Приговор

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
River Song.jpgSpoilers, sweetie!
Особенность темы этой статьи в том, что она по самой сути своей раскрывает спойлеры. Поэтому в этой статье спойлеры никак не замаскированы. Если вы уверены, что хотите их видеть — читайте!
« Потому что, кто бы ни победил, люди останутся людьми. Они всё равно будут убивать. Ради власти. Во имя веры. Из-за денег. От похоти. Просто для развлечения. Будут насиловать. Будут пытать. Будут унижать. Будут вцепляться друг другу в глотки. Будут рвать друг у друга всё, до чего дотянутся — от целых герцогств до дырявых сапог. Будут предавать, подличать, доносить. Будут лгать и лицемерить. Будут уродовать красивое, втаптывать в грязь чистое, опошлять высокое, тупо глумиться над умным и серьёзным. Наконец, те, у кого не достанет сил на всё это, будут пресмыкаться, будут униженно ползать в грязи и первыми набрасываться на всякого, кто посмеет поднять из грязи голову.
Ты неправ, учитель. Они больше не заслуживают шанса.
»
— Собственно, приговор и главная идея романа

«Приговор» — псевдоисторический[1] роман 2007—2008 гг. за авторством Юрия Нестеренко. Впрочем, историчность тут формальная — для сюжета не имеет совершенно никакого значения, наша это Земля или совсем параллельный мир.

Издавался только в формате «книга по требованию». По словам автора, не был опубликован в «обычном» издательстве в первую очередь из-за крайне мизантропического посыла, а не из-за обилия натуралистичных сцен.

Сюжет

Время примерно соответствует периоду между X и XIV веком, местность напоминает юг Франции. На момент начала романа уже двадцать лет идёт война между двумя претендентами на трон единой (условно-панъевропейской) Империи — Карлом Лангедаргом (главой партии «Грифона») и Ришардом Йорлингом (главой партии «Льва»).

Всё начинается с того, что странствующий лекарь Дольф натыкается на руины неизвестного ему замка. Руины давно обезлюдели, но последний обитатель в них всё же остался — 12-летняя девочка Эвелина. Она рассказывает Дольфу, что три года назад замок сожгли солдаты Грифона и убили всю ее семью (сама она спаслась только потому, что ее не заметили), поэтому она хочет убить Карла Лангедарга. Из жалости, а также в надежде на некоторое вознаграждение, Дольф соглашается доставить Эвелину её сеньору — графу Рануару, прямому вассалу герцога Йорлинга — чтобы тот позаботился о дочери своего павшего в бою вассала. Дольф говорит Эвелине, что граф может помочь ей с убийством Карла, но сам надеется скорее на то, что Эвелина откажется от этой безнадёжной затеи.

Когда после долгих странствий они всё же прибывают в замок графа Рануара, графский мажордом отказывается помочь, так как герои не могут подтвердить личность Эвелины. Сам же граф соглашается лишь подписать рекомендательное письмо в женский монастырь.

Вскоре после этого Эвелина узнает секрет Дольфа (он — единственный оставшийся в живых изобретатель огнестрельного оружия) и сбегает от него, чтобы убить Карла самостоятельно, используя украденный у Дольфа порох. Однако её ловят, а Карл угрожает до смерти запытать девочку, если Дольф не откроет ему секрет пороха.

Вместо того, чтобы согласиться на условия Лангедарга, Дольф едет к Ришарду Йорлингу, где организовывает масштабное производство огнестрельного оружия. Вооружённая по новейшей технологии армия Льва почти без потерь побеждает армию Грифона в генеральном сражении, а позже захватывает штурмом родовой замок Лангедарга. Уже в главном зале своего замка Карлу удаётся убедить Ришарда, что для мирного воцарения Йорлингу нужно оставить его в живых и на свободе. Когда Йорлинг соглашается на переговоры, выбравшаяся из камеры Эвелина убивает Карла Лангедарга.

