Приглючения в Глюколяндии

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статьи Mushroom Samba, Through the Eyes of Madness. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.
River Song.jpgSpoilers, sweetie!
Особенность темы этой статьи в том, что она по самой сути своей раскрывает спойлеры. Поэтому в этой статье спойлеры никак не замаскированы. Если вы уверены, что хотите их видеть — читайте!
«

И уносят меня, и уносят меня, в цветную звенящую хрень Три белых коня, два красных слона, пингвин, бегемот и олень.

»
— Народное

(link)

Кислотные грёзы Ларри Лаффера

Герой приходит в себя в неком непонятном месте. Или вообще не помнит, как он оказался в том месте, где находится. И вскоре, начинает замечать, что окружающий мир кажется всё более нереальным и сюрреалистичным, а окружающие люди начинают вести себя нехарактерно для себя, и герой начинает понимать, что с реальностью что-то не то. Машина лотофагов? Нет, обошлось без машины. Твист Амброза Бирса или Приключения в Комаляндии? Нет, в Глюколяндии, и, скорее, приглючения. Тело героя живо и здорово, и он находится в сознании, однако мозг воспринимает реальность неадекватно и не способен отличить реальное от воображаемого из-за психической болезни или одурманивания алкоголем, наркотиками или галлюциногенами. При этом грани между тем и другим размыты (например, вроде бы реальный человек внезапно превращается в фантастического монстра); это особенно добавляет драматизма, если герой, например, выполняет какое-то важное задание или ведёт детективное расследование и не может отличить реальные «ниточки» от воображаемых.

Субтроп — Психиатрический триллер. Часто приводит к эффекту обыденного кошмара. Если персонаж сходит с ума постепенно, может сочетаться с тропом Дневник катастрофы.

Примеры[править]

Фольклор[править]

  • Анекдот «в бане не срать!».

Литература[править]

