Протестанты плохие

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Balalaika-videoinspector.jpegБалалайка докладывает:
Posmotre.li не интересуется политикой и не считает одну религию хуже другой. Нас интересуют только художественные приёмы и штампы — а также те тексты (и прочие феномены), которые нашли широкое отражение в массовом сознании и массовой культуре. Если эта статья задевает ваши чувства, предлагаем вам просто её не перечитывать (однако и не портить).
Emblem-important.pngНе надо здесь реальной жизни!
Особенность темы этой статьи в том, что её нельзя применить к реальной жизни. В реальной жизни нет, к примеру, объективного добра и зла, а вторжение в личную жизнь реальных людей выходит за рамки приличия. Пожалуйста, помещайте только вымышленные примеры.
« Религиозное умонастроение населения нашло свое выражение прежде всего в том рвении, с которым они отдавались исполнению религиозных обрядов, а затем - в их рабском подчинении властному слову проповедников. Духовные вмешивались в частные отношения всех и каждого, предписывали каждому распорядки его семейного быта и от времени до времени лично с целью надзора посещали его дом. Их любимцы, старейшины, были повсюду: каждый приход был разбит на участки для надзора и во главе каждого участка стоял старейшина. Здесь он должен был осуществлять контроль. Сверх того, были назначены шпионы. Не только улицы, но и частные дома подвергались обыску; смотрели за тем, не остался ли кто-нибудь дома во время службы в церкви и пропустил проповедь. И всему этому надзору покорялись безропотно. Авторитет священников считался безграничным. <...> Бог Кальвина и Джона Нокса был страшный бог, бог ужаса, яростный тиран, и душевное настроение, которое проповедники вызывали в своей пастве, было настроение постоянного страха. Из этого страха и выросло горячее желание устроить свою жизнь согласно предписаниям церкви. Религия сделалась безумием и совершенно лишила человека сознания. Мы можем усмотреть это уже из того иначе непонятного факта, что учение о предопределении оказало то действие, что привело всех кальвинистов к строго церковному образу жизни, в то время как простая логика здравого человеческого смысла должна прийти к тому выводу, что, если от моей воли и поведения совершенно не зависит, спасусь ли я или буду осужден на вечную муку, я могу устроить свою жизнь по своему усмотрению и этим ничего не изменю в своей судьбе в вечности. Но дело шло уже не о здоровых людях, а о помешанных. »
— Вернер Зомбарт, «Буржуа»
« Протестантизм - единственная хренова религия, заменившая молитвенник телевизором! »
— Роджер Эберт (католик, между прочим)
Речь об этих добродушных и приветливых жизнелюбах.

Не очень образованный атеист и антиклерикал на вопрос, почему протестанты плохие, моментально ответит: ровно потому же, почему любая наука — хорошо, а религия — плохо.

  • Более образованный припомнит, что именно в протестантских странах, вопреки стереотипам, больше всего свирепствовала охота на ведьм, и именно из протестантской традиции пошла такая антинаучная фигня, как младоземельный креационанизм. О том, что «шесть дней» — это «шесть дней, и нечего выворачиваться», писал Лютер. Правда, до него об этом же писали и другие вполне себе православные и католические богословы, но не все, а сегодня как минимум те же католики официально приняли теорию эволюции и они же разработали теорию большого взрыва, являющуюся ныне доминирующей гипотезой происхождения Вселенной.

Не очень образованный православный или католик добавит, что эти еретики не признают святых Таинств и икон, считают, что верующий спасён по умолчанию, вне зависимости от грешности или праведности, рукополагают в священники женщин и нетрадиционно ориентированных, их безнравственная система вообще удостоилась отдельной статьи, и неплохо бы их, чтоб чего не вышло…

  • Более образованный не забудет добавить, что это всё — результат криво понятого и лицемерно применяемого принципа «Sola Scriptura», восходящего к Лютеру, но в такой форме сформулированного не им лично[1]. И ехидно напомнит, что весь протестантизм оный Лютер придумал, сидя на дучке и мучаясь запором, и вообще большинство протестантских деноминаций апостольского преемства или не имеют или утратили, а вышедшие из их среды парахристианские движения вроде свидетелей Иеговы или мормонов по утверждению духовенства даже христианством не являются, так как их христология якобы являет собой, по сравнению с традиционным христианством, такой трэш, что, извините за каламбур, хоть святых выноси — а раз так, то какое они имеют право, не будучи христианами, врать о христианстве от его имени?

