Потрескавшийся монолит

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Впечатление обманчиво. Господин судья, гнилое дерево кажется нам сильным и здоровым, пока молния не расколет его пополам. Порывы грозового ветра в ветвях дерева Империи уже слышны. Прислушайтесь – и вы услышите, как оно потрескивает. »
— Хари Селдон, "Основание"

Вы только взгляните на эту империю! Все подданные верны своему правителю, придворные и не думают интриговать, железный кулак её легионов бережет её от завистливых сосе… эй, а где империя и откуда взялись все эти королевства? Вы только что наблюдали троп в действии — когда нечто единое и непоколебимое внешне на самом деле имеет все шансы развалиться, причём не только «если будет атомная война» или «если нашествие монголов», а практически в нормальных условиях. Может касаться не только стран, но и организаций.

Примеры[править]

Общее[править]

Литература[править]

  • «Основание» Азимова, Галактическая Империя. Селдон прямо заявляет, что в будущем один из последних пятидесяти лет назовут годом ее падения, но сама Империя это падение заметит только спустя века. И оказался прав: через два века лучший имперский генерал заявлял что Империя сильна как никогда... в то время как последнему сильному императору оставался год жизни.
  • Райхсраум во вселенной Uber Alles.
  • Империя Аоитеков в "Хрониках Дебила". При первом взгляде кажется единой силой, но чем дальше приглядываешься, тем больше видно противоречий - между сословиями, между народами, между аристократическими родами, между политическими группировками... И империя в результате рухнула из-за единственной кражи, пускай и архиважного Амулета.

Телесериалы[править]

  • «Чернобыль: Зона отчуждения» — именно таким монолитом, по мнению авторов сериала, оказались США, развалившись после местного аналога Чернобыльской аварии.

Видеоигры[править]

  • Мод «Кайзеррейх» на «Hearts of Iron» — внешне единые Британия, Франция, Бхарта и Мак-Артуровские США могут в любой момент развалиться из-за неправильной внутренней политики.
  • Bannerlord (анонсированный приквел к Mount&Blade): Кальрадская империя именно такова. Колосс на глиняных ногах! (А судя по объективным размерам территории — не такой уж и колосс). Развалилась на части после убийства императора и отсутствия наследника. Слишком уж сильны были центробежные факторы, а скрепляющие — слишком слабы.
    • В сюжетном моде на Warband, именуемом Prophecy of Pendor, Баккусская империя была такой же. К началу игровых событий от неё остался жалкий огрызок — собственно императорский домен, а все богатые национальные окраины поотделялись («кто сколько унесёт суверенитета») с лёгкостью необычайной.
  • Кризис в Кремле — СССР, на начало игры выглядящий довольно грозно, вскоре начнёт сотрясаться от выступлений либералов и националистов, а разные кризисы и катастрофы здоровья ему не прибавят. При наихудшем сценарии республики начинают выходить из состава СССР вплоть до геймовера.
    • Также при ряде событий распасться могут Китай и Югославия.
    • Аверсия с США, которые никогда не распадаются. «Падение США» только превращает их в нейтральное изоляционистское государство, которое при особом успехе можно сменить на социал-демократический режим.
  • Fallout: New Vegas — по мнению многих как игроков, так и персонажей самой игры, таковым является Легион Цезаря. Например, Маркус полагает, что Легион следует не за идеями Цезаря, а за его личностью, и когда Цезарь умрёт (довольно скоро, т. к. у него опухоль мозга) — всё посыплется. История Улисса с Белоногими косвенно это подтверждает — дикарям плевать на идеологию, они идут за сильным вождём, по мере необходимости подражая ему. Тот же Улисс и Джошуа Грэхем, в свое время вообще второй человек в Легионе, считают, что Легион держится только за счёт непрерывной экспансии — что, учитывая почти полный отказ от технологий сложнее лопаты в пользу рабского труда, звучит весьма правдоподобно. Улисс так вообще прямым текстом заявляет, что Легион не перенесёт ни поражения, ни победы у дамбы Гувера: «Если Бык доберётся до моря, он обрушится сам на себя и погибнет».
  • Pathfinder: Kingmaker — Бревой. За 10 лет до начала игры правящая династия Бревоя таинственно исчезла. В итоге сила сдерживающая великие дома от кровопролития пропала и на момент начала игры в Бревое продолжается политический кризис, правящие дома хоть и сохраняют шаткий мир, тем не менее страна находится на грани гражданской войны.

Настольные игры[править]

  • «Треснувший монолит» Союза Технократии, из серии «Мир Тьмы» является кодификатором данного тропа. Магам он кажется единым монолитом, в то время как внутренние противоречия все сильнее раздирают его изнутри.

Реальная жизнь[править]

  • Ассирийская держава — первопример. Как только египтяне показали, что ашшур-задолбалов можно успешно бить — всё, казавшаяся вечной лафа (война-грабеж ассархаддон-стайл) закончилась, все пошли на охоту на «старого льва» и таки добили, взяв столицу «кровавого царства» — Ниневию — в 612 до н. э.
  • Римская империя с III века как минимум постоянно находилась на грани развала, но если слабо знать историю… Христианство ее в первый раз даже спасло от распада (назареи бросались на позиции галльских и пальмирских сепаратистов даже тогда, когда благоразумные митраисты-язычники отступали или вовсе дезертировали), но после Миланского эдикта… в общем, сравните опытного Сородича-Вентру с управляемым Зверем существом и примерно поймёте, почему период от смерти Юлиана до взятия Константинополя историки называют византийским, а не римским.
  • Империя Чингисхана казалась современникам именно что монолитной ордой, а оказалась велосипедом: пала сразу, как только не осталось сил двигаться вперёд, к последнему морю.
  • Германия. Сперва Второй Рейх, состоявший из недолюбливающих друг друга народов (собственно, даже первый император не любил немцев, кроме Пруссии). Потом в 1933 к власти пришел союз нацистов, промышленников и военных, втайне ненавидящих друг друга. Даже сейчас, после двух войн со всем миром, остаются сепаратисты, вроде баварцев.
  • Советский Союз — все видели. А ведь казался таким спаянным…
  • А вот Югославия и Австро-Венгрия не подходят — их непрочность была очевидна всем.