Приключения Эраста Фандорина

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Книги цикла глазами критиков. На самом деле, действительно выпускался такой комикс, но, кроме «Азазеля», больше ничего адаптировать не успели

Приключения Эраста Фандорина — самый известный цикл Бориса Акунина, повествующий о приключениях одноимённого сыщика (вначале государственного служащего, впоследствии — частного детектива) в дореволюционной России (второй по известности цикл — Приключения Пелагии). В рамках цикла Акунин поставил себе задачу написать по одной книге в каждом из жанров детектива.

Серию хвалили за местами удачный сплав исторического произведения и беллетристики и хорошо переданную атмосферу времени, ругали — за слишком сильный уклон в беллетристику и «комиксизацию» дореволюционной эпохи.

Книги цикла:

  1. Азазель (конспирологический детектив)
  2. Турецкий гамбит (шпионский детектив)
  3. Левиафан (герметичный детектив)
  4. Смерть Ахиллеса (детектив о наёмном убийце)
  5. Особые поручения:
    1. Пиковый валет (повесть о мошенниках)
    2. Декоратор (повесть о маньяке)
  6. Статский советник (политический детектив)
  7. Коронация, или Последний из романов (великосветский детектив)
  8. Любовница Смерти (декадентский детектив)
  9. Любовник Смерти (диккенсовский детектив)
  10. Алмазная колесница (этнографический детектив)
  11. Инь и Ян (пьеса)
  12. Нефритовые чётки (сборник рассказов)
  13. Весь мир театр (театральный детектив)
  14. Чёрный Город (кинематографический детектив)
  15. Планета Вода; состоящий из трёх частей
    1. Планета Вода (технократический детектив)
    2. Парус одинокий (ностальгический детектив)
    3. Куда ж нам плыть? (идиотический детектив)
  16. Не прощаюсь

Экранизированы «Азазель» (2002), «Турецкий гамбит» и «Статский советник» (оба 2005); существует настольная игра «Коронация», в которой игроки должны поймать доктора Линда на улицах Москвы XIX века. Также планировалась экранизация «Азазеля» от Пола Верховена, но проект был анонсирован ещё в 2000-е, и с тех пор про него ничего не слышно. А жаль: было бы очень интересно увидеть акунинский сюжет, снятый в фирменном стиле эротических триллеров с роковыми красотками.

Основные персонажи[править]

  • Эраст Петрович Фандорин. «Православного вероисповедания. Потомственный дворянин. Кавалер… многих орденов, всех не перечислишь». (с) «Коронация». Единственный персонаж, появляющийся во всех без исключения книгах. Начинал карьеру в полиции, позднее перешёл в дипломатическое ведомство, затем опять в полицию. В конце «Статского советника» не поладил со вновь назначенным генерал-губернатором Москвы великим князем Симеоном Александровичем, в результате чего попал в опалу и был вынужден эмигрировать из России. Приключался по многим странам, на жизнь зарабатывал частными расследованиями. В Россию периодически наведывался, но временно. Интеллигентный крутой, знает много языков, включая японский, отлично владеет японскими боевыми искусствами, которым научился во время пребывания в Японии, у клана ниндзя, плюс мастер перевоплощений. Очень любим женщинами, но при этом хронически неудачлив в серьёзных отношениях: его первая жена Лизанька самым жутким образом погибла сразу после свадьбы в результате покушения на самого ГГ, из-за чего Фандорин в 21 год обзавёлся седыми висками и лёгким заиканием, его вторая возлюбленная Мидори-сан инсценировала собственную смерть, а ещё одна женщина, к которой Эраст Петрович питал сильные чувства, оставила его, не смирившись с тем, что он оказался способен казнить безоружного Декоратора. И её тоже впоследствии убили!
    • Ему всегда везёт в любых играх — игре в кости, карты, «орлянку», лото, выборе по жребию пистолета для дуэли «через платок» и даже в шахматы. При том, что он игры терпеть не может. Но только если они ведутся честно. Против шулерства даже везение Фандорина не помогает, зато помогает идентифицировать его.
    • Четвёртая кратковременная любовь окончилась трагически: неудачной женитьбой. Пятая и последняя принесла потомство, потомство которого, в свою очередь, приключается в «Приключениях Николаса Фандорина».
