Пьяный философ

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Пьян, да умён — два угодья в ём. »
— Народная мудрость
« Свидетели Иеговы, позвонившие в квартиру пьяного профессора философии, приняли ислам[1] прямо у домофона. »
— Анекдот
Древние греки знали толк в вине и философии.

Этот персонаж — вовсе не алкоголик. Просто его любимое занятие — посидеть с бокалом-другим чего-нибудь расслабляющего, да поговорить о судьбах народа, о бескрайних просторах Вселенной, да о жизни, да обо всём таком-прочем. Он даже и не пьяница, он мыслитель, ведь во многия мудрости — многия печали… Он же, собственно, и не пьёт, он культурно отдыхает. И не буянит ведь никогда. Ну, если только переберёт сверх нормы — но он же не перебирает. Ну, если только изредка…

(На самом деле — замечательный человек. Особенно если есть кто-то, способный принести мыслителю рассолу и тазик, и этот «кто-то» — не вы сами).

Если попроще — это персонаж, у которого от употребления алкогольных напитков развязываются не руки, а, в первую очередь, язык. А дальнейшее уже зависит от того, что у персонажа в голове. Он может просто нести ахинею с важным видом, может столь же важно вещать развесистую банальщину, пусть и правильную вполне, или улетать в алкогольном угаре в теории заговора и диванную политологию. А может и действительно умный совет дать, поддержать интересную беседу или решить проблему, к которой в трезвом виде никто подступиться не мог.

Ну, и педаль в пол — если мыслить разумно и глубоко персонаж способен исключительно в пьяном виде.

Примеры[править]

Театр[править]

Литература[править]

  • Омар Хайям и его «Рубаи». Практически эталонный пример и в пояснениях не нуждается.
    • Хотя кто-то на этом сайте упоминал, что, вполне возможно, вино у Омара Хайяма упоминается главным образом как метафора мудрости, и все это — одна большая неправильно понятая басня.
  • Н. Г. Чернышевский, «Что делать?». Марья Алексевна, мать главной героини Верочки, начала рассказывать о том, что добрым людям тяжело жить на свете. Поначалу «щеки Марьи Алексевны пылали, и глаза несколько блуждали», а потом она «захрапела и повалилась».
  • Николай Гумилёв, «Пьяный дервиш»: «Мне сейчас бутылка пела громче сердца моего: мир — лишь луч от лика друга, все иное — тень его!». Дервиша пробило больше на лирику, чем на философию, но все же.
    • Стилизация под суфийскую поэзию, к какой относится и Хайям. "Друг", если автору правки не изменяет память, это иносказательное именование Бога. Просьба к знатокам уточнить и поправить.
  • Астрид Линдгрен, «Мадикен и Пимс из Юнибаккена» — дядюшка Нильссон, любимое занятие которого — «филосопльствововать», лежа на диване. Между прочим, хоть он и персонаж детской книги, но образ получился на редкость объёмным: то вызывающим сочувствие, то откровенно неприятным; без некоторой толики жизненного опыта оценить его в полной мере не получится.
  • Братья Стругацкие уважают этот троп. Нет, они его очень уважают
  • Генри Каттнер. Изобретатель Гэллегер из одноимённого цикла частенько проводит время именно так. А его дед вообще давит педаль в пол.

Кино[править]

  • «О чем говорят мужчины» (трилогия) — все три фильма все четверо героев воздают должное алкоголю и философствованию (да, собственно, ничем другим они и не занимаются!)
  • «Кто, если не мы» — персонаж Валерия Приемыхова
  • «Вовочка» — персонаж Юрия Шевчука.

Мультфильмы[править]

  • «Простой мужик». Иностранный посол на Руси пожелал провести богословский диспут. Царь лично кинулся искать собеседника, но все отказывались (т. к. языка не знают), а согласился только один мужик, сидевший у кабака (правда, когда протрезвел — одумался было, но царь ему живо дал «подзаправиться»). Зигзаг: мужик был не силен в богословии, да и языков-то, собственно, не знал и все аргументы заморского гостя понял по-своему. Однако этого вполне хватило.

Музыка[править]

  • «Вагонные споры — последнее дело, когда больше нечего пить…». Под действием алкоголя и дорожной скуки обоих героев песни потянуло на диспут о сути бытия.
  • Юлий Ким, «Пьяный философ» — подано с большим сарказмом. Вошла в пьесу «Волшебный сон», где эту песню поёт Жанжак (sic, слитно; нет, не Руссо).
«

Хоть ты лопни, хоть ты тресни, Хорошо сидеть вот так: Дух витает в поднебесье, Оболочка пьёт коньяк!

В Небесах со мной Спаситель Обсуждает то да сё… Ах, не будите меня, не будите — Мы ещё обсудили не всё!

»
Дальше там еще сатиричнее

Реальная жизнь[править]

  • Одна из неотъемлемых деталей СССР — посиделки на кухне за обсуждением всяческих тем, от политики до науки, и не всегда под чаёк. Настолько, что при всей реалистичности явления это уже стало расхожим стереотипом.
    • Не только в СССР, но и в современной России. Люди старшего поколения любят поразмышлять о бренности бытия под бутылочку.
    • Другой вопрос, что воспринимаются такие посиделки с большой долей иронии — «кухонная политология» стала мемом задолго до того, как ее стали называть «диванной».
  • Хороший друг автора правки как-то пробовал на службе вино столетней выдержки, которое век назад закопал ещё дед деда его сослуживца и дед прислал внуку в честь того, что ему (деду) исполнилось сто лет. Впечатления, по его словам, незабываемые. Во-первых, оно - как мармелад по консистенции, просто так пить его невозможно. Во-вторых, хватает одного стакана, чтобы всё стало хорошо, все вокруг - добрые и умные, и очень сильно, прямо до невозможности отказаться, потянуло на философские беседы. В-третьих: ни капли агрессии вообще, больше стакана-двух пить как-то и не хочется (и не пьётся), и напрочь отсутствуют вредные для самочувствия последствия.

Примечания[править]

  1. Тут игра смыслов: у слов «принять ислам», кроме буквального значения, в последнее время появилось фигуральное, саркастически-жаргонное (= умереть). С бедняг-сектантов в этой ситуации сталось бы и то и другое.