Профессор Выбегалло

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Balalaika-videoinspector.jpegБалалайка докладывает:
Оно понятно, искушение велико — но всё равно не стоит добавлять в эту статью теории заговора.
« Была создана комиссия по проверке работы Выбегаллы. Но тот, не растерявшись, представил две справки, из коих следовало, во-первых, что трое лаборантов его лаборатории ежегодно выезжают работать в подшефный совхоз, и, во-вторых, что он, Выбегалло, некогда был узником царизма, а теперь регулярно читает популярные лекции в городском лектории и на периферии. »
Братья Стругацкие, «Понедельник начинается в субботу»
« Коля (уголовник): Скрипеть зубами нельзя, от этого в кишках зарождаются глисты.
Академик: Кто вас, милый вы мой, информировал?
Коля: Училка естествознания в детдоме.
Академик (своему ассистенту): Кимза! [это фамилия ассистента] Подкиньте эту идею Лепешинской. Пусть её тупые сатрапы скрипят зубами — и ждут самозарождения глистов в своих прямых кишках. А ещё лучше — вставьте им в анусы по зубному протезу… Шарлатаны! Варвары! Нахлебники! Враги народа!
»
— Юз Алешковский, «Николай Николаевич»

Профессор Выбегалло — научный фрик, изображённый вполне реалистично. Он занимается псевдонауками и лженауками не потому, что надеется, что у него они магически подействуют: он, слава Богу, не сумасшедший. Он занимается ими потому, что это приносит ему социальные, а то и финансовые вкусняшки. Профессор Выбегалло умеет пускать в глаза пыль корреспондентам и выцыганивать деньги на свои проекты у власть и ресурсы имущих; возможно, все они идут на оплату шикарного образа жизни профессора, а возможно, он-таки собирает некий прототип, ничего полезного не делающий, а вероятно, делающий только вред.

А для кормления своего кадавра — селёдочные головы

Для своего кормления Выбегалло выбирает, как правило, такие области науки, в которых отсутствие практического результата немедленно не изобличит его как шарлатана: либо что-то глубоко-глубоко экспериментальное, которое станет прикладным лет через 50, либо, наоборот, совсем гуманитарные науки о влиянии пения на трение, в которых можно долго держаться на одном только хорошо подвешенном языке. Либо, как ни странно, медицину, полагаясь на эффект плацебо и тому подобное. Но если у профессора есть большая и волосатая политическая лапа (как у небезызвестного Лысенко), он может преуспеть и в таких весьма прикладных областях, как агрономия — до тех пор, пока его покровители живы и у власти.

Если же вы видите, как профессор Выбегалло демонстрирует что-то, что работает именно так, как он говорит, и подтверждает его слова, не спешите удивляться: никакого чуда не получилось. Скорее всего, Выбегалло обворовал какого-нибудь молодого талантливого студента за пятёрку в зачётку.

В чем сей экземпляр бесспорно талантлив, так это в живучести и приспособляемости: даже если сменится руководство, политическая ситуация или профиль деятельности, Выбегалло все равно сумеет остаться на своем месте, или на аналогичном, а если его таки выгонят, то очень быстро возьмется за старое в соседней организации.

В своей крайней, вырожденной форме профессор Выбегалло превращается в комбинатора Корейко, единственный полезный продукт от которого — две бочки, соединённые шлангами, куча открыток с голливудскими звёздами и чемоданишко, набитый деньгами, для личного пользования.

Вымышленные персонажи[править]

Театр[править]

  • Королевский учёный из сказочной пьесы «Остров пополам» Л. Устинова.
  • Горлохватский из пьесы «Кто смеётся последним» Кондрата Крапивы.