  • Маса, он же Масахиро Сибата. Японец, бывший якудза, обязанный Фандорину жизнью и вследствие этого поклявшийся ему в вечной верности. Лучший и единственный друг Фандорина, напарник, а также камердинер, или, быть может, дворецкий. Ловелас похлеще Фандорина, мастер боевого искусства дзюдзюцу. Появляется во всех книгах, начиная со «Смерти Ахиллеса». Однако, начиная с «Весь мир театр», в каждой книге так или иначе оттесняется с роли второго плана на роль декорации. В 2020 обзавёлся собственным аудиосериальным спин-оффом «Просто Маса».
  • Князь Владимир Андреевич Долгорукий, генерал-губернатор Москвы, непосредственный начальник Фандорина, очень ему симпатизирующий. Без покровительства Долгорукого Фандорину, возможно, не удалось бы сделать такую блестящую карьеру. Уходит в отставку в «Статском советнике», после чего заканчивается и государственная служба Фандорина.

Что здесь есть[править]

  • Автомат Ералашникова — главный герой носит с собой револьвер под названием «Герсталь Агент». Такого револьвера не существует, но всеми свойствами, которыми автор его наделяет, обладает карманный пистолет Браунинга, который на момент событий ещё не изобретён. Когда подходит 1911 год, Эраст сразу же переключается с «Агента» на нормальный «Браунинг».
    • Название револьвера — подсказка: Эрсталь — это бельгийский город, в котором располагаются фабрики компании FN, производившей пистолеты Браунинга на рубеже веков и поныне остающейся крупнейшим оружейным концерном в мире.
  • Антизлодей — Акунин мастер этого тропа. 90 % его антагонистов — антизлодеи. Собственно, «акунин» (悪人) в переводе с японского примерно это и означает.
  • Арсенал Чехова — выстреливает как по ходу книжной серии, так и даёт начало или продолжает другие серии.
  • Балласт (фильм «Турецкий гамбит») — Варвара Андреевна. Вечно везде лезет, совершает «подвиги», а на самом деле только мешает всем и срывает все планы. Впрочем, польза от нее все-таки случилась, когда пришлось помочь Фандорину в драке с Анваром-эфенди…
    • В романе она всё же POV, так что сюжет движется в немалой степени благодаря её вмешательству.
  • Бедный злодей!:
    • Многим жалко великолепного мерзавца и наёмного убийцу Ахимаса Вельде, в основном потому, что автор отсыпал ему щедрую долю POV (целую половину «Смерти Ахиллеса»), а также не забыл дать ему погладить собаку и приправил всё личной трагедией. Да, собственно, само название романа отсылает именно к Ахимасу (явственно выведенному похожим на Ахилла), так что кто в романе главный герой — ещё поспорить можно. Однако далеко не каждый наёмный убийца даже за большой куш взялся бы спасать от казни юного мажора, серийного убийцу-педофила, истязавшего и убивавшего маленьких девочек. Ради этого Ахимас ещё и убеждает молодого адвоката-идеалиста в невиновности клиента, после чего хладнокровно душит его во сне — и всё это при том, что не испытывал нужды в деньгах… Да после такого он в конце романа ещё легко отделался!
    • Грина и Иглу из «Статского советника» тоже жалко. На фоне беспринципного карьериста Пожарского и других защитников престола они выглядят честными и благородными людьми со своими принципами, и очень хочется им посочувствовать. Подсвечено Фандориным: «Вечная беда России. Всё в ней перепутано. Добро защищают дураки и мерзавцы, злу служат мученики и г-герои».
      • Строго говоря, в этом романе протагонист — Грин, а не Фандорин. Детективную загадку раскрывает именно он.
    • Штабс-капитан Рыбников. Особенно, когда понимаешь, что Эраст — его отец.
  • Благонамеренный экстремист — Борис Акунин любит этот типаж:
    • Члены организации «Азазель».
    • Анвар-эфенди, тоже, кстати, воспитанник леди Эстер.
    • Генерал Соболев.
    • Члены Боевой Группы и лично Грин.
    • Отчасти и князь Пожарский, но этот скорее маскирует «благонамеренными» обоснованиями свой нарциссизм и карьерные амбиции.
    • Одиссей-Дятел, он же Орлов в «Не прощаюсь».
    • Наполеон (нет, не тот, а его внучатый племянник).
    • Штабс-капитан Алексей Романов, протагонист другой акунинской серии, «Смерть на брудершафт», который в последнем романе «Не прощаюсь» встречается с Фандориным.
  • Бонус для пересматривающих — в одном из эпизодов «Коронации» Зюкин высказывает ключ к личности доктора Линда. Однако его идею с ходу отметают как абсурдную.