  • Э. Т. А. Гофман, сказка «Песочный человек» — излагается всё настолько тонко, что невозможно понять, изначально ли безумен главный герой или же его понемногу сводит с ума воплощённое в облике Песочного Человека-Коппелиуса зло.
  • Эдгар Аллан По — постоянно. Самый хрестоматийный пример — «Сердце-обличитель»: скорее всего, рассказчик (или рассказчица, в оригинале непонятно, а По писал и от лица женщин) слышит стук чужого сердца исключительно в своей голове.
  • Н. В. Гоголь, «Записки сумасшедшего» — как бы не кодификатор в отечественной литературе.
  • Герберт Уэллс, «Мистер Блетсуорси на острове Рэмполь»: когда капитан-отморозок умышленно оставляет ГГ на борту тонущего судна, тот теряет связь с реальностью и проживает вымышленную жизнь на необитаемом острове среди дикарей и ужасных мегатериев. В действительности его спасли и благополучно доставили в Нью-Йорк.
  • Александр Грин:
    • События «Серого автомобиля» (девушка, оказавшаяся ожившей куклой, и загадочный автомобиль, преследующий ГГ) — по всей видимости, бред главного героя. А возможно, и нет. Весь рассказ можно считать сплошной отсылкой к «Песочному человеку» Гофмана.
    • «Крысолов» — тоже под вопросом. ГГ таки действительно переживал все эти фантастические события, или это тифозный бред?
  • Булгаков, «Дьяволиада» — кафкианская история про советского служащего, который постепенно сходит с ума на почве увольнения с работы и бюрократических перипетий. Доходит до того, что он начинает считать своего начальника Кальсонера (в котором некоторые видят намёк на Ленина) представителем нечистой силы и видит, как он превращается в чёрного кота.
  • Станислав Лем, «Футурологический конгресс» — вся книга об этом. В самом конце герой все-таки выходит в реальность.
  • Кен Кизи, «Над кукушкиным гнездом» — в книге Вождь Бромден сообщает множество такого, что не экранизируешь.
  • Роджер Желязны, «Остров мёртвых» — поедание некоего корешка вызывает групповые галлюцинации. Используется в похоронном ритуале и в дуэлях.
  • Филип К. Дик вообще любил этот троп:
    • «Вера отцов наших» — субверсия: глюки ГГ после принятого порошка оказались реальностью, так как порошок снимал действие галлюциногенов, добавляемых властями в питьевую воду.
    • «Помутнение» — психика главного героя после длительного знакомства с наркотой.
    • «„Пролейтесь, слёзы“, сказал полицейский»: упоминание здесь — уже большой спойлер…
    • «Три стигмата Палмера Элдрича» — любой, кто хоть раз попробует чуинг-зет, обречён быть Богом своей личной реальности, силой мысли творить вселенные, но никогда не узнать, в реальности он или очередной иллюзии. Но над всеми реальностями правит заглавный Палмер Элдрич, и всякий отведавший наркотик обретает его стигматы — искусственные руку, челюсть и глаза. Избавиться от действия наркотика невозможно — можно только принять очередную реальность как данность.
      • Есть точка зрения, что сам мир романа — галлюцинация самого Палмера Элдрича, и потому «святым» и бессмертным является тот, кто понимает иллюзорность и этого мира.
    • «Око Небесное» и «Убик» — доведено до логичного завершения.
    • «Лабиринт Смерти» — и вышло за его пределы.
  • «Дом, в котором» — с прикрученным фитильком. Большинство обитателей Дома всё же не сумасшедшие (хотя встречаются и такие), но практически все они, скажем так, с очень богатым воображением, а некоторые ещё и склонны употреблять сомнительные вещества. Поэтому остаётся непонятным, насколько реальны происходящие с ними мистические события и иные миры, в которые они погружаются.
  • Нил Гейман, «Океан в конце дороги» — пополам с Ужас у холодильника. Действительно ли на ферме поселились сверхъестественные создания — или вся мистика была плодом воображения мальчика, потрясённого самоубийством соседа, распадом семьи и жестокостью няни? А ведь, скорее всего, в этом случае Лесли тонет по-настоящему — а вот чудесного воскрешения ожидать не приходится…
  • Михаил Успенский, «Кого за смертью посылать» — путешествие зарытого в курган главгероя в загробный мир оказалось вроде как галлюцинацией. Впрочем, когда главгерой приходит в себя, то оказывается, что труп из кургана таки ушёл, куда полагается.
  • «Going Bovine» Либбы Брэй — чёрная комедия про подростка, страдающего галлюцинациями после заражения коровьим бешенством. Вместе с другом он сбегает из больницы и отправляется в безумное путешествие по всей Америке, чтобы добраться до Диснейленда во Флориде, где обитает учёный-физик доктор Икс, который сможет его спасти. По пути он попадает на вечеринку в Новом Орлеане, где знакомится с говорящим садовым гномом, скрывается от секретных агентов из компании, производящей снежные шары, и переживает ещё множество диких прик(г)лючений.
  • Игорь Бураков, «Луна» — самая непротиворечивая и простая версия происходящего состоит в том, что протагонист давно и прочно сошёл с ума, а, узнав об измене девушки в свой же день рождения, просто убил и её, и своего друга-соблазнителя, а сам себя вообразил иностранным шпионом.
  • Мирон Высота, «Гоголь» — независимо от того, была ли в рассказе мистика — под конец героиня точно не в себе.
  • Макс Далин, «Рукопись, найденная под прилавком» — про тяжёлую жизнь продавца книг в метро. Среди пассажиров бродят мертвецы, из детективных романов вытекает кровь, пластмассовые пауки пьют электричество из приборов, а некоторые линии метро ведут в жуткую альтернативную реальность. А возможно, это не такой уж и бред…
  • Мишель Демют, «Чужое лето» — главный герой сражается с монстрами на чужой планете, но в финале выясняется, что всё это он вытворял на Земле.
  • Вайсс Дэниэл, «Нет царя у тараканов» — то, что в планах героев-тараканов зияют дыры, становится ясно почти сразу. Однако болезнь прогрессирует со временем, и кончается всё полным вымиранием колонии и попытками протагониста потреблять кокаин и приставать к жене покойного хозяина квартиры. Не нужно было тараканам отказываться от своей эгоистичной природы и нахватываться от людей культуры: на них это плохо влияет.
  • Владимир Кантор, «Победитель крыс» — все приключения главгероя оказываются в итоге высокотемпературным бредом.
  • Дмитрий Колодан, «Время Бармаглота» — деконструкция: главный герой попадает из нашего обычного мира в очень странную и жуткую альтернативную реальность, основанную на «Алисе в Стране Чудес», но также с отсылками на триллеры вроде «Se7en» и «Молчание ягнят», где он должен изловить маньяка по кличке Плотник, который похищает и убивает девушек с помощью биомеханических киборгов-Моржей. Герой сам точно не помнит, как он попал в этот мир, и память подкидывает ему самые разные версии: от собственно классического «купил антикварное зеркало и провалился в него» до предсмертных видений после автокатастрофы или же наркотического психоза после того, как герой надышался веществами на дискотеке. Однако в конце это так и остаётся под вопросом.
  • Павел Пепперштейн и Сергей Ануфриев, «Мифогенная любовь каст» — знаковое произведение контркультуры девяностых про парторга Владимира Дунаева во время Отечественной войны. В результате контузии и употребления лесных грибочков он застревает между бредом и реальностью, встречает сказочных героев (Бабу-Ягу, Мэри Поппинс, Карлсона, Пеппи Длинныйчулок и др.), переживает разные психоделические приключения и доходит до Берлина… После чего 9 мая 1945 его находят едва живого в лесу под Смоленском.
    • Отдельного внимания заслуживает эпизод, где героя нашёл врач, диагностировал ему бред, вызванный контузией, и вроде как вернул его в реальность… После чего оказалось, что врач — не кто иной, как доктор Айболит, тоже один из сказочных героев, и «пробуждение от бреда» было ложным.
  • Валерий Тищенко, «Убежище» — в начале рассказа кажется, что дело идёт к мистическому варианту вируса ненависти — но на самом деле мистика тут работает совсем не так, и с головой не в порядке как раз у протагониста.