Жуткий тоталитарист Жан Кальвин (1509—1564) тоже не католиком был, а протестантом. Да, да, тот самый, который тяжко карал своих «хомячков»-швейцарцев за… ношение яркой одежды или пение «легкомысленных, греховных» мирских песен. В XVI и XVII веках его последователи во многих городах Франции позволяли себе всякие буйные, экстремистские выходки (не только погромы и разграбления церквей — домам и трактирам мирных граждан-католиков тоже доставалось![2]). И даже чудовищную резню Варфоломеевской ночи, возможно, запустил страх католиков перед стоявшей под Парижем армией родственника адмирала Колиньи: а ну как эта армия пойдёт мстить кому попало за попытку убить видного гугенота Колиньи? (Ряд авторов утверждает, что, по имеющимся данным, гугеноты попросту готовили переворот — а католики решили их опередить и уж оторвались так оторвались…) Так что господин Портос у Дюма малость смягчил картину, говоря про «бедных гугенотов, всё преступление которых состоит только в том, что они поют по-французски те самые псалмы, которые мы поём по-латыни»… Ах, если бы так!..

Огораживания в Британии, когда «овцы съели людей» — тоже протестантская затея, а не католическая. И несчастных салемских «ведьм» пытали и вешали не противные паписты, а пуританские святоши. И печально известный «Генерал Ведьмоискатель» был никаким не инквизитором, а линчевателем-любителем из англикан. Католическая же инквизиция ловила в первую очередь еретиков, бросавших вызов авторитету Папы. А фанатиков, норовивших позапрещать веселье, светское искусство и богатство, вроде Савонаролы, самих отправляли в расход (а то ещё докопается до развлечений и богатств самого Папы…).

А если вернуться к догматам, философии и риторике… Кого-то из христиан может огорчить чрезвычайный упор на Ветхий Завет (чуть ли не в ущерб Новому), характерный для многих направлений протестантизма. В частности, криво было истолковано место, в котором Ной проклинал Ханаана и обрекал его быть рабом Симу и Иафету. Произволом толкователей проклятие было отнесено к отцу Ханаана, Хаму, и всей происходящей от него, как считалось, негроидной расе[3] — вуаля, богословское обоснование работорговли и расовой дискриминации готово. Равенство всех народов во Христе (нет ни эллина, ни иудея, ни варвара, ни скифа)? О чём это вы?

А ещё есть немало людей (и неверующих, и религиозных — в особенности именно католиков), которых нешуточно бесит протестантский фатализм, фактическое отрицание свободы воли («Господь-де каждому предначертал нечто», и от этого якобы невозможно отвертеться никаким чудом). Если задуматься — из этого можно много гадких философских/идеологических постулатов вывести…

Язычники тоже имеют что предъявить бледнолицым оккупантам, жестоким, как осы, с которыми они сами себя сравнивают.

На русскоязычном пространстве к протестантам в быту могут относить модерновые парахристианские деноминации вроде свидетелей Иеговы или мормонов" с их довольно специфическими учениями, из-за которых их сами протестанты вообще не считают христианами (как и другие христианские конфессии), да и сами мормоны и СИ не относят себя ни к протестантам, ни вообще к «отступническому» христианскому миру. «Свидетели», подобно сторонникам раннехристианского еретического учения Ария, не считают Христа Богом. Впрочем, это богословские тонкости — посторонних граждан, особенно ВИЧ-диссидентов люто бесит запрет на переливания крови, хотя многочисленные клинические исследования показали, что альтернативные бескровные методы лечения более безопасны и не менее эффективны. Мормоны мало того что многожёнцы (не все, но отколовшиеся течения), но и в ереси пошли ещё дальше. Они учат, что есть много миров, у каждого из которых есть свой бог (!), и самые достойные из людей станут настоящими богами для каких-то миров. Впрочем, ни мормоны, ни СИ не участвуют в конфликте католиков и протестантов в Северной Ирландии, не занимая сторону ни тех, ни других, не поддерживая ни Ирландскую Республиканскую Армию, ни протестантскую террористическую группировку «За Бога и Ольстер» (Ulster Volunteer Force, сокращённо UVF) и вообще отличатся крайним пацифизмом (но это в глазах общественности ещё хуже).

