Правила злого властелина/Кодекс

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Кодекс Злого Властелина — дополнительные 136 правил к «100 вещей, которые я сделаю, когда стану Злым Властелином», написанные Питером Анспрачем.

Кодекс Злого Властелина[править]

  1. Я не прикажу моему доверенному лейтенанту убить юношу, которому предначертано погубить меня — я сам это сделаю.
  2. Я не буду тратить время, пытаясь заставить гибель моего врага выглядеть как несчастный случай — я не должен ни перед кем отчитываться, да и другие мои враги всё равно не поверят.
  3. Я дам понять, что знаю значение слова «милосердие»; я просто его не проявляю.
  4. Мои тайные агенты не будут иметь татуировок, означающих их членство в моей организации, также они не должны будут носить армейские ботинки или соблюдать какие-либо ещё соглашения в одежде.
  5. Я буду сам разрабатывать все Машины Судного Дня. Если же мне придётся нанять безумного ученого в помощь себе, я удостоверюсь, что он достаточно свихнулся, чтобы никогда не пожалеть о своём выборе и не попытаться исправить причинённый ущерб.
  6. Если мой главный командный центр будет атакован, я немедленно скроюсь в безопасное место на заранее приготовленной спасательной шлюпке, и буду руководить обороной оттуда. Я не буду ждать, пока враг вломится в святая святых моей цитадели.
  7. Хотя вообще-то я собираюсь жить вечно, я найму инженеров, которые сумеют построить мне крепость достаточно прочную, чтобы, в случае моей смерти, она не развалилась без веской причины.
  8. Все магические и/или технологические средства, способные чудесным образом воскресить пожертвовавшего собой второстепенного героя, будут запрещены и уничтожены.
  9. Я присмотрю, чтобы мужественные молодые парни/девушки в странной одежде и с иностранным акцентом РЕГУЛЯРНО забирались на монумент на главной площади моей столицы и поносили меня, утверждали, что знают секрет моей силы, призывали к восстанию и т. д. Таким образом, если когда-нибудь всё случится по-настоящему, горожане останутся равнодушны.
  10. Я не буду применять хитроумные схемы, которые предусматривают завлечение героя в самое сердце моей цитадели.
  11. Я предложу оракулам выбор — работать исключительно на меня или лишиться жизни.
  12. Я не буду полностью полагаться на «совершенно надёжные» заклинания, которые нейтрализуются сравнительно незаметными талисманами.
  13. Я сделаю главный вход в мою цитадель обычного размера. Хотя двадцатиметровые ворота определённо производят впечатление на массы, их трудно быстро закрыть в случае опасности.
  14. Я никогда не приму вызов от героя.
  15. Я не выйду против врага собственной персоной, пока все мои солдаты не будут мертвы (А если будут мертвы ВСЕ мои солдаты — так ТЕМ БОЛЕЕ НЕ ВЫЙДУ!)
  16. Если я захвачу звездолёт героя, я поставлю его на посадочной площадке, с опущенной аппарелью, почти без охраны и с тонной взрывчатки, настроенной взорваться, как только он отойдёт на безопасное расстояние.
  17. Неважно, насколько я жажду мести, я никогда не прикажу подчиненным: «Не троньте его! Он мой!».
  18. Если у меня будет оборудование, выполняющее важные функции, оно не будет включаться рычагом, который кто-нибудь может случайно включить, упав на него в агонии.
  19. Я не буду пытаться убить героя, запустив в его комнату ядовитое существо. Всё закончится тем, что вместо него погибнет один из моих неуклюжих приспешников.
  20. Так как нет ничего обиднее, чем быть побеждённым с помощью элементарной арифметики, всё моё личное оружие будет модифицировано так, чтобы вмещать на один заряд больше стандартной модели.
  21. Если я завладею артефактом, который может использовать только чистый сердцем, я не буду плевать на это и пытаться его использовать.
  22. Орудийные башни моей крепости будут иметь ограниченный угол поворота, чтобы из них нельзя было вести огонь внутрь или по другим башням.
  23. Если я решу провести открытое состязание в мастерстве, все участники должны будут снять плащи с капюшонами и сбрить бороды, прежде чем войти.
  24. Прежде чем похищать престарелого учёного и заставлять его работать на меня, я удостоверюсь, что у него нет ни прекрасной и наивной дочери, которая рискнёт чем угодно, чтобы спасти его, ни блудного сына, который работает в той же области, но поругался с отцом много лет назад.
  25. Если я решу убить героя с помощью искусной побегоустойчивой комнаты-ловушки (прибывающая вода, засыпающий песок, сдвигающиеся стены и т. д.), я не оставлю его одного за пять-десять минут до «неминуемой» смерти, а вместо того (из наблюдательного пункта или с помощью видеокамеры) буду наслаждаться кончиной своего противника.
  26. Вместо того, чтобы иметь одну секретную спасательную шлюпку, которую герой может легко проследить, я одновременно запущу несколько дюжин ложных целей, чтобы сбить его со следа.
  27. Тюремная охрана будет иметь собственный буфет с широким выбором разной вкуснятины, предоставляющий стражам возможность перекусить на посту. Также стражи будут проинформированы о том, что принятие пищи или напитков из другого источника карается смертью.
  28. Я не буду использовать в качестве носителей разрушения роботов, если их можно каким-либо способом перепрограммировать или их батареи крепятся снаружи и легко снимаются.
  29. Несмотря на заманчивость, я не буду принуждать героев сражаться друг с другом на арене.
  30. Униформу для каждого члена моих Легионов Ужаса будет шить профессиональный портной. Тогда, если герой оглушит стражника и переоденется в его форму, она будет плохо сидеть и выдаст его.