Преследуемые лучшими людьми Йорлинга Дольф и Эвелина сбегают из замка. Дольф, уставший от ужасов войны и так и не раскрывший секрет пороха Льву, раскрывает этот секрет наследнику Лангедарга, рассчитывая, что «абсолютное оружие», каковым он считает огнестрельное, приведет к полному самоистреблению человечества, не заслуживающего иной участи. В обмен Дольф получает драгоценности, стоимость которых достаточна для организации экспедиции к далёким и никому в этом мире не нужным Изумрудным островам, чтобы провести там остаток жизни вдвоём с Эвелиной.

Персонажи

  • Дольф — главный герой, мужчина 30 лет, от лица которого ведется повествование. Сирота, в детстве долгое время промышлял воровством на улицах города, пока его не взял в ученики местный учёный-энциклопедист. Из-за трудного детства, почти сразу за которым последовала очень жестокая война, Дольф вырос убеждённым мизантропом и социопатом, обычно неспособным к проявлениям сочувствия. Ну и, конечно, вы по имени автора романа уже догадались, что Дольф атеист, трезвенник и антисексуал.
  • Эвелина-Маргерита-Катарина баронесса Хогерт-Кайдерштайн — дочка не самого знатного барона, три года прожившая одна в лесу. За это время не только не лишилась рассудка, но и научилась читать следы и стрелять из арбалета. Живет мечтой о мести и воплощает ее максимально жестоко, несмотря на юный возраст — что совершенно неудивительно после того, как всю ее семью вырезали у нее на глазах. Очень любознательная девочка, быстро впитывающая всё, что ей говорит Дольф. Была верна Йорлингу вплоть до того, как он согласился на переговоры с Лангедаргом.
  • И куча менее значимых персонажей, из-за формата романа (большая часть которого — путешествие главных героев) редко когда появляющихся более чем в одной сцене; основное их предназначение — наглядно демонстрировать, насколько люди плохие. Все, от бедных крестьян до самых знатных феодалов.