Примеры[править]

Фольклор[править]

  • Анекдот о том, как один протестант отговаривал другого прыгать с моста. Слово за слово, выяснилось, что оба они прихожане одной и той же церкви, но как только «суицидник» уточнил, что поддерживает реформу не того года, «сердобольный» переменился в лице и столкнул «еретика» с моста.

Театр[править]

  • Дж. Мейербер, «Пророк» — герой, ставший во главе анабаптистов, чтобы достичь власти и отомстить обидчикам, в итоге разорил целую страну и отрекся от собственной матери, так как Пророк не может быть сыном нищенки.

Литература[править]

Русскоязычная[править]

  • А. Белянин, «Тайный сыск царя Гороха» — немцы вроде бы в общем положительные ребята, за вычетом палочной дисциплины (а «Немецкая Слобода», как и прочие клюквенно-исторические аллюзии, отсылает именно к лютеранам), но пастор Швабс — главный мраккультист…
  • В. Паутин, «Дом с закрытыми ставнями» — баптистская община в сибирском селе конца 1950-х. Отец ГГ-подростка, пресвитер общины — стяжатель и домашний тиран, из-за боязни потерять деньги расстроивший планы своего отца (деда ГГ) жениться в преклонном возрасте на «мирской». Остальные члены общины — не лучше. Единственный положительный персонаж среди баптистов — дед ГГ, бывший пресвитер, впоследствии отрекшийся от веры. Естественно, ГГ в таком окружении еще подростком теряет веру и, едва закончив семилетку, бежит из общины в город.

На других языках[править]