  • Бонус для фанатов:
    • В «Любовнице смерти» Фандорин вздыхает, прочитав в газете о «принцессе Ксении, супруге наследника престола принца Олафа». Это — великая княжна Ксения Георгиевна из «Коронации», пополнившая обойму девушек Бонда Фандорина и даже уговорившая его вместе бежать за границу, ибо влюбилась в него по уши и к тому же не хотела династического брака. Однако осуществлению намерения помешал дворецкий Зюкин.
    • В «Алмазной колеснице» среди погибших в Цусимском сражении упоминаются Зюкин и Эндлунг из «Коронации».
    • В «Чёрном городе» Маса рассказывает Фандорину, вернувшемуся домой после долгой отлучки, что его искал «странный мальчик», похожий на самого Фандорина. Мальчик — правнук Фандорина из XXI века Ластик, отправившийся в прошлое. Приключения Ластика, в том числе попытка найти Фандорина, описаны в акунинской «Детской книге».
  • Вербальный тик — разъясняя собеседнику свои наблюдения и/или логические выводы, Фандорин обычно «нумерует» их, прибавляя в конце: «Это раз», «Это два» и так далее. В «Статском советнике» это даже подсвечено одним из персонажей: «Эраст Петрович нам враз иуду этого высчитает. Скажет: „Это раз, это два, это три“ — и готово».
  • Воздушный шар (фильм «Турецкий гамбит») — в наличии ночной полёт воздушного шара, по которому палили пушки (!).
  • Вопиющий неканон — фильм «Турецкий гамбит». Ну хорошо, захотелось сценаристам сделать зрителям сюрприз, Главный Гад сменился… Но можно было это сделать аккуратно? Не оставив на месте все намёки, заботливо расставленные автором, и указывающие именно на Эвре? Про закадровую телепортацию и телепатию главного гада и говорить не приходится, вот как он узнал, куда поедут Фандорин и Варя, чтобы обстрелять их? И как умудрился догнать? А любовная линия чего стоит? В книге, написанной от лица Вари, есть её интерес к Фандорину, не более, тот ещё не отошёл от гибели своей невесты и ни о какой романтике не помышляет…
  • Все оттенки серого — во все поля в романе «Не прощаюсь». Последовательно показаны точки зрения анархистов, большевиков, «зелёных» (нет, не тех) и «белых», и у всех своя правда. Части романа так и называются: «Чёрная правда», «Красная правда», «Белая правда» и т. п.
  • Гадский подручный хуже хозяина («Любовник Смерти») — Князь, суровый, безжалостный и амбициозный «фартовый» (как сейчас бы сказали, блатной авторитет), всё-таки человек не лишённый неких принципов, а вот его «валет» (правая рука) Очко, из бывших студентов — человек бесспорно харизматичный и интересный, но при этом полнейший отморозок. Сама Смерть («чёрная вдова», одного за другим невольно сводящая в могилу влюблённых в неё негодяев) отмечает, что Очко нелюдь изначально, а в Князе что-то человеческое ещё осталось.
  • Герой и наставница: Мидори из «Алмазной колесницы» стала для Фандорина именно наставницей.
  • Джек Потрошитель — да, он здесь есть. По версии Акунина, Потрошителем был наш соотечественник, отбывший срок на каторге за убийство проститутки и снова взявшийся за дело сперва в Лондоне, а потом и в Москве. Жертвами становились не только проститутки, но и вообще некрасивые физически люди, которых маньяк «декорировал», делая «красивее» в своем больном представлении. Это Декоратор.
  • Дьявол из машины — гибель невесты Фандорина в финале первой книги.
  • Женщина в холодильнике — Лизанька в финале «Азазеля»
    • Покойная жена сэра Реджинальда из «Левиафана».
    • Евгения для Ахимаса.
    • Да и для самого Эраста помимо Лизы таковыми становятся Мидори «О-Юми», Ангелина Крашенинникова и Смерть.
  • Жизнь пишет сюжет — французский актер Дидье Бьенемэ, сыгравший «Турецком гамбите» журналиста Д’Эвре, умер от сердечного приступа, не успев озвучить роль. Поэтому режиссёр велел монтировать озвучку из реплик героя по ходу съёмок.
  • Заговор — таковых даже несколько:
    • Международная организация идейных последователей Р. Р. Раскольникова «Азазель», скрывающаяся за вывеской детских интернатов баронессы Эстер.
    • Тайный императорский суд, казнивший генерала Соболева руками Ахимаса Вельде. Сам великий князь Кирилл Александрович состоит там под псевдонимом Monsieur NN, а надворный советник Пётр Хуртинский — под именем «господин Немо».
