Профессор был неправ

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Профессор был неправ[1][2] — девиз фаната, пытающегося разорвать канву не шутки ради и не потому, что канва изначально весьма дырявая, а со зверской серьезностью и на идейных основаниях. Этот фанат не играет с деконструкцией жанра и его штампов, он реально переписывает понравившуюся ему историю с совершенно иной расстановкой идейных акцентов.

Автор же, если он на тот момент жив, офигевает от того, что ему прямо в лицо бросают обвинение в некомпетентности или злонамеренности по отношению к созданию его же воображения.

Поскольку данное явление зародилось и процвело в отечественном Толкин-фэндоме, именно неофициальный девиз фанатов «Чёрной книги Арды»[3] стал кодификатором тропа.

Мелькор был хорошим — частный случай этого явления: когда переписывание касается моральной оценки действий «сил света» и «сил тьмы».

Как так можно? Ну, человек нормально реконструирует настоящие события из рассказа. По жанровой условности он доверяет автору и до поры придумывает обьяснения несостыковкам или просто заминает их, но вдруг он понимает что не клеится рассказ в единую картину — и начинает относиться уже к тексту как к простому пересказу который могли и переврать.

Внимание: этот троп не касается пародий, деконструкций, а также всех случаев, когда канва рвется новыми авторами франшизы.

Примеры[править]

Литература[править]

  • Старинная талмудская байка о том как в споре еврейских мудрецов участвовал бог на стороне меньшинства. Ему в конце концов заметили: «Сам сказал — решайте по большинству, так вот нас больше».
  • Анекдот про баптиста, который прямо в райских вратах спорил с апостолом Петром о правильном толковании цитаты из его же послания. «Но это же я писал!» — «Надо читать в контексте»…
  • Борис Стругацкий в разговорах с фанатами пришел к своему рыцарскому кодексу, по которому Слово Божие было лишь комментарием, а любая версия, не нарушающая прямой текст произведения, имела равные с ним права на жизнь. Впрочем, он же признавался, что сеттинг для них всегда был глубоко вторичен, а фантастика была лишь способом аккуратно сформулировать насущные вопросы. Однако именно поэтому он, в частности, категорически отвергал трактовки «Жука в муравейнике», согласно которым Абалкин действительно был автоматом Странников, так как это противоречило самой авторской проблематике произведения.
  • Старше, чем радио. Тургенев, отвечая на вопросы по поводу своего романа «Отцы и дети», высказался конкретно: Одинцова не любила Базарова. Но в школах до сего дня детей учат согласно теории тогдашнего литературного критика Писарева, который был убеждён, что Иван Сергеевич не прав.
  • Случай, рассказанный Дарьей Донцовой. Однажды в школе ей задали написать сочинение на тему: «О чём думал Валентин Петрович Катаев, когда писал повесть „Белеет парус одинокий“?». Донцова дружила с внучкой Катаева и, недолго думая, попросила о помощи самого автора. В результате Дарья получила двойку, а учительница литературы написала в тетради: «Катаев совсем не об этом думал!"
  • Правило Википедии, согласно которому вторичные источники имеют больший вес, нежели первичные, может трактоваться (и трактуется на практике) в том смысле, что свидетельства автора произведения, особенно неофициальные, менее авторитетны, чем мнения критиков и рецензентов. Также категорически не приветствуются любые аффилированные правки (а не только нарушающие критерии значимости, нейтральности и т. п.) — таким образом, участвующий в редактировании статьи о себе или своих произведениях самим фактом участия оказывается нарушителем и в принципе может быть заблокирован.
    • На Посмотрелях всё не так жёстко, если шо.
    • Подход доведен до абсурда в повести 1909 года «Машина останавливается» Эдварда Моргана Форстера.

Фанфики[править]

  • Наталья Васильева, она же Ниэннах, автор «Чёрной книги Арды», самого знаменитого антифанфика по Толкину. Деконструировала «Сильмариллион» так, что Мелькор оказался хорошим, Эру Илуватар — плохим, а сама книга — фальшивкой, сочинённой победителями.
    • Кирилл Еськов, автор «Последнего кольценосца». Устроил масштабную деконструкцию Средиземья в духе криптоистории, напихав в него совершенно не средневековых терминов и явлений. А «Алая книга» — опять же фальшивка, сочинённая победителями.
    • Ольга Чигиринская «По ту сторону рассвета»: попытка совместить в одном мире реалии ЧКА и Толкина, плюс деконструкция «Лэ о Лэйтиан». Берен и Лютиэн борются с Сауроном ну совершенно не так, как у Профессора, вплоть до того, что Берен какое-то время ему служит.
    • А вот Ник Перумов с «Кольцом Тьмы» по сравнению с перечисленными выше — почти аверсия. Все толкиновские события у него канон, да и воюют герои, в общем-то, за ту же сторону, что и у Профессора. Но и у него есть самовольные дополнения к сеттингу и расхождения в моральных трактовках.
  • «Гарри Поттер и методы рационального мышления» Элиезера Юдковски: фанфик, частично посвященный подсветке нелогичностей мира, которые можно увидеть при рассмотрении канона с рациональной точки зрения (правила квиддича, финансовая система магического мира, и многое другое, вплоть до отношения волшебников к магии), и реакции на все эти несуразности детей, получивших хотя бы азы современного магловского образования. Пророчества о протагонисте, которым на момент окончания книги еще только предстоит сбыться, грозят миру то ли гибелью, то ли наступлением техномагической сингулярности.

Кино[править]

  • «Снова в школу» — в одном из эпизодов фильма появляется Курт Воннегут в роли себя самого. Главный герой нанимает его написать сочинение о творчестве Воннегута. Преподаватель отвергает работу, утверждая, что автор ничего не понимает в теме.
    • Самое смешное, пожалуй, то, что точь-в-точь такой же случай приключился IRL с… Валентином Катаевым! Но сценаристы «Снова в школу» вряд ли могли об этом знать. В жизни, конечно, чего только не бывает! Но всё равно сомнительно.

Примечания[править]

  1. Если цитировать фразу полностью: «Профессор был неправ, всё было по-другому!»
  2. Вариант: «Профессор был неправ. Я там был и сам всё видел.»
  3. Противники «Чёрной книги…» использовали ту же фразу в насмешку. Также ролевики посмеивались с помощью этой же фразы над любой полевой ролевой игрой «по Толкину», где практиковались значительные отступления от канона.