Птичку жалко

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статья Alas, Poor Scrappy. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.
Eat crayons.pngНа вкус и цвет все фломастеры разные
Эта статья описывает явление так называемой вкусовщины. То есть, наличие или отсутствие этого явления в значительной степени зависит от мнения аудитории. Пожалуйста, помещайте примеры этого явления в статьи о собственно данном явлении.
« Тамада: — Когда вся стая полетела зимовать на юг, одна маленькая, но гордая птичка сказала: «Лично я полечу прямо на солнце!» И она стала подниматься всё выше и выше, но очень скоро обожгла себе крылья и упала на самое дно самого глубокого ущелья. Так выпьем же за то, чтобы никто из нас, как бы высоко он ни летал, никогда не отрывался бы от коллектива!
Шурик (утирая слёзы): — Птичку… жалко!
»
— «Кавказская пленница»
« — Бедный старина Иуда! »
— «Jesus Christ Superstar»
« Сова Дуся: — Мама, я хочу обратно в яичко… »
Самоирония как подсветка, м/ф «Мальчик шел, сова летела»

Некий персонаж введен в действие специально затем, чтобы оттенять достоинства протагониста и его команды своими недостатками. Он не злодей, потому что плохие парни никогда не примут такое ничтожество в свою команду. Но и не герой, потому что для героя ему категорически не хватает позитивных качеств. Чаще всего он просто козёл. Порой он комичен, но даже в этом случае утомительно-комичен. Он движет сюжет, преследуя свои собственные интересы, ради каковых то строит козни героям, то вставляет палки в колеса злодеям, и в конце концов ему прилетает по совокупности заслуг — либо от злодейской стороны, либо от кармы.

И тут аудитория внезапно обнаруживает, что его как-то… не хватает. Что он приятно разнообразил ход событий. Что бывал милым по временам. Что его смерть в конечном счёте принесла какую-то пользу.

На худой конец — что даже если он и заслуживал наказания, то не такого жестокого: «Ему, может, хватило бы и курса коррекционных люлей, а с ним ужас что сделали…»

Словом, его становится жаль, порой до слёз. Иногда у такого персонажа образуется даже небольшой фан-клуб.

Типичным, где-то даже архетипным примером такого персонажа является Голлум из «Властелина колец».

Как правило, авторы используют этот троп, чтобы вызвать в аудитории жалость к отрицательному персонажу, который, казалось бы, получил по заслугам. Они вкладывают в этот троп гуманистический посыл: жалости достойны все живущие, даже те, кто, на первый взгляд, недостоин. Но с другой стороны, нельзя забывать и о том, что за подлость, коварство и прочие неблаговидные качества следует расплата. Поэтому персонаж, возбуждающий жалость, должен непременно умереть. Жалеть «птичку» при жизни — только портить.

Возможно увидеть троп даже в сцене гибели или страданий полного чудовища. Вероятность такого видения зависит от подачи ситуации автором и от того, какое чувство у конкретного представителя аудитории доминирует — сострадания или справедливости. При значительном преобладании сострадания — мучения видятся мучениями независимо от того, кто их испытывает, и гибель злодея тоже воспринимается, как зло, пусть и наименьшее из возможных. Впрочем, если гибель злодея происходит в момент эвкатастрофы, то на фоне радости за положительных героев вряд ли переживания о злодее будут сильными — если зритель или читатель не обладает вдобавок повышенной склонностью к ангсту.

Важно: не путать этот троп с тропом «Бедный злодей!». Жалость к отрицательному персонажу в этом случае вызывается его достоинствами и героическими чертами. Жалость к «птичке» — исключительно тем, что «птичка» пострадала и умерла.

Антитропы: «На тебе, Джа-Джа!» и «Жертва — козёл» (когда публика радуется посажению в лужу и убиению такого персонажа).

Примеры[править]

Фольклор[править]

  • Молдавская сказка «Кошелёк с двумя денежками». У старухи была курочка, у старика петушок. Старуха ела яичницу, старик просил поделиться. Старуха порекомендовала бить петуха. Тот свалил и, как это положено в сказках, добыл хозяину кучу всякого добра. Старуха позавидовала и тоже стала бить курицу. Пока не забила насмерть. Старуху ни капли не жалко. А вот птичку жалко, она-то тут при чём!