  • Зловещая выкидуха («Любовник Смерти») — пристав Иннокентий Романович Солнцев в финальном поединке использует пружинный нож.
  • Злодей, косящий под жертву:
    • «Статский советник» — загадочным Т. Г., помогающим революционерам убивать высокопоставленных лиц, оказался… князь Пожарский, единственный (кроме Фандорина), кто пережил покушение на себя.
    • «Коронация» — безжалостным международным преступником доктором Линдом оказалась… очаровательная француженка-гувернантка Эмилия Деклик, возлюбленная рассказчика Зюкина, которую люди этого самого Линда якобы похитили и держали в подвале в нечеловеческих условиях.
  • Злодейство в адаптации. В книге «Турецкий гамбит» главным антизлодеем и турецким шпионом был репортёр д’Эвре. В экранизации это, для пущей внезапности, рохля-капитан Перепёлкин. Который вообще есть литадаптация начальника штаба Скобелева, будущий генерал Куропаткин. Мог ли догадываться командующий армией в русско-японской войне о том, что стараниями горе-режиссёров будущего он станет турецким шпионом? Нет, наворотил он, конечно, много, но чтобы вот так обгадить…
    • Тут еще и Не в ладах с историей д’Эвре мог вызывать Лукана на дуэль без всякого для себя риска, а вот Перепёлкин за убийство офицера союзной армии неизбежно пошёл бы под трибунал.
    • Явный ляп фильма: в сцене погони за героями турецкий полковник Исмаил-бей (который уж точно должен знать, кто является Анваром) кричит: «Не стреляйте! Вы попадёте в Анвара-эфенди!». Между тем Перепёлкина в этой сцене нет, зато присутствует д’Эвре. Попытка дезинформировать противника?
      • В том эпизоде Варя с напарником похитили из лагеря «фальшивого» Анвара. Так что Исмаил-бею просто надо было доиграть спектакль до конца
  • Злой гей («Турецкий гамбит») — в романе «Плевну» на «Никополь» в шифровке подменил якобы Казанзаки, который впоследствии якобы совершил роскомнадзор в висок в упор, а в кармане нашли письмецо, из которого следовало, что он много лет состоит в связи с каким-то грузинским князем. В экранизации очернять светлый образ «компетентных органов» не решились, поэтому был введён вольноопределяющийся Лунц, каковой занимался шпионажем и гомосексуальной проституцией. (По другой версии, он покупает солдатиков за деньги, чем вызывает страшный гнев Фандорина: «Армия — не б-бордель!»)
  • Зло с женским лицом — доктор Линд aka Эмилия Деклик, а также Мари Санфон, она же Рената Клебер, из «Левиафана».
  • Злу не постичь Добра — с фитильком: тщеславному Пожарскому не понять идейных революционеров. Подсвечено в экранизации, где он пытается уговорить Иглу — аристократку по рождению — начать новую жизнь, и никак не ожидает, что она взорвёт бомбу.
  • Звукоимитатор — мошенник Момус виртуозно меняет не только внешность, но и голоса. Даже женским может говорить.
  • Йопт In Translation — на английский «Азазель» почему-то перевели как Winter Queen. С переводами «Любовника Смерти» и «Любовницы Смерти» вышло ещё корявее: He Lover of Death и She Lover of Death. От этих конструктов морщатся даже сами англоговорящие. Нормально было бы Lover of Death и Mistress of Death.
  • Кармический Гудини — Мари Санфон в финале «Левиафана». Момус в «Особых поручениях».
  • Копиркин — мисс Палмер в «Чаепитии в Бристоле» — Копиркина мисс Марпл (фамилии Marple и Palmer — анаграммы).
    • Афанасий Зюкин в «Коронации» — копиркин дворецкого Стивенса из романа Кадзуо Исигуро «Остаток дня».
  • Королева драмы («Весь мир театр», «Куда ж нам плыть», «Чёрный город») — гражданская жена Фандорина, актриса Элиза Луантэн/Клара Лунная. И её новый возлюбленный, режиссёр Леон Арт.
  • Кровавый навет («Декоратор» — не в меру усердный и патриотичный сыщик ответственность за художества Джека-Потрошителя возлагает на жидовских резников. Православный такой мерзостью заниматься не станет, конечно.
  • Круль, пся крев и краковяк:
    • «Куда ж нам плыть?» — главный антагонист Цукерчек (по-польски правильно Цукеречек, от цукер «сахар» > цукерек «конфета» > цукеречек «конфетка», с ударением на предпоследнем слоге).
    • «Алмазная колесница» — малолетняя «жрица любви» Баська Зайончек.