Литература[править]

Русскоязычная[править]

« Слово «история» происходит от словосочетания «из Торы я». »
— Николай Левашов
  • Братья Стругацкие, повести «Понедельник начинается в субботу» и «Сказка о тройке». Профессор Выбегалло собственной персоной, тропнеймер и кодификатор.
  • Профессор Тромбони из сказки Ф. Кнорре «Капитан Крокус». Руководит своими подчинёнными, ничего не понимая в работе, но хитро выкручивается. Отказывается признавать электричество и прочие достижения цивилизации, обзывая их происками конкурентов (что не мешает применять электроприборы в лаборатории). Странно, но кое-что в мире произведения он всё-таки изобрёл — зажигалки. На них он заработал хорошие деньги, после чего решил не напрягаться, а только имитировать работу.
  • В. Рыбаков
    • «На будущий год в Москве» — абсолютно все представители научной общественности; особенно выделяются Акишин и Щипков (см. #Реальная жизнь).
    • «Звезда Полынь»/«Се, творю» — с фитильком, так как не об учёном, а о журналисте. Почти-совсем-позитивный журналист Корховой в финале первой книги совершает поворот чёрт знает в какую сторону… Во второй выясняется, что это всё же был поворот налево. Правдоискатель через художественно обставленное «не было, но ведь могло бы быть» приходит к откровенному шапкозакидательству (тоже смотри ниже про РЕН-ТВ).
  • М. Успенский,
    • «Белый хрен в конопляном поле» — Хома Хроноложец, копиркин реального академика Фоменко.
    • «Чугунный всадник» — академик Фулюганов Диавол Христофорович. А это уже Лысенко сотоварищи. Его дипломная работа прогремела в энтомологии, как выстрел «Авроры». Дело в том, что Диавол Христофорович обнаружил у муравьев не какие-нибудь новые усики или жвалы, а зачатки коммунистического мировоззрения! Оппоненты хотели было что-то вякнуть, но куда против такого-то попрешь!
  • В.Дудинцев, «Белые одежды»: д.б.н. Анна Богумиловна Побияхо. Ей глубоко плевать и на «мичуринскую биологию», и на «вейсманистов-морганистов». Занимается тем, за что конкретно сейчас дают самый большой участок на опытной станции, возможность публикаций и массу аспирантов в помощники. Научные данные о модификации яровой пшеницы в озимую тупо подделывает. Кабинет украшен совершенно ненужными в работе снопами зерновых, зато красиво и от прессы отбоя нет. Кстати, несмотря на запрет самого Лысенко, Анна Богумиловна потихоньку готовит себе «запасной аэродром»: посылает семенной материал в некий ядерный институт, чтобы там облучили жёстким рентгеном. В отличие от Саула и Краснова, для которых крах Лысенко станет неминуемым концом карьеры, Побияхо выплывет.
  • Владимир Савченко «Открытие себя» — ученый секретарь НИИ, доцент Гарри Харитонович Хилобок. Карьерист и «организатор» (вроде Шурочки из «Служебного романа»). Любитель шикарных костюмов и молоооооденьких лаборанток. Пытался защитить докторскую диссертацию по секретной теме (во избежание лишних ушей на защите), но на официальной защите «на выезде» диссертация была в прах раздолбана протагонистом романа.
  • Юрий Брайдер и Николай Чадович «Особый отдел» — Даздраперма Осиповна (без фамилии). Ярая сталинистка и последовательница Лепешинской. Изобличительница троцкистов, космополитов, ревизионистов, уклонистов, ликвидаторов, соглашателей и оппортунистов различных мастей.