Театр[править]

  • «Генрих IV» У. Шекспира — Фальстаф. Да, жулик, но насколько же харизматичный! Несмотря на многие его неблаговидные поступки, становится его искренне жаль, когда Генрих его посылает по известному адресу. В сиквеле выясняется, что Фальстаф после этого вскоре умер.

Литература[править]

  • А. С. Пушкин, «Евгений Онегин» — Ленский фиговый поэт, да и человек не фонтан, судя по тому, как легко решил убить друга из-за дурацкой шутки. Тем не менее и автору, и герою его жаль.
    • Ленскому было всего 18, влюбленность в Ольгу тоже не добавляла ему рассудительности[1]. Онегин явно не скрывал от него, что уже многим девушкам «наедине давал уроки в тишине», да еще и нарочно в тот раз старался вызвать его ревность. Что же удивительного, если Ленский поверил, будто Онегин всерьез соблазняет Ольгу, и отреагировал так, как было принято в ту эпоху у дворян? Кроме того, его мысли перед дуэлью указывают, скорее, на благородную душу, ведь он хочет защитить Ольгу: «Буду ей спаситель. Не потерплю, чтоб развратитель» и т. п. Насчёт поэтического дарования — далеко не все поэты в 18 лет уже писали шедевры. И сам Пушкин допускал, что Ленский еще мог развернуться как поэт:
«

Быть может, он для блага мира Иль хоть для славы был рожден; Его умолкнувшая лира Гремучий, непрерывный звон В веках поднять могла. Поэта, Быть может, на ступенях света Ждала высокая ступень.

