Прекрасный Народ

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статья The Fair Folk. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.
« Никогда не знаешь, что творится в голове у эльфа, даже если он твой друг. »
— Бернхард Хеннен «Меч эльфов»

Многие из тех, кто читает эту статью, привыкли к разумным, добрым и вечным эльфам Толкина, а также к маленьким, милым феечкам с крылышками. Но так было не всегда (хотя, заметим, и восприятие толкиновских эльфов как добрых весьма спорно — крови они пролили изрядно). Эльфы и феи средневекового европейского фольклора часто были грозны и опасны. В лучшем случае они накладывали на людей проклятья, не думая о последствиях: кого усыпляли на века, кого ловили в свои круги и холмы, у кого воровали детей. В худшем, они были чем-то вроде волшебного Джокера: похищали людей, чтобы издеваться над ними, пытать их, насиловать. Они были чудесны, удивительны, обворожительны и ужасны, и они были плохие. Точнее, в лучшем случае, у них была своя мораль, серобуромалиновая, а в худшем они были по ту сторону добра и зла.

Но почему же их тогда называли «Прекрасным народом», или «Добрым народом» (Fair Folk, Goodly Folk)? А чтобы не обидеть. Не дай бог, подслушают и покарают несдержанного на язык. Да-да, эльфы придумали НКВД задолго до того, как это сделали люди. Защиты же от их козней было не так уж и много: по одной из версий, они боялись холодного железа, по другой их отпугивала религиозная атрибутика. Разгадка одна — безблагодатность: расцвет мифологии о «Прекрасном» и «Добром» народе приходится на распространение христианства, с точки зрения которого дохристианские существа и духи природы суть если не сами бесы, то их ближайшая родня.

  • Любых опасных существ, в том числе фей, чертей, леших называли преимущественно иносказательно — чтобы не привлечь случайно их внимания. И даже медведей! Или вы скажете, что НКВД придумали именно медведи?[1]

Одна из версий легендариума подразделяла фей, эльфов, гоблинов и подобных существ (собирательно называемых «фэйри») на два Двора. Летний, он же Благой (Seelie) — могут делать вид, что они договороспособны, и иногда творят добро, но всё равно держи ушки на макушке. Зимний, он же Неблагой (Unseelie) — держись подальше любой ценой.

В некоторых сеттингах словом «эльфы» называют толкиновских эльфов, а словом «прекрасный народ» — андерсоновских. В широком смысле Прекрасный Народ включает эльфов, фей, спригганов и пикси. Ещё одна разновидность прекрасного народа в широком смысле, малоизвестная у нас (при том, что входит в кельтскую мифологию), так как редко встречается в фэнтези — шотландские шелки, оборотни-тюлени.

В фольклоре и мифах других народов мира существуют аналоги Прекрасного Народа. В русской мифологии это нечисть, особенно недружелюбная к человеку (лешие, водяные, кикиморы), в японской это ёкай, в корейской токкэби, не говоря уже о лисах-оборотнях. Но подобные аналоги редко бывают настолько же удивительны и обворожительны; чаще они честно и напрямую олицетворяют всю дикость и неприглядность природы. Можно также вспомнит пери с однокоренными словами периште (ангел) и парика (ведьма).

Если Fairy People не такие уж плохие, то это троп не такие уж плохие фейри.

Где встречаются[править]

Фольклор[править]

  • Английская баллада «Сэр Орфео». Король Эльфов жесток и равнодушен к человеческим желаниям (похищает жену короля Орфео, угрожая ей в случае неповиновения ужасной смертью), при этом твердо держит данное слово. Страна эльфов прекрасна, а её описание прямо слизано с христианского Рая; но тем не менее там же находятся умершие неестественной смертью люди, «и все застыли, как кого застигло в мире волшебство».
  • Английская баллада «Тэм Лин». Заглавного героя похитила королева фей, сначала превратила в своего слугу, а потом чуть не принесла в жертву силам тьмы.
  • Скандинавская баллада «Улоф и эльфы». Герой едет к своей невесте мимо танцующих эльфов. Принцесса эльфов приглашает его на танец, получает отказ, грозит проклятьями, получает игнор — в результате погибают и герой, и его мать, и его невеста. И это ещё баллада умалчивает, что бы могло быть, если бы он согласился
  • Гамельнский крысолов, по-видимому, принадлежит к тому же роду-племени, что и остальные примеры в статье.
  • Томас-Рифмач, он же Томас Лермонт из кельтского фольклора. Наиболее известный источник — баллада «Томас-Рифмач», нефольклорный вариант — одноименный роман Эллен Кашнер. По легенде, королева эльфов была очарована пением Томаса и унесла его в страну сидов, где наградила даром предвиденья.
    • Родич Михаила Юрьевича Лермонтова
  • В японском фольклоре Юки-онна, духа пурги и метели, можно назвать представительницей данного тропа: этим существам ничего не стоит как заморозить одинокого путника (по некоторым сведениям, ещё и выпить кровь аки вампир, или высосать душу через половой акт), так и выйти замуж за него.