  • Войнович, «Москва 2042». С профессором Эдисоном (изначально Эдуардом) Ксенофонтовичем Комаровым троп отыгран необычно. Сей безумный гений научную деятельность (она у него запредельно, потрясающе эффективна, он даже работающее средство Макропулоса изобрёл, и ещё много всего интересного!) вполне успешно сочетает как с административной, так и с явно псевдонаучной, в чем без стеснения и признается главгерою. Без стеснения, но с некоторым неудовольствием и не без сарказма: из его слов понятно, что по-настоящему он радует свою душу лишь настоящей наукой, а все эти ИНИЗИН (Институт извлечения информации), ИНСОНОЧЕЛ (Институт создания нового человека) и прочие насквозь выбегаллистые НИИ[1] Комаров создавал не по «велению своей души», а чтобы не переть против системы. Система же домогалась от него: «Как можно больше „крыш“, то есть шарашек или их видимостей! А в рамках этого — как можно больше должностей, званий и начальственных и „учёных“ окладов! Любой ценой!». И вот, чтобы система не отняла у него возможность делать настоящие открытия, он в своём научном комплексе наряду с нормальными шарашками и наплодил липовых; в них он крышует множество настоящих, эталонных выбегалл, которых читателю показали лишь мельком. Сам же Комаров — циник (и вообще законченный мерзавец, во многих отношениях), но при этом кто угодно, только не бездарь и не лжеучёный.
  • Алессандро Калиостро (459 г до Р. Х. — 1795 от Р. Х.), оный же Джузеппе Бальса́мо, оный же Жозеф Бальзамо́, оный же граф Калиостро, оный же граф Феникс, и ещё множество имён. Если бы не профессор А. А. Выбегалло, был бы тут кодификатором тропа. Занимался естественными науками тоже, но прославился в основном в области медицины. Подобно герою этой статьи, Калиостро свободно говорил на трёх или четырёх языках, на всех без исключения — с иностранным акцентом. Основатель Египетского Ритуала, Великий Копт, замешанный вроде бы и в Великой Французской Революции. На родине в Италии самопровозглашённый граф был приговорён к публичному сожжению, но вскоре смертную казнь Папа заменил пожизненным заключением. 7 апреля 1791 г. в церкви Санта-Мария состоялся торжественный ритуал покаяния. Калиостро, босой, в простой рубахе, стоял на коленях со свечой в руках и молил Бога о прощении, а в это время на площади перед церковью палач сжигал все его магические книги и волшебный инвентарь. Затем мага привезли в замок Сан-Лео и замуровали в камере, а еду спускали через отверстие в потолке. На пятый год заключения добросердечные тюремщики, наконец, решились подсыпать волшебнику яду, чтобы прекратить страдания. А ведь мог прожить ещё пару тысяч лет! Осталась масса произведений, вот лишь несколько:
    • «Описание пребывания в Митаве известного Калиостра на 1779 год и произведённых им там магических действий, собранное Шарлоттою-Елизаветою фон дер Рекке, урождённой графинею Мёдемской».
    • Екатерина Алексеева, она же Екатерина II, «Обманщик», комедия в трёх действиях, с эпилогом.
    • E. Карнович, «Калиостро в Петербурге».
    • М. Кузмин, «Чудесная жизнь Иосифа Бальзамо, графа Калиостро» (1919).
    • А. Н. Толстой, «Граф Калиостро» (1921).
      • И великолепная экранизация «Формула любви» (1984).
    • В. Соловьёв, «Граф Калиостро. Волхвы» и «Граф Калиостро. Великий розенкрейцер».
    • Евгений Гаглоев, в серии книг «Зерцалия».
  • Откровение у холодильника — если постулировать, что в сеттинге «Собачьего сердца» физиология совпадает с реальной, сам профессор Преображенский легко оборачивается таким Выбегаллом.

