Птичку жалко

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статья Alas, Poor Scrappy. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.
Eat crayons.pngНа вкус и цвет все фломастеры разные
Эта статья описывает явление так называемой вкусовщины. То есть, наличие или отсутствие этого явления в значительной степени зависит от мнения аудитории. Пожалуйста, помещайте примеры этого явления в статьи о собственно данном явлении.
« Тамада: — Когда вся стая полетела зимовать на юг, одна маленькая, но гордая птичка сказала: «Лично я полечу прямо на солнце!» И она стала подниматься всё выше и выше, но очень скоро обожгла себе крылья и упала на самое дно самого глубокого ущелья. Так выпьем же за то, чтобы никто из нас, как бы высоко он ни летал, никогда не отрывался бы от коллектива!
Шурик (утирая слёзы): — Птичку… жалко!
»
— «Кавказская пленница»
« — Бедный старый Иуда! »
— «Jesus Christ Superstar»
« Сова Дуся: — Мама, я хочу обратно в яичко… »
Самоирония, как подсветка, м/ф «Мальчик шел, сова летела»

Некий персонаж введен в действие специально затем, чтобы оттенять достоинства протагониста и его команды своими недостатками. Он не злодей, потому что плохие парни никогда не примут такое ничтожество в свою команду. Но и не герой, потому что для героя ему категорически не хватает позитивных качеств. Чаще всего он просто козёл. Порой он комичен, но даже в этом случае утомительно-комичен. Он движет сюжет, преследуя свои собственные интересы, ради каковых то строит козни героям, то вставляет палки в колеса злодеям, и в конце концов ему прилетает по совокупности заслуг — либо от злодейской стороны, либо от кармы.

И тут аудитория внезапно обнаруживает, что его как-то… не хватает. Что он приятно разнообразил ход событий. Что бывал милым по временам. Что его смерть в конечном счёте принесла какую-то пользу.

На худой конец — что даже если он и заслуживал наказания, то не такого жестокого: «Ему, может, хватило бы и курса коррекционных люлей, а с ним ужас что сделали…»

Словом, его становится жаль, порой до слёз. Иногда у такого персонажа образуется даже небольшой фан-клуб.

Типичным, где-то даже архетипным примером такого персонажа является Голлум из «Властелина колец».

Как правило, авторы используют этот троп, чтобы вызвать в аудитории жалость к отрицательному персонажу, который, казалось бы, получил по заслугам. Они вкладывают в этот троп гуманистический посыл: жалости достойны все живущие, даже те, кто, на первый взгляд, недостоин. Но с другой стороны, нельзя забывать и о том, что за подлость, коварство и прочие неблаговидные качества следует расплата. Поэтому персонаж, возбуждающий жалость, должен непременно умереть. Жалеть «птичку» при жизни — только портить.

Важно: не путать этот троп с тропом «Бедный злодей!». Жалость к отрицательному персонажу в этом случае вызывается его достоинствами и героическими чертами. Жалость к «птичке» — исключительно тем, что «птичка» пострадала и умерла.

Антитроп: «На тебе, Джа-Джа!» (когда публика радуется посажению в лужу и убиению такого персонажа).

Примеры[править]

Литература[править]