Литература[править]

Во многих странах[править]

  • Всем известное со школьной скамьи стихотворение Жуковского «Лесной царь». Оный царь, он же Erlking, в оригинальной вариации звался Королем эльфов (дат. ellerkonge). Переименовал его Гёте, потому что во времена Гёте плохие эльфы были уже не в моде.

Русскоязычная[править]

  • Павел Бажов, сказы про Хозяйку Медной горы. На грани с соседним тропом, но все же: Вот она, значит, какая Медной горы Хозяйка. Худому с ней встретиться — горе, и доброму — радости мало.
  • В цикле рассказов «Простая жизнь старшины Нефедова» хоть и воюют лесные альвы во Второй Мировой на стороне Советского Союза, а только добрыми их не назовет даже самый ярый эльфолюб. Впрочем, их родственнички на стороне Вермахта еще хуже.
  • Павел Пепперштейн и Сергей Ануфриев, «Мифогенная любовь каст» — аналогично, здесь за СССР воюют персонажи русских сказок (Колобок, Лиса Патрикеевна, Муха-Цокотуха), а за немцев — персонажи западных (Мэри Поппинс, Карлсон, Питер Пэн)[2]. Сказочные герои описаны именно как носители нечеловеческой психологии и серобуромалиновой морали: они воспринимают войну как своего рода детскую игру, поэтому их нужно не убивать, а «перещёлкивать» (т. е. отвлекать от игры на что-то другое).
  • Григорий Шаргородский, «Убивец магов. Калибр 9 мм». Эльфы здесь — именно дивный народ. Некогда в древности правили на Земле, фактически поработив все человечество. Однако, когда эта высшая раса перешла моральный горизонт событий и стала использовать человеческих женщин для вынашивания их жутких биоконструктов, это переполнило чащу терпения людей и они изгнали Прекрасный Народ в другое измерение (сами эльфы, к слову, так и не поняли, почему их погнали. Они же ведь выращивали биороботов для облегчения работы рабов-людей! Те им благодарны должны быть!). Через много тысячелетий, уже в наше время, Дивные вернулись в наш мир и устроили настоящий Апокалипсис. Тем не менее, к соседнему тропу эльфы этой вселенной все же не относятся — они высоко ценят и уважают воинскую доблесть и храбрость и вполне готовы пойти на переговоры с достойным оппонентом. Проблема состоит в том, что долгое время эльфы отказывались воспринимать людей именно как «достойных». Только во второй книге они признали ГГ «королем людей»[3] и согласились заключить перемирие.
  • Антон Орлов, «Сильварийская кровь» — в романе присутствуют светлые и тёмные эльфы. Не следует путать последних с дроу: в этой книге «светлые» и «тёмные» — просто самоназвания враждующих группировок; по крови они ничем друг от друга не отличаются. Также не стоит обольщаться относительно их моральных качеств: и те, и другие — преизрядные сволочи. Тёмные на первый взгляд кажутся хуже: они пополняют свои ряды за счёт похищения полуэльфов и четвертьэльфов, а светлых потрошат заживо; светлые же формально союзники людей. Но после первого взгляда будет и второй, и откровение у холодильника… В итоге тёмные окажутся хоть и жуткими сволочами, но со своей правдой. И с принципами.
  • Миры Натальи Игнатовой. Один из сквозных персонажей — Неблагой фэйри Тир фон Рауб ака Олег Зверь. В некоторых случаях его принимают за демона, но это не вполне верно. Он — одновременно полное чудовище, великолепный мерзавец и злодей-протагонист (в «Принце Полуночи»). А «Дева и Змей» посвящена отцу Тира, Эйтлиайну; в ней же больше рассказывается об устройстве «мира Холмов». В частности, рассказывается, что помимо Благого и Неблагого дворов есть и третья сила — Закон, который должен хранить равновесие. Делает он это двумя способами: посылая Меч покарать выигрывающую сторону и наделяя благодатью проигрывающую. Тот же Меч должен и уничтожить мир, если сохранить равновесие не удастся.
  • Анна Коростелева, «Ловушка для снов». Поскольку герои повести странствуют по фэнтезийной[4] Ирландии, то встретиться с предметом данной статьи им в какой-то момент приходится.
    • Да и эльфы Земли-1691, хоть формально и христиане, а намотать на повреждённую кору священного дуба кишки виноватого не стесняются и поныне.
  • Анастасия Парфёнова:
    • Эль-ин из трилогии «Танцующая с ауте» — вполне Прекрасный Народ (есть даже Тёмный Двор — д’амео-ин).
    • В повести «Сестра моего брата» вообще практически всё завязано на жизнь Прекрасного Народа (включая личность главгероини — и это НЕ спойлер).
    • В романе «Посланник» в роли прекрасного Народа в некоторой степени выступает одна девушка, имеющая гены арров (да, из трилогии про эль-ин).
    • Про «Город и Ветер» лучше вообще молчать.
  • К. Коути и Е. Клемм, «Страшный дар» и «Заговор призраков». Фейри присутствуют в количестве, да и преподобный Джеймс Линден — фейри-полукровка.
  • «Ветер и Искры» Пехова. В целом под троп попадает большинство местных эльфов, хотя и не на пустом месте. Отношения с людьми не заладились с момента их прибытия с Закатного Континента. Причем большинство разговоров проходила на языке меча и боевой магии и не в пользу эльфов. Но даже здесь дом Бабочки пробивает педаль в земную кору. И это признают даже другие дома.

