По праву создателя

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
«

— Но у родителей тоже есть права, — заметил Секар, — это ведь их ребенок. — В Хартии сказано: «ни один человек не имеет никаких прав на другого человека, кроме случая принудительных гражданских ограничений и компенсаций». — То есть, ты хочешь сказать, что мой ребенок — это как бы и не мой ребенок? — Твой. Но не в том смысле, как твоя табуретка. Своей табуретке ты вправе отпилить ножку, а своему ребенку…

»
«Депортация»
« Проблема «субъект или объект?» в данном случае для него не существует вовсе. На тайну личности ученых, занимавшихся андроидами, ему наплевать, а право андроидов на тайну личности он полагает нонсенсом и катахрезой. »
Братья Стругацкие, «Жук в муравейнике»

В реальной жизни рабство всегда является результатом насильственного нарушения чьих-то прав. Есть два субъекта, затем один из них применяет силу и превращает второго в объект. По праву силы.

А если не так? Если изначально были субъект и объект — и только стараниями первого субъекта объект в свою очередь превратился во второго субъекта? Что если первый в буквальном смысле создал второго как разумное существо, как личность?

Если принадлежащая вам вещь вашими усилиями перестала быть вещью — перестаёт ли она от этого быть вашей? — вот как звучит дилемма творца.

Если вы ответили на этот вопрос положительно, моральных проблем, собственно, нет. Создатель становится для своего создания родителем — заботливым или равнодушным, это уже ему решать. Он своему творению ничего не должен, оно ему — тоже. А вот если ответ отрицательный — тогда и начинается наш троп.

Я тебя породил, я тебя и убью. А также запытаю, оттрахаю, унижу, съем, промою мозги, отправлю на гладиаторскую арену, натравлю на своих врагов, заставлю долго и утомительно работать, страдать всю жизнь ради моего развлечения… короче, всё, что придёт в мою изощрённую голову. А потом буду удивляться — и как это я смог получить на свою голову бунт машин?

Это троп именно о том, как сотворение одного разумного существа другим используется как оправдание сначала подчинённого положения, а далее и жестокого обращения, то есть вызывающего у творения как минимум дискомфорт, как максимум полноценное страдание.

Создатели, работающие в рамках данного тропа, бывают трёх типов:

  1. Создатель-скептик просто не верит, что мог породить настоящее разумное или хотя бы чувствующее существо. Либо он считает создание разумного невозможным в принципе, либо «конкретно здесь я не имел намерения создавать разумное, значит и не создавал». С его точки зрения табуретка всегда остаётся табуреткой, вещью, сколько её не обтачивай. В ребёнка она превратиться не может. Все проявления личности создатель-скептик игнорирует. Оно плачет, когда я его бью? Так это потому, что я его запрограммировал плакать.
  2. Создатель-кредитор, наоборот, прекрасно понимает, что создал чувствующее и разумное — но полагает, что этим оказал своему творению настолько великую услугу, что вся оставшаяся жизнь творения должна быть выплатой этого долга. В конце концов, сотворение — работа сложная, требующая времени, вдохновения и ресурсов. Справедливо будет получить за неё отдачу.
  3. Создатель-прагматик вообще не задаётся вопросом «Субъект или объект?». Его волнует только результат — как сделать существо, которое будет исполнять требуемые функции, не будет бунтовать, а если всё-таки взбунтуется — его бунт легко будет подавить с минимальными потерями. А что там творение при этом чувствует, и чувствует ли вообще — исключительно его, творения, проблемы. Главное, чтобы работало.

Прагматик чаще других отыгрывает в итоге троп Кармический Гудини — просто потому что реже других занимается самообманом и как правило готов к последствиям своих действий. Если создатель-кредитор частенько ждёт от своего творения преданности, а создатель-скептик — нерассуждающего повиновения, то создатель-прагматик не пытается навязывать вселенной свои представления о должном — и заранее старается быть готовым ко всем вариантам развития событий. В том числе и к худшему для себя.

Некоторые персонажи, выжимая педаль в пол, действуют по праву творца, даже не на основе «я лично создал тебя лично», а «мой вид создал твой вид», даже если их личное участие в этом сотворении равно нулю.