»
— Глава VI
  • «Золотой телёнок»: Паниковский — практически кристальный образец.
    • В первой экранизации с Гердтом в роли Паниковского — педаль в пол.
  • «Властелин колец» — Голлум!
  • «Имя розы» — монах Бенций осуждал Аббата за сокрытие секретов библиотеки и обещал раскрыть эти секреты людям. Но он не сдержал своего обещания, сделавшись библиотекарем сам после смерти Беренгара и Малахии. И все же Бенцию сложно не посочувствовать, когда библиотека, куда он так рвался, загорается, и он, пытаясь спасти хоть что-то, гибнет в пожаре вместе с ней.
  • Р. Даль, «Ведьмы» — Бруно Дженкинс. Да, он донельзя избалованный и невоспитанный маленький мажор с замашками зоосадиста, но в любом случае он не заслужил ни пожизненного превращения в мышь, ни отречения от него родителей в таком облике. В книге же и вовсе даётся жирный намёк, что родители, скорее всего, так и не смогли его принять и велели метрдотелю утопить его в ведре. В экранизации 2020 года вышло куда позитивнее: кроме огромного аппетита, никаких других грехов за Бруно не числится (муравьёв он не сжигает, да и искренне рад подружиться с главным героем), а в финале он остался счастливо жить вместе с протагонистом и его бабушкой.
    • И тут же огромный ужас у холодильника: родители Бруно не особо к нему прислушиваются, отец — резкий и самоуверенный человек, который думает, что всё можно купить за деньги, нервозная мать обрывает его рассказ о новом друге на полуслове, да и зоосадизм в столь юном возрасте тоже не на пустом месте берётся. Неужели его постоянное точилово — это развивающееся компульсивное переедание, уже колокольный звон о неслабой психологической проблеме?
  • Кир Булычёв, «Планета для тиранов» — бывший диктатор Уксу-Ба. Собственно сопереживать этому наполеончику особо не за что. Тираном стал из комплексов, включая откровенно фрейдистские («В школе я был самым маленьким, в армии я был самым маленьким, даже в бане я был самым маленьким!»), после свержения украл детский аттракцион из драгоценностей, а с остальными тиранами не вступил в союз с целью побега исключительно из жадности и эгоизма (очень уж он не хотел отдавать вышеупомянутый аттракцион в уплату космическим пиратам), и союз с Алисой Селезнёвой у него был вынужденный но… когда его съедают крокодилы — его жалко не только читателям, но и недолюбливавшим его другим узникам планеты.
  • «Сага о ведьмаке» — Крысы. Да, они маленькие гадёныши, жестокие бандиты и торчки, но… отпиливать головы пилой?
  • «Песнь Льда и Пламени»:
    • Фалиса Стокворт. Крайне неприятная особа — надменная, глупая, вздорная, истеричная… Но разве это повод, чтобы отдавать её на опыты местному доктору Менгеле?
    • Лиза Талли/Аррен. Неприятная, истеричная, постоянно завидует «удачливой» сестре (это лейтмотив многих её поступков, который в конце концов привёл к тому, что её вышвырнули через Лунную дверь), из сына растит маленького избалованного гадёныша. Параноидальна и зациклена на чувстве собственной (и сынулькиной) безопасности. Но если посмотреть на историю её жизни — слезогонка та ещё. Бедную женщину откровенно жалко: в юном возрасте её отдали за 57-летнего вонючего старца. А все дети, кроме Роберта, умирали (у Кэт между тем рождались живые и здоровые). Сам же Роберт болен эпилепсией. Даже Кэт с трудом узнаёт в сестре ту хорошенькую девушку, которой она была когда-то. А Хостер Талли (отец Кэт и Лизы) в бреду повторяет: «Прости меня, Ромашка» — ведь он-то и сломал дочери судьбу.
    • Пожалуй, и Роберт, маленький лорд Орлиного Гнезда. Мальчишка он отвратительный, но после смерти матери очень трогательно тянется к Сансе и разрешает за собой ухаживать — ни дать ни взять дикий зверёк. В конце концов, он не виноват, что таким родился. В отличие от сериала, его ничего хорошего не ждёт, так что птичку (Зяблика) действительно жалко.
    • В рассказах Сетона-Томпсона о животных есть персонажи, которые автору правки напомнили Лизу и Роберта: старая медведица Злюка и её обожаемый сынок — медвежонок Джонни, хилое плаксивое существо с раздутым животом. Джонни постоянно верещал и хныкал, если хотел от матери чего-то добиться, и в целом вёл себя отвратительно. Обычная медведица на месте Злюки давно бы отвесила ему пару шлепков. Но в финале бедного Джонни очень жалко. Да и сам рассказ из весёлого повествования о медведях-пронырах Йеллоустоунского парка внезапно превращается в слезогонку. Правда, это нормально для Сетона-Томпсона…
  • О. Громыко, «Космотехнолухи» — Падла.
  • «Архимаг»: Бол Малыш — умственно неполноценный колдун с интеллектом четырёхлетнего ребёнка. По сути, всё его вина заключалась лишь в том, что ему сказали: «Видишь того плохого дядю? Побей его, и получишь конфетку».
  • Пол Гэллико, «Посейдон» — Линда Рого. Она, конечно же, была глупая, вздорная, истеричная, постоянно материлась, унижала на людях собственного мужа (который, несмотря ни на что, любил её), вечно со всеми ссорилась. Но разве она заслужила такую жуткую и нелепую смерть (сорвалась вниз и упала прямо на копьеобразный металлический обломок, который пронзил ей грудь насквозь)? А уж когда муж поведал всем печальную историю её тяжёлой жизни, начинается тотальная слезогонка.
  • «Отголоски: Конец Империи» (расширенная вселенная Звёздных войн): внезапно, под троп попадает… да-да, именно он. Пускай он не умер, но читатели начали сопереживать ему, когда выяснилось, какая участь его постигла. Он был вынужден стать клоуном в центре беглецов Набу (где он обожаем детьми, но абсолютно презираем взрослыми), презираем и в Новой Республике, и в Империи, отвергнут своим же народом, и в то же время он искренне жалеет о том, что дал Палпатину (который по-прежнему в то время ещё считался хорошим лидером) политическую власть, будучи сенатором.

Кино[править]