  31. Я никогда не буду помещать ключ от камеры чуть-чуть дальше, чем может дотянуться заключенный.
  32. Прежде чем делать кого-нибудь моим доверенным лейтенантом, я проведу полное расследование его прошлого — в целях безопасности.
  33. Если я обнаружу, что моя прелестная супруга/любовница общается с героем, я её казню. Жалко, конечно, но новую сожительницу легче найти, чем новую крепость, и, может быть, следующая будет внимательно слушать на вводном инструктаже.
  34. Если я убегаю в большом грузовике, а герой догоняет меня на маленькой итальянской спортивной машине, я не буду ждать, пока герой поравняется со мной, и пытаться столкнуть его с дороги, пока он пробует залезть на борт. Вместо этого я ударю по тормозам, когда он будет прямо позади меня (рудиментарные знания физики могут быть весьма полезны).
  35. Моя Машина Судного Дня будет снабжена высокотехнологичным устройством под названием «конденсатор» на случай, если кто-нибудь выдернет провод в последнюю секунду (если у меня будет доступ к ДЕЙСТВИТЕЛЬНО продвинутым технологиям, я поставлю также резервное устройство, известное как «батарейка»).
  36. Если я сделаю бомбу, я просто запомню, какой провод резать для отключения детонатора, и сделаю все провода красными.
  37. Прежде чем тратить деньги на огромных горгулий, готические арки и прочие декоративные архитектурные детали, я посмотрю, нельзя ли потратить их на военные расходы.
  38. Проходы в мои владения и из них будут снабжены хорошим флуоресцентным освещением. К сожалению, зловещая атмосфера будет потеряна, зато мои сторожевые патрули будут эффективнее.
  39. Если я сижу в своем лагере, слышу треск ветки, осматриваюсь и вижу мелкую лесную зверушку, я всё равно пошлю нескольких разведчиков, во избежание (если они исчезнут, я не буду посылать ещё один патруль, я пущу напалм).
  40. Я дам своей страже инструкцию по проверке камеры, которая кажется пустой. Следует проверить наличие параши: если она есть, то узник сбежал, и можно заходить и искать улики. Если же её нет, то либо узник раскорячился над притолокой и готов стукнуть входящего парашей по голове, либо он взял её на память (в таком случае он страдает глубоким душевным расстройством и не представляет опасности). В любом случае, входить не имеет смысла.
  41. Альтернативой тому, чтобы не иметь детей, служит множество детей. Мои сыновья будут слишком увлечены подсиживанием друг друга, чтобы представлять реальную угрозу, а мои дочери будут всячески мешать друг другу завоевать героя.
  42. Если у меня будут дети и, соответственно, внуки, я буду постоянно держать при себе свою трёхлетнюю внучку. Когда герой войдёт и соберётся убить меня, я попрошу его сначала объяснить ребёнку, почему так необходимо убивать её любимого дедушку. Когда герой наклонится к ней и пустится объяснять моральные принципы, это будет для неё сигнал дёрнуть за рычаг и отправить его в яму с крокодилами. В конце концов, маленькие дети любят крокодилов почти так же, как Злые Властелины, а проводить время с внуками очень важно.
  43. Если одна из моих дочерей всё же завоюет сердце героя и открыто отвергнет меня, я поздравлю её с её выбором, устрою национальный праздник в честь их свадьбы и объявлю героя своим наследником. Этого, вероятно, будет достаточно, чтобы прекратить отношения. Если даже нет, то, по крайней мере, я буду уверен, что герой не будет атаковать мои Легионы Ужаса, когда они проводят парад в его честь.
  44. Я прикажу моим воинам стоять шеренгой, когда они стреляют в героя, чтобы, если он пригнётся, они не перестреляли друг друга. Также я прикажу некоторым целиться выше, ниже и по сторонам, чтобы герой не мог отпрыгнуть.
  45. Дизайн моих подземных камер не будет предполагать оголённых труб. Хотя они способствуют мрачной атмосфере, они также хорошо передают вибрацию, а узники часто знают азбуку Морзе.
  46. Если мои наблюдатели обнаружат покинутый или беззащитный на взгляд корабль там, где ему быть не положено, он будет немедленно превращён в пар, а не захвачен для разграбления.
  47. Я разделю своих лейтенантов на три группы: те, кому я не доверяю, доверяю, и полностью доверяю. В третью группу они будут включаться посмертно.
  48. Перед тем, как издеваться над моими врагами, пытающимися остановить меня при помощи устройства, которое не может работать в принципе, я добуду копию чертежей и удостоверюсь, что оно действительно не может работать в принципе.
  49. Верёвки, поддерживающие разнообразное оборудование, не будут прикрепляться около открытых окон или лестничных клеток, а люстры будут подвешены под самым потолком.
  50. Я буду проводить исследования по разработке тактического и стратегического оружия, покрывающего весь спектр потребностей, чтобы мой выбор не ограничивался пунктами «сражаться на мечах» и «уничтожить мир».
  51. Я не буду объявлять себя богом. Этот опасный пост я оставлю доверенному лейтенанту.
  52. Я доведу до сведения моего модельера, что доспехи скрытого ношения являются великолепным аксессуаром к любой одежде.
  53. Мои Легионы Ужаса будут предоставлять равные возможности лицам любого пола. И наоборот, если в пророчествах про меня говорится «нет мужа, способного одолеть его», я буду иметь в виду возрастающее количество нетрадиционных гендерных ролей.
  54. Я обучу мои Легионы Ужаса соответствующей технике поиска. В частности, если они ищут беглецов, и кто-то кричит: «Скорее! Они побежали туда!», они должны поинтересоваться личностью этого помощника, прежде чем бросаться в указанном направлении.