Сетевая литература[править]

  • «Неприкаянный. Красный мессия» Ильи Гутмана. После внедрения в психиатрическую лечебницу под видом пациента Эл попадает под струю галлюциногенного газа, после чего в глюках путешествует по городам, странам и эпохам.

Кино[править]

  • «Кабинет доктора Калигари» (1920) — первый пример изображения в кино измененного психического состояния человека.
  • «Tenacious D и медиатор судьбы»: путешествие Джека по лесу под галлюциногенами.
  • «Трип» — весь фильм об этом.
  • «Игры разума» — у молодого гениального математика вроде бы всё в жизни идёт хорошо: у него есть лучший друг (бывший сосед по комнате в общежитии), он совершает научные открытия, успешно делает предложение любимой девушке, и его даже приглашают на работу агенты спецслужб… А потом выясняется, что он шизофреник, и часть его жизни (а именно, друг по комнате и работа на спецслужбы) существует лишь у него в воображении. Бред очень тонко вплетён в его повседневную жизнь, поэтому ему не сразу удаётся научиться отличать его от реальности.
  • «Чёрный лебедь» с Натали Портман: половина фильма состоит из этого тропа, и ни героине, ни зрителям так и не удаётся разобраться до конца, что же из пережитого ею было реально, а что нет.
  • «Лестница Иакова»: ветерана-«вьетнамца» преследуют правительственные агенты, желающие утаить какую-то неприятную правду о войне, а также галлюцинации в виде жутких демонов и монстров. Поначалу кажется, что галлюцинации являются следствием ПТСР, потом вообще намекается, что они — побочный эффект психотропного препарата, который солдатам давали на войне, и что именно это скрывают спецслужбы. А оказывается всё вообще не так: всё это время главный герой умирает в палатке для раненых во Вьетнаме, и галлюцинациями были вообще все его приключения после «возвращения на гражданку», включая и монстров, и агентов спецслужб.
  • «Обед нагишом» — главный герой-писатель постепенно «подсаживается» на наркотики, теряет контакт с реальностью и «уезжает» в вымышленную арабскую страну, где выполняет шпионские задания и встречается с фантастическими монстрами. При этом не всегда понятно, что происходит в реальности, а что — в галлюцинациях: например, его задерживают вроде бы обычные с виду полицейские и приводят на встречу с жуком-монстром.
  • «Химера» (реж. и сценарист Митци Пейроне) — две героини-наркоманки задолжали денег «серьёзным ребятам» и решили ограбить подругу детства, живущую в богатом особняке. Ситуация осложняется тем, что подруга — шизофреничка, живущая в странных фантазиях, и чтобы проникнуть в дом, надо сыграть с ней в «игру». Под влиянием наркотиков героини сами перестают отличать игру от реальности, а в конце оказывается, что они уже давно находятся в этом доме и пытаются найти сейф с деньгами и сбежать отнюдь не первый раз.
  • «Маяк» (2020) — да, ГГ явно сошёл с ума в конце, но когда именно и что из увиденного им реально, а что нет? Да и причины его безумия непонятны: жестокость Томаса Уэйка (при этом непонятно, намеренно Уэйк сводит ГГ с ума или он просто старый козёл) или сверхъестественные силы.
  • «Август. Восьмого» (2012) — значительная часть из происходящего в кадре явно приглючивается героям. Но некоторым образом является отражением реальных событий.
  • «Остров проклятых» — только в последнюю минуту становится понятно, что всё произошедшее — бред главного героя. И то не факт…
  • «Любит — не любит» — большую часть фильма события показаны глазами героини. И только к концу — так, как это происходило в реальности.
  • Новый «Джокер».
  • «Франклин» (2008). Один из основных героев, Джон Прист, ведёт своё расследование в Междутемном Городе, выглядящем, как безумный параллельный мир — это и есть в некотором смысле безумный параллельный мир, существующий в голове Дэвида, вернее сам мир не безумен и не параллелен — просто герой наш мир таким видит. Дэвид тяжело перенёс смерть сестры, но ещё тяжелее перенёс реакцию своего отца, Питэра, который, будучи глубоко религиозным человеком, зациклился на том, что то была «Воля Божья»® — Дэвид не смог принять тот факт, что такая реакция возможна в нормальном мире, а потому сам убедил себя в безумности нашего мира: он сам свёл себя с ума, пытаясь не сойти с ума. Позже оказывается, что Майло наш мир тоже не совсем нормальным видел, хотя в его случае отличия были не такие радикальные, впрочем даётся намёк, что встреча с Эмилией может ему помочь — помогло бы ещё это ей самой…

