровой деятельности бывал толк. В частности, с кликушами (симулянтами, якобы подвергшимися порче и указывающими на тех, кого считали виновными в этом, с понятным результатом для последних) стали обращаться по принципу «доносчику первый кнут». Желающих поправить своё благосостояние за счёт ближнего резко поубавилось.
  • Маниакальным западничеством, доходившим до карго-культа. Сама по себе идея о том, что хватит сидеть на задворках Европы, покуда цивилизованные страны бороздят просторы Большого театра делят тропические континенты и качают из них прибыль, была здравая — вот только метод «механически перенесём внешние признаки европейства на родную почву и скажем, что так и было» себя не оправдал, зато изрядно поспособствовал укреплению в русском менталитете принципа «не быть, а казаться».
    • Распоряжение сбривать бороды всем, вхожим в высший свет, прославившее Петра в веках. Царь-то всего лишь хотел, чтобы русские не выглядели в глазах европейцев вышедшими из лесу йети, а в итоге чуть не настроил против себя всю страну. Впрочем, бороды — это мелочь, во всяком случае, при взгляде из XXI века, а вот общеобязательное переодевание всех дворян, а главное — солдат в европейское платье, не рассчитанное на русскую национальную погоду, тянет на хорошо замаскированную попытку геноцида. А ещё он заставлял курить «дьявольское зелье» табак и пить кофе.
    • Архангелогородцы до сих пор вспоминают Петьку незлым тыхым словом за то, как он широким жестом сеятеля запретил строить корабли местной конструкции, прошедшей проверку временем и арктическими льдами, и повелел перейти исключительно на западные типы судов. И если для военных кораблей это было оправдано и логично (для тяжёлых орудий палуба поморского коча уж никак не приспособлена), то вот перехеривание торгового и тем более промыслового судостроения иначе как маразмом не назовёшь.
    • По образу европейских балов Пётр учредил ассамблеи. Бывших бояр, особенно из старых, сильно напрягала необходимость вести светские беседы и то, что на ассамблеях предписывалось присутствовать с женщинами, для которых в старой России такое считалось непристойным. Кстати о непристойности, среди приписанных Петру указов встречается и такой: «Боярамъ на ассамблеяхъ рукъ в карманахъ не дѣржать и хѣровъ не ярить».
    • Пётр даже надумывал завести заморские колонии и отправил посольство на Мадагаскар договариваться с местными пиратами и туземными вождями. Однако поскольку подготовка осуществлялась в фирменном государевом стиле, флотилия не вышла даже из Балтики — корабли буквально прохудились на ходу. Пётр поматерился и велел сделать по-человечески, но вскоре умер, и проект похоронили вслед за ним.
    • Пётр с детства любил бывать в Немецкой слободе. Возмужав, завёл себе из местных дам фаворитку Анну Монс, дочку трактирщика, на которой даже готов был жениться и заранее для этого сослал предыдущую жену Евдокию Лопухину в монастырь. Позднейшие историографы не без ехидства подмечали, что западничество Петра объяснялось желанием произвести впечталение на любовницу; Монс, однако, на пылкие чувства царя отвечала с прохладцей.
  • Великим посольством в европейские страны, в результате которого маниакальное западничество перешло в хроническую стадию, и расхожим слухом, что в его ходе царя подменили злобные европейские жидомасоны. Вышеописанный склад характера Петра этим слухам только способствовал, ибо хоть как-то ими объяснялся.
  • «Юности честное зерцало» — подготовленный по указанию царя учебник для младших классов и пособие по этикету для дворян в одном флаконе.
« Когда прїлучїтся тебѣ съ другїми за столомъ сїдѣть, то содержи себя въ порядкѣ по сему правїлу: въ первыхъ обрѣжъ свои ногти да не явїтся яко бы оныя бархатомъ обшїты. умои руки и сяди благочїнно, сїди прямо и не хватаи первои въ блюдо, не жри какъ свинїя, и не дуи въ ушное чтобъ вездѣ брызгало, не сопи егда яси, первои не пїи, будь воздерженъ, и бѣгаи пїянства, пїи, и яждь сколко тебѣ потребно, въ блюдѣ будь послѣднїи когда часто тебѣ предложатъ, то возми часть изъ того, протчее отдаи другому, и возблагодари ему. руки твои да не лежатъ долго на талеркѣ, ногами вездѣ не мотаи. когда тебѣ пїть не утїраи [рта] губъ рукою, но полотенцомъ, и не пїи пока еще пїщи не проглотїлъ. не облїзываи перстовъ, и не грызи костеи, но обрѣжь ножемъ, [42-43]зубовъ ножемъ не чїсти, но зубочїсткою, и одною рукою прїкрои ротъ когда зубы чїстїшъ, хлѣба прїложа къ грудямъ не рѣжъ, ѣжъ что предъ тобою лежїтъ, а индѣ не хватаи. »
— Актуально!
    • При нём вошло в обиход уважительное «вы». Точнее, начало входить — процесс растянулся почти на весь XVIII век.
  • Тем, что инициировал реформу алфавита. Из него выбросили несколько ненужных букв, а начертание во всех книгах, кроме церковных, заменили с витиеватого полуустава на гражданский шрифт, аналогичный западноевропейскому.
  • Тем, что казнил сына от Лопухиной Алексея, обвинив в заговоре против себя. Когда с Монс не срослось, Пётр женился на Марте Скавронской, бывшей наложнице Меншикова, простолюдинке непонятного происхождения. Она и сменила Петю на троне под именем Екатерины I. Перед смертью
«