  • Д. Дефо, «Дальнейшие приключения Робинзона Крузо» — путешествуя по Сибири, Крузо остановился в одном городе и наткнулся на тунгусов, отправляющих свои языческие обряды. Религиозные чувства ‎истового пуританина были оскорблены, и он разогнал тунгусов, а их идола порубил саблей. На следующий день тунгусы явились к голове города и («in a most outrageous manner») потребовали объяснений такого безобразия. Градоначальник их выслушал, успокоил и потребовал от заграничного гостя удалиться из города от греха подальше. Крузо, не стесняясь в выражениях в адрес местных язычников, в адрес русских со сдержанным укором заметил, что при них обращение аборигенов в христианство не ускорилось и что царю это явно не нужно (что, по морали книги, есть показатель чёрствости и/или духовного убожества).
    • Налицо изменившаяся мораль: сейчас диким варваром предстаёт именно сам Крузо, который посягает на культурное самоопределение тунгусов (сравните с популярной ныне в Европе политикой мультикультурализма и политкорректной моралью). По меркам тогдашнего русского общества он — дурак и нахал, который со своим уставом ввалился в чужой «монастырь» и начал устанавливать свои правила. А тупым храмовником Крузо оказывается в любом случае. Своим поступком он гарантированно разжигал недовольство коренных жителей, которое, если бы губернатор не разрядил обстановку, они могли бы выместить на немногочисленных и непричастных русских поселенцах, а потом и сами бы огребли от русской армии.
  • А. Дюма, «Двадцать лет спустя» — во всей красе показаны английские пуритане во главе с их урководителем руководителем Оливером Кромвелем. Да и в первой книге действует их типичный образчик — Джон Фельтон, убийца герцога Бекингэма.
    • Ну, будем честны — Дюма выписал их такими бяками не потому, что они протестанты (тот же Генрих Наваррский или главный герой «Чёрного тюльпана» — вполне приличный люди), а потому что они покусились на священное право дворян властвовать над простолюдинами.
      • Кстати, кто по вероисповеданию Мордаунт?.. Ага, вот мы ещё раз сюда же и попали: вскоре после рождения крещён был в католичество, но лет с пяти или шести его опекуном был протестантский пастор, воспитал его в пуританских традициях и «принял в новую веру». А сам Мордаунт с тех пор ощущал себя человеком «вне вероисповедания», и с католиками, если считал нужным, легко прикидывался католиком, а с протестантами (в частности, с самим Оливером Кромвелем) — протестантом.
  • Артур Конан Дойл, «Этюд в багровых тонах» — мормоны в повести изображены с довольно неприглядной стороны, чуть ли не как натуральные хаоситы. Автор, правда, позже честно признавал, что немного перегнул палку.
  • Честертон, будучи католиком-неофитом, терпим к атеистам (последовательным материалистам, а не безбожникам, готовым в любой момент скатиться в спиритизм и прочую эзотерику), но вот протестанты (и в особенности англиканские священники) в его произведениях — люди не очень приятные.
  • Стивен Кинг, «Дети кукурузы» (и кинофраншиза аж из 9 фильмов, выросшая из экранизации книги). Перед нами, конечно, откровенно мраккультистская секта, отменно изуверская, спутавшаяся к тому же с какими-то страшными, уж явно не «благими» потусторонними силами… Но взрасти она, чисто формально, ухитрилась именно на протестантском дискурсе (господствующем в США), и её жуткий лидер Айзек конкретно внешне — и по замашкам — косит под протестантского проповедника.
    • Да у Кинга кого из поехавших верующих ни возьми (а их там хватает), с высокой вероятностью окажется протестантом. Одна только миссис Уайт — мамаша несчастной Кэрри — чего стоит.
    • Так это потому, что он их лучше знает — воспитывался в среде методистов и сам таким был, пока не разочаровался в организованной религии. Замечено, что многие антиклерикалы, если они раньше принадлежали к какой-то конфессии, эту конфессию потом больше всего и не любят. А в «Нужных вещах» и баптистский пастор, и католический священник друг друга стоят: враждуют с одинаковым пылом.
  • Клавелл, «Сёгун» — в строгом соответствии с исторической правдой, на рубеже XVI и XVII веков в феодальной буддистско-синтоистской Японии власти (фактический регент и почти все видные князья) привечают католиков и называют их веру «великой, весьма достойной и полезной», а вот проповеди протестантизма и деятельность протестантских организаций на японских землях прямо запрещают: на их взгляд, это опасная и гнусная идеология. Только Торанага (копиркин Токугавы Иэясу) и его вассалы терпимо относятся к протестантам, планируя при необходимости разыграть их против католиков.
  • Дж. Олдридж, «Подлинная история Плеваки Мак-Фи» — троп отыгрывается с фитильком, но с религиозной терпимостью в Австралии первой половины XX века вообще всё очень плохо. Евангелистка Бетти Арбакл давит педаль к Северному полюсу: пока дед Плеваки (крещёного пресвитерианином) был жив, Бетти всеми силами стремилась отнять у него внука и запихнуть в сиротский приют, ибо ей казалось, что дед неправильно его воспитывает, позволяя Плеваке «бегать, как африканский язычник». А после смерти деда Бетти была готова костьми лечь, лишь бы не дать усыновить мальчика католической семье Тризов, в которой он хорошо прижился. Тем не менее, адвокат Эдвард Квейл, выигравший дело для Тризов, тоже протестант — потому и с фитильком.
  • Цикл об Анжелике — Салемские пуритане, преследующие своей травлей добрых квакерш-целительниц Рут-Саммер и Номи Шипераль. А если вспомнить, что через несколько лет произойдет в реальном историческом Салеме… судьба обеих может стать и вовсе печальной.
  • «Алая Буква» Натаниэля Готорпа — над Гестер Прин ее односельчане-протестанты издеваются хлеще, чем в предыдущем примере.