На других языках[править]

  • Джордж Шеридан Ле Фаню, «Лора-Колокольчик» — Лора влюбилась в «прекрасного молодого лорда в бархатном наряде», в то время как окружающие видели «верзилу с чумазым, страховидным лицом, одетого в какие-то черные лохмотья». Девушка стала легкой добычей для фэйри, потому что одна во всей деревне оставалась некрещеной (ее приемный отец, сектант, считал, что крестить можно только совершеннолетних). Очень заметно, что автор основывался на народных сказках и преданиях.
  • В одном из своих черновиков (опубликованном Кристофером Толкином в одном из томов «Истории Средиземья» под названием «Morgot’s Ring») Толкин придумал origin story для «Прекрасного» Народа. Согласно ей, все богобоязненные и валаропослушные эльфы ушли на Запад, а те, кто остались — либо в виде призраков после смерти, либо истаяв при жизни — были упрямы, безбожны, опасны и испорчены искаженной природой мира.
    • В остальном же корпусе своих трудов Толкин старательно боролся с данным тропом. Во «Властелине Колец», например, он выставляет представления о «Прекрасном Народе» как суеверия невежественных роханцев о мирных и добрых эльфах Лориэна. Эомеру, высказывающему подобное мнение о них, потом приходится признать свою неправоту.
    • Хотя эльфы Чернолесья/Лихолесья из «Хоббита» по моральным ориентирам очень похожи на обычных людей, только значительно добрее и абсолютно моногамны. Правда, стали слегка неадекватными параноиками, но это ладно. В конечном счете, до неадеквата своих братьев по разуму из Нарготронда, отстреливавших всех чужаков чародейством и отравленными дротиками, они не дошли. Если ты не гигантский паук или орк, тебя возьмут в плен и даже не будут морить голодом. Если ты объяснишь, какого рожна ты пёрся по лесу, то тебя могут и отпустить. Нет — так сиди в тёплой камере с хорошим питанием, пока не разговоришься. Даже на Торина такая мера почти подействовала. А озёрникам из Эсгарота и лесным людям Лихолесья эльфы верные союзники. Впрочем, спорить о торговых пошлинах с Эсгаротом это не мешает.
    • Поведение короля Трандуила по отношению к Торину и его гномам можно объяснить. Легендариум содержит сведения о том, что Трандуил — уроженец Дориата, древнего эльфийского королевства, разорённого, как мы помним, гномами. Если учесть, что в своих владениях Трандуил, как сумел, воссоздал Дориат — взять хотя бы королевский дворец в подземной пещере с богатой сокровищницей — и сам подражает королю Дориата Тинголу, то нетрудно догадаться, о чем напоминают ему невесть откуда взявшиеся гномы, которые не желают говорить, зачем пожаловали.
    • Вообще, «очень похожи на обычных людей» — это про очень многих эльфов Толкина: как про хороших, так и про не очень хороших и про единицы плохих.
      • Тысячи синдар Белерианда отличались вопиющим раздолбайством и ухитрялись попадать в плен к Морготу во время мира. Впрочем без раздолбайства тех нолдор, которые должны были их защищать, такое было бы невозможно.
      • Нолдор Нарготронда, уже во время войны от страха дошли до того, что стреляли в любых чужаков, не вступая в переговоры. Берену правда повезло, но если бы он не держал на виду кольцо Финрода и не вопил о том кто он есть, подстрелили бы и его. Но полный неадекват начался уже после ухода из Нарготронда Финрода. Вернее, все завязалось после прихода побитых Феанорингов в Нарготронд, где они незаметно чуть не отжали трон у Финрода и выгнали его на мороз с десятком верных гвардейцев и Береном. Говорить о адекватности подданных Финрода говорить не приходится.
      • Многие нолдор Первого Дома (Феаноринги) отличались всеми качествами завзятых храмовников. И если рядовые нолдор могли порой и передумать, то средние сыновья Феанора и сам Феанор давили педаль в пол.
      • Про Эола, Маэглина и Саэроса лучше читать здесь.
    • А орки и вовсе считают эльфов «Прекрасным Народом» безо всяких оговорок. Правда, выглядит это как жалобы маньяков на полицию. В представлении орков (которое основывается на неистовой злобе, ненависти и зависти к эльфам) эльфы-воины — кровожадные берсерки без тени благородства, кидающие своих раненых, если есть шанс полупить орков. По мнению орков, гаже «могучих эльфийских воителей» могут быть только «ужасные тарки» (дунэдайн).