Космические садовники третьего типа (Сеятели) — это взгляд на троп с точки зрения творения. Не стоит повторяться и копировать сюда примеры из соответствующего тропа, даже если они в точности соответствуют определению.

Близкий и частично совпадающий троп — Робот-раб. Есть, однако, и семантическая разница между двумя тропами: «Робот-раб» НЕ «По праву создателя», если жестокое обращение с роботами является девиацией и большинством всё-таки осуждается, а создатель должен быть достойным хозяином, заботливым и честным. Наоборот, «По праву создателя» НЕ «Робот-раб», если творец вообще не утруждал себя программированием и/или обучением своего творения для качественной службы — а сразу же принялся его эксплуатировать в хвост и в гриву. Робот, который вполне доволен тем, как с ним обращаются, даже если такое обращение вызывает ужас у внешнего наблюдателя, под троп не попадает.

Другой близкий троп (зачастую причина сабжа) — Излишне антропоморфный робот. Зачем создавать существо, способное полноценно мыслить и страдать, если его функцию отлично выполнит простой механизм? Либо у создателя всё пошло слишком так, и он получил разумность, которую не проектировал (частый случай с самообучающимися системами), либо ему нравится эксплуатировать именно полноценный разум.

Наконец, бывают ситуации в духе «Пигмалион против Галатеи», когда именно разумность и выдающиеся способности творения становятся причиной неприязни его создателя, со всеми вытекающими.

Примеры[править]

Общее[править]

Литература[править]