  • Культурный мерзавец («Турецкий гамбит» — и экранизация, и роман) — турецкие офицеры свободно владеют французским и знают всё о парижских кафешках… В романе ещё и французскую оперетту цитируют (впрочем, не офицеры, а особы рангом повыше).
  • Лелуш Шрёдингера: да, официально Фандорин погиб. Но тело так и не нашли, да и название последней книги намекает… Тем не менее, где ж ты найдёшь тело, когда под твоей тушкой пять пудов (порядка 80 килограмм) динамита?
  • Макгаффин:
    • Платок раджи Багдассара, указывающий на местоположение ларца с драгоценными камнями, в «Левиафане».
    • Хитровский клад в «Любовнике Смерти».
  • Масоны и иллюминаты — обыграно в пародийном ключе. Одна из личин Мари Санфон из «Левиафана» — «Великая Драконесса Мальтийской Ложи мисс Клеопатра Франкенштейн».
    • Организацию «Азазель» тоже сравнивают с масонской ложей, и сходство действительно немалое.
    • А Лаврентий Аркадьевич Мизинов — член самой натуральной масонской ложи, «и не из рядовых… Учтите, Фандорин, вы этого не слышали».
  • Миллион самоотсылок. Особенно в двух последних произведениях, «Планета Вода» и «Не прощаюсь», — все четыре сюжета так или иначе продолжают предыдущие.
  • Милый злодей
  • Мрачный немец/Камаз Отходов — наёмный убийца Ахимас Вельде, полунемец-получеченец. Воплощает самые опасные качества обоих типажей: немецкое хладнокровие и стратегический ум плюс восточное коварство и боевитость.
    • Просто Камаз — Гасым в «Чёрном городе».
  • На тебе! — «известный всей Первопрестольной журналист Штейнхен» из газеты «Московский богомолец» («Из жизни щепок», сборник «Нефритовые чётки») — это, разумеется, шпилька в адрес скандального журналиста Александра Хинштейна из «Московского комсомольца».
  • Напыщенный турок — действие происходит во время русско-турецкой войны 1877-78, и главгад — турок, не сказать чтобы напыщенный — но очень даже коварный.
  • Непрямое убийство — modus operandi Пожарского: лично он никого не убивал, но давал революционерам информацию о том, где и когда можно будет убить того или иного чиновника (обычно речь шла о его конкурентах по службе). Даже о самом себе дал такую информацию, но заранее подготовил пути отхода. Кроме того, он намеренно дал Фандорину неверные указания в расчёте на то, что тот погибнет при полицейской операции. А выживший Фандорин впоследствии не предупредил Пожарского о том, что Грин подготовил засаду, тем самым, по сути, приговорив его.
  • Несовместимая с жизнью похоть — румынский полковник Лукан («Турецкий гамбит»), будучи за недвусмысленные приставания к барышне вызван на дуэль и получив по морде, рассчитывал отвертеться: из двух своих обидчиков он вызвал на бой Анвара-эфенди, на которого работал, рассчитывая, что уж тот-то не станет убивать своего осведомителя. Ошибался.
  • Обаятельный мошенник — Момус из «Пикового валета», до того обаятельный, что Фандорин его даже отпустил.
  • Общественная баня — в «Статском советнике» Пожарский оторвался от преследователей, на всей скорости рванув через женское отделение бани. На него моющиеся дамы отреагировать не успели, а вот появившиеся преследователи испытали на себе весь гнев прекрасной половины человечества.
  • Одноразовый напарник — не считая верного Масы, а также недолго протянувших Тюльпанова, Грушина и Мыльникова, большинство напарников Эраста Петровича именно одноразовые.
  • Оммаж — «Алмазная колесница». В первом томе романа фактически описаны приключения заглавного героя рассказа Куприна «Штабс-капитан Рыбников» в параллельной реальности «фандориниады». А первый абзац романа целиком взят из начала рассказа.
  • Он уполз — Фандорин между «Чёрным городом» и «Не прощаюсь».
  • Парад кровавых мальчиков («Азазель») — Амалия Бежецкая устраивает Фандорину (который думает, будто случайно её застрелил) зомби-маскарад, чтобы заставить его признаться, куда он спрятал украденные у неё ценные документы.
  • Перекличка — очень много аллюзий на другие художественные произведения. Впрочем, Акунин — профессиональный литератор, куда ж без этого. Поэтому любит он отсылку и к произведениям, известным далеко не всем:
    • «Левиафан» — парижская улица rue de Grenelle, на которой произошло убийство в начале произведения, отсылает к роману Себастьяна Жапризо «Дама в автомобиле в очках и с ружьём», главная героиня которого живёт именно на этой улице.