Пётр написал коснеющей рукой: «Отдайте всё…» Судьба же дописала: «…распутным бабам с хахалями их».

»
— Максимилиан Волошин, поэма «Россия»

В сухом остатке получается хрестоматийное воплощение тропа «умный — не значит мудрый». Решительный, волевой и талантливый человек, Пётр мастерски поворачивал страну туда, куда считал необходимым — вот только в погоне за принципом «мы наш, мы новый мир построим» не успел или не сумел наладить механизмы её дальнейшего функционирования, а те, что были раньше и работали без нареканий, благополучно похерил сам. В результате большая часть реформ Петра держалась на его личной воле и харизме — и после его смерти была тихо задвинута под ковёр. Блистательное детище царя — флот — при наследниках не нашёл себе применения и буквально сгнил на приколе. Ну и, разумеется, никакой чаемой государем европейской свободы и просвещения в массовом масштабе не получилось, даже для горстки дворян — жалкого процента от населения всей страны (своё они урвали уже при наследниках). А разгадка одна: «Реформа Петра была борьбой деспотизма с народом, с его косностью. Он надеялся грозою власти вызвать самодеятельность в порабощённом обществе и через рабовладельческое дворянство водворить в России европейскую науку… хотел, чтобы раб, оставаясь рабом, действовал сознательно и свободно». (Василий Ключевский)

И примкнувшие к нему шепиловы[править]

  • Александр Данилович Меншиков — вечная тень колосса. Простолюдин (по преданию, в детстве торговал с лотка пирожками; впрочем, даже будь он на самом деле из мелкопоместных дворян (как, вероятнее всего, и было), с точки зрения великих бояр Голицыных и Шереметевых, это его от смерда отличало незначительно). Возможно, до конца жизни оставался неграмотен, ибо ни единого его собственноручного письма в его обширном архиве нет. Много казнокрадствовал, за что неоднократно бывал бит царём, но оставался на месте, потому как был не только его другом, но способным государственным и военным деятелем. В кино вечно изображается смешным жалким приспешником, оттеняющим бравого и величественного царя. На самом деле был человеком хитрожопым, но безусловно храбрым — лично командовал авангардом в Полтавской битве. После смерти царя какое-то время оставался фактическим правителем при Екатерине I, фактически посадив её на трон, и регентом при Петре II, но позже был им же (по совету нового регента Долгорукова) жёстко выпнут в Сибирь, с конфискацией невероятного количества распиленного.