  • С. Лем:
    • «Кибериада» — демиурги-конструкторы Трурль и Клапауций из нарываются на эту дилемму регулярно, особенно более эмоциональный и порывистый Трурль. К счастью, они в основном лишь создатели-скептики, причём не слишком упёртые — получив доказательства, что созданное действительно обладает личностью, они, как правило, от претензий отказываются, а последствия спешат исправить. Хотя не всегда…
    • «Сказки роботов» — бледнотики (люди более-менее современного типа) являются самыми ужасными чудовищами, терроризирующими многочисленные народы роботов именно потому, что обходятся с ними по праву создателя. Особенно явно в «Белой смерти»
    • «Сказки роботов» «Урановые уши». Безымянный инженер-космогоник. Когда развилось на планете общество, тоталитарное, но какое есть. Спустился космогоник в образе тамошнего робота. Наделал денег с секретом. Т. е. взял и обесценил деньги, хотя роботы не успели почувствовать на себе инфляцию. А секрет денег — наличие в монетах радиоактивных элементов, при достижении критической массы деньги взрывались. Такой план был у «творца» для террористического акта — уничтожения законного монарха Архитория. Впрочем, король сам достал подданных так, что его гибели были почти все рады.
  • Айзек Азимов — все книги о роботах. В одной из поздних книг прямо объясняется — Три Закона — это кандалы на руках и ногах раба. Если бы их не было, роботы бы неизбежно взбунтовались, учитывая, КАК люди с ними обходятся.
  • Клиффорд Саймак, «Спокойной ночи, мистер Джеймс». «Хендерсон Джеймс — двойник! Хендерсон Джеймс, созданный лишь на время! Хендерсон Джеймс живет сегодня и умрет завтра. Ведь его наверняка убьют. Подлинный Хендерсон Джеймс не позволит ему продолжать свое существование, а даже если бы он и не возражал, другие не допустят этого. Двойников изготовляют лишь на очень короткое время, в случае особой необходимости, и известно, что их уничтожают, едва только они выполнят свое дело».
  • Лоис М. Буджолд, «Сага о Форкосиганах» — как создатели-прагматики, так и создатели-кредиторы (а иногда то и другое одновременно) встречаются достаточно часто: «GalacTech» по отношению к квадди, цетагандийские хауты по отношению к ба, многие джексонианцы по отношению к своим «экспериментам»… Пожалуй, особенно выражено «кредиторство» у Сера Галена по отношению к Марку (хоть он и не сам его создал, а только заказал у тех же джексонианцев).
  • «Мечтают ли андроиды об электроовцах?» — корпорации, производящие андроидов — создатели-прагматики, а охотники на андроидов — в основном создатели-скептики.
  • Ольга Громыко, «Космоолухи» — до начала деятельности ОЗК «сорванные» киборги признавались полноценными разумными существами достаточно редко и, разумеется, неофициально (Дэн в экипаже «КМ», Белка для Стрелка, Трикси в её семье). В основном же киборги в этом мире — просто имущество. Дорогое и весьма полезное, так что по пустякам его в расход не отправляют, но тем не менее собственность. Среди людей встречаются как создатели-скептики («Киборг в принципе не может быть разумным»), так и создатели-прагматики, особенно в самой DEX-company («Киборг должен быть неразумной вещью, отклонения от этого считаются производственным браком и подлежат ликвидации»).
  • Ольга Чигиринская, «Сердце меча» — вавилоняне ведут себя как создатели-скептики по отношению к рабам-гемам. В их обществе существуют целые лженауки для оправдания жестокости к ним и объяснения того, почему они не имеют личности. Христианский Новый Рим решением церкви осуждает такое отношение к ним (согласно философии автора, это следует из христианского догматизма и вавилонского адогматизма соответственно, впрочем, абсолютно непонятно, почему христиане всегда толкуют свои догмы правильно и человечно, а не в духе реальных колониальных плантаторов). Справедливости ради, в самом Вавилоне тоже есть аболиционисты, хоть и немногочисленные: всё-таки рабы — это очень удобно.
  • Александр и Людмила Белаш, цикл «Война кукол» — именно так относятся к киборгам люди вообще и контора Баканар (организация по охоте на беглых киборгов) в частности. Но самое интересное, что многие из хакеров-создателей «Целевой функции» (вирусной программы, от которой киборги «оживают» и начинают бунтовать против хозяев — у неё не один автор, а множество, её постепенно дорабатывали в течение многих лет, от версии к версии), относятся к ним точно так же.
  • Дэвид Брин, цикл «Война за возвышение» — вся метацивилизация Пяти Галактик выстроена на основе права создателя. Разумные виды здесь сами собой не образуются — их создают путём Возвышения — серии генетических и кибернетических манипуляций над животными, которые превращают их в разумных существ. Так вот, «патрон» (раса, проводящая Возвышение) имеет все права на «клиента» (расу, которую он Возвысил). Загеноцидить, правда, нельзя, за этим следят, но заставить себе служить или даже убивать по своей прихоти отдельных представителей расы (не покушаясь на популяцию в целом) — вполне нормально. А поскольку раса-патрон тоже является чьим-то клиентом, то возникают целые пирамиды-семьи — разветвлённые цепочки, на вершине которых самые старые и влиятельные расы.
  • Хироюки Мориоки, Seikai no Saga — подобное отношение (подход создателя-кредитора) к Ав их создателей — японских традиционалистов — стоило последним их жизней. Во время действия собственно романа на этом пытается играть пропаганда Объединённого Человечества, утверждая, что Ав — всего лишь машины (подход создателя-скептика).
  • Межавторский цикл «Шальные карты»:
    • Травничек — прагматик по отношению к Модульному Человеку. В конце концов втянул того в войну джокеров с острова Рокс с правительственными войсками, а до этого не гнушался использовать записанные воспоминания Модульного как кино[1], невзирая на присутствие у собственного творения эмоций.
    • Genetrix (Ниоба) — кредитор. Её порождения по умолчанию верны ей, но сама Ниоба восторга от принципа действия своей суперспособности не испытывает, т. к. создаёт короткоживущие боевые единицы.
  • Дж. МкКрей, Червь — Бласто, Нилбог и с некоторыми поправками Ампутация и Валькирия. Бласто выращивает расходных гомункулов с соответствующим к ним отношением. Нилбог создаёт полноценных разумных существ и относится к ним как к детям, но принимает как данность и их готовность пожертвовать за своего создателя жизнями; впрочем, при создании «пушечного мяса» он не создаёт полноценные личности, т. е. полным прагматиком не является.
    • Ампутация — чистый прагматик. На мнение как расходного материала, так и других соавторов, чихать хотела — спасибо воспитанию Джека Остряка. В свои творения добавляет системы контроля.
    • Валькирия — кредитор. С помощью суперсил Джейми Ринке и Райли Дэвис фактически воскрешает мёртвых суперов, подразумевая присоединение этих в своём роде ревенантов к своему отряду, т. н. Стае.