  55. Если я знаю каких-либо героев, я ни при каких обстоятельствах не буду убивать их наставников, учителей и/или лучших друзей.
  56. Если сотоварищи героя попадутся в мою ловушку, я по возможности прикончу их традиционными средствами, не дожидаясь окончания подзарядки моего Супероружия.
  57. Если мой план требует строгого графика, я проставлю время заключительного этапа на три дня позже, чем он реально должен произойти, и не буду чересчур волноваться, если план украдут.
  58. Я поменяю местами этикетки на папке с секретными планами и папке с семейными рецептами. Представьте, как удивится герой, когда он расшифрует похищенные планы и найдёт рецепт Бабушкиного Картофельного Салата!
  59. Если я ворвусь в штаб повстанцев и не найду там никого и ничего, кроме странного мигающего устройства, я не буду подходить поближе и рассматривать его. Я удеру оттуда со всех ног!
  60. Прежде чем вступить в мои Легионы Ужаса, потенциальные новобранцы должны будут пройти тесты на периферийное зрение и слух, а также быть способными распознать, что их внимание пытаются отвлечь броском камушка.
  61. Я буду время от времени менять своё расписание, и не буду жить по накатанной колее. В частности, я не буду выпивать глоток вина или бить в гигантский гонг перед тем, как покончить с врагом.
  62. Если я украду что-нибудь очень важное для героя, я не буду выставлять это для всеобщего просмотра.
  63. Планируя экспедицию, я выберу маршрут своих войск так, чтобы он не проходил через густолесистую местность, удобно расположенную возле лагеря повстанцев.
  64. Я найму одного безнадёжно тупого и бездарного лейтенанта, но когда я пошлю его захватить героя, я удостоверюсь, что он напичкан дезинформацией.
  65. Как работодатель, предлагающий равные возможности всем, я обзаведусь несколькими глухими охранниками. Тогда, если мне потребуется конфиденциально переговорить с кем-нибудь, мне будет достаточно повернуться к ним спиной, чтобы они не читали по губам, и вовсе ни к чему высылать их из комнаты.
  66. Если повстанцы сумеют обмануть меня, я запомню, как им это удалось, чтобы не попадаться на тот же трюк снова и снова.
  67. Если мне нужен кто-нибудь, чтобы обслуживать мои компьютерные системы, и у меня есть выбор между блестящим программистом, возглавляющим крупнейший в мире международный технологический конгломерат, и отвратительным пятнадцатилетним придурком, пытающимся впечатлить девушку своей мечты, я выберу придурка, и пусть герой допрашивает гения.
  68. Я подробно распланирую, как мне поступить с каждым из моих врагов. Таким образом, мне никогда не придётся приказывать связать кого-то, пока я решу его судьбу.
  69. Если у меня будут большие компьютерные системы, я приму не меньше предосторожностей, чем небольшая фирма, и включу такие вещи, как антивирусные мониторы и файрволлы.
  70. Я буду деспотом равных возможностей и удостоверюсь, что террор и репрессии распределяются честно, а не среди одной определенной группы, которая сформирует ядро восстания.
  71. Я не помещу базу в вулкане, пещере или другом месте, где будет до смешного легко преодолеть охрану, спрыгнув откуда-нибудь сверху.
  72. Я позволю охранникам работать по гибкому расписанию. Таким образом, если кто-либо почувствует сонливость, он сможет позвать замену, отметиться, вздремнуть и вернуться на пост свежим и бдительным.
  73. Хотя это доставило бы удовольствие, я не признаюсь сопернику героя, что это я совершил тот чудовищный поступок, в котором он обвиняет героя.
  74. Если я болтаюсь над пропастью, и герой протягивает мне руку, я не попытаюсь сбросить его. Я позволю ему спасти меня, поблагодарю его как следует, вернусь в безопасность моей цитадели и прикажу расправиться с ним.
  75. Я регулярно буду приглашать в цитадель экзорциста. Хотя привидения в подземелье создают соответствующую атмосферу, они склонны выдавать ценную информацию, будучи умиротворены.
  76. Я налью в ров несмывающейся краски. Это никому не помешает переплыть его, но даже самые тупые стражники должны заметить, когда войдёт кто-нибудь в таком виде.
  77. Если учёный, у которого есть красивая незамужняя дочь, отказывается работать на меня, я не буду брать дочь в заложницы. Вместо этого я предложу оплатить её будущую свадьбу и образование её детей.
  78. Если я зажал героя в угол и готов расправиться с ним, а он говорит: «Осторожно, сзади!», я не буду смеяться и говорить: «Ты же не думаешь, что я на это куплюсь?» Вместо этого я сделаю шаг в сторону и полуобернусь. Таким образом, я смогу держать оружие направленным на героя и проверять пространство позади меня. Также, если сзади на меня что-нибудь было направлено, оно теперь будет направлено на героя.
  79. Я не поручу создание функций ядра сторонним разработчикам.
  80. Если я создам устройство, которое может перекачивать энергию героя в меня, я удостоверюсь, что оно не может действовать в обратном направлении.
  81. Я потребую, чтобы всё сено перевозилось в плотно набитых тюках. Любая телега с насыпным сеном, пытающаяся пройти блокпост, будет подожжена.
  82. Я не буду проводить публичных празднований любого рода в стенах моего замка. Любое мероприятие, открытое для публики, будет проводиться в фестивальном павильоне по дороге к замку.
  83. Прежде чем использовать любое устройство, передающее энергию непосредственно в моё тело, я поставлю предохранитель.