  • «Кавказская пленница» — внутримировой пример (см. эпиграф) и, собственно, тропнеймер.
  • «Зелёный фургон» (1983) — гибель Шестакова (тоже Александр Демьяненко) в качестве слезогонки. В литературном первоисточнике никакой гибели нет, Шестаков ранен.
  • «Иди и смотри» — староста из деревни Флёры. Гневно отговаривал протагониста от поисков оружия и встречал хлебом-солью лженемцев (переодетых партизан). Но он просто желал задобрить врага и защитить односельчан. Поэтому, когда уже настоящие каратели расстреляли всех жителей, а самого старосту подожгли живьём… «Говорил я вам, не надо, не копайте…»
  • «Мумия» (1999). Трусливый шкодник Бенни предаёт, бросает в беде, служит мумии и янки-конкурентам. Крутой герой О’Коннел, не оставаясь в долгу, метелит паршивца чем под руку подвернётся, суёт под вентилятор, выбрасывает с судна за борт… и в критический момент всё равно пытается спасти (безуспешно). Ибо птичку всё-таки жалко.
  • «Визит старой дамы» (по пьесе Ф. Дюрренматта) — да, Альфред Илл много лет назад подло и жестоко обошёлся с влюблённой в него Кларой Вешер, за это он безусловно заслуживает наказания. Но одно дело — выставить его на публичный позор, и совсем другое — объявить за его голову награду, ополчив таким образом против Альфреда весь город. В своей жажде возмездия Клара переходит все границы, превращаясь из оскорблённой возлюбленной в беспощадную фурию — поэтому затравленного и убитого своими же согражданами Илла реально жаль: какие бы грехи ни лежали на его совести, такой участи не заслужил даже он.
  • China O’Brien 2 — хиллбилли по имени Честер. Помог героям спастись — вынес дверь… И глупо погиб от пуль, выпущенных злодеями. Ещё и героев прикрыл своим телом.
  • «Никто не хотел умирать» — Вайткус.
  • «Человеческая многоножка» — обе главные героини, конечно, тупы как пробки, но подобных издевательств точно не заслужили.

Телесериалы[править]

  • «Отчаянные домохозяйки» — Иди Брит.
  • «Баффи — истребительница вампиров» — Джонатан.
  • «Игра престолов» — септа Юнелла, прославившаяся коронными фразами «Позор!» и «Пока-а-айся», во всех отношениях малоприятная особа. Но участь, на которую её обрекает Серсея — продолжительные пытки и изнасилование от «ЗомбоГоры» — кажется, мягко говоря, перебором. Особенно по сравнению с тем, что главный противник, Воробейшество, отделался довольно легко.
  • «Сверхъестественное» — Кроули.
    • Впрочем, он скорее внутримировой пример. А вот Белла и Джо Харвелл — уже из мета.
  • «Зорро» (1990) — алькальд Луис Рамон, самоуверенный, но обаятельный недотёпа. Развязка серии «Форт дьявола» стала ударом под дых.
  • «Рим» — Атия весь сериал плетёт совершенно бесчеловечные козни (Сервилия не даст соврать), игнорирует желания своих детей под лозунгом «маме видней» и вообще предпочитает им любовника. Однако после невероятно трогательного прощания с ней Антоний в Египте тут же запрыгнул в постель к Клеопатре, и в следующий раз Атия его увидела только в виде чучела во время триумфа своего превратившегося в полное чудовище сына Октавиана, который очень кстати женился на женщине, явно мечтающей поскорее избавиться от свекрови. Меланхоличные переливы саундтрека и взгляд в никуда Атии не заденут в этот момент только бессердечных…
  • Power Rangers и Super Sentai — беззлобные подручные главных злодеев. Понятно, что они тоже творили гадости, но в итоге… их-то за что? Пара очень ярких примеров: Элгар (Power Rangers Turbo/In Space) и обезьянка Салли (Kaizoku Sentai Gokaiger).

Мультфильмы[править]

  • «Пиноккио» — Фитиль, приятель главного героя, грубый и крайне невоспитанный мальчишка. Однако когда он начинает превращаться в осла, его становится очень жалко — бедняга зовёт маму и отчаянно молит Пиноккио о помощи.
  • «Король лев 2: Гордость Симбы» — Нука, старший сын Зиры. Облезлый, туповатый, несуразный кривляка, вечно завидующий своему братцу-«избранному» и безгранично преданный своей вечно рычащей мамаше. Погибает при неудачной попытке совершить подвиг в глазах матери — убить Симбу. Бедняга, он просто хотел, чтобы мама наконец обратила на него внимание…[2]
  • «Приключения Икабода и мистера Тоада» — Икабод Крейн. Показан, аналогично с первоисточником, как не самый приятный тип, думающий в основном о вкусных обедах, да и жениться на Катрине он планировал в первую очередь ради богатств её отца. Но у Диснея герой получился очень забавным и милым, и в финале его становится искренне жаль.
  • Некоторые умудряются даже жалеть жестокого и подлого «весёлого циника»-агу из фильма Р. Саакянца «Ишь ты, Масленица!» («Хозяин — я? Земля — моя?»), хоть он и оказался вдобавок глупым как пробка (а может, именно поэтому). В финале этот ага трагично и чуть ли не эпично умирает от переохлаждения и изнеможения, и у некоторых щемит сердце и подкатывает к горлу ужас при лицезрении этого. Не помогает даже бафосно-пародийный «нечаянный расстрел луны» офигевшей сторожихой.
  • «Колыбельная острова Мэн» — кодификатор: в колыбельной поётся именно о птичке, которая спала в разных неудобных местах: на дереве, на шиповнике, на крыше в снежную ночь… только в финале она сладко засыпает «между двух листьев, словно младенец на груди у матери». То есть, оригинальная колыбельная не такая печальная, как мультфильм. А мультфильм рассказывает не о поиске подходящего для сна места, а о поисках матери. И получилось реально грустно.