Помимо него особенно запомнились иностранцы:

Где воспет[править]

Фольклор[править]

« Подчиненный предъ лицемъ начальствующимъ долженъ имѣть видъ лихой и придурковатый, дабы разумениемъ своимъ не смущать начальство. »
Приписывается государю
« Пётр Первый пёрнул первый, показал Преображенскому полку пример! »
глупая школьная шутка
«

Приехал царь Пётр из первого заграничного путешествия. Бояре спрашивают: — Рассказывай, царь-батюшка, где был, что видел? Пётр в ответ: — Был много где, видел много доброго — не грех бы и перенять. Есть, например, в Европе такая вещь, как портвейн. — А каков, царь-батюшка, из себя портвейн? — Энто навроде бражки, токмо вкуснее и наутро голова не болит. Будем завозить? — Будем, царь-батюшка! — отвечают бояре, а Петр продолжает: — Есть ещё в Европе такая вещь, как кондом. — А каков, царь-батюшка, из себя кондом? — Энто навроде кишки бараньей, на срам надевается, чтобы как с боярыней ложишься — детей не плодить, да от девок дурной болезни не подхватить. Будем завозить? — Будем, царь-батюшка! Пётр говорит: — Бояре, в казне денег мало, надо выбрать что-то одно. Бояре давай галдеть, орать: одни вопят: «Портвейн!», другие — «Кондом!» Галдели-галдели, орали-орали и начали драться. Пётр, пытаясь разнять дерущихся бояр, говорит: — Есть ещё в Европе такая замечательная вещь, как голосование… Бояре драться прекратили, чешут бороды. Тут один из них встаёт: — Царь-батюшка, верно говоришь! И деды голым совали, и отцы голым совали, и мы как голым совали, так совать и будем! Вези портвейн!

»
— Шутка с долей шутки
  • Огромное количество российских топонимов «объясняется» легендами про Петра, который якобы, будучи здесь, сделал или сказал что-то, что зафиксировалось в названии.
    • И пародии на эти легенды. Например, анекдот про деревни Астафьево и Ипатьево.

Литература[править]

«

С Петром мой пращур не поладил[7] И был за то повешен им. … Post scriptum Решил Фиглярин[8], сидя дома, Что чёрный дед мой Ганнибал Был куплен за бутылку рома И в руки шкиперу попал.

Сей шкипер был тот шкипер славный, Кем наша двигнулась земля, Кто придал мощно бег державный Рулю родного корабля.

Сей шкипер деду был доступен, И сходно купленный арап Возрос усерден, неподкупен, Царю наперсник, а не раб.

»
  • А. Н. Толстой, роман «Пётр I». Кодификатор канонического образа царя, его окружения и эпохи.
  • Дмитрий Мережковский, роман «Антихрист. Пётр и Алексей», сильно повлиявший на вышеупомянутого Толстого.
  • Андрей Платонов, «Епифанские шлюзы» — главный герой, английский инженер Бертран Перри, принимает приглашение Петра Первого руководить строительством судоходного канала, который соединит Волгу и Дон. Царь готов предоставить любые ресурсы, но скор на расправу, и награда за успех будет велика, а наказание за неудачу — жестоким. Из-за ошибки в изначальных расчётах канал оказывается слишком мелким (даже плот не пройдёт), огромные деньги и человеческие силы потрачены впустую. Царь Пётр приказывает казнить Бертрана как растратчика, и палач предаёт несчастного ужасной казни (недвусмысленно намекается, что казнь включала зверское изнасилование).
  • Юрий Герман, роман «Россия молодая». Пётр выведен, безусловно, прогрессивным правителем, но в то же время — неуравновешенным человеком, страдающим истерическими припадками, и позволяет себе не считаться ни с кем (и это ещё самые неприглядные его поступки там не описываются прямо, на них только намекается). Не только его противники, но и близкое окружение боится разозлить царя, он может даже ближайших своих друзей не только оскорблять прилюдно, но и бить «и ногами, и палкой, и глобусом медным». А ведь родись он не царём — пришлось бы, наверное, как-то свой норов сдерживать. Да даже и будь он правителем, но не в эпоху абсолютной монархии, а в более ранние — всё равно научился бы, никуда не делся. Например, будь он князем в полунезависимом древнем Великом Новгороде. Или если бы он жил во времена, когда русским князьям приходилось кланяться татарским ханам. Наверное, как-то сумел бы сдерживаться. Там не покричишь и не постучишь.
  • Евгений Евтушенко, стихотворение «Евдокия Лопухина».
  • Грегори Киз, цикл «Век безумия»: околостимпанк с альтернативной историей, в котором Пётр — тиран, разжившийся опережающими его время технологиями и пытающийся захватить мир.
  • «Роза Мира» — упоминается в таком ключе: «Но дело в том, что Пётр I, …, был не только проводником воли демона государственности: через него больше, чем через всех других русских государей нового времени, волил демиург, и если мы откажемся видеть плоды его инспирации в целом ряде деяний Петра, мы ничего не поймём в русской истории последних столетий.»
  • К. С. Аксаков, «Петру» — поэт-славянофил укоряет царя за то, что, желая блага стране, он пролил немало крови, вводил тиранические порядки и, «гоня пороки русской жизни», подавлял и саму русскую культуру. Но поэт уверен, что народ восстанет против несправедливостей, и когда искоренит их, простит Петра.
  • А. Брусникин «Девятный спас»: не сам Пётр, а Пётр как эпоха, показанная негативно, глазами славянофила (литературной маски, противоположной по взглядам реальному Акунину) — по словам персонажей, «жёнка-Преображёнка», утратившая традиции.