    • «Смерть Ахиллеса» — вся история жизни наёмного убийцы Ахимаса Вельде отсылает к мифу об Ахиллесе, вплоть до убийства Гектора (Соболева) и гибели от ранения в ногу.
    • «Чёрный город» — Фандорин вернул вдове Саадат похищенного бандитами сына. В советской повести Ходжа Насреддин вернул вдове Саадат отобранные менялой драгоценности. Саадат — явный поклон Леониду Соловьёву.
    • «Планета Вода» — описание базы главзлодея и его методов вербовки во многом совпадает с книгой Сакса Ромера «Остров доктора Фу Манчу».
  • Пишет с ошибками — Смерть, с фитильком. Явных грамматических ошибок она не делает, но пишет без каких-либо знаков препинания. Тем же страдает хан Аль-Таирский.
  • Полное чудовище:
    • Доктор Линд. Практически все акунинские злодеи имеют хоть какую-нибудь психологическую тонкость и многогранность (даже Декоратор!), а этот мало того что не гнушается ничем (включая детоубийство), так ещё и руководствуется исключительно тщеславием, жаждой богатства и власти.
    • Всё то же самое относится и к Мари Санфон из «Левиафана».
      • Не щадить детей — Линд и Санфон. Последней это не мешает самой быть беременной.
    • Грабитель и убийца Цукерчек из повести «Куда же нам плыть» («Планета Вода»). Замечен в каннибализме и убийстве детей.
    • «Декоратор» — собственно, сам Декоратор, он же Джек Потрошитель, он же кладбищенский смотритель Пахоменко, он же считавшийся погибшим бывший арестант Соцкий. И дело даже не в том, что он сооружает «произведения искусства» из тел убитых им людей. А в том, что он, похоже, кроме безумных эстетических пристрастий и звериного инстинкта самосохранения, вообще не имеет никаких человеческих чувств. Да, он явно невменяем, но это не оправдание.
    • «Любовница Смерти» — дож клуба самоубийц Просперо, он же бывший революционер Сергей Иринархович Благовольский. Жестокий и бессердечный манипулятор, упивающийся властью над жизнями людей и с фантазией доводящий их до самоубийства.
    • «Любовник Смерти» — Хитровский Слепитель, которым оказался Будочник. Жестоко убивал ради клада, однако, похоже, действительно был влюблён в «Смерть», так что почти тянет на субверсию.
    • «Смерть Ахиллеса» — Миша Маленький. Далеко не главный злодей, однако в жестокости этот изверг может посоперничать с иными примерами выше, и уж точно заткнёт за пояс всех «соседей по роману» (потому что Еропкин в романе присутствует только за кадром).
    • Действительный статский советник Еропкин из «Особых поручений», парвеню, получивший орден за благотворительность. Исключительно омерзительная личность, однако очень религиозен и суеверен, верный прихожанин, блюдёт пост, истово молится и т. п.
  • Прерванное самоубийство — дож клуба самоубийц Просперо сам трижды пытался покончить с собой и не решался довести дело до конца.
  • Привлекательный недостаток — с точки зрения влюблённого в Эмилию Афанасия Зюкина, вышеупомянутые недостатки речи добавляют ей привлекательности. А ещё у неё есть один очень существенный и совершенно не привлекательный недостаток: она — главгад доктор Линд.
  • Просочиться в канон — на популярном фанатском портрете Фандорин был изображён в форме железнодорожника. Художник просто плохо разбирался в мундирах и перепутал, но в ответ Акунин вставил в канон историю, в которой Фандорин действительно изображает железнодорожника и позирует в этом мундире для портрета.
  • Профессиональный риск ментора («Смерть Ахиллеса») — вместо Фандорина по ошибке убивают его учителя Ксаверия Грушина.
  • Псевдомилый злодей:
    • «Куда же нам плыть?» — Цукерчек. Ласково болтает с маленькой девочкой — а через секунду уже ломает ей шею.
    • «Левиафан» — месье Буало. Вроде бы наглядное опровержение теории Ломброзо — комиссар парижской полиции Гош, пообщавшись некоторое время за одним столом, прямо характеризует его: «милейший человек: весельчак, отец одиннадцати детей и убеждённый филантроп». Вот только Фандорин, приглядевшись к Буало всего лишь издалека, приходит к диаметрально противоположному выводу, обратив внимание на татуировку на запястье: «…преступник и злодей. …Это отметина одной из гонконгских т-триад, тайных криминальных обществ. Чтобы европеец стал членом триады, ему нужно быть преступным воротилой нешуточного масштаба».