Мультсериалы[править]

  • «Черепашки-ниндзя» (2012): подросток Тимоти, он же Пульверизатор. Очень глупый и неуклюжий фанат черепашек-ниндзя, воображающий себя героем. Постоянно попадал в дурацкие ситуации, и втягивал в них наших героев. Но чёрт возьми, когда он под воздействием мутагена превращается в обезумевшее желеобразное существо, его становится по человечески жалко — может быть Тимоти и был дурачком, но у него было золотое сердце, и он искренне пытался помочь черепашкам-ниндзя в борьбе со злом.
  • «Tom and Jerry», эпизод The Two Mouseketeers — Том должен охранять праздничный стол под страхом отрубания головы. Мыши Джерри и Нибблс ему вовсю мешают, Том не может их поймать, и во многом по их вине его отправляют на гильотину. Мыши почти не соболезнуют казнённому. Даже ярые ненавистники Тома говорят: «Что за фигня, Джерри?» (в смысле — зрители IRL, а не персонажи в сюжете), а дети и вовсе ужасались.
  • RWBY — Роман Торчвик. Погиб он внезапно и неожиданно, будучи сожран гримм прямо во время лекции Ганнибала. В сущности он это заслужил: без теми сомнения участвовал в плане Синдер по уничтожению Бикона, не испытывал угрызений совести по поводу смертей мирных жителей. Но он такой харизматичный и стильный! И так обидно и быстро умер! Потому и жаль!
    • Артур Уоттс. Сволочь ещё большая, чем Торчвик: помогал Салем устроить апокалипсис просто потому, что на родине, в Атласе, выбрали другого ученого. На его счету много смертей. Но при этом, все равно крайне обидно наблюдать, как он задыхается в пожаре из-за мелочной мести Синдер. Всё-таки великолепие у него было, к тому же он всегда отличался адекватностью среди злодейской тусовки и несколько раз (особенно эпично в 8 томе) объективно высказывал Синдер, как и когда она облажалась.
    • Леонардо Лайонхарт. В отличие от товарищей выше, ни разу не великолепный, а жалкий трус и предатель, из-за которого было убито множество охотников. И его смерть от грим Салем закономерна и удовлетворительна. Но, все таки, все свое пребывание на экране Лео выглядит таким запуганным, сломленным, жалким, что невольно пожалеешь директора. И вроде как ему правда совестно за всех подставных охотников ("Озпин никогда меня не простит"). Правда, не настолько, чтобы перестать трястись за свою шкуру. Так же немного внутри мировой пример: Озпин хочет сохранить предательство Лео в тайне, потому что уважает его прошлые годы верной службы и не хочет чтобы его помнили за "ошибки последних лет".

Комиксы[править]

Аниме и манга[править]