    • В Третью Эпоху таким стало отношение людей (дунаданов не считаем) к эльфам: что-то среднее между скепсисом (может, и сказки это все) и страхом. Наглядный пример — рохиррим во «Властелине Колец» (хотя, вон, звали же у них командира отряда Эльфхельмом, то есть Эльфийской Защитой…). Даже Боромир из просвещенного Гондора шарахается от идеи идти в Лориэн.
  • Андре Нортон, «Хроники полукровок». Здешние эльфы только называются эльфами. Поработили всех людей. Выглядят как классические светлые эльфы: имеют бледную, не поддающуюся загару, кожу, светло-желтые или белые волосы. Бескрылые. От классических же светлых эльфов отличаются отличной регенерацией и физической силой, сравнимой с вампирской. К примеру, старший эльф Диран свободно гнул и завязывал в узлы мечи, а так же неоднократно отращивал утраченные части тела и заживлял раны, считавшиеся для человека смертельными. Еще жил несколько десятков тысяч лет. Единственная уязвимость эльфов — железо, которое отражает их магию в некотором радиусе в зависимости от размера предмета. Раны, нанесенные железом, эльфы регенерируют с огромным трудом.
  • Плоский мир — здесь они все как один зимние и неблагие. И довольно тупые и неизобретательные, что и позволяет людям (особенно под чутким руководством мудрых ведьм), гномам и троллям вламывать им люлей.
    • Вообще говоря, Летний Король упоминается, но вплоть до самой последней книги собственной персоной не участвует в событиях. А ещё здесь прекрасно обоснована мораль эльфов: они не чувствуют боли (кроме той, что причиняет железо), и почти лишены эмпатии, так что посмотреть, как мучается человечек, для них прикольно и забавно.
  • Цикл «Досье Дрездена» Джима Батчера. Зимний и Летний Дворы — присутствуют. Сами фэйри действительно прекрасны, но ни разу не добры. Точнее сказать, Зимние на первый взгляд выглядят полными отморозками и манипуляторами, для которых нет большего счастья, чем заполучить людишек в рабство, а Летние — вполне положительными и симпатичными персонажами, но в итоге оказывается, что у пытавшейся поработить Гарри крёстной были вполне благие намерения, а Зимний двор в целом выполняет жизненно важную для всего мира миссию, с другой стороны, Летние периодически творят лютую неадекватную дичь из своих довольно упоротых представлений о зле и добре.
  • Пол Андерсон:
    • «Царица ветров и тьмы». Аутлинги не эльфы, которых успешно изображают, добыв информацию о них из людского сознания и дополнительно обточив под свои телепатические способности, стихи и песни о себе и «пропашем человечестве» в комплекте. В реальности аутлинги — инопланетяне, живущие многовидовой, абсолютно не-гуманоидной биоцивилизацией, обладающие телепатией и жаждущий избавится от пришельцев-людей, но ведут себя так же как «прекрасный народ», правда подмен по понятным причинам нет, просто воровство детей.
    • «Сломанный меч» целиком и полностью посвящен тематике Прекрасного Народа. Эльфы и тролли воруют людских детей, грабят, убивают и насилуют друг друга, не волнуются насчет остаточных эффектов боевых заклинаний (эпидемии, пожары, бури), а людей избегают лишь потому что их защищают боги (хотя троллям пофиг: этим психам лишь бы подраться). Разница только в том, что эльфы — злодеи со стандартами, дружные и не лишённые милосердия, а тролли — полные чудовища, даже по отношению друг к другу.
  • ПЛиО — субверсия: название «Дети Леса» прозрачно намекает на Прекрасный Народ, но тем не менее это не эльфы (о чём прямо говорит сам Мартин). А если точнее, то «своими эльфами» Мартин считает не кого-нибудь там, а Иных (то есть совсем беги-спасайся, ледяных тварей, чьей конечной целью является пришествие вечной зимы класса «Оймякон и хуже», а последняя война с ними закончилась такими страшными потерями, что удивительно, что люди тогда не вымерли)! Что же представляют собой Дети Леса, пока неясно и мутно: возможно, они тоже окажутся своего рода Прекрасным Народом, а возможно и нет.
    • По сериалу уже оказались. Они и создали Иных. Из людей, которых резали на своих «стоунхенджах». Попадание в троп эпичнейшее.