На других языках[править]

  • Свифт, «Путешествия Гулливера»: в далекой стране Бальнибарби Гулливер посещает Академию прожектеров, сборище выбегалл, проталкивающих свои неработающие изобретения для использования в хозяйстве (это те, кто поднялся когда-то к правительству на Летающий Остров и научился не тому, чему надо). После ознакомления с их проектами уже не удивляешься, что в стране царит разруха, а самый богатый землевладелец — консерватор, не спешащий внедрять «передовой опыт» (Свифт был невысокого мнения о науке).
  • А. Дюма, «Джузеппе Бальзамо, или Записки врача». Это тоже о Калиостро.
  • В какой-то степени — учёный савант Тио Хольцман из приквела «Дюны» Б. Герберта и К. Андерсона. Больше занят политикой, чем наукой, пользуется плодами труда своей талантливой помощницы Нормы Ценвы, выдавая их за собственные достижения. Занимается он, впрочем, не лженауками, а вполне практичной деятельностью, по праву считается гением, ибо успел наизобретать для человечества кое-какие сверхважные приборы, но не стал копать вглубь, предпочтя этому праздное почивание на лаврах и сбор похвальбы и наград от загнивающих аристократов. Да и вообще достаточно аморальный и скользкий тип.
  • Дегерлунд из «Сезона гроз» А. Сапковского — педаль в пол. Не делает для науки вообще ничего полезного, присваивает себе результаты чужих экспериментов, выдаёт грубые подделки за результаты своих и при этом при всём уважаем в научно-магическом сообществе.
  • Азимов, «Сами боги» — Хэллем. Случайно сделав важное открытие, почивает на лаврах и всячески тормозит дальнейшие исследования эффекта имени себя.
    • Что делать с этим открытием, он не знал, пока не присвоил интересную мысль, неосторожно высказанную другим героем. То есть он еще и вор.
      • Ну в общем-то там было подсвечено: не попри Хэллем бульдозером на посмевшего заподозрить его в некомпетентности — через пару недель персонал лаборатории то ли перемёр бы от лучевой болезни, то ли испарился бы во вспышке атомного взрыва. Не будь он вором, была бы гора трупов, так как ёрничающий над Хэллемом талант (Дэнисон, кажется?) едва ли стал бы выяснять «почему запылившийся вольфрам в колбе превратился в нечто иное».
  • Умберто Эко, «Остров накануне» — доктор Бэрд, англичанин, испытывающий изобретенный им способ навигации, основанный на симпатической магии. На борту корабля находится собака с открытой раной, которой не дают зарубцеваться. В определенный час ассистент, оставшийся в Англии, нагревает нож, которым нанесена рана. Согласно теории Бэрда, собака в этот момент должна испытывать боль, и англичане рассчитывают определять точное время по ее поскуливанию. Даже для XVII века такой эксперимент выглядит дико. Учёный и священник Каспар Вандердроссель, которого главный герой встречает потом, хохочет от души над этой теорией и называет ее «пресмехотворной».
    • Еще веселее становится, когда узнаешь, что это описание реального случая из истории. Однако хвалёный британский здравый смысл возобладал — в реальном мире Адмиралтейство не допустило шарлатана до морских испытаний.
  • С. Лем, рассказ «Профессор А. Донда» — тут таких полно, но как-то на втором плане. Наука — сварнетика, т. е. моделирование магии из реальной жизни на ЭВМ. Сам же Донда только изображает из себя Выбегаллу, используя образ для своих кибернетических исследований, в которых магией и не пахнет. Один из показательных моментов как Донда и Тихий при помощи странных манипуляций (практически ведьмовства, шаманства и прочей магии) «выбивали» новый компьютер для исследований. Оба не очень-то и верили, что поможет. К большому удивлению Тихого — правительство компьютер для них купило. Как обоснуй, для невероятного сеттинга, в котором несмотря на всю невероятность никакая магия не работает в принципе, «вожди» африканского государства подумали, что Донда и Тихий на них наводят порчу, поэтому приобрели им супер-ЭВМ, пока проклятье не вступило в силу.
  • Harry Potter: журнал «Придира» явно и регулярно предоставляет свои страницы представителям сабжа. Тем паче стиль у него… см. ниже «Телевидение».
    • Справедливости ради, «Придира» скорее напоминает реальных криптозоологов — и теоретически там может иметься рациональное зерно. А вот профессор Локхарт/Локонс — однозначный герой статьи. Да и с академическими заслугами Дамблдора не всё однозначно…
      • А что с Дамблдором-то не так?

Сетевая[править]

Фанфики[править]