Кино[править]

  • «Пётр Великий» (1910). Немой фильм, который никто не смотрит.
  • 2-серийный «Пётр Первый» (1937-38, Пётр I — Николай Симонов) — патриотический эпос про крутого усатого реформатора, который всех строил.
  • «Табачный капитан» (1972, Владлен Давыдов). Пётр — бог из машины, который спас любовь главных героев.
  • «Сказ про то, как царь Пётр арапа женил» (1976, Алексей Петренко) — о дружбе Петра и Ибрагима Ганнибала, вольная экранизация «Арапа Петра Великого». В главной роли — Владимир Высоцкий.
  • Дилогия «Юность Петра» / «В начале славных дел» (1980, канонический байопик по Толстому, Дмитрий Золотухин).
    • 9-серийный мини-сериал «Россия молодая» (1981—82) по роману Германа (тоже Золотухин).
  • 2-серийный «Демидовы» (1983, Александр Лазарев).
  • «Молитва о гетмане Мазепе» (2002, Украина, Вячеслав Довженко; Богдан Ступка — Иван Мазепа, Никита Джигурда — Карл XII). УкрУкуренный сюр, в котором Пётр предстаёт безумным злодеем и педерастом. Вызвал дискуссию о присутствии националистических тенденций и антироссийской направленности; впрочем, настолько безумен, что воспринимается даже не как пропаганда, а как бредовый сон.
  • 4-серийный «Пётр Первый. Завещание» (2011, Александр Балуев; реж. Владимир Бортко по мотивам романа Даниила Гранина «Вечера с Петром Великим») — история по мифу про то, как царь якобы написал «Отдайте всё…» и отдал концы.
  • «Тайна печати дракона» (сиквел «Вия» 2014 г.) эксплуатирует легенду о подмене царя: настоящего держат в английском каземате, скрыв лицо железной маской. Силами героя он возвращается на престол и раздаёт самозванцу и стоящему за ним Меньшикову энергичных люлей.
  • «Тайны дворцовых переворотов. Фильм 1-й: Завещание императора» — умирающего императора сыграл Николай Караченцов.
  • «Царевич Алексей» (1997, Виктор Степанов) — весьма неплохая, но сильно урезанная экранизация «Петра и Алексея» Мережковского.

Мультфильмы[править]

Телевидение[править]

  • «Нереальная история» — царь пытается сладить с карикатурными вороватыми боярами и ввести иноземные новшества.
    • Во втором сезоне, во время жизни в Голландии Петр влюбляется в девушку Урсулу, которую все считают уродиной из-за далеко не рубенсовской наружности. Роман не складывается, но напоследок царь вежливым намеком голландскому правительству заставляет его поменять стандарты красоты.
  • «Городок» — царь никак не мог отвыкнуть от немецкого порядка и привыкнуть к русскому беспорядку. И даже обычай казнить посажением на кол его не устраивает: «Вот страна! Всё привыкли делать через задницу!» Зато именно через это место научил купца Шмурова делать качественную водку.
  • Реклама — «Всемирная история. Банк „Империал“».