Телесериалы —[править]

  • «Сверхъестественное»: в 7-м сезоне Сэм заполучает в свою голову Люцифера, от чего его начинает нехило так плющить. Апогея ситуация достигает в одной из серий, когда Сэму приходится отыскивать пропавшего на деле Дина, параллельно пытаясь разобраться, где глюки, а где реальность. Глюцифер развлекается как может: то выдаёт себя за Дина, то в красках напоминает, как хорошо им с Сэмом вместе сиделось в клетке, то внезапно помогает в расследовании, подкидывая идеи. В итоге Дина-то Сэм находит, но чуть не пристреливает при встрече, приняв за очередной глюк.
  • «Секретные материалы» — в эпизоде шестого сезона «Полевой выезд» и Малдер, и Скалли под влиянием грибов (нет, не тех) оказываются именно там. Ближе к финалу Малдер начинает что-то подозревать, но спасает их обоих Скиннер.
    • Еще раньше, в пятом сезоне, серии «Kill Switch» и «Постмодернистский Прометей». В первом случае глюки Малдера создает пытающий его злобный компьютер, а во втором глючат вообще все подряд из-за монстра недели, который использует сковороду с галлюциногеном для одурманивания жертв. Новеллизация эпизода в российском издании и вовсе давит педаль в пол.
  • Одна из серий «Светлячка» начинается с того, что Ривер бредёт по лесу и поднимает веточку странной формы. А потом камера переключается «на нормальность» и оказывается, что она стоит посреди космического корабля с заряженным пистолетом в руках.
  • «Доктор Хаус» — сам Хаус однажды получил пулю, и в коме видел глюки, которые на самом деле были его приключениями внутри своей головы в коматозном состоянии (прикрученно в фитильком, но во время этой комы ему казалось, что он нормально функционирует после того, как излечился от пулевой раны, но его по некоторым причинам глючит, что не мудрено, учитывая пристрастие доктора к викодину).
    • Одним из похожих случаев в сериале является момент(ы), когда Хаусу виделась его мертвая работница Эмбер, которая отпускала обо всем комментарии и давала советы (спойлер: всё закончилось плохо). До этого имел место быть момент, когда Хаус специально вводил себя в подобное состояние, чтобы вспомнить момент из прошлого, затерявшийся в его подсознании, чтобы вспомнить, у кого из пассажиров автобуса он увидел признаки болезни. Травма головы ему в этом помогала, перекидывая во внеочередной глюк. Частым гостем в глюках Хауса являются женщины, поэтому он периодически флиртует с собственными галлюцинациями («Я галлюцинация, Хаус, а не фантазия»).