    • «Коронация, или Последний из романов» — Эмилия Деклик, она же доктор Линд. С виду очаровательная, добрая и ироничная — в действительности опасная международная преступница, не щадящая даже детей.
  • Пукалка — любимое оружие. Револьвер «Герсталь-Агент» малозаметен, надёжен, прост в обращении. А большего частному детективу в городе и не требуется.
  • Разум не вынес — лорд Реджинальд Милфорд Стоукс не перенёс гибели молодой жены и внушил себе, что она живёт на райском острове Таити. Попытки Фандорина вразумить его ни к чему не привели.
  • Роман мая с декабрём — начиная со «Статского советника». Сперва фитилёк прикручен (в «Советнике» всего-то лет 15 разница!), затем разгорается в полную силу — каждая пассия моложе Фандорина не менее, чем на 20 лет. А в «Левиафане» 22-летнего Фандорина соблазняет 40-летняя англичанка.
  • Россия, которую мы потеряли — во все поля! Впрочем, всё же показаны значительные недостатки общества и государственной системы, из-за которых, собственно, и потеряли.
  • Русско-японская война («Алмазная колесница») — японский шпионаж и диверсии на русской железной дороге во время войны.
  • Символическое имя — имя Глеба Георгиевича Пожарского явно намекает на Глеба Егоровича Жеглова.
  • Сказитель («Весь мир — театр») — внутримировой пример. В пьесе, написанной Фандориным, одним из персонажей является безымянный Сказитель, читающий текст «от автора».
  • Смесь французского с нижегородским — «Весь мир театр»/«Чёрный город» (месье Симон — повзрослевший и выбившийся аж в кинопродюсеры Сенька Скорик из «Любовника Смерти».).
  • Смищной аксэнт
    • Маса. Просто Маса. «Дзикая дорога! Бащие буэраки! Дрожьки — дрян!» Аналогичный японский акцент имеет Гинтаро Аоно из «Левиафана».
    • Отжигает гувернантка Лизаньки в «Азазеле»: «Весна, золнечная погода, все дамы и господа гуляют, чудесный зад весь в цветочках!»
    • В романе «Не прощаюсь» Маса уже настолько «обрусел», что от акцента почти избавился. В тексте его речь теперь такая же, как и у остальных персонажей.
      • Маса до этого жил в России более 30 лет и не спешил «русеть». Так что это из разряда «Беда/нужда лучший учитель».
    • Гувернантка-француженка Эмилия Деклик из «Коронации» тоже имеет довольно заметный акцент, да ещё и коверкает грамматику.
    • Поляк Цукерчек и полька Баська Зайончек из йокогамского борделя вместо «л» произносят «w». Хотя тогда ещë польское твëрдое «л» не вполне вышло из употребления, в актëрской речи оставалось аж до середины XX века. Обоснуй: в простой речи, возможно, уже говорили «w».
    • В «Нефритовых чётках» Маса посмеивается над акцентом господина в японском языке.
  • Стилистика декаданса: «Любовница Смерти» целиком про это. Хотя, по сути, это вообще римейк на «Клуб самоубийц» Стивенсона.
  • Суд Линча — Фандорин собственноручно казнит Декоратора, боясь, что тот снова скроется от правосудия.
  • Так всё и было — автор под конец серии откровенно злоупотребляет этим тропом.
    • Спусковым крючком давки на Ходынском поле послужил крик сообщника доктора Линда: «С той стороны ваганьковские валят! Прорвались! Все кружки им достанутся!». Линд с сообщником просто хотели затеряться в поднявшейся суматохе. Перестарались.
    • Революция 1905 года могла бы не состояться, если бы Фандорин догадался, что оружие для восставших погрузили не на одну баржу, а на две.
    • Аналогично с ПМВ: получив пулю в голову и пробыв несколько лет в коме, Фандорин не смог принять участие в расследовании сараевского убийства.
    • Исход Гражданской войны Фандорин мог поменять аж дважды: в первый раз он сознательно не сообщил белым о Макольцеве, готовящем крушение эшелона с английскими танками (кроссовер с «Адьютантом его превосходительства»), во второй — поехал на переговоры о создании объединённого фронта против большевиков, но подорвался на 80 кг динамита. Тело так и не нашли.