  • Статья-рассказ (по сути фанфик по мотивам С. Лема) из «Мира фантастики» «Учреждение. Путешествие Ийона Тихого по этажам научно-исследовательского института». Тут таких Выбегалл целый Институт Сингулярности. При этом их даже можно понять и даже кое-где посочувствовать.
  • С переходом на инверсию — рассказ «Рубидий» Михаила Харитонова: ААВ оказывается «искаженным» Ф. Ф. Преображенским, что вводит в кросовер элементы миров Булгакова и Стругацких.
  • Борис Карлов, «Снова на Луне» — профессор Злючкин. Он задумал построить гигантский подземный мегаполис, куда должны были переселиться все коротышки. А на вопрос профессора Ярилы по поводу того, не будет ли жителям мегаполиса скучно, произнёс крайне бредовую речь, которую мы приведём полностью.
« Вы сами не подозреваете, какую важную и интересную тему сейчас затронули, академик. Позволю себе необязательное отступление, имеющее скорее философский, умозрительный нежели практПРФФический характер. М-да… Итак, представьте на минуту, что вы таки живете в полностью изолированном пространстПРФФве. Согласно особому, разработанному мною режиму адаптации вы постепенно ограничиваете себя в еде, занятиях, электрическом освещёнии и, наконец, в мыслях… Ваш организм перестает затрачивать как физическую, так и умственную энергию, ву компрене? Так проходит год, другой, третий… В кромешной тьме, в изоляции от внешнего мира ваши желания и страстишки, фантазии, боли и разочарования улетучиваются как дым… Ваш организм плавно и безболезненно мутирует, лишаясь позвоночника, черепа, костей… Вы превращаетесь в нечто бездушное и бесплотное и наконец обретаете абсолютПРФФное – поверьте! – абсолютПРФФное счастье и покой! Не это ли тайная, подсознатПРФФельная мечта любого из нас?! »
— Профессор Злючкин

Кино[править]

  • «Два билета на дневной сеанс» — Ардалион Тихонович Блинов, сделавший научную карьеру исключительно с помощью плагиата и воровства.
  • «31 июня»: герои Игоря Ясуловича — магистр Джарви и его современный аналог, доктор Джарвис. Кстати, при всей внешней неприятности первого, педаль в пол продавил именно второй. Лечить в XXI веке глюки сыроедением? Это да, это сильно!
  • «Гараж» — лжеучёный Карпухин, занимающийся разведением… морозоустойчивых обезьян.
  • Мистер Барток, начальник лаборатории из фильма «Муха 2». Действует на мозги своим же подчинённым, ставит совершенно садистские и опасные опыты, и в целом мерзкий и беспринципный тип. Конец немного предсказуем — стал гигантской личинкой насекомого (судя по всему — мухи) и содержится в своей лаборатории как объект для исследований.
  • «Iron Man 2» — Джастин Хаммер.
    • Да, Хаммер плохой учёный. Но определённо, успешный менеджер, а его производственным мощностям могла бы позавидовать и компания Старка.

Телесериалы[править]

  • The Knick — доктор Хенри Коттон, реально существовавший злой психиатр, «лечивший» больных путём постепенной… ампутации! Начинал, с того, что выдирал по одному все зубы без наркоза, затем если все зубы кончились, а исцеление так и не наступало то начинал удалять все прочие органы под одному…
  • «Тайны следствия-4» — доктор Милорадов, антагонист фильма «История болезни». Особо жуткая разновидность — ради авторитета в научном сообществе оперировал здоровых людей и фальсифицировал историю их болезни. А потом одна из его «операций» закончилась смертью пациента…
  • «Папины дочки» — Василий Михайлович Кривоносов, научный руководитель Галины Сергеевны. Судя по всему, его университетами были места не столь отдалённые…
  • «Коломбо» — доктор Эллиот Блэйк из эпизода «Коломбо идёт на гильотину». Вся его «парапсихология» оказывается не более чем фокусом для обмана спецслужб.

Мультсериалы[править]

  • «Рапунцель: Новая история» — Доктор Сент-Крой. Неизвестно какой он ученый, но то, что он выбирает изобретение-победителя руководствуясь только ярким его представлением, а не полезными свойствами (их нет), а потом начинает трогать то, чего не понимает, мотивируя это тем, что «он тут ученый», о многом говорит.
  • «Утиные истории 2017» — Клювс, на грани с Корейко. Сперва становится миллиардером, буквально продавая «ничего», благодаря хорошо подвешенному языку, а потом выдает за свое изобретение украденную технологию (ладно, попавшую в интернет благодаря глупости лаборанта), только сделав дизайн ярче, но не потрудившись исправить роковой недостаток, о котором его не раз предупреждали.