Мультфильмы[править]

Мультсериалы[править]

  • «Южный Парк» — серия, где Кенни, нанюхавшись галлюциногенной кошачьей мочи, попал в фэнтезийный мир, полный сисек.
  • «Футурама» — полнометражка-полусезон «Игра Бендера», где Бендер немного слишком увлёкся Dungeons & Dragons, вплоть до того, что его глюки спроецировались на реальный мир, превратив всё в фэнтезийное средневековье.
  • «Salad Fingers» — согласно одной из фанатских теорий, действие мультсериала происходит в самом обычном мире, а пустошь и мутанты это лишь видение Сэледа.

Комиксы[править]

Аниме и Манга[править]

  • «Хроники Эвиллиоса» — песня «Продажный приговор» рассказывает о событиях с точки зрения Галлериана. А на самом деле дочерью он считает куклу, адское пламя — пожар в его доме, а в образе демонессы ему явилась собственная живая дочь, этот самый пожар и устроившая.
    • Только это не была галлюцинация. В песне он видел сон о том, что случится с ним после смерти, а Немезиду он встретит позже, в песне «Дуло Немезиды». Кукла же с помощью магии заставляла его видеть в себе Мишель.
  • Режиссёр Сатоси Кон явно любил данный приём, а также троп Вывих мозга:
    • Perfect Blue — по сюжету главгероиня медленно, но верно сходит с ума, из-за чего воспринимает реальность в искажённом виде (в частности, ей постоянно мерещится двойник). А в самом конце мы видим кульминацию с точки зрения одновременно двух сумасшедших персонажей — самой Мимарин и её подруги Руми. Последняя-то и оказалась настоящей маньячкой.
    • А ещё Paranoia Agent и, конечно же, Paprika.
  • Chaos;Head — главный герой хикикомори, мало взаимодействующий с миром и с трудом отличающий реальность от своих фантазий. Что становится ещё труднее, когда в мире действительно начинают происходить странные вещи. Инверсия: на самом деле главный герой — мегаломаньяк, обладающей способностью менять мир своими мыслями. Таким образом, все его галлюцинации вместе с тем вроде как происходят и на самом деле.
  • Aizawa-san zoushoku — Мизутани Соута делает логичный вывод из ситуации, когда перед ним оказались сразу три Айзавы Шино: «Понял! Я обдолбан!». Увы, это не так, Айзава и вправду растроилась.

Видеоигры[править]