Кино[править]

  • General Witchfinder, коряво локализованный у нас как «Великий инквизитор» — про того самого «Генерала Ведьмоискателя» (точнее, главного ведьмолова), фанатика-англиканина, который орудовал в Англии времён Кромвеля и казнил много невинных. По иронии, никаким госслужащим на самом деле не был, а был самозванцем.
  • VVitch: A New ENgland Folktale и Brimstone — фильмы про плохих пуритан.
  • «Я плюю на ваши могилы: Дежа вю» (2019) — сиквел самого первого фильма, носившего такое название (а не франшизы римейков). Хотите как следует проникнуться тем, насколько тут отыгран троп — досмотрите этот трэш и угар до конца.
  • «Мгла» — миссис Кармоди. Просто миссис Кармоди.

Комиксы[править]

  • V for Vendetta — епископ Энтони Лиллиман, большой друг детей. В экранизации повышен аж до папы лондонского архиепископа Кентерберийского, а его лицо и речи при виде одетой под нимфетку Иви — одно большое «спасибо, поблевал».

Видеоигры[править]

  • Gun — один из «драконов» бандитского главаря (по-видимому, маньяк и садист — у протагониста от него «мороз по коже») то ли и правда ранее был протестантским пастором, а потом «свернул налево», то ли с самого начала лишь косит под священника. Протагонист замечает: «Если он пастор, то я — король Сиама». Нет, протагонист не король Сиама — он ганфайтер на Диком Западе.
  • The Binding of Isaac — доподлинно неизвестно, какую именно ветвь христианства исповедуют Мама и Айзек, однако когда мать подрывается идеей «оградить сына от искушения», то забирает все его игрушки и делает ему обрезание. В США больше распространён именно протестантизм, наиболее радикальные ветви которого как раз и считают любые развлечения, кроме чтения Библии, от лукавого, и среди протестантов же распространено обрезание. Пример лицемерия: Айзеку, значит, в игрушки играть нельзя, а ей телевизор (пусть и с религиозными программами) смотреть целыми днями можно. Да и сама она, пока не уверовала, тоже не отличалась святостью — и аборты делала, и постинором предохранялась. Впрочем, в игре встречаются также католические и языческие символы. Обоснуй: Айзек и Мама настолько поехали кукухой в нездоровой обстановке друг с другом, что у них всё перемешалось в восприятии и морали.

Музыка[править]

  • The Preacher and the Slave — пародия на протестантский гимн и «на тебе!» Армии Спасения, которая всегда готова обобрать рабочего человека, рассказать голодному, какие роскошные яства его ждут на том свете, и проклясть борьбу за лучшую жизнь на этом.

Примечания[править]

  1. Лицемерно — потому что этот принцип (при том что его формулировка почти дословно — sola canonica Scriptura est regula fidei — встречается у отца католической схоластики Фомы Аквинского задолго до Реформации, вот только в конкретном контексте и не возводясь в абсолют) противоречит сам себе, поскольку канон самого Писания определён исключительно Преданием Церкви. Лично Лютер не отвергал авторитета Отцов Церкви и соборных определений, но считал, что он нуждается в поверке высшим авторитетом — Писанием. Это, с одной стороны, позволило его последователям не принимать во внимание изолгавшихся папистских теологов времён Реформации, а с другой — более радикальные протестанты вычеркнули из протестантской философской традиции апологетов и Отцов Церкви. А между тем, в трудах последних много сот лет назад выловлены, препарированы и пофикшены практически все баги, с которых с таким апломбом срывают покровы протестантские богословы.
  2. Изнасиловать католичку, или всего лишь «гуманно» раздеть её донага и погнать по городским улицам, выкрикивая притом хулу на имя святой Марии — тоже самое милое дело. Такие инциденты не только во Франции, но и во Фландрии бывали.
  3. Правда, мало кто знает, что изначально к потомкам Хама причисляли славянские и балтские племена Юго-Восточной Балтики, оправдывая их порабощение сначала СРИ, а потом Тевтонским орденом — и это были самые что ни на есть католики.