  • А. С. Пушкин, «Евгений Онегин» — Ленский фиговый поэт, да и человек не фонтан, судя по тому, как легко решил убить друга из-за дурацкой шутки. Тем не менее и автору, и герою его жаль.
    • Дурацкой шутки? Онегин посягнул на его невесту. Правда, в мягкой форме, но ревнивцу этого хватило.
  • «Властелин колец» — Голлум!
  • «Золотой Телёнок»: Паниковский — практически кристальный образец.
    • В первой экранизации с Гердтом в роли Паниковского — педаль в пол.
  • «Дюна» Ф. Херберта — доктор Юйэ, даром что предатель. Даже сам предупреждает Поля о том, что прощать его не надо. Не помогло.
  • «Песнь Льда и Пламени» — Фалиса Стокворт. Крайне неприятная особа: надменная, глупая, вздорная, истеричная… Но разве это повод, чтобы отдавать её на опыты местному доктору Менгеле?
  • «Космотехнолухи» О. Громыко — Падла.
  • «Посейдон» Пола Гэллико — Линда Рого. Она, конечно же, была глупая, вздорная, истеричная, постоянно материлась, унижала на людях собственного мужа (который, несмотря ни на что, любил её), вечно со всеми ссорилась. Но разве она заслужила такую жуткую и нелепую смерть (сорвалась вниз и упала прямо на копьеобразный металлический обломок, который пронзил ей грудь насквозь)? А уж когда муж поведал всем печальную историю её тяжёлой жизни, начинается тотальная слезогонка.
  • «Отголоски: Конец Империи» (расширенная вселенная Звёздных войн): внезапно, под троп попадает… да-да, именно он. Пускай он не умер, но читатели начали сопереживать ему, когда выяснилось, какая участь его постигла. Он был вынужден стать клоуном в центре беглецов Набу (где он обожаем детьми, но абсолютно презираем взрослыми), презираем и в Новой Республике, и в Империи, отвергнут своим же народом, и в то же время он искренне жалеет о том, что дал Палпатину (который по-прежнему в то время ещё считался хорошим лидером) политическую власть, будучи сенатором.
  • «Имя розы» — монах Бенций осуждал Аббата за сокрытие секретов библиотеки и обещал раскрыть эти секреты людям. Но он не сдержал своего обещания, сделавшись библиотекарем сам после смерти Беренгара и Малахии. И все же Бенцию сложно не посочувствовать, когда библиотека, куда он так рвался, загорается, и он, пытаясь спасти хоть что-то, сгорает заживо вместе с ней.
  • Вячеслав Рыбаков
    • «Дёрни за верёвочку» — человечество выживет только если очень-хороший-человек протагонист Дима погибнет (хоть в реальности, хоть в альтернативных вариантах, просчитываемых рассказчиком).
    • «Очаг на башне» — автор любовно выписывает идеальную семью — чтобы ближе к финалу растоптать. В сиквеле удалось почти всё исправить.
    • Дилогия «Наши звёзды» — главный двигатель науки (бессеребренник не от мира сего) уже после изобретения телепортации, но до её «промышленной» эксплуатации растерзан собаками на самовольно захваченном каким-то новорусским участке берега, на котором Журанков так любил встречать закат с супругой.
  • Роберт Хайнлайн. В романе «Чужак в чужой стране» иронизирует, что автор обязан давить из глаз читателя слёзы, чтобы выдавить из кошелька читателя доллары. Концепции соответствуют:
    • Сам «Чужак в чужой стране».Парень почти повторил судьбу Иисуса Христа, но увы не воскрес...
    • «Тяжесть небес» — доставившие в рекордный срок вакцину на Плутон космонавты. Один погиб — и это ему повезло. Второй стал «овощем» в маразме.
    • «Прыжок в бездну» — сверхчеловеки жертвуют собой, чтобы предотвратить уничтожение Солнечной системы обычными человеками — жадными злобными придурками.
    • «Реквием» — человека, основавшего лунную программу, так никогда и не выпустили с Земли по состоянию здоровья. Приходится купить катер контрабандистов с командой — чтобы умереть через пару минут после прилунения.
    • «Космическое семейство Стоунов» — в финале бабуля отдаёт кислородный баллон внуку. Выжила: зажигает по полной в «Кот, проходящий сквозь стены». Вот что йога животворящая делает!
    • «Долгая вахта» — этакий антипод роману «Луна — суровая хозяйка». На лунной базе лейтенант не поддерживает мятежного полковника, решившего закидать Землю атомными ракетами. Так что лейтенант закрывается на складе ракет и старательно расфигачивает кувалдой зеркально-гладкую поверхность плутониевых полусфер. Гибнет от излучения, конечно.
    • «Луна — суровая хозяйка» — вождь революции, профессор Бернардо де ла Пас, умирает, произнося речь во славу долгожданной победе. Птичку очень жалко, но — птичка сама неоднократно говорила, что Луна станет свободной только когда избавится от всех правителей, в том числе и от вождей революции.
    • «Зелёные холмы Земли».
    • «Гражданин Галактики» — папу Баслима жалко.