  • Сэм — девушка:
    • «Чёрный город» — гендерная инверсия. Саадат Валидбекова, увидев на столе у Фандорина письмо, под которым стоит подпись «Эмма», решает, что его прислала поклонница Фандорина. На самом деле так в целях конспирации подписался директор Департамента полиции Эммануил Карлович де Сент-Эстеф (правда, Саадат об этом так и не узнала).
    • «Коронация, или Последний из романов» — злодейский пример с доктором Линдом.
    • В «Не прощаюсь» тоже инверсия: китаянка Шуша оказалась евнухом.
  • Твист Хозяина Склепа — гибель Пожарского. Он предусмотрел абсолютно всё, кроме того, что Игла таки взорвёт бомбу.
  • Тяжёлое детство, деревянные игрушки («Любовник смерти») — зигзаг. У рассказчика-сироты Сеньки Скорикова жизнь тяжёлая, но лет ему, пожалуй, не меньше 14, так что скорее тяжёлое юношество, чем детство. Младший братец, усыновлённый судьёй, присылает письмо на манер чеховского Ваньки, мол, и жить трудно, и учёбой замучили, и лошадку подарить отказываются… Сенька крадёт у опекуна деньги и покупает-таки братцу деревянную лошадку, но когда добирается до имения судьи, выясняется, что братцу лошадку всё же подарили. Живого пони.
  • Умереть может каждый — а самое главное, тот, кто не умер в одном сюжете, может умереть в последующих:
    • Грушин, с которым мы познакомились в «Азазеле», погибает в «Смерти Ахиллеса».
    • Ахимас, который в «Азазеле» чуть не прикончил Фандорина, убит в финале «Смерти Ахиллеса».
    • Зуров из того же «Азазеля» погибает в «Турецком гамбите».
    • Завязкой «Смерти Ахиллеса» служит смерть Соболева из «Турецкого гамбита». Ну, учитывая год и то, с кого персонаж списан…
    • О смерти Зюкина, рассказчика из «Коронации», читатель узнаёт в первом томе «Алмазной колесницы», так же, как и о смерти Эндлунга: оба они погибли на броненосце «Князь Кутузов-Смоленский» в русско-японскую войну, в Цусимском сражении.
    • Анисий Тюльпанов, который стал помощником Фандорина в «Пиковом валете», убит Декоратором.
    • Ангелина Крашенинникова, пережившая покушение от рук Декоратора, ушла от Фандорина в монастырь. Конец истории? Нет, её убили уже в монастыре в рассказе «Парус одинокий».
    • Сам Фандорин выходит из трёхлетней комы после выстрела в голову, чтобы нелепо погибнуть в конце романа. Или не погибнуть?
    • Козловский, кому-то знакомый по «Смерти на брудершафт», тоже погибает в романе «Не прощаюсь». В отличие от ГГ, с его смертью не поспоришь.
  • Умереть с улыбкой — Смерть в финале «Любовника Смерти».
    • Также Декоратор. Его последние слова: «Боже, какое счастье!»
    • «Ахимас улыбнулся и закрыл глаза.
      Всё хорошо. Хорошая жизнь, хороший конец.
      Умирай, приказал он себе.
      И умер».
  • Утопии нет нигде («Не прощаюсь»): Фандорин приходит к выводу, что ни белые, ни красные, ни зелёные, ни чёрные ему не подходят — и собирается уехать с Масой в Японию.
  • Фефекты фикции — главный герой слегка заикается. Это его «визитная карточка» (как и седые виски), но она имеет трагический смысл: заикание появилось из-за контузии и юношеской психотравмы от гибели возлюбленной. При этом, подобно Шерлоку Холмсу, Фандорин является великим мастером перевоплощения, и «в образе» от своего психосоматического дефекта избавляется. Также заикание исчезает, когда Фандорин «пребывает в крайнем напряжении либо чертовски зол». По признанию самого Акунина, «Мне всегда нравились заики. В них есть что-то беззащитное, а беззащитность — симпатичное качество. Уж для супермена особенно».
    • А барон фон Штайниц из «Смерти Ахиллеса» не выговаривает твёрдое «л».
    • Цукерчек тоже слегка заикается, и когда Фандорин начинает его допрашивать, получается занятный диалог двух заик.
  • Что за фигня, герой? — возлюбленная Фандорина Ангелина крайне не одобрила его желание собственноручно казнить Декоратора. Хотя логика Фандорина в том эпизоде железная. Убить этого маньяка было необходимо, так как вылечить его нереально, а содержать под стражей чревато побегом и новыми жертвами.
  • Язвительная возлюбленная — Эсфирь Литвинова, имеющая, пожалуй, самый сложный характер из всех пассий ГГ.