  84. Я найму учителя актёрского мастерства. Герой подумает, что обознался, услышав мой глубоко провинциальный акцент.
  85. Но сначала я попробую родиться настоящим провинциалом.
  86. В случае успеха второго учителя актёрского мастерства найму в родной провинции до становления тёмным властелином и потребую, чтоб он научил меня говорить по-столичному.
  87. Провинции будут разными.
  88. Если я схвачу врага, знаменитого тем, что он сбегает при помощи фантастических миниатюрных устройств, я прикажу провести полный обыск (с проверкой зубов и промыванием желудка) и конфисковать все личные вещи, а уж потом брошу его в подземелье.
  89. Я не придумаю плана, в котором Часть А состоит в том, чтобы обманом заставить героя помочь мне, а Часть Б — в том, чтобы посмеяться над ним и оставить с миром.
  90. Я не буду устраивать пышных банкетов в узком кругу. Хороший пиар среди гостей не стоит плохого пиара в массах.
  91. Я направлю часть моих грязных доходов на проекты благоустройства города. Хотя трущобы придают своеобразия и живописности любому городу, они слишком часто поставляют герою нежданных союзников.
  92. Я никогда не скажу герою: «Да, я сделал это, но ты никогда не сможешь доказать это этому бездарному старому дураку». Есть шанс, что бездарный старый дурак стоит за занавеской.
  93. Если мой безумный учёный/колдун скажет мне, что моё Супероружие почти готово, но требует ещё нескольких испытаний, я подожду, пока он не закончит испытания. Никто ещё не завоевал мир, пользуясь бета-версией.
  94. Я не введу родственника в свой штат советников. Кумовство не только является причиной большинства тактических провалов, но и создает проблемы с Антимонопольным комитетом.
  95. Если я назначу кого-либо своей фавориткой, я впоследствии не поставлю её в известность о том, что она заменяется более молодой и привлекательной женщиной.
  96. Если я использую девушку героя в качестве заложницы и, образно говоря, держу нож у её горла во время встречи с героем, я сосредоточусь на ней, а не на нём. Герой ничего не сможет предпринять, если его любовь в заложниках. С другой стороны, тот факт, что вплоть до этого момента она была слабой, тугодумной, наивной и в общем бесполезной, не окажет влияния на её действия в кульминационный момент.
  97. Я сделаю несколько смехотворно неправильных карт секретных проходов в моей цитадели и найму путешественников передать их пожилым отшельникам.
  98. Я не буду использовать заложников как приманку в ловушке. Если не использовать их для обмена или в качестве живых щитов, их не имеет смысла брать.
  99. Я найму меткого стрелка и поставлю его у входа в мою крепость. Его задачей будет расстреливать всякого, кто подъедет с целью бросить мне вызов.
  100. Я объясню моим Легионам Ужаса, что пистолеты — оружие дальнего боя, а мечи — ближнего. Всякий, кто попытается метнуть меч в героя или ударить его пистолетом, будет казнён на месте.
  101. Я буду помнить, что любые мои слабости должны быть известны только тем, кого это касается. Я также буду помнить, что это не касается никого, кроме меня.
  102. Я не буду заключать союз с тем, кто сильнее меня. Он просто кинет меня в миг моей славы. Я буду заключать союзы с теми, кто слабее меня. Тогда я кину их в миг их славы.
  103. В мирное время мои Легионы Ужаса не будут валяться на травке, пить мёд и есть жареных кабанов. Вместо этого с ними будут работать мой диетолог и тренер по аэробике.
  104. Всем гигантским змеям, охраняющим мои подземные озёра, будут выданы защитные очки, чтобы предотвратить повреждения зрения.
  105. Всякой старой карге с пророческими способностями будут бесплатно предоставлены услуги косметологов, парикмахеров, маникюров и гардероб от Донны Каран. Это должно подорвать доверие к ним.
  106. Я не буду брать на работу злого волшебника с тонкими усиками.
  107. Я найму отряд слепых стражников. Это подтвердит, что для меня все равны, а главное — будет кому управиться с героем, когда он невидим или отрубил свет.
  108. Все ремонтные работы будут осуществляться внутренней ремонтной службой. Всех подозрительных «ремонтников», появившихся в цитадели, будут провожать в подземелье.
  109. Когда мои Легионы Страха припаркуют скутеры, чтобы провести пешую рекогносцировку, им будет предписано включить блокировку систем управления.
  110. У служащих будут личные трейлеры для новобрачных, которые они могут свободно использовать, вызвав смену и отметившись на выходе. С учетом этого, всякий, пойманный на сексе в клозете и оставивший пост без присмотра, будет расстрелян.
  111. Члены моих Легионов Страха будут посещать сеансы групповой психотерапии. Для них полезно обращаться с населением вежливо и обходительно, когда они не обязаны нести хаос и разрушение.
  112. Я ни при каких обстоятельствах не возьму в жёны вероломную, коварную предательницу-ведьму хотя бы потому, что абсолютно безнадёжно увековечить линию моего рода. Тем не менее, мы с ней можем прекрасно проводить вместе время.
  113. Покои для гостей будут нашпигованы жучками и скрытыми камерами, чтобы я мог следить, чем на самом деле занимаются те, кому я в силу каких-либо причин предоставил доступ в свою цитадель.
  114. Если мой главный инженер разочарует меня, он будет расстрелян, а не заключён в подземелье или за пределами тех ловушек, которые помогал разрабатывать.
  115. Я не вышлю батальоны роботов или скелетов против героев, испытывающих предрассудки насчет убийства живых существ.
  116. Я не буду носить длинных тяжёлых плащей. Они, безусловно, всегда соответствуют высокой моде, зато имеют раздражающую тенденцию защемляться дверями или подворачиваться под ноги во время бегства.