Кино[править]

  • China O’Brien 2: хиллбилли по имени Честер. Помог героям спастись — вынес дверь… И глупо погиб от пуль, выпущенных злодеями. Ещё и героев прикрыл своим телом.
  • «Мумия», та самая, которую все смотрят с 1999 года. Трусливый шкодник Бенни предаёт, бросает в беде, служит мумии и янки-конкурентам. Крутой герой О’Коннел, не оставаясь в долгу, метелит паршивца чем под руку подвернётся, суёт под вентилятор, выбрасывает с судна за борт… и в критический момент всё равно пытается спасти (безуспешно). Ибо птичку всё-таки жалко.
  • «Никто не хотел умирать» — Вайткус.

Телесериалы[править]

Мультфильмы[править]

  • «Король лев 2: Гордость Симбы» — Нука, старший сын Зиры. Облезлый, туповатый, несуразный кривляка, вечно завидующий своему братцу-«избранному» и безгранично преданный своей вечно рычащей мамаше. Погибает при неудачной попытке совершить подвиг в глазах матери — убить Симбу. Бедняга, он просто хотел, чтобы мама наконец обратила на него внимание…[1]
  • «Пиноккио» — Фитиль, приятель главного героя. Грубый и крайне невоспитанный мальчишка. Однако когда он начинает превращаться в осла, его становится очень жалко — бедняга зовёт маму и отчаянно молит Пиноккио о помощи.

Мультсериалы[править]

  • «Черепашки-ниндзя» (2012): подросток Тимоти, он же Пульверизатор. Очень глупый и неуклюжий фанат черепашек-ниндзя, воображающий себя героем. Постоянно попадал в дурацкие ситуации, и втягивал в них наших героев. Но чёрт возьми, когда он под воздействием мутагена превращается в обезумевшее желеобразное существо, его становится по человечески жалко — может быть Тимоти и был дурачком, но у него было золотое сердце, и он искренне пытался помочь черепашкам-ниндзя в борьбе со злом.

Комиксы[править]

Аниме и манга[править]

  • Berserk — Коркус. Этот противный парень всё время донимал Гаттса, но смерть его была такой нелепой и страшной, что его реально жаль.
  • Slayers — Мартина. Начиная с седьмой серии второго сезона, строит по большей части малоуспешные козни Лине (только ей, на её спутников ей, в общем-то, плевать). Погибает при взрыве после смерти Фибриццо… почти. Впрочем, за пример считаться может, ибо, по выражению Лины в заключительной серии, Мартина «выжила только потому, что она комический персонаж», а клоунов убивать неприлично.
  • Sailor Moon — Тибиуса. Невоспитанная, непослушная и довольно вредная даже по меркам своего юного возраста девочка. Но когда в результате козней Нехелении она начала стремительно исчезать, а затем и вовсе рассыпалась в пыль прямо на руках у главгероини… Да, потом Тибиусу удалось вернуть к жизни, но горький осадочек у многих зрителей всё же остался.
  • JoJo's Bizarre Adventure: Сигэти читателям откровенно не понравился и прожил очень недолго. Но его смерть была так внезапна, жестока и трагична, что поневоле пожалеешь.
  • Neon Genesis Evangelion: Аска у многих зрителей вызвала отторжение, но устроенная ей ангелом Ариилом ментальная пытка… бррр.

Видеоигры[править]

  • F.E.A.R. — Нортон Мейпс. Изначально кажется весьма неприятным и хамоватым типом, но под конец игры, будучи раненым, сидя в луже крови, вызывает если не жалость, то по крайней мере лёгкое сочувствие.
  • Deus Ex — Контрабандист. Этот жадный параноик мало кому нравился: огородил своё убежище лазерами и ботами, требовал чрезмерно крутую плату за товар и издевательски не впускал без пароля. Но известие о том, что эту чудаковатую вредину без особых причин завалил Гюнтер Германн, мало кому доставило удовольствие.
    • Впрочем, спасти его проще простого: предупредить его словами через рот, что на вас идёт охота и на районе вот-вот начнётся облава. Тогда после вашего ухода он соберёт манатки и исчезнет, оставив Гюнтеру на разграбление пустое логово.
  • Tyranny — все Архонты. Если некоторые и могли в ходе игры раздражать, то смерть каждого из них, начиная от Тунона и заканчивая Голосами Нерата, способна как минимум тронуть.

Примечания[править]

  1. В черновом варианте он на последнем издыхании говорил, обращаясь к Зире: «Я наконец заслужил твоё внимание, да?» — что существенно повышало градус слезогонки и придавало персонажу глубины.