Видеоигры[править]

  • В The Elder Scrolls IV: Oblivion показан магический аналог профессора Выбегалло — глава Брумской гильдии магов. Тётка ни скампа не смыслит в магии, должность свою получила благодаря «волосатой лапе», но при этом пытается что-то из себя изображать. Другие члены гильдии подшучивают над ней и устраивают розыгрыши с помощью тех самых разделов магии, в которых она не разбирается.
    • В следующей части серии есть целая организация таких магических аналогов — Синод, волшебники из Сиродила, в какой-то мере пришедшие на смену распавшейся Гильдии магов. Работают по принципу «Мало магии, много политики».
  • Fallout: New Vegas — Фантастик, идеальный пример тропа. Полный ноль в науке, но идеальный приспособленец — недаром если довести станцию Гелиос-1 до захвата Легионом Цезаря… то Фантастик всплывёт уже и там, в броне легионера! Воистину, это самое не тонет!

Телевидение[править]

Содержимое телепрограмм настолько отличилось, что удостоилось отдельной подстатьи на нашем сайте.

Интернет[править]

« На этом кресте ясно читается REX АRTU RIUS, то есть ЦАРЬ ОРДЫ РУС. »
— Сайт «Пища Ра»

Интернет тоже является большущим рассадником разных фриков и клоунов от «науки». Причина этого кроется, очевидно, в том, что информация в Интернете никак не проверяется, а сенсационные новости распространяется гораздо быстрее правдивых фактов. Многие из нижеперечисленых выбегалл в реальности никаких особых заслуг не имеют, зато дюже популярны в сети.

  • «кРАмола»(орфография оригинала сохранена) — сайт и ютуб-канал, являющийся самым главным рупором различных мелких фриков и аналогом Рен-ТВ в «этих ваших интернетиках». Той ПРАВДИВАЙ ИНФАРМАЦИИ КАТОРУЮ СКРЫВАЮТ ЛЖЫЦЫ УЧОНЫЕ чуши, которую они вещают по своему канальчику, этот самый хрен-тв несколько тысяч раз обзавидовался. Самое обидное в том, что видео сего канала собирают по сотни тысяч просмотров — то есть, можно сказать, у Рен-ТВ появился достойный наследник конкурент. По совместительству сектанты-неоязычники, антисемиты, и дружбаны «Научи хорошему».

Реальная жизнь[править]

Во избежание срачей давайте не добавлять ныне живущих кандидатов на троп. Просто подождите, пока передо́хнут