  • «Джонатан Стрендж и мистер Норрелл». Эльфы — могущественные бессмертные (ну как вам сказать) создания, живущие в мрачноватом мире, где проводят свою вечность в непрерывных балах, на которые порой затаскивают души людей, пока те спят. А ещё они сумасшедшие. Причём реально сумасшедшие, все и поголовно — например, главному злодею взбрело в голову первого попавшегося негра-слугу сделать королём. В каком-то смысле, у него даже получилось. С фатальными для него последствиями.
  • Prince of Nothing — местные эльфы (именуемые Нелюдьми, самоназвание — «йи-куну рои», «Народ рассвета»), несмотря на совершенную внешность (с их точки зрения совершенную — по мнению людей эти безволосые двухметровые громилы со слитыми в единую полоску зубами скорее устрашающи), — какие угодно, только не добрые. Полный набор: тут тебе и рабство, и междуусобные войны, да и многие не брезгуют сотрудничеством с инхороями (инопланетная раса садистов, извращенцев и насильников): Мекеретриг, Иштеребинт в полном составе и другие. А после вымирания их женщин и обретения им дефективного бессмертия все стало ещё хуже. Дружить с ними категорически не рекомендуется.
  • «Сага о ведьмаке» — зигзаг: краснолюды, то есть «красны люди», то есть дословно «прекрасный народ» — не эльфы, а гномы (традиция в польском языке такая)! При том что имеются и настоящие эльфы! И настоящие гномы!
    • В общем-то, слово образовано для обозначений фэнтезийных гномов еще до Сапковского, от традиционного названия сказочных гномиков krasnoludek (человечек в красной шапке), так что речь там никак не о красоте, лишь о цвете.
    • Среди эльфов в троп попадает Народ Ольх — жестокие завоеватели и поработители, устраивающие набеги на другие миры и захватывающие пленников в рабство. В общем-то, эти эльфы — зло из иных миров.
  • «Малазанская империя» — тисте анди.
  • «Король эльфов» Джона Конноли — не только весьма своеобразное вековечное порождение прели и плесени, но и полноценный Некрозоопедофил, вызывает отвращение во всём начиная с принимаемого, прекрасного и величественного по его мнению, вида и заканчивая своеобразным подходом к построению отношений, видимо воспринимаемое самим Королём как изысканное соблазнение. О том один он такой или их целый народ — история умалчивает.
  • «Хроники Края» — душегубцы. У представителей этого вида кожа и волосы красного цвета от того, что, как гласят легенды, они веками проливали кровь своих врагов. Поэтому, остальные жители Края сторонятся их, несмотря на то, что на самом деле душегубцы — одна из самых миролюбивых рас, занимающаяся исключительно животноводством.
  • Цикл «Мередит Джентри» — весь сюжет крутится вокруг интриг Неблагого и Благого дворов (дивного народа), состоящих из сидхе (прекрасных эльфов, владеющих гламором — способностью очаровывать — и другой магией) и прочих волшебных рас, являющихся для всех сидхе вторым сортом. Дворы существуют на территории Волшебной страны (скрытых от людей Холмов), переместившейся в США — единственное человеческое государство, которое приняло у себя изгнанный из Европы Дивный народ. Эльфы вполне кельтские: похищали людей, шутили над ними, употребляли в пищу и так далее, но, несмотря на равную жестокость обоих дворов, люди почитают Благих за воплощение добра, а Неблагих — за зло.
  • Джим К. Хайнс, цикл «Гоблины»
    • «Приключения гоблина» — Некромант, злая волшебница из нижних уровней горы, оказалась пикси.
    • «Гоблин-герой» — горстка пикси-изгнанников вторглась в гору через портал из другого мира, поработила огров и намеревалась уничтожить всех гоблинов и хобгоблинов. Тема Прекрасного Народа обыгрывается с их королевой: любой смотрящий на нее начинает испытывать к королеве невероятные любовь и обожание, и расстроить её — само по себе пытка. К счастью для протагониста, оправа его очков была железной, а железо не только вредит самим пикси, но и блокирует их магию — что и позволило победить.
  • Dragonlance — ирды. Прекрасны буквально, очень одарены в магии… И очень высокомерны. В свое время настолько скатились в наглости, что были наказаны богами и стали ограми, уродливыми и жуткими. Часть сохранила свой прекрасный вид, но уединилась на острове и с другими расами не контактирует, но урок, очевидно, усвоили не очень.
    • Собственно, огры, гоблины и дракониды.
    • Да и злые драконы подходят.
  • «Имя Ветра» Патрика Ротфусса — Фелуриан и прочие фейе
  • «Под маятником солнца» Джаннетт Инг — загадочные, жутковатые и все же прекрасные фейри.

Фанфики[править]

  • Кирилл Еськов, «Последний кольценосец» — полная инверсия толкиновских «хорошего» Лориена и «плохого» Мордора. (О том, как оно в оригинале — см. выше Зарубежные авторы.)

Кино[править]

  • Эльф Нуада и его компания во втором Hellboy.
  • «Лабиринт» — король гоблинов Джарет — вполне типичный представитель фэйри со всеми их прибабахами. Причём явно летний, так что совсем незлобный.
  • «Мерлин: Первое волшебство» — Королева Маб и её подданные.
  • «Не бойся темноты» — загадочные существа из особняка представлены целой расой (или видом) очень злых зубных фей.

Телесериалы[править]

  • «Торчвуд» — собственно Феи.
  • «Magicians» со второго сезона — во всей красе.
  • «Боишься ли ты темноты?» — в одном из эпизодов фэйри устраивают суд над двумя мальчишками за то что один из них украл видеоигру «Мудрость». Мотивация фэйри из разряда серобуромалиновой морали — эту игру нельзя купить, нельзя украсть, нельзя получить в подарок, а можно только приобрести. А как понять — «приобрести», если фэйри не устраивает любой способ получения игрухи?
  • «Сумеречные охотники»: красочно представлен Благой двор.

Мультфильмы[править]

  • «Коралина» (и книга Геймана, и анимационный фильм) — Другая Мама, судя по всему, принадлежит к Прекрасному Народу.
  • Диснеевская «Спящая красавица» — злая фея Малефисента.
  • «Красавица и чудовище» — судя по всему, волшебница заколдовавшая принца, является феей.
  • «Вперёд» — феи больше не летают самостоятельно, предпочитая пользоваться самолётами. А некоторые сбиваются в банды байкеров.

Комиксы[править]

  • Нил Гейман любит вводить Прекрасный Народ в свои книги:
    • The Sandman — Аркадия, наряду с Адом, Серебряным Городом, Лимбо, миром смертных, Грёзой и мирами отдельных пантеонов — значимая политическая сила.
    • Книги Магии — одна из четырёх книг полностью посвящена миру Прекрасного Народа.

Манга и аниме[править]

  • Berserk — встречается вариация на тему: девочка-Апостол, воображающая себя эльфийкой, ворующая детей и превращающая их в нечто себе подобное. Настоящий эльф (а-ля Шекспир), наблюдая за этим, очень недоволен.
  • Sailor Moon — космические эльфы Эйл и Анна.
  • Voltron — Друллы.
  • Shinsekai Yori — Такими являются сами люди для бакэнэзуми.
  • Elfen Lied — диклониусы

Видеоигры[править]

  • Final Fantasy 1: Один из боссов игры — Астос, король тёмных эльфов (похож внешне, правда, на гоблина).
  • Серия Lunar: эльфы-темнопоклонники (так и называются — «Гнусное Племя»).Из-за них теперь все в мире игры живут на Луне, а Земля необитаема.
  • Во вселенной Аллодов сыграно зигзагом:
    • До ММОРПГ считались таинственной и скрытной расой, но добронамеренной. За три игры эльф явил себя однократно, и это был благообразный магический джентльмен. В «Аллодах Онлайн» выясняется, что эльфы на заре своего существования занимались геноцидом всего, что отличалась от их представлений о красоте. В ходе союза с людьми-канийцами существенно подобрели, но всё равно это лютые гедонисты и в чём-то даже извращенцы, СФК великосветских французов. Эльфы, сильно заигравшиеся с «тёмной стороной Силы» (спасибо Тэпу), становятся вампирами.
    • Народец Лесовики (и их собратья — Водяники с Горняками). Пользуются у людей дурной репутацией, внешность — страшноватые диспропорциональные карлики, у лесовиков и водяников ещё третий глаз на лбу. Но на поверку найти с ними общий язык можно: просто ребята, будучи существами стихийными, слишком остро реагируют на вред природе, наносимый людьми. Кстати, петы лесовиков, единороги, также не олицетворяют в мире Аллодов ничего особенно возвышенного — это опасные звери. В АО есть ещё и тёмные единороги.
  • Мор (Утопия) — степняки, представленные одонгами (дикими степняками с нечеловеческой внешностью), мясниками (более гуманоидные одонги мужского пола) и Травяными Невестами (более гуманоидные и весьма привлекательные одонги женского пола). Являются детьми Степи, поэтому вместо морали у них Уклад — сборник весьма нечеловеческих правил, которые степняки яростно защищают. Такая вот сибирская версия Прекрасного Народа.
  • Мир Warcraft — Nightborne (Ночнорождённые) в новом расширении к WoW «Legion». Ночные эльфы, не желавшие упарываться демонской энергией в рядах Азшары. Довольно-таки недобры, внешностью напоминают дроу из D&D.
    • Сатиры — проклятые магией демонов Ночные эльфы.
    • С оговорками, Иллидари во время событий Burning Crusade.
      • Меркнут на фоне квель’дорай — высших эльфов. Светлая, почти белая кожа и белые глаза, огромная сила и… их слишком мало, потому что Солнечный Колодец осквернили, а куча квель’дорай научилась колдовать за счёт чужой энергии и стала син’дорай — эльфами крови.
    • Ночной народец (Night Fae) - пример из палаты мер и весов.
  • Touhou Project: феи здесь — самые слабые (слабее людей) и глупые существа и чаще всего выступают в роли головорезов. Они похожи на детей и любят играть (да, когда они нападают на вас — они, скорее всего, так играют). Также все феи являются персонификациями тех или иных аспектов природы. А если точнее, феи — это разумные сгустки жизненной силы, содержащейся в данных аспектах. Пока аспект и находящаяся в нём жизненная сила существуют, в фей будет ретроактивное бессмертие.
  • The Elder Scrolls II: Daggerfall: фейри (виллоки, спригганы, нимфы) являются игровыми противниками. Кто такие фейри и что вообще из себя представляют — доподлинно неизвестно, это лишь немного раскрывается во внутриигровой литературе. Скажем, высказывается версия об их родстве с эльфами, вскользь упоминаются «существа, столь быстрые и робкие, что незаметны человеческому взгляду». В следующих частях серии на тему фейри, очевидно, был положен болт.
    • Спригганы есть и в «Обливионе», и в «Скайриме». Еще в «Обливионе» встречаются маленькие крылатые импы, автору правки они напоминают именно фейри, а в «Скайриме» есть призрачные дамы Wispmothers (Мать-дымок).
  • Kingdoms of Amalur: Reckoning — тут большую путаницу внесли переводчики на русский, назвав фэйри эльфами. Эльфы здесь это две смертные расы за которых можно играть, светлые и темные. А вот фэйри это именно прекрасный народ, от высших Зимних и Летних до троллей, все могут возрождаться через некоторое время, если погибнут. И сделать гадость смертным многие не против.
  • King Arthur: The role-playing wargame — Благой и Неблагой дворы обитают в Бедегрейнском лесу в первой части. Обе фракции в целом договороспособны, но не чураются использовать людей в своих целях, например, похищать детей для воспитания из них воинов, хотя неблагие заметно враждебнее и высокомернее. Сюжетно играют большую роль во многих квестах, выбор одного из дворов или христиан влияет на концовку.

Настольные игры[править]

  • Ролевая игра Changeling: The Lost от White Wolf. В ней мы играем за подменышей — людей, похищенных Прекрасным народом и превращенных в нечто иное. На самом деле, в прото-фэйри: как только у подменыша полностью иссякает показатель вменяемости и достигает максимума показатель могущества — а рано или поздно это происходит — он присоединяется к своим бывшим похитителям.
  • Changeling: The Dreaming — у многих Неблагих ши, да и у Благих — имеются странности с моралью. И да, аркадианские ши/сиды — наиболее чуждые людям твари в сеттинге, которые не перерождаются по пути подменыша, а захватывают человеческие тела, что твои демоны. Неблагой Дом Лианнан приближается к стандарту — гедонисты, доводящие людей до самоубийства пропитания ради.
  • Warhammer 40000 — Тёмные Эльдар. Так как в этом сеттинге тропы не принято играть иначе, чем в режиме «Педаль в пол», то местные Фейри занимаются жестокими пытками, кровожадной резней во имя зла и прочими интересными вещами. Причина? Их предки своим гедонизмом создали демонического бога, от преследований которого они должны откупаться чужими страданиями и смертью.[5]
    • «Светлые» (на самом деле Звёздные) Эльдар отличаются от тёмных тем, что презирают распущенность и фанатично культивируют самоконтроль, окружив свою жизнь сотней ритуалов, призванных удерживать их на избранном Пути и выражать эльдарскую эмоциональность безобидными способами. Для эльдаров безобидными: психика тех, кто следует по аспектам пути Воина в момент ношения ритуального костюма-брони представляет собой эпическую кровавую жуть, ну, и если Видящим и Автархам понадобится вырезать пару-другую миллиардов тупых людишек ради защиты рукотворного мира или ещё какого жизненного пространства, то за этим вопрос не встанет.
      • Небольшая субверсия: пока светлый эльдар носит боевую маску, он может спокойно вырезать «людишек» тысячами, но вот когда он снимает свою маску… он тут же забывает все свои кровавые прегрешения и становится довольно уравновешенным. В частности, у одной из баньши эльдар такая «защита» однажды частично «слетела» и ей приснился кошмар-воспоминание о том, как она лично расстреляла, ни в чем не виноватых, (хоть и затронутых порчей хаоса) человеческих женщин и детей, что настолько сильно ударило по впечатлительной эльдарской психике и ввело в ТАКУЮ истерику, что автору правки, на тот момент — она показалась самым совестливым персонажем из всех, ранее ему известных в сеттинге Вахи.
  • Старый-добрый Warhammer Fantasy Battles с его лесными эльфами Атель Лорен. Творческое переосмысление эльфов Лихолесья, активно фарширующее стрелами и насаживающее на колья всех нежелательных гостей древнего леса. Другими словами — всех, кроме самих эльфов. Лучшие лучники и разведчики Старого Света и вообще хрупкие шустрики по геймплею.
  • Инди-игра Wayfarer’s Song. Одной из игровых рас являются альвы — прекрасный народ, напрямую списанный с легенд о фейри. При этом альвы не являются злодеями сеттинга: действия игры происходят в Европе Бронзового века и другие игровые расы, включая людей, там не лучше. Тем не менее альвы опасны тем, что похищают смертных, чтобы заразить своей магией и таким образом продолжить род (гламор — магия альвов — пристает ко всему, чем они владеют достаточно долго: местностям, животным, предметам, даже призракам; так что достаточно прожить с альвами несколько лет, чтобы полностью переродиться). Чистокровные альвы рождаются с ужасающими мутациями и психическими отклонениями. На самом деле альвы - даже не отдельная раса, а люди, которые низвергли и съели своих Богов
  • От этих же авторов Dance Macabre — игра в жанре темного фентези в самые навозные века. Одной из трех фракций, чье покровительство может получить персонаж, является Прекрасный Народ. В сеттинге представляется как третья сторона для тех, кому не по душе ни самоотверженный свет, ни разнузданная тьма, но как и они, фейри требуют от своих почитателей определенных обетов — вернее, «капризов». Большинство капризов более-менее безобидны с точки зрения окружающих: например, танцы под дождем или отказ от мяса, но как быть с навязчивой необходимостью похитить у соседа то, что ему на свете дороже всего? (Да, и ребенка тоже!)
  • Dungeons & Dragons — в 4-5 редакции в Мультивселенную введено отдельное «фейское» (Fey) отражение, населенное вполне каноничным Дивным Народом. Сами Фей могут грантовать способности и ставятся в этом на одну полку с демонами и Неведомыми Тварями, что тоже их ярко характеризует. Считаются фееричными настолько, что к ним, как и к Тварям из Запределья, такие понятия, как добро/зло, неприменимы.
  • 7th Sea — в Авалоне (аналог Британии) частенько можно встретить Ши (они же сиды). Это весьма могущественные и очень трудноубиваемые создания. И не дай вам боги быть одним из МакИчернов или владеть оружием, изготовленным МакИчернами!
  • Лабиринты и Минотавры — в фанатском дополнении, посвящённом миру Фей, присутствует типичный Прекрасный народ, со всеми типичными же заморочками.

Реальная жизнь[править]

  • Люди же! По сравнению с прочими приматами: высокие, утончённые долгожители, отчасти такие и одновременно не такие, как они. Владеем всякими неестественными штуками, приходим к ним, похищаем для всяких целей и не возвращаем. Причем светлые обычно никого не убивают, а вот тёмные в основном изощрённо убивают и друг друга, и светлых и вообще лучше им не попадаться. Чем не фейри?

Примечания[править]

  1. Нет, они первыми переняли это от фейри
  2. Как-то странно. Англичане во Второй мировой сражались против немцев, Швеция оставалась нейтральна. С чего бы этим персонажам быть за Гитлера? При том, что пакт Молотова — Риббентропа вообще не учитывается.
  3. Учитывая, что до этого эльфы воспринимали человечество в лучшем случае как смышленых животных, это можно считать немалым достижением. У животных не может быть короля. А вот у равного по разумности — вполне.
  4. Если судить по некоторым деталям мира — постапокалиптической, а если судить по некоторым второстепенным персонажам — раннесредневековой.
  5. Вопреки распространенному мнению, дарки Слаанеш не поклоняются. Они её/его ненавидят и называют без всяких прикрас «Голодной Сукой».