Тропы

  • Антигерой — Дольф, дважды перешедший горизонт отчаяния и в итоге выносящий смертный приговор человечеству. Прочие его поступки, вроде мародёрства или угроз убийством человеку[2], ругающемуся при Эвелине, могут шокировать современных борцов за нравственность, но смотрятся органично на фоне остального сеттинга. Дольф, по крайней мере, просто презирает большую часть людей, а не получает удовольствия от насилия и убийства. Однако со временем герой ввязывается в большую политику и начинает поворачивать налево:
    • Сначала он убивает йорлингского гонца, чтобы завладеть его конём, на которого гонец имеет ровно столько же прав, сколько Дольф. При этом убивает, во-первых, не при самообороне, а во-вторых, с помощью огнестрельного оружия, то есть, вопреки клятве.
    • Позже — проникает в Блюменраль, убив по дороге ничего плохого ему не сделавшего графа Трувэля и двух его спутников.
    • Окончательно же становится злодеем когда исключительно для собственной выгоды продаёт супероружие второй стороне конфликта, понимая, что война от этого только затянется.
  • Авада Кедавра — огнестрельное оружие. Убивает мгновенно, не даёт осечек, пробивает любые доспехи. При этом после смерти учителя секрет его изготовления остался известен только Дольфу. Учитель Дольфа считал, что это абсолютное оружие, способное уничтожить человечество, поэтому взял с Дольфа клятву хранить его в тайне и использовать лишь для самообороны, каковую клятву Дольф ближе к концу романа нарушил.
  • Апокалиптический маньяк — нет, реального конца света никто не организовал. Но, попутешествовав по истерзанной войной стране, Дольф в конце концов нарушает данное учителю обещание и выдаёт обеим сторонам секрет порохового оружия, надеясь, что они окончательно уничтожат друг друга (и, получается, большую часть ойкумены) и прекратят всё это окончательно. Сами же герои надеются покинуть страну, отплыв на далёкие и неизведанные острова. Впрочем, исходя из параллелей с реальной историей — огнестрельное оружие ни к какому апокалипсису вовсе не привело.
  • Визит в племя чудаков — субверсия. Происходят большую часть романа до прибытия к мажордому графа Рануара, но не являются приключениями ради приключений, а служат все той же главной идее романа.
  • Война Роз — Лангедарги и Йорлинги явно списаны с Ланкастеров и Йорков.
  • Война — это кошмар — междоусобица Льва и Грифона ведётся с типичной для средневековья и для гражданских войн жестокостью. Извращённые казни и надругательства, вырезание целых городов для обеспечения секретности или мести, истребление дворянских родов без оглядки на возможность выкупа…
  • Горизонт отчаяния — Дольф переходит таковой аж дважды. В первый раз — после гибели своего учителя, убитого науськанной инквизицией невежественной толпой. Отчасти выходит из этого состояния благодаря Эвелине. После того, как Эвелина попадает в плен и подвергается пыткам, переходит его окончательно, нарушает данную учителю клятву и стремится уничтожить человечество.
  • Готтентотская мораль — у всех персонажей без исключения. Разве что Эвелина поначалу сохраняет еще веру в благородные идеалы, но Дольф на наглядных примерах убеждает её, что «справедливости нет, есть только личные интересы».
  • Дружба между поколениями — подчёркиваются даже не платонические, а строго дружественные отношения между Дольфом и Эвелиной.
  • Жестокое милосердие либо удар милосердия — такой выбор обычно стоит перед героями, когда они видят кого-то, кому не в силах помочь. Выбирают в зависимости от того, переходил умирающий им дорогу или нет.
  • Зло в промышленных масштабах — тут нет ни чёрных магов, ни выдающихся маньяков. Безнадёгу создаёт повсеместность зла и то, что большинство персонажей уже не считают его чем-то ненормальным.
  • Зло против зла — читатель никогда не узнает, у кого всё же было больше прав на престол, ведь обе партии стоят друг друга и не гнушаются никакими мерзостями.
  • Изнасилование — худшее из зол — сестру Эвелины изнасиловали у неё на глазах, но хотя бы потом убили. А вот крестьянская девушка после группового изнасилования сошла с ума и стала для старух (больше никого и не осталось в деревне) разменной монетой в общении с проходящими мимо мужчинами.
  • Мэри Сью — с прикрученным фитильком. Дольф намного умнее и образованнее большинства персонажей романа, что, впрочем, неудивительно, учитывая, кто был его учителем[3]. Как медик, осведомлен даже о краш-синдроме, в реальности описанном лишь в XX веке[4]. Изобретатель, инженер, химик, талантливый организатор, наладивший производство огнестрельного оружием так, чтобы никто не смог быстро узнать секрет смеси. Вдобавок ему еще очень повезло с конем. В то же время средневековым оружием почти не владеет (ведь у него есть огнестрел), в юридических вопросах ничего не смыслит (очень удобно в мире людей-сволочей, где на законы и в мирное время всем было наплевать) и неоднократно получает по башке в прямом и переносном смысле, так что унылой непобедимостью, похоже, не обладает. Характер и мировоззрение явно списаны с автора, а широта познаний больше, чем у такового.