  • Сэмюэль Картрайт — врач из рабовладельческих штатов США. Доказывал необходимость для чернокожих быть под властью белых. С этой целью изобрел такие диагнозы, как «драпетомания» («болезненная тяга к свободе у чернокожих рабов») и «disaesthesia aethiopica» («болезненное угнетение функций организма у чернокожих, которому наиболее подвержены те из них, кто живет, как свободные люди»). Лечить предполагалось в том числе работой на солнцепеке и ударами сыромятным ремнем. Вопреки устоявшемуся мнению, не считался светилом науки нигде как за пределами рабовладельческих штатов, так и за пределами своей эпохи. Северноамериканские и европейские коллеги открыто его высмеивали, и в дальнейшем никто не возвращался к его работам, даже нацисты.
  • Жозеф Артюр де Гобино, чья теория «о превосходстве рас» была взята нацистами за основу идеологии и в итоге принесла миру такой колоссальный вред, что по сравнению с ним все остальные «герои» этой статьи — мелкие хулиганы. Отдельные штаммы сотворённой им «коричневой чумы» ликвидируют до сих пор.
    • Особенно страшно то, что Гобино не придумал, по сути, ничего нового — лишь обыграл то, чем человечество в той или иной форме маялось на протяжении веков и тысячелетий («наш народ лучше, он превосходит вон тот народ — и поэтому нам всё можно!»). Гобино всего лишь «сделал лицо как у учёного» — и подтасовал (притянул за уши, тенденциозно истолковал) ряд фактов, слегка приправив их домыслами. И шовинисты радостно заорали: «Видите, наука подтверждает!».
    • Идейный продолжатель дела Гобино — Хьюстон Стюарт Чемберлен: «Я не только не учёный, я ещё и органически не способен когда-либо стать таковым», — подсвечено самим Чемберленом!
    • А также многочисленные сотрудники института «Аненербе»: псевдоистория, псевдоархеология (поиск Грааля, континента Туле и прочего «наследия арийцев»), псевдоантропология (те самые пресловутые расовые теории), псевдогеология (полая Земля и поиски входа в неё), и приправлено всё это было эзотерикой, германским неоязычеством и экспериментами на людях. Последнее впрочем иногда пользу все же приносило, если эти эксперименты проводили врачи, а не дорвавшиеся до безнаказанности маньяки.
  • Трофим Лысенко — самый известный пример, прототип тропа в реальности. Довольно успешно реабилитировал ламаркизм в отдельно взятой стране, попутно поспособствовав завершению карьеры (а то и жизни) Вавилова и целому ряду менее известных настоящих, видных учёных-генетиков. По сути, убил советскую генетику. Реально стоящих работ — одна (!) статья за всю жизнь, гонора и умения выслуживаться перед власть имущими немерено. Несмотря на то, что был любимчиком Сталина, после прихода Хрущёва фактически избежал наказания, закончив свои дни на посту завлаба в одном НИИ.
    • Некоторое количество его сподвижников, почти неизвестных неисторикам и небиологам, среди которых стоит выделить Презента, который без биологического и даже без хотя бы естественнонаучного образования успел поруководить биофаком МГУ.
  • Николай Марр — коллега Лысенко в лингвистике, но совсем другого склада. В отличие от «босоногого профессора» реально видный учёный, ставший академиком ещё при царе. Вот только с приходом Сталина вместо языков Кавказа, по которым был хорошим специалистом, он начал разрабатывать «новое учение о языке», полное таких бредовых вещей, как утверждение о невозможности разделения языков или происхождения всех слов от четырёх трудовых выкриков (аки наш современник Задорнов, под эти выкрики он подгонял любые слова в любом языке, невзирая на их реальную этимологию). Вдобавок все языки в его теориях возводились к грузинскому, который он серьёзно изучал (Марр — сын шотландца и грузинки). И всё это «добро» приправлено натянутым так, что сове и глобусу и не снилось, диалектическим подходом развития языка. Впрочем, лингвистике повезло больше, чем генетике — после смерти Марра от естественных причин его «последователи» ещё при Сталине вернулись к более научным направлениям теории происхождения языков, на словах оставаясь марристами.
  • Юрий Рыбников — настолько фееричен, что ради него можно сделать исключение. По сравнению с ним Лысенко и Марр — примеры серьёзных учёных. Разоблачитель всей современной математики и физики, Рыбников создал альтернативную систему под названием «Руская (sic!) православная элементарная система единства периодичности электроатомов Вселенной», состоящая из шизофазических рисунков кругов и попыток в патриотичность (например, переименования водорода во всерод). Впрочем, одними математическими науками тут не заканчивается, и ученый обращается к истории, где заявляет о продвинутом счете древних русов (sic!). Из оставшегося — скорость света равна нулю, вся современная математика — подложна (а умножение — ненастоящее), у атомов нет ядра, форма волны — шар. При всем этом, Юрий Степанович — кандидат технических наук и преподаватель в вузе.