  117. Если злое божество требует для жертвоприношения жертву определенного качества, я проверю, обладает ли жертва этим качеством, непосредственно перед жертвоприношением, не полагаясь на более ранние исследования. (Особенно если качество — девственность, а жертва — подружка героя.)
  118. Если мне когда-либо ПОНАДОБИТСЯ цифровой индикатор для оружия Конца Света, я куплю такой, у которого нет квантово-механических аномалий. Многие имеющиеся на рынке образцы прекрасно отсчитывают время, когда смотришь непосредственно на них, но если отвернуться и отойти на пару минут, они покажут, что прошло лишь несколько секунд.
  119. Если мои Легионы Страха будут побеждены в битве, я тихо отступлю и перегруппирую войска, а не буду отправлять случайных людей пришить героя.
  120. Если ключ от цепей героя у меня на шее, а его бывшая подружка добровольно ушла ко мне, и мы наедине в моей спальне, и она предлагает мне бокал вина, я вежливо отклоню предложение.
  121. Я не буду подбирать сияющий древний артефакт и орать «Его сила теперь моя!!!» Я возьму щипцы, помещу его в контейнер для опасного оборудования и передам в свою лабораторию на изучение.
  122. Я буду тщательно подбирать убийц. Тот, кто пытается опередить героя, а не подождать, пока тот повернется спиной, даже не считается кандидатом.
  123. Каково бы ни было мое единственное уязвимое место, я придумаю другое. Например, прикажу убрать из дворца все зеркала, буду вопить и дрожать, когда кто-либо случайно достанет зеркало, и т. д. В минуту драматической развязки, когда герой вытащит из рукава зеркало и сунет мне в лицо, моей реакцией будет «Хмм… не мешало бы побриться».
  124. Мои генераторы силового поля будут помещаться внутри этого поля.
  125. Я зарезервирую для себя право казнить всякого подчинённого, который выглядит слишком умным, сильным или свободолюбивым. Однако, если я это сделаю, у меня не будет разумных оснований кричать «Ну почему меня окружают эти тупые идиоты!».
  126. В каждом помещении будет огнетушитель. Три, если там находятся системы жизнеобеспечения или летучие химикалии.
  127. Я буду использовать оборудование, которое при перегрузках просто ломается, а не взрывается вместе с обслуживающим персоналам или, того хуже, запускает цепную реакцию. Я добьюсь этого, используя устройство «подавитель выбросов».
  128. Я объясню стражникам, что глаза у них впереди, поэтому когда приказано кого-то найти, нет смысла доставать оружие и медленно пятиться по коридору.
  129. У меня будет под рукой команда опытных сыщиков. Если я узнаю, что в некоем селении кто-то работает против меня, я пошлю их выяснить, кто это, а не буду сметать всё село упреждающим ударом.
  130. Я никогда не положу в ловушку настоящую приманку.
  131. Если герой скажет, что желает признаться во всём публично или персонально мне, я напомню ему, что письменные показания обладают равной силой.
  132. Если у меня есть несколько дьявольских схем уничтожения героя, я настрою их на одновременное срабатывание, а не на запуск следующей в случае отказа предыдущей.
  133. Я не буду откладывать ритуал, который дарует бессмертие.
  134. Всем волшебным существам будет предписано спрашивать у посетителя имя, цель визита и наличие разрешения, а не ответ на древнюю загадку.
  135. Если я оснащу своих подчинённых противогазами или снаряжением для подводного плавания, я обеспечу работоспособность снаряжения и научу их пользоваться газовым оружием.
  136. Я прикажу своим подчинённым немедленно нападать на героя, если они превосходят его численностью. Они НЕ должны атаковать его поодиночке.

Посмотре.льские дополнения[править]

  1. Оставляя пленника связанным, я оставлю в помещении по крайней мере двух вооружённых охранников, которые пресекут попытку распутать верёвки.
  2. Если всё же пришлось держать связанными двух пленников в одном помещении, они будут связаны так, чтобы ни один из них не имел доступа к путам другого даже теоретически.
  3. В идеале связывание будет проводить мастер по шибари, чтобы путы фиксировали пленника надежно и с многократным запасом, а на обратное развязывание даже тому же мастеру потребовалось бы не менее получаса. В любом случае в путах не будет такого места, где достаточно разрезать единственную веревку или один только узел для освобождения.
  4. Если мне нужно связать пленника, используя шест или палку, я ни за что не буду использовать ножны с вложенном мечом в качестве фиксатора — пленники через одного соображают, как вытолкать меч из ножен и разрезать путы.
  5. Вообще, связывая пленника, я внимательно прослежу, чтобы радиусе обзора не было ничего острого, как то: воткнутые в пол/стену/стол ножи/мечи/кинжал. Сколько тюремщиков на этом погорели со своими Властелинами!
  6. Пленников лучше всего связывать голыми, остриженными наголо, с остриженными ногтями, проверенным ртом и задницей, у пленниц — допотверстием. Слишком часто пленники прятали в сих местах иглу или лезвие.
  7. Когда мои Легионы Ужаса в перестрелке уничтожат героя и его команду, то даже если в герое сидит десять пуль, я не отвернусь с презрительно миной и не скажу: «Бросьте его в выгребную яму!». Я прикажу прострелить герою и всем его людям головы, а лучше — отрезать их вообще. Конечно, выжить с простреленной головой маловероятно. Но я во всём, связанным со мной и моей властью, всегда буду помнить про закон подлости.