  • Berserk — Коркус. Этот противный парень всё время донимал Гаттса, но смерть его была такой нелепой и страшной, что его реально жаль.
  • Slayers — Мартина. Начиная с седьмой серии второго сезона, строит по большей части малоуспешные козни Лине (только ей, на её спутников ей, в общем-то, плевать). Погибает при взрыве после смерти Фибриццо… почти. Впрочем, за пример считаться может, ибо, по выражению Лины в заключительной серии, Мартина «выжила только потому, что она комический персонаж», а клоунов убивать неприлично.
  • Sailor Moon — Чибиуса. Невоспитанная, непослушная и довольно вредная даже по меркам своего юного возраста девочка. Но когда в результате козней Нехелении она начала стремительно исчезать, а затем и вовсе рассыпалась в пыль прямо на руках у главгероини… Да, потом Чибиусу удалось вернуть к жизни, но горький осадочек у многих зрителей всё же остался.
  • JoJo's Bizarre Adventure: Сигэти читателям откровенно не понравился и прожил очень недолго. Но его смерть была так внезапна, жестока и трагична, что поневоле пожалеешь.
    • Скарлет Валентайн — супруга главгада седьмой части. Калечила Люси и обещала ей ещё больше пыток в ближайшем будущем. С другой стороны, Скарлет озверела не на пустом месте — Люси перед этим жестоко её поимела обманула и использовала (это читателю понятно, что «так было надо», а первой леди, мягко говоря, обидно). Да и смерть Скарлет — тот ещё боди-хоррор.
    • Доппио же! То неловкое чувство, когда жалеешь отходящего в мир иной главного гада. Не всего гада, к сожалению, а только его «положительной» личности. Расправа над Диаволо — немного другой троп.
    • Иллюзо, конечно, как личность весьма и весьма малоприятен, но при виде того, как он пытается спастись от действия Purple Haze, многим фанатам стало жалко его.
  • Neon Genesis Evangelion: Аска у многих зрителей вызвала отторжение, но устроенная ей ангелом Ариилом ментальная пытка… бррр.
  • Paranoia Agent — Юити Тайра, конечно, тот ещё нарцисс, но он явно не заслуживает, чтобы его травили только из-за неумышленного сходства с маньяком Парень с битой.
  • Bleach: Канаме Тоусен получил очень много ненависти, но после поражения признал, что ошибся. Он, Хисаги и Комамура начинают довольно трогательное примирение… и Тоусен взрывается по вине Айзена. Фанаты в печали.
  • Shoujo Kakumei Utena — Нанами почти весь сериал устраивала глупые пакости главным героиням и всех донимала своими инцестуозными всплесками в адрес брата. Однако когда этот самый любимый брат к ужасу Нанами нешуточно её подомогался, да ещё и предлог привёл, мол, на самом деле мы неродные, просто чтобы ещё раз заставить её сражаться, её мир попросту рухнул. Когда она после поражения стоит одна-одинёшенька посреди арены дуэлей и, признав, что у неё на самом деле нет никого и ничего, начинает плакать, сложно ей не посочувствовать. Кроме того, по итогам этого опыта она значительно повзрослела.
  • Суэхиро Маруо, «Шоу уродов господина Араси» — человек-мумия Мутицукэ, один из циркачей. Он изнасиловал Мидори, но уже потом осознал свою ошибку, просил у неё прощения и признавался в любви. Это увидел её муж, карлик Масамицу (по факту такой же абьюзер и манипулятор, умело притворяющийся добреньким) и жестоко убил Мутицукэ, ещё и помучив напоследок иллюзиями. Даже Мидори, которая видела убийство, стало его жалко!
  • Golden Kamuy — Усами, конечно, человек малоприятный, мелочный, садистичный и полностью отбитый. Даже его бэк не оправдывает его поведения: вполне приличная семья, хоть и перепадало не столько внимания, сколько хотелось бы, всё равно это не повод для слёта с катушек. Но когда Усами в позе пьеты умирает на руках Цуруми — единственного человека, которого он искренне обожал и уважал, многим фанатам стало его искренне жаль.
  • Современная жизнь девушек-монстров — ругаться в метро нехорошо, но окаменение само по себе было все-таки чересчур, тем более что медуза и думать забыла про него, а остальные как ни в чем ни бывало проходили мимо «арт-объекта». Слава богу, сестра нашла и отвезла к ведьме, обещавшей снять проклятие…вот только она случайно запустила его на орбиту, где его разум посреди холода и мрака постепенно угас. Далеко не все фанаты оценили столь печальный конец пусть и третьестепенного, но ни в чем не виновного персонажа с оставшимися безнаказанными ведьмой и медузой.