  • Навозные века — педаль в братскую могилу.
  • Наука — хорошо, а религия — плохо — учитель Дольфа убит науськанной инквизицией толпой, и вообще все церковники в романе — мракобесы, не меньше светских властей виновные в происходящем.
  • Не любит обувь — Эвелина. После того, как враги сожгли её родную хату, точнее, замок, три года прожила одна в лесу, и если поначалу ходила босиком вынужденно (ибо выросла из единственной уцелевшей пары туфель), то впоследствии пристрастилась к этому занятию. Дольф, правда, убеждает её обуться, ибо «не пристало баронессе ходить босой», по поводу чего она выражает своё неудовольствие и впоследствии не упускает случая походить босиком (впрочем, ближе к финалу это происходит уже не по её воле), что приносит и практическую пользу (она «читает» следы не только глазами, но и ступнями). Рассказывая ей об Изумрудных островах, Дольф в качестве одного из их достоинств упоминает возможность «ходить босиком круглый год».
  • Неудобная басня — герои романа не блещут моральными качествами, но изначально у них есть — пусть и своеобразные — понятия о правильном и неправильном, вроде «нужно держать данное слово». А вот если бы мораль Дольфа была более гибкой… он продал бы свои секреты наиболее щедрой стороне, чем заслужил бы для себя — место при дворе, а для страны — мир и толчок в сторону Возрождения. А если бы Эвелина меньше значения придавала дворянской чести и мести за убитых родичей, то герои бы в самом начале спокойно уехали прочь или, как минимум, получили бы место при дворе победителя. По сути, весь мизантропический накал основывается на том, что, при всей моральной неоднозначности, герои были слишком горды, чтобы примириться с происходящим. То есть «попытки сохранить верность хоть каким-нибудь идеалам в лишённом этого мире приводят только к большим жертвами и со временем превращаются в мизантропию».
    • Басня с точки зрения Эвелины: «Нет. Нет, даже перед лицом Армагеддона. Никаких компромиссов». Узнав, что война может завершиться в случае, если глава противоположной фракции, косвенно ответственный за добрую половину всех зверств и лично — за её пытки, останется жив и здоров, она всё равно убивает его. В итоге война продолжается, а Дольф и Эвелина в чёрном списке уже у обоих фракций.
  • Плохие люди — главная идея романа.
  • Последний выживший — Эвелина. А еще пара очень неприятных старух (в собачьей деревне и в заброшенном поместье).
  • Секс — это плохо — куда ж без этого. В этом романе сексом занимаются либо проститутки, либо по принуждению. Дольф произносит пару речей о вреде секса, считая его занятием, недостойным человека. Эвелина же, видевшая изнасилование собственной сестры, его убеждения разделяет.
  • Сотряс — не простатит, за часок пролетит — инверсия. Эвелина сбегает из-за того, что Дольф после попадания в голову камня из пращи вынужден долго отлёживаться.
  • Средневековые дебилы — большинство простолюдинов представлено именно такими. Мелочные, суеверные и обречённые вечно терпеть происходящие вокруг них ужасы — а при возможности охотно принимающие участие в таковых.
  • Тяжелое детство — и у рожденного в городских трущобах Дольфа, и у лишившейся всей семьи Эвелины.
  • Хороший плохой конец — по сути, никто не получил того, чего хотел. Дольф не только потерял учителя, но и нарушил данное ему слово, перешёл одну из немногих внутренних границ. Эвелина лишилась титула и стала врагом своего сюзерена (не говоря уже о пережитых пытках во время произведения и гибели всей семьи ранее). Междоусобная война продолжается, готовясь выйти на новый виток. Правда, несколько злодеев получили по заслугам от других, тоже не шибко белых персонажей, а герои смогли получить деньги для организации экспедиции на далёкие острова… но неизвестно, добрались ли.
  • Чёрно-серая мораль или Все оттенки чёрного — партии Льва и Грифона стоят друг друга, но ни мизантроп Дольф, ни жаждущая мести Эвелина тоже на белых не тянут.

Примечания

  1. Сам автор характеризует жанр романа так: «это не фантастический роман. В нем нет ни магии, ни недо­ступных современной науке технологий. Впрочем, если очень хочется, можно отнести его к жанру альтернативной истории. В этом случае предположим, что империя Карла Великого не распалась после его смерти, а просуществовала еще несколько столе­тий, распространившись при этом на всю Европу (включая Британию и славянские земли), а возможно, и дальше — прежде, чем ее все же постигла участь всех империй. Впрочем, с тем же успехом это может быть и некий параллельный мир, отличающийся от нашего не только историей, но и географией. Все это, на самом деле, не имеет значения. Топонимика и топография вымышлены.»
  2. Справедливости ради, это была очень напряжённая ситуация, этот человек был редким козлом, а дальше угроз дело не пошло.
  3. Ни разу не назван по имени, но, вероятно, списан с Леонардо да Винчи, только без арт-составляющей
  4. Ещё одна деталь, говорящая о том, что это всё же не исторический роман