  8. Если герой, подстреленный мною или моим бойцом, зашатался и упал лицом вниз, и мне захотелось сделать контрольный (вариант: отрезать ему голову и насадить её на кол у ворот моей Тёмной Цитадели), я ни в коем случае не подойду к герою вплотную — я сначала заряжу лук (арбалет, пистолет, автомат, пушку, ракетную установку) и выстрелю в тело с расстояния. А потом ещё раз — на всякий случай.
  9. В моих Легионах Ужаса должна быть железная дисциплина. Поэтому я никогда не стану насмехаться над своим младшим командиром или доверенным лейтенантом при подчинённых. Наедине я выскажу ему в лицо всё, что о нём думаю, самым злодейским лексиконом, но на людях ни единым словом не поставлю авторитет младшего командира под сомнение даже в случае его явного провала.
  10. Дисциплина в моих Легионах Ужаса будет основана не только на страхе передо мной. Поэтому я буду содержать семьи своих погибших легионеров, пусть и не роскошно. В этом случае я получаю двойной выигрыш — повышенную стойкость моих бойцов — раз. И если мне понадобится резко увеличить численность моих Легионов, у меня отбою не будет от желающих надеть мою чёрную форму — два.
  11. Конечно, я буду принимать в свои Легионы Ужаса по вербовке. Но так как я планирую жить вечно и править столько же (надо же мир завоевать!), то я озабочусь созданием школ, где будут выковываться мои командные кадры, и принимать туда будут прежде всего детей моих легионеров. Пусть будущие командиры моих Легионов с детства проходят физическую и моральную подготовку и обкатку, и воспитываются в почитании своего Владыки! Заодно это резко снизит количество тупейших лажаний моих приспешников.
  12. Всё пули в моём личном оружии будут отравлены ядом — безвредным при попадании на кожу, но смертельным при внутреннем попадании. Так что даже если из всех моих пуль в героя попадёт только одна (в плечо, как всегда!), всё равно он будет уничтожен.
  13. Возле каждого моего сторожевого поста будет секрет, имеющий задачу только наблюдать. Так что даже если герой вырежет всех моих приспешников на сторожевой посту, он всё равно уже не сможет сохранить тайну своего проникновения в мои владения.
  14. Все мои послания будут дублироваться голубиной почтой. Приказы особой важности — ещё и соколиной. Так что, перехватив гонца с моим приказом, герой всё равно не сможет помешать приказу дойти до адресата.
  15. А вообще — я разработаю оптический телеграф и наберу достаточно грамотных для его обслуживания, чтобы хватило хотя бы на связь с провинциальными столицами и особо важными погранпостами. Таким образом мои Легионы Ужаса будут управляться куда быстрее.
  16. При всей моей страсти к высокому штилю, все важные послания должны быть максимально лаконичными и однозначно понятными для адресата, но при этом давать минимум информации для перехватившего их чужака. Если уровень технологий в моей Империи позволит использовать криптографические алгоритмы, я буду их использовать (разумеется, после проверки на отсутствие бэкдоров). В любом случае, до банальных переговорных таблиц я уж точно додумаюсь. И пусть герой, убивший моего гонца, поломает голову, что значит «165 245 524 реп 16» в его записке.
  17. Я разработаю два (или сто два, если понадобится) варианта переговорных таблиц, и при поступлении сигнала «Гроза!» все пользователи переходят на новые. Пусть герой, расколов один шифр мучается над следущим, когда уже подняты по тревоге мои Легионы Ужаса, и счёт идёт на дни.
  18. В моей Тёмной Цитадели будет два, а лучше — три контрольно-пропускных пункта. Причём на первом досмотр будет намеренно поверхностный. Герой легко пройдёт его и расслабится ко второму. Тут его и заграбастают!
  19. Досмотры и обыски будут проводить специалисты из числа солдат, привычных протаскивать постороннее в расположение части, и зеков, набивших руку на том же. Герой не протащит даже швейной игла без того, чтобы я об этом не знал.
  20. Если герой только что сразил десяток моих бойцов, но сейчас израненный и без сознания лежит на земле, я не подойду и не стану злорадствовать. Прежде всего я прикажу собрать всё оружее в комнате, как оружие героя, так и моих бойцов, всё до последнего ножа. Не хватало ещё получить нож в горло или меч под ребро на последнем издыхании героя или его товарища!
  21. Если я смертельно ранил героя, но он не упал мгновенно, я ни в коем случае не подойду к нему, а так же не отвернусь к следующей цели, а сначала отступлю на несколько шагов и обеспечу себе безопасность. А то может, сил героя хватит на последний бросок ножа мне в горло.
  22. Сторожевые посты в моей Тёмной Цитадели будут располагаться не «один на башне, второй за углом, третий в подвале», а в поле зрения друг друга. Также их будут регулярно окликать начальники караулов не только на предмет, не дрыхнет ли боец на посту, но и как он наблюдает соседние посты в поле зрения, и нет ли там чего подозрительного.
  23. Хоть я и контачу со всякой мистикой, я не буду пренебрегать испытанной архаикой. Скажем, я обязательно буду использовать караульных собак. И объясню часовым, что им делать, услышав лай караульный собаки.
  24. Я не стану назначать провинившихся солдат в наряды на КПП или на сторожевые посты. Виноватые, получив плетей, отправятся чистить выгребные ямы. А в дозоры и на посты будут назначаться надёжнейшие ветераны за чуть повышенную оплату. То-то удивится герой, когда подкрадётся за «языком» к зачуханному посту, рассчитывая увидеть салагу-залётчика, а вместо этого встретит гвардейца-допельзольдера!