Видеоигры[править]

  • F.E.A.R. — Нортон Мейпс. Изначально кажется весьма неприятным и хамоватым типом, но под конец игры, будучи раненым, сидя в луже крови, вызывает если не жалость, то по крайней мере лёгкое сочувствие.
  • Deus Ex — Контрабандист. Этот жадный параноик мало кому нравился: огородил своё убежище лазерами и ботами, требовал чрезмерно крутую плату за товар и издевательски не впускал без пароля. Но известие о том, что эту чудаковатую вредину без особых причин завалил Гюнтер Германн, мало кому доставило удовольствие.
    • Впрочем, спасти его проще простого: предупредить его словами через рот, что на вас идёт охота и на районе вот-вот начнётся облава. Тогда после вашего ухода он соберёт манатки и исчезнет, оставив Гюнтеру на разграбление пустое логово.
  • Tyranny — все Архонты. Если некоторые и могли в ходе игры раздражать, то смерть каждого из них, начиная от Тунона и заканчивая Голосами Нерата, способна как минимум тронуть.
  • Grand Theft Auto V — Флойд. Показан этаким жалким лузером — на работе никаких перспектив, его девушка его не любит, Тревор его использует в своих целях как только может, но тем не менее он помог последнему провести одно ограбление (пусть и неудачное), ещё и пустил пожить в своей квартире. Казалось бы, ну кому мешал этот затюканный ушастый парнишка, который в жизни мухи не обидел, но… Вскоре и был убит вместе со своей стервозной подругой всё тем же Тревором.
  • Super Paper Mario — отец Графа Блека. Ксенофоб и Концентратор ненависти, готовый пойти на все, ради своего величия и сподвигший сына к повороту налево, но когда он перед смертью умоляет этого самого сына не убивать его, его становится жаль.
  • Star Wars Jedi: Fallen Order — Маликос был малоприятным типом, и на гибель сам нарвался, первым попытавшись убить Кэла, но замуровывание заживо — это всё-таки чересчур.
  • Warframe — безымянного корпуситского сержанта с Фобоса игроки жалеют за абсолютную беспомощность. В отличие от всех остальных боссов, на него даже можно напасть со спины и сваншотить.
  • BioShock Infinite — Соловей. Рукотворное чудовище, созданное для того, чтобы быть тюремщиком для Элизабет. А ещё её самый близкий друг. И когда он погибает в конце игры, жалеет его не только игрок, но и главные герои.

Визуальные романы[править]

  • Monster Girl Quest — Купидон. Да, она та ещё маньячка, однако сцена, где её пожирает Чёрная Алиса (при этом Купидон истошно кричит и дрожит от страха) действительно нагоняет жути и заставляет сочувствовать персонажу. К счастью, после поражения финального босса она возрождается.
  • Danganronpa 2: Goodbye Despair — Терутеру Ханамура. Да, он редкостный извращенец, не стесняющийся подкатывать ко всему, что движется. Но потом раскрывается причина, по которой он совершил убийство: он хотел сбежать с острова, чтобы увидеть свою больную маму. Плюс, его последняя просьба — сказать, как его мама — игнорируется Монокумой. И в довершение ко всему, его гибель довольно жестока. К счастью, в финале раскрывается, что он, как и все «умершие» в симуляции, по факту лежит в коматозном состоянии и что у него есть шанс проснуться, что и происходит в финале экранизации.
  • Saya no Uta — Ё. Нет, серьёзно, многие фанаты визуального романа невзлюбили её за то, что она претендует на Фуминори. Но чёрт возьми, Сая могла просто убить и зохавать её, как делала это с другими людьми, зачем нужно было ТАК мстить сопернице? Ведь Фуминори и до попадания в аварию френдзонил Цукубу, а после случившегося у неё тем более не было никаких шансов. И он безумно любил Саю и не подавал никаких поводов для ревности. В общем, ни о каком любовном треугольнике и речи быть не может. Так зачем нужно было делать это? Даже сам парень, хоть и не далеко от Саи ушёл, признал, что это уж слишком.
  • Kara no Shoujo — Мизухара Токо действительно жалко: девушка всего лишь хотела быть более уверенной в себе и в любом случае она не заслужила ни сумасшествия, ни превращения в «художественную инсталляцию».

Музыка[править]

Примечания[править]

  1. Так и Онегин рассуждает: «он уж был неправ,/Что над любовью робкой, нежной/Так подшутил вечор небрежно/…пускай поэт /Дурачится; в осьмнадцать лет /Оно простительно».
  2. В черновом варианте он на последнем издыхании говорил, обращаясь к Зире: «Я наконец заслужил твоё внимание, да?» — что существенно повышало градус слезогонки и придавало персонажу глубины.