  • Николай Левашов — целитель любых болезней руками по телефону, историк-конспиролог с уклоном в антисемитизм и оккультное неозяычество, человек, в одиночку предотвративший климатическую катастрофу планетарного масштаба. С его слов, разумеется. Впрочем, столь широкий спектр способностей не помог его собственному здоровью — в 2012 он умер от остановки сердца.
  • Швейцарский врач XVIII века Самюэль Тиссо. Слыхали, что от мастурбации волосы на ладошках вырастают? Так вот: это он придумал. Ну, может, не точно это, но совершенно эквивалентную фигню. Причем нагородил ее столько, что задал своим коллегам работы на два столетия вперед: пункт за пунктом опровергать обвинения, которые он возвел на бедную Дуню Кулакову. А еще он советовал утопленников зарывать в теплый навоз и уверял, что лично знал человека, который таким способом вернул к жизни свою жену, пролежавшую под водой 6 (!) часов.
  • Платон Лукашевич. Псевдоучёный, уверенный, что разные формы жизни пришли с разных небесных тел, планет и даже звёзд, и что человеческий язык имеет математическое происхождение. Его отдельные идеи и догадки позже подцепили многие псевдоучёные и просто любители неакадемического подхода к науке. Автор понятия «чаромутие».
  • Немецкий врач выбегалло, основатель «новой немецкой медицины», Райк Хамер. Утверждал, что открыл «пять биологических законов», знание которых позволяет вылечить любую болезнь. По сути, его утверждения сводятся к знаменитому «все болезни от нервов», точней стрессов и потрясений, а еще неправильного питания, и стоит только разобраться с психологическими проблемами и начать правильно питаться, как все болезни пройдут. Бактерии, по мнению высокоученого герра Хамера болезней не вызывают, даже напротив, могут способствовать их исцелению, а вирусов вообще не существует, «в наше время их существование поставлено под вопрос» ©. Разумеется, на основании «исследований» самого Хамера. Доброго доктора Хамера неоднократно ловили, судили и сажали, в том числе за причинение смерти пациентам, что он объяснял происками захвативших медицину евреев, но выйдя на свободу герр немедля принимался за старое. К счастью, этот деятельный персонаж оставил сию юдоль скорби в 2017 году, так что с полным правом может быть помещен в эту статью. Именно на его учении обычно основывают свои премудрости деятели, предлагающие лечить рак капустным соком и медитациями. Нетрудно догадаться, что ни к какой нормальной науке или медицине этот концентрат бреда отношения не имеет.
  • Эдуард Владимирович Евреинов (1929-2011) — профессор Выбегалло из палаты мер и весов. Впервые проявил себя в качестве тропа в 1960 году, когда ещё был простым программистом в Институте математики Сибирского отделения Академии наук СССР. Тогда он попытался примазаться к достижению Юрия Кнорозова, расшифровавшего письменность майя. Используя русско-майянский словарь, обманом полученный у самого Кнорозова, он издал работу под названием «Применение электронных вычислительных машин в исследовании письменности древних майя» (по факту — написанное технотрёпом описание примитивной программы для транслитерации майянских текстов на латиницу. Желающие прикоснуться к прекрасному всё ещё могут найти четырёхтомник в библиотеках) в соавторстве с ещё двумя фриками — Косаревым и Устиновым. Первый стал впоследствии известен как биоэнергетик, а второй защитил по «машинной расшифровке» кандидатскую диссертацию, причём среди оппонентов не было ни одного лингвиста (известный математик Леонид Канторович, присутствовавший на защите, обратил на это общее внимание и пытался протестовать, но остался в одиночестве). Сам Кнорозов в журнале «Вопросы языкознания» разнёс работу троицы в пух и прах, доказав, что она не имеет никакой научной ценности (впоследствии он называл авторов не иначе как «новосибирскими жуликами»), но Евреинов всё-таки сумел пустить пыль в глаза многим, включая самого Хрущёва, которому преподнёс экземпляр своей работы с дарственной надписью на майянском языке. И, хотя история с «машинной расшифровкой» стала большим позором для советской науки (а американцам дала повод поставить под сомнение достижения Кнорозова), для Евреинова особых последствий не было — он ещё успел поруководить разными НИИ и защитить ряд работ по распределённым вычислениям, в том числе — поучаствовать в разработке первой в мире вычислительной системы с программируемой структурой «Минск-222» (главный конструктор — Георгий Лопато), о которой впоследствии говорил как едва ли не о своей единоличной разработке, присвоив себе «высшее научное звание "Первый в мире специалист по распределённой обработке информации"». А после развала Советского Союза, когда в России вошли в моду «международно признанные дипломы», «лауреат Ленинской премии №2» основал в Бельгии «Международную академию информатизации» (входит во все возможные чёрные списки лжеуниверситетов), якобы учреждённую указом бельгийского короля Альберта II и за разумную плату выдававшую красивые дипломы «доктора» и «гранд-доктора». И, хотя «фабрика академиков» по понятным причинам не была аккредитована бельгийскими властями, она приносила «герою» стабильный доход до конца жизни.

Примечания[править]

  1. Которые так и тянет расшифровать как «Ну И Имитация!»