  25. Часовых на посты будут выставлять и производить их смену специально назначенные разводящие. Подчиняться часовой на посту будет ровно трём лицам: своему разводящему, начальнику караула и… нет, не мне (я, конечно, склонный к абсолютизму тиран, но не настолько мелочный, чтобы ради власти над простым солдатом ставить под угрозу свою безопасность), а помощнику начальника караула. А все остальные, при каких бы чинах и званиях они ни были, напротив, должны беспрекословно выполнять требования часового, определяемые его службой. Если мой Наипервейший Генералиссимус своим приказом потребует от часового пропустить его, а часовой его не задержит и не поднимет тревогу — расстреляны будут оба. Устав гарнизонной и караульной служб писан кровью, и я не хочу, чтобы его переписывали уже моей.
  26. Мои Легионы Ужаса будут иметь не только красивую форму, но подробно проработанную систему медалей, нашивок и значков, к каждому из которых будут привязаны какие-либо плюшки. Пусть мои подданные видят, что служить своему Владыке не только почётно, но и сытно.
  27. Если я обнаружу, что кто-то из моих слуг, приспешников, приближённых постукивает герою, я ни в коем случае не стану хватать его и тащить в пыточный подвал. Это всегда успеется. Для начала я солью дезинформацию через обнаруженный канал. Такая тактика, даже если не приведёт к поимке героя, заставит его сомневаться во всех своих осведомителях.
  28. Я НИКОГДА не стану вести важных разговоров при слугах, лакеях, часовых, дневальных, уборщиках, стражниках дворцовой охраны.
  29. Двери в мой кабинет и мои покои будут не только запираться на ключ, но и занавешиваться ковром — специально для любителей подслушивать у замочной скважины.
  30. В жизни всё бывает, и мне в моём всемогуществе может понадобиться инкогнито переговорить с моим агентом на постоялом дворе, или в набитом посторонними особняке. В этом случае я, помня о звукопроводящих каминах, вентиляции, замочных скважинах и подслушивании под окнами, буду вести разговор только молча, путём написания от руки коротких записок с моментальным сжиганием после прочтения. Заранее злорадно сочувствую всем, греющим уши у прослушивающих устройств.
  31. Меня могут подслушивать и подсматривать магически, поэтому для разговоров особой важности я буду использовать тактильный аналог азбуки Морзе. Берётся отрезанный просторный рукав из плотной ткани, я и мой агент суём в него руки с двух сторон, и пошёл: короткое касание — точка, двойное — тире.
  32. Я заведу себе телохранителя. Им будет двухметровый трёхстворчатый шкаф с лицом конченого отморозка, увешанный оружием от ушей до яиц. Моими же настоящими телохранителями будут два невысоких щупленьких человечка, таскающие за мной письменные принадлежности (или ещё что-то, что можно мгновенно бросить) — мастера всевозможных боевых искусств, прошедшие огонь и воду тайных войн плащей и кинжалов.
  33. Я никогда не стану измываться над подручными в духе «ты идиот, раз задаёшь такие вопросы!». Если подручный задаёт вопросы, значит, ему как минимум не плевать на дело. И в любом случае, лучше я спокойно и сдержанно (попсиховать я могу потом, наедине) разъясню ему ошибки, чем подручный промолчит, не желая выслушивать издёвки, а потом поплатится за ошибки перерезанным героем горлом и заваленным поручением.
  34. Перед важным разговором или встречей я удостоверюсь не только в отсутствии посторонних, но и в том, что моя любовница-наложница-фаворитка находится в другом крыле замка и не может услышать ни слова.
  35. Я люблю чёрный цвет, поэтому форма моих Легионов Ужаса обязательно будет чёрной… Парадная. В которой они будут проводить марши в мою честь, охмурять красивых барышень и щеголять на официальных мероприятиях. В боевых условиях носить чёрную форму будет категорически запрещено. Вместо этого я позабочусь, чтобы мои легионеры были одеты в удобную, износостойкую и практичную форму камуфляжной раскраски, соответствующей местности и времени года. А чтобы модельеры не прилепили к форме какие-нибудь самоубийственные наплечники, в качестве консультантов я привлеку самых толковых из ветеранов моих Легионов: они-то на своей шкуре знают, что им надо. Кстати, о погоде: я надеюсь, не нужно объяснять, что для боевых действий на Замороженном Севере, в Пустыне Смерти и Джунглях Помрачения требования к обмундированию значительно различаются?
  36. Если мой сторонник, прислужник, уникальный боец, рядовой солдат, стал безполезен по причине травмы или ранения, я ни в коем случае не развернусь и не уйду, бросив через губу и плечо «Ты мне больше не пригодишься». Во-первых, юнит, после эвакуации в расположение своих войск, получит страховую выплату — уж если до этого додумались пираты, то и Моё Владычество будет использовать. Во-вторых, он будет пристроен на должность, пригодную даже для нестроевого.
  37. Я не буду назначать министров за выслугу, по блату или желанию левой пятки. Претендент должен быть компетентен не только в той отрасли, на управление которой он претендует (это вообще не должно обсуждаться, хотя другие Властелины регулярно поступают иначе), но и в смежных. Например, министр сельского хозяйства должен хотя бы в общих чертах представлять, какие пестициды варят алхимики, какова в них потребность, насколько экономически выгодно будет механизировать рабский труд на моих плантациях, и какие ресурсы потребуются для организации выпуска тракторов в моих Тёмных Кузнях.
  38. Я, конечно, Властелин Темнее некуда, и всё такое. Но всё же, если мелкая сошка, действующая по принуждению с моей сторон (скажем, я держу у него кого-то в заложниках) выполнила свою часть уговора, я не стану обманывать просто ради самого обмана. Нет, я честно выполню всё, что пообещал, и даже не буду сильно придираться к словам и формулировкам, могу даже предоставить транспорт до дома. Пусть сотрудничающие со мной знают, что на мои обещания положиться можно. Да и незачем мне плодить ненавидящих меня, когда этого можно не делать, мне и с героем хватает проблем.