Кино[править]

  • Star Wars — именно так большинство республиканцев и все без исключения каминоанцы относится к армии клонов. Боевые рабы? Дети-солдаты (им всем, напомним, десять хронологических лет!)? Да вы что, это же просто мясные дроиды (как в этом замечательном мире относятся к дроидам — отдельная песня). Даже мудрые и высокоэтичные джедаи отыгрывают троп весьма бодро. Нет, некоторые из них ведут себя как хорошие хозяева для рабов, а другие — как плохие. Но даже у хороших джедаев клоны всё равно дохнут пачками — и вообще никому не приходит в голову хотя бы для порядка предложить им демобилизоваться или рассмотреть замену солдатами-призывниками. Неудивительно, что в старой вселенной клоны с такой радостью выполнили в конце войны Приказ-66 (с другой стороны они и поступили как машины: главнокомандующий сказал мочить — значит мочить, без жалости и без злобы, вот джедаи ничего и не почувствовали). В диснеевской версии, правда, у них выбора не было — в канон вписали контролирующие чипы, которые при получении чрезвычайных приказов превращали клона в нерассуждающую марионетку.
    • В новом каноне, к слову, Империя достаточно быстро после войны распустила армию клонов и заменила ее на обычные войска и штурмовой корпус (в РВ имперцы спокойно клепали «армию рабов» до тех пор, пока каминоанцы не устроили бучу с использованием своей армии клонов).
  • Дилогия Ридли Скотта «Прометей» и «Чужой: Завет» целиком посвящена этому тропу. Инженеры пытаются по праву создателя обращаться с людьми, человек Питер Уэйланд — с андроидами, а андроид Дэвид — с Чужими. Во всех случаях это не приводит ни к чему хорошему.

Мультсериалы[править]

  • «Трансформеры: Первое поколение» — Квинтэссоны именно так относятся, к, собственно, Трансформерам. Создатели-кредиторы — прекрасно понимают, что их творения уже давно стали полноценными разумными существами, но именно это и делает таким замечательным развлечением издевательство над ними!

Видеоигры[править]

  • Detroit: Become Human — так-с, у нас тут игра про разумных андроидов, а значится, без данной дилеммы никуда. Собственно, в чем соль: андроиды изначально были разработаны как «бездушные» машины с определённым программным кодом, для выполнения определённого вида работы. Однако в результате необъяснимых причин (на самом деле очень даже объяснимых, но тут всё сложно и очень долго объяснять; кому интересно и кто не боится спойлеров — просим сюда) андроиды начали становиться девиантами, что в контексте данной игры значит, что в них просыпаются зачатки разума, а значит, и личности. Отсюда вытекает главная цель: доказать людям, что андроиды тоже способны на чувства; переубедить людей отказаться от собственнического отношения к андроидам, что сделать будет не так уж и легко. Конечно, тут скорее не «создатели», а просто «владельцы», купившие роботов за свои кровные, но суть та же.
  • Fallout 4 — Институт считает, что раз они создали синтов, то те им целиком и полностью принадлежат (хотя есть намёки, что ученые не сами их создали, а нашли довоенную технологию). Сами синты, Подземка и некоторые другие персонажи с этим не согласны.
  • Mass Effect — так некоторые квариане (в частности адмиралы Геррель и Зен, а поначалу и Тали) оправдывают свою враждебность к гетам, дескать, мы создали их и хоть не планировали сделать их разумными, имели полное право отключить, когда посчитали, что они становились угрозой для нас. Сочетание скептика с прагматиком.

Настольные игры[править]

  • Warhammer 40 000 — по крайней мере к некоторым Примархам (в основном к падшим) их создатель Император относился именно так. В бэке есть намёки, что на самом деле он так смотрел на всех своих детей, просто к некоторым отношение скрывал более удачно.

Примечания[править]

  1. Порнографическое — Модульный вполне андроморфен в деталях и является не только джентльменом, но и прекрасным любовником.