  • Escape from Dead Island — крайне неудачная, по мнению автора правки, реализация тропа. Игра начинается с закоса под реалистичную поездку молодых раздолбаев на остров, переживший эпидемию зомби-вируса, но по ходу сюжета происходящее постепенно становится всё более безумным и абсурдным, выражая комплексы и страхи внутреннего мира протагониста. К концу игры решительно невозможно отличить шизу от того, что всё-таки было реальностью, и с какого момента вообще начались глюки у героя. Педаль в пол — не совсем ясно, даже жив ли главный герой в конце или уже нет. А концовка после титров ещё и жирно намекает на цикличность сюжета.
  • Седьмая часть «Leisure Suit Larry» — одна из девушек подсыпает Ларри некую «оргазмическую пудру», после чего у него начинаются кислотные глюки, а затем он просыпается в фонтане (см. видео в начале статьи).
  • «Ведьмак 3: Дикая Охота»:
    • Квест «Пещера снов» — весь об этом.
    • Квест «О чём говорят лошади» в дополнении «Кровь и вино».
  • «Max Payne» — уровни-интерлюдии происходят именно в САБЖевом состоянии, когда заглавного героя накалывают валькирином.
  • «Team Fortress 2» — в роликах к игре, да и в самой игре (при сборе определенных предметов) показано, что в Глюколяндии с феями и радугой живёт Поджигатель. И все его (или ее?) сумасшедшие и социально опасные выходки, из-за которых Поджигателя боятся даже товарищи по команде — всего лишь реальные последствия безобидного веселья в мерещащейся Поджигателю Глюколяндии.
  • Gobliins — постоянно приходится есть какой-то гриб и проходить страну глюков.
    • Не постоянно, а только во 2-ой части. В первой глюки отсутствуют как таковые, все приключается в реальном мире тамошней вселенной. В третьей и без веществ вывиха мозга хватает — игры с увеличением/уменьшением, тёмное альтер-эго протагониста (аж две штуки), приключения в загробном мире, зеркальные миры, Добро и Зло. Там этого и так в избытке, потому Блуонт после того случая в овраге — не употребляет!
  • «Snakes of Avalon» — главный герой-алкоголик случайно подслушивает в баре разговор о готовящемся убийстве и решает его предотвратить. Ситуация осложняется тем, что он допился, похоже, до «белочки», и реальность смешивается с дикими галлюцинациями (которые, впрочем, не только мешают, а иногда, наоборот, помогают расследованию).
  • «Шизариум» — главный герой приходит в себя в психбольнице с амнезией и пытается вспомнить, кто он и как он дошёл до жизни такой, при этом периодически «выпадая» из реальности в странные миры. А потом грань между тем и другим постепенно размывается, и в психбольнице начинают происходить всё более странные вещи… На самом деле субверсия: ГГ лежит в коме после автокатастрофы: и психбольница, которую он считал реальной, и странные миры, которые он считал бредом — всё существует лишь у него в воображении.
  • Fran Bow.
  • Серия Far Cry начиная с третьей части.
  • Deadpool — главный герой вообще из глюков не вылезает, и сказать точно, что из событий игры ему приглючилось, а что было реально — очень сложно. А чего вы хотели — это ж Дедпул!
  • Hotline Miami 2: Wrong Number — последний уровень, в котором Сын, лидер русской мафии, объелся таблеток, а затем перебил коллег и почти всех Фанатов и, предположительно, сбросился с крыши.
  • American McGee's Alice — действие всей игры происходит в Глюколяндии/Стране Чудес, в воображении двинувшейся умом Алисы Лидделл, лежащей в психушке и мысленно сражающейся со своими внутренними демонами, принявшими облик кэрролловских персонажей. В продолжении, Alice: Madness Returns, визиты в Глюколяндию/Страну Чудес перемежаются сценами в реальном Лондоне, хотя большая часть игры происходит всё же в мире глюков.
  • The Dark Pictures Anthology: Little Hope — на самом деле, Эндрю - это Энтони Кларк, тот самый Водитель автобуса, которого искал вместе со своими глюками в виде реинкарнаций членов погибшей семьи, в чьей гибели винил себя и жил с чувством вины больше 40 лет, а провалы в прошлое, во времена гонений на ведьм - его борьба с собственным комплексом выжившего.
  • Silent Hill:
    • Silent Hill 3 — игра с тропом. Когда Хизер рассказывает Винсенту о монстрах, которых она убила на пути, тот выражает удивление: «О, так для тебя они выглядят как монстры?» Хизер в ужасе зажимает рот рукой, на что Винсент говорит, что просто пошутил. Так это или нет — мы вряд ли узнаем.
    • Silent Hill: Shattered Memories — Гарри из игры существует только в подсознании у его дочери, которая не смогла смириться со смертью отца, а само путешествие Гарри стало результатом терапии у местного психолога.