  39. Строители, построившие мне Тёмную Цитадель, или подземные ходы из неё, или иной важный объект, не будут уничтожаться по миновании в них надобности. Конечно, мёртвые не проговорятся. Но вряд ли это последний важный объект в моей Империи Зла, нуждающийся в постройке/ремонте/переделке/обслуживании/укреплении, в конце концов, я собираюсь жить вечно, и такое разбрасывание инженерами есть глупое расточительство. Лучше я спланирую список работ по всей Империи, чтобы работы строителям хватило на век вперёд, приставлю к ним круглосуточный надзор для пресечения несанкционированных контактов с кем-либо, и обеспечу строителям шикарную (по их меркам) жизнь. А заодно — доведу до их сведения, что если они протреплются, и их Владыка будет грохнут, то шикарная жизнь автоматически закончится. Люди к хорошему привыкают быстро, а к очень хорошему — ещё быстрее. Думаю, я могу быть уверен в их полной лояльности.
  40. Я всегда буду помнить золотое правило сисадмина «работает — нехрен трогать». Поэтому, если победить меня может только тот, кто вытащит меч из этого камня, то я не стану собирать всех совершеннолетних мужей Империи и предлагать им вытащить меч. Нет, я построю над мечом в камне каменный колпак в три слоя, а если понадобится — то подведу под него каменное основание, на дверь повешу десять амбарных замков, и поставлю вокруг трёхслойную охрану — и щедро награжу того часового, который зарубит любого за нарушение охраняемой зоны.
  41. Казнь на месте иногда бывает избыточно расточительным способом поддержания дисциплины. Поэтому у меня будет достаточно широкий ассортимент наказаний, как то — лишение жалования или его части, плети, чистка выгребных ям и пр. И в обязательном порядке будет проработанный дисциплинарный устав, который командиры (или какие-нибудь комиссары) будут регулярно зачитывать солдатам, пока устав не войдёт в подсознание. Беспределить я буду только в совсем уж крайних случаях (или никогда вообще), во всех остальных я должен быть предсказуем для своих солдат и подданных. Кроме того, наличие военной прокуратуры и военно-полевых судов (в комплексе с прописанным уставом) сильно затруднит герою поиск недовольных мною в моих Легионах.
  42. Если у меня есть мудозв… никчёмный знакомый или родственник, которому приспичило заиметь высокую должность, и я по ряду соображений не хотел бы его отшивать, я просто создам Полк Моего Наивысочайшего И Первейшего Великолепия Имени Чёрных Драконов и Голубых Петухов, сочиню форму, негнушуюся от золотой вышивки и назначу данного муда… чудака Высочайшим Шефом И Шоколадным Глазом этого суперсоединения, в котором личный состав будет состоять из таких как он поголовно. А реальными делами будут заниматься совсем в других частях реальные специалисты. Во время войны этот Суперполк можно назначить в самое горячее место (при этом мегакомандира этого полка в известность об этом можно и не ставить, а то ещё выживет).
  43. В моём помпезном Чёрном Замке каждый лакей будет знать, где расположены великолепные покои Моего Владычества. При этом настоящие мои покои будут двумя небольшими комнатками, расположенными так, что незная, ни за что туда не попадёшь. Успехов герою в поисках.
  44. Я заведу по глашатаю в каждом мало-мальски крупном населённом пункте и буду через них сообщать новости, которые считаю нужным знать моим подданным. В нужном мне ключе, очевидно.
  45. Я не буду тратить мое драгоценное время на издевальства над главным героем, если он в ступоре, или просто витает в облаках. Сразу убью, или убегу.
  46. Если я обезоружил героя, но сразу убить его — невыгодно, я прострелю ему руку/и или ногу/и или то и другое. Давать показания ему это не помешает, а неприятные сюрпризы исключит.
  47. Если мой исполнитель провалит задание, я не отдам приказ его зарезать на месте. Я тщательно проверю причины провала — предательство или форс-мажор? И действовать буду по результатом расследования.
  48. Из моей Тёмной Цитадели будут по крайней мере три тайных подземных выхода, и хотя бы один будет прямо из моей спальни. Можно два.
  49. Сама Цитадель также будет обладать подземным лабиринтом ходов — удобно для скрытого переброса войск при боях внутри Цитадели. Часть ходов будут ложными.
  50. Свои секреты я буду прикрывать в несколько слоёв. Скажем, при разработке тайной операции я дам ей кодовое название, точнее — два. Одно для исполнителей, другое — для штаба. Если у моих врагов всплывёт какое-то из них, я буду примерно знать, где начинать поиск шпиона.
  51. Моя Тёмная Цитадель будет обладать сетью скрытых ходов к каждому важному помещению внутри строения — мало ли, может, надо будет скрытно посмотреть и послушать за моими гостями.
  52. Я не стану рвать бюджет и устанавливать грабительские налоги чтобы форсировать постройку своего мегапроекта. Лучше не давать недовольным лишних поводов выступать пока способ подавить любой бунт одной левой ещё не готов.
  53. Если мне понадобится угнетать своих подданных долго, я не буду пользоваться для этого только насилием. Я придумаю миф, согласно которому именно текущее положение дел — самое правильное и лучшее. А если не перегибать, они и сами такой придумают.
  54. Каждый элемент моего плана мирового господства должен быть продублирован и включать действия на случай если что-то пошло не так. А затем я проверю, что оно сработает если провалятся ДВА элемента сразу.