После дождичка, в четверг…

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

«После дождичка, в четверг…»фильм-сказка, снятый в 1985 г. Михаилом Юзовским (киностудия имени М. Горького, Ялтинский филиал). В основе лежит неоконченная пародийная пьеса-сказка А. Н. Островского «Три Ивана» (на фольклорной основе). Потом Юлий Ким написал на её основе пьесу. Базой для фильма послужил скорее кимовский вариант, чем текст Островского. Ким же и выступил в качестве автора сценария.

Действующие лица и исполнители[править]

(link)

Знакомьтесь: Кощей
  • Иван — истинный царевич (могучий парень) — Владислав Толдыков.
  • Иван-подкидыш (более субтильный, шустрый и пронырливый, с чертами трикстера, которому сам бог велел в скоморохи) — Алексей Войтюк.
    • Иван-подкидыш — Ивану, истинному наследнику: «Какой из меня царевич?.. Вот ты — другое дело. Тебе — только переодеться!».
  • Иван-Варварин — Геннадий Фролов.
    • «Я — царевич ИОАНН!».
    • Народ (в пьесе): «Наш Ванюшенька-Иван был хороший мальчуган, прыгал, веселился. Был такой, потом такой, нынче вовсе стал большой — о-о-очень изменился!..».
  • Кощей — Олег Табаков со своими пухлыми румяными щёчками и улыбкой от уха до уха, да ещё и в золотом парике.
    • «Ну сколько раз говорить: бессмертный я!».
  • Варвара — Валентина Талызина.
  • Егорий, брат Варвары — Юрий Медведев.
  • Милолика — Марина Зудина.
  • Царь Авдей — Олег Анофриев.
  • Царский шут — Василий Кортуков.
  • Маленькие роли при дворе Авдея: мамки-няньки (Мария Барабанова и Наталья Крачковская), стрелец (Сергей Николаев, известный по роли Упитанного-Невоспитанного), глашатай (Юрий Чернов, известный по роли писаря Чумички).
  • Жар-птица — Марина Яковлева.
    • Живой детектор лжи — знает про каждого, правду он говорит или врёт. Если кто-то говорит неправду, она порой буквально валится с ног от слабости. В итоге это оказалось навыком Чехова. Сумела определить, что в подменной шкатулке — настоящая, а не поддельная смерть Кощея. Честно предупредила Кощея. Потом она сказала, что Иван-Царевич является царевичем (хотя сам Иван-Царевич с самого детства считал себя крестьянином), а тот Иван, который рос у царя — всего лишь сын ключницы.
  • Баба-Яга — добрая и мудрая старушка, помогающая положительным героям, в исполнении Татьяны Пельтцер:
    • «Иди, иди. Я к тебе скворешню прибью [когда проиграешь, как все остальные, и станешь одним из деревьев]».
    • «Ой, что я творю, что делаю… Что делаю, что творю…»
  • Леший, мелкий подхалим — Владимир Фёдоров.
  • Шах Бабадур — Семён Фарада:
    • «Пришёл, кричишь, топочешь, грубиян!..»
    • «Я дарю тебе самое дорогое. Жизнь я тебе дарю!..»
  • Маленькие роли при дворе Бабадура: телохранитель (Владимир Епископосян), мудрец (Георгий Милляр), опахальщик (Юлий Ким).

Сюжет[править]

В один и тот же день родились два мальчика — сын царя Авдея и сын его ключницы Варвары. Обоих мальчиков назвали Иванами. И новорождённого подкидыша, которого нашли в капусте — тоже Иваном. Потом Варвара провернула хитрый план — инсценировала нападение разбойников, якобы спасла царевича, пожертвовав своим ребёнком, и отказалась от награды.

На самом деле она поменяла младенцев местами: своего положила в золотую царскую колыбель, чтобы потом усадить его на престол, а остальных двух отправила на каторгу (младенцев-то! очевидно, их предстояло растить при каторге…). Но царь поверил, и в последующие годы она постоянно манипулировала царём на том основании, что спасла его сына, постепенно выторговала себе немало милостей и взяла в свои руки чуть ли не все царство, тем более что царица рано умерла. Единственным человеком, который помогал сопротивляться этому давлению, был умный и обаятельный шут-сторож. Может, если бы его не было, царь Авдей давно сдался бы.

Прошли годы, мальчики выросли, и судьба им сулила отправиться на освобождение прекрасной девы, царевны Милолики, которая томилась в заточении у Кощея Бессмертного. А Кощей этот был не обычный. Обычно он какой? Уродливый старикашка с характерной внешностью «кожа да кости», а то и вовсе ходячий скелет. А этот был вполне симпатичный, в меру упитанный мужчина, и притом моложавый. Что он сам и объясняет: «Я Кощей и есть. (посмеивается) Не похож? Думали, худой да бледный? Зачем, почему? Я ведь в подвале не сижу, на цепях не вишу… и поправился за 300 лет. Сам других в цепях держу… почему, кстати, не в цепях? Непорядок…». Да и вообще он немного злодей по должности, немного феодал с желанием абсолютной власти на своей территории, а в чём-то мыслитель, размышляющий о хороших, плохих и их различиях.

Кажется, что перед нами забавный обаяшка. Но ни героев, ни зрителей не должна вводить в заблуждение его внешность. Окружающие могут подумать, что он играет на публику то ли милого злодея, то ли великолепного мерзавца, однако его действия показывают, что это лютый и невероятно циничный персонаж. Ему действительно смешна эта возня уже заранее приговорённых за свою нечестность рыцарей и царевичей вокруг заложницы. Прежде, чем разделаться с рыцарем, Кощей обожает поразвлечься, иногда с пользой. Перед смертью пытается ещё хохотнуть по привычке, но это уже нервное. И скоро пройдёт.

Вот смерть моя в золотом ларце, в хрустальном яйце!

У него, как и любого нормального Кощея, Смерть спрятана в яйце. Хрустальном. Но он оказался хитрее сказочных коллег и сