Правило Миранды

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Вы имеете право хранить молчание. Всё, что вы скажете, может и будет использовано против вас в суде. Ваш адвокат может присутствовать при допросе. Если вы не можете оплатить услуги адвоката, он будет предоставлен вам государством. Вы понимаете свои права? »
— Обязательная формулировка
«

— Миранду знаешь?
— Никогда не слышал об этой суке!
...следует удар в голову

»
— «Красная жара», герой Арнольда Шварценнегера применяет на практике новообретенные знания американских традиций

Что такое и откуда взялось[править]

Правило Миранды (это не женское имя, а латиноамериканская фамилия), существующее в США с 1966 года, гласит: полученную от арестованного информацию нельзя использовать в суде в качестве доказательства для его обвинения, если сторона обвинения не может доказать, что до сообщения этой информации он был официально проинформирован о своём конституционном праве не свидетельствовать против себя и о праве на адвоката. Права должны быть доведены до сведения гражданина непосредственно после объявления обвинения и перед тем, как с него начнут официально сниматься показания (то есть перед допросом, под подпись, расписка в их прочтении и понимании является частью протокола допроса); всё, что сказано задержанным до того, как ему были объявлены его права, не может быть использовано против него в суде.

Появление правила стало результатом дела «Миранда против Аризоны»: обвиняемый в похищении и изнасиловании Эрнесто Миранда был осуждён на 30 лет заключения в значительной степени на основании его собственных показаний, полученных в результате многочасового допроса в полиции непосредственно после задержания, без адвоката. Стараниями адвокатов после двух апелляций дело дошло до Верховного суда США, который постановил, что признательные показания Миранды должны быть исключены из дела, так как обвинение не может доказать, что Миранду предварительно уведомили о праве не свидетельствовать против себя и он не отказался в явном виде от услуг адвоката.

В силу того, что правовая система США основана на прецедентах, это решение приобрело силу закона: полиции было вменено в обязанность до получения любых показаний от задержанных уведомлять их о праве на молчание и на адвоката, причём задержанный должен подтвердить, что он понял свои права. Позже правило Миранды не раз подвергалось сомнению и попыткам пересмотра, но так и осталось действующим. Сейчас оно, фактически, имеет статус «юридической традиции США».

В самом деле Миранды решение Верховного суда не привело к отмене приговора: хотя признание обвиняемого и было исключено, доказательств всё равно хватило для обвинения. Он получил от 20 до 30 лет лишения свободы, через 9 лет вышел условно-досрочно. После освобождения зарабатывал тем, что давал за деньги автографы на табличках с текстом предупреждения о правах. Ещё через 4 года погиб в драке.

Вне США[править]

Аналогичные законы и правила существуют ещё примерно в десятке стран. А ещё в целом ряде стран явного правила нет, но законы, определяющие порядок проведения задержания, ареста, а также порядок допроса обвиняемого или подозреваемого в совокупности дают тот же или близкий результат. Кстати, в России, с одной стороны, всё хуже (нормы, требующие уведомления о правах, размазаны по нескольким статьям и не содержат прямого запрета на использование показаний, полученных до такого уведомления), с другой — наоборот (в законе есть прямое указание на то, что обвиняемый может отказаться от любых показаний, данных на предварительном следствии, если они были получены не в присутствии адвоката).

В кино[править]

В редком голливудском фильме про полицию или гангстеров не звучит сакраментальная фраза, процитированная в самом начале этой статьи. Выглядит это внушительно и давно превратилось в киношный штамп.

В действительности обязанность полицейского зачитывать права непосредственно при задержании и удовлетворяться устным подтверждением — яркий пример безбожно разжиревшей голливудской утки. На практике подобное практикуется скорее как мера «на грани закона», призванная легитимизировать спешно полученные от задержанного сведения: при задержании вне пределов полицейского участка полицейскому проще произнести стандартную фразу и получить (на диктофон) устное подтверждение, чем разбираться потом с ворохом потенциальных проблем. Ведь если задержанный выложит какую-нибудь важную для расследования информацию, впоследствии его адвокат может устроить обвинению весёлую жизнь, попытавшись доказать, что сам факт существования этой информации и все сделанные из него выводы, включая эту самую информацию — «плоды от порченного древа», то есть получены следствием нелегитимно, а значит, во внимание судом приниматься не могут.

Особенно смешно выглядит прямая калька с голливудских фильмов в российских сериалах, где юридическая система принципиально отличается, а каких-либо официальных формулировок «предупреждения о праве на молчание» в реале просто не существует. Иногда в российских сериалах «правило Миранды» обыгрывается в юмористическом тоне. Так, например, в одном из первых фильмов «Улиц разбитых фонарей» во время массового задержания на рынке один из задержанных пытается сказать Дукалису что-то насчёт адвоката, получая в ответ: «Кино насмотрелся? Вот тебе адвокат, а вот — адвокат-два!» (задержанному последовательно демонстрируется милицейское удостоверение и пистолет Макарова).

Не всё так просто[править]

Только не надо думать, что обвиняемый, которому не зачитали права, будет (даже в США!) отпущен с миром ввиду отсутствия судебных перспектив. «Правило Миранды» за полвека существования обросло уточнениями и толкованиями, которые не дают возможности легко использовать его для развала дел. Например, одно из уточнений (тоже — утверждённый Верховным судом США прецедент!) гласит, что невменяемость задержанного, заявившего об отказе от права на молчание и от адвоката, не может являться препятствием для использования его показаний. Другая фишка: хотя суд не имеет права использовать полученные вопреки «правилу Миранды» показания, ничто не мешает обвинению огласить эти показания в суде. Хотя официально опираться на них ни судья, ни присяжные не могут, прокурор вполне может использовать их для того, чтобы продемонстрировать, что обвиняемый резко поменял показания, и, таким образом, снизить доверие к его словам.