Изобразительное искусство[править]

  • Естественно, в городе имени небесного тёзки царя памятники ему имеются в количестве. Наиболее известны три:
    • Собственно, Медный всадник на Сенатской площади. Установлен по воле Екатерины II, о чём напоминает надпись с намёком на русском и латыни: «Петру Первому — Екатерина Вторая».
    • Памятник перед Михайловским замком, прижизненный. У замка поставлен правнуком, Павлом Петровичем.
    • Микроцефаличный памятник работы Михаила Шемякина у южной стены Петропавловского собора.
  • На Москве-реке стоит исполинский памятник работы Церетели: Пётр, водружённый на целый скульптурный корабль, отгоняет мух газетой… то есть потрясает свитком. Вопреки слухам, не был переделан из памятника Колумбу — тот существует отдельно, просто скульптор немного поленился и сделал два похожих памятника. Колумб в точно такой же позе по сей день стоит в Пуэрто-Рико и имеет кличку «Крис Конг».
  • Николай Ге, картина «Пётр I допрашивает царевича Алексея Петровича в Петергофе».

Прочее[править]

  • Александр Городницкий, «Меншиков».
  • «Пётр Великий» — тяжёлый атомный ракетный крейсер ВМФ РФ.
  • Марка сигарет «Пётр I» — видимо, в память о том, что именно он завёл в России моду на курение табака.

Аллюзии, копиркины и кванки[править]

  • ПЛиО — образ Мейгора Жестокого вызывает подозрение в знакомстве Мартина с биографией сабжа. Загибайте пальцы: суровый и деятельный монарх громадного роста и недюжинной физической силы, склонный к припадкам кровавой ярости. Был младшим сыном выдающегося правителя и первым своего имени в династии, какое-то время правил вместе со старшим единокровным братом, имевшим репутацию мягкого и слабовольного, чтобы не сказать слабоумного, но после его смерти забрал единоличную власть. В ходе царствования утопил в крови несколько бунтов, обезглавил официальную церковь, жестоко преследовал раскольников и выстроил посреди столицы каменную цитадель, названную его именем, в которой потом разместились пыточные и казематы. Дети его величества мёрли, как мухи, едва выйдя из младенческого возраста, несмотря на то, что он женился несколько раз в попытках это исправить; кое-кого из потенциальных наследников он и самолично отправил на тот свет. Тем не менее, династия всё же проправила триста лет плюс-минус лапоть и была свергнута, причём с последними её представителями расправились очень некрасиво, а власть перешла в руки любимого в народе, но мелочно-злобного и мстительного бородатого демагога. Или это случай «нарочно не придумаешь»?
  • Александр Рудазов вывел копиркина Петра (с элементами Екатерины II и Лоренцо Медичи) под именем рокушского короля Заричи Второго Великого.

Примечания[править]

  1. Это классик государю, мягко говоря, польстил, как будет видно из дальнейшей статьи.
  2. Титулы, в общем-то, эквивалентные, но второй звучит более по-европейски.
  3. Вопреки популярному заблуждению, «дедушка русского флота» не был построен ни лично Петром, ни по его приказу, а лишь послужил «источником вдохновения». Кстати, многие ли помнят, что у него ещё и название есть? «Святой Николай».
  4. Поводом послужил ряд бунтов… которые, вообще-то, поддержало меньшинство стрелецких полков. Но у Петра свербило так, что он и без повода бы обошёлся.
  5. Скорее, не шотландец, а русский шотландского происхождения - Брюс родился и вырос в Москве, и на Британских островах впервые побывал уже в зрелом возрасте.
  6. Это не вариант популярной еврейской фамилии «Шапиро» (от названия города Шпайер в Германии). «Шафиров» происходит от «шафор» («кучер») или же от «сапфир».
  7. Фёдор Пушкин был казнен в 1697 за участие в заговоре.
  8. Издевательское искажение фамилии Фаддея Булгарина.