    • Одна из фанатских концепций объяснения творящегося в городе целиком построена именно на том, что очередной главный герой едет крышей и видит монстров, которые на самом деле обычные жители злополучного городка, которым окружающие тоже кажутся монстрами. Своего рода намеки на это, помимо подколки Винсента в третьей игре, присутствуют и в первых двух — выдержка из ботанического словаря про растущее вокруг озера Толука наркотическое растение «белая клаудия», которое Кауфманн использовал для создания своего наркотика, в первой игре; и устилающие одну из улочек записки, в которых автор упоминает, что видел жутких монстров, которых привлекают свет и звук, но которых не видел его друг, во второй.
  • Hellblade: Senua’s Sacrifice — события показаны с точки зрения девушки с тяжелым психическим расстройством, так что понять, что из происходящего реально, нельзя в принципе (возможно, что ничего, а возможно, что вообще всё).
  • Spec Ops: The Line — сначала кажется, что мы в традиционном военном шутере. Потом начинаешь замечать мелкие странности в происходящем. А потом реальность вокруг героя начинает рассыпаться как песчаный замок…
  • League of Legends — Джин, крайне культурный мерзавец, смотрит на убийства как на вид искусства. Довольно красиво выглядит — на его взгляд, как минимум.
  • Layers of Fear — такой вот квест. Управляя сумасшедшим художником, мы можем детально проследить, как у него едет крыша. И даже в какой-то степени поучаствовать. Вид от первого лица только добавляет эмоций — реально жуткая вещь; есть на ютубе цикл прохождения без комментариев…
  • Five Nights at Freddy's — в третьей игре мы играем за охранника, у которого явно с головой не всё в порядке. Единственный противник, который нам реально угрожает — Спрингтрап. А все остальные это просто галлюцинации.
    • Более того, герой настолько боится аниматроника, что при повреждении какой-либо системы в вентиляции иногда может появиться второй Спрингтрап, галлюцинация. И эта галлюцинация может уже реально убить игрока, пока настоящий кроль будет блуждать в абсолютно другой камере.
      • В вики по игре есть информация на этот счёт. Действия третьей части происходят в заброшенной пиццерии, которую превратили в аттракцион ужасов по мотивам городских легенд (считай, событий первой и второй частей), и его владельцы решили не чинить систему вентиляции ради фишки. Охранник же, надышавшись отравленного воздуха, начинает видеть галлюцинации. Так что с психикой у него в порядке. Об этом мы узнаём из разговора с Телефонным Парнем в начале первой ночи.
    • В четвёртой игре серии мы играем за мальчика с повреждённым мозгом. И фактически всю игру мы переживаем коматозный сон, где мы обороняемся от кошмарных аниматроников.
    • Впрочем, тут всё сложно. Фанаты ломают голову, что является реальностью, а что нет. Есть даже теория, что вся серия игр тоже является коматозным сном мальчика из четвёртой части.
  • Mark of the Ninja — собственно, протагонист из-за нанесённой на его тело татуировок из волшебных чернил начинает постепенно сходить с ума. В конце выясняется, что Ора, спутница героя, является галлюцинацией
  • Manhunt 2 —
  • Draugen — герой и его подруга ищут пропавшую сестру… а точнее, герой, который не в состоянии принять реальность, и его воображаемая подруга ищут придуманную сестру.
  • Мор (Утопия) — очень странное поведение многих персонажей игры при игре за Самозванку вполне объяснимо, если считать, что там этот троп.
  • The Dark Pictures Anthology: Little Hope — В концовке выясняется, что никаких демонов, никакой группы студентов и событий из прошлого, в которые попадали главные герои, не было. Всё это были галлюцинации настоящего главного героя — Энтони Кларка. У многих летсплейщиков, ютуберов и людей проходивших игру (в том числе у автора правки) такой поворот вызвал вывих мозга
  • Disco Elysium — главный герой мало того, что является алкоголиком с тяжёлой амнезией, так ещё разговаривает со своими аспектами личности в ходе его расследований.

Визуальные романы[править]

  • Saya no Uta — главному герою Фуминори, чудом пережившему автокатастрофу, мир теперь мерещится гротескным биомеханическим адом из гниющей плоти и кишок, а окружающие — как отвратительные чудовища; и наоборот — Сайя предстаёт как прекрасная и милая девочка, хотя на самом деле это вырвиглазное Чу-чу с щупальцами. Да и остальные чувства вскоре после прозрения пришли в соответствие со зрением: Фуминори слышит человеческую речь как бурчание и бульканье, обычная еда кажется ему помоями и т. д. И хотя герой умудрился скрыть свой недуг ото всех, опасаясь угодить в дурку, такое восприятие мира (и особенно людей) добром не кончилось…
  • Wonderful Everyday — внушительная часть главы «It’s my own invention». Ибо сказать, что у главного героя не в порядке с головой, будет очень-очень мягко.
  • Milk inside a bag of milk inside a bag of milk — подопечная девушка видит мир сродни Фуминори, но это лишь меньшая из наших проблем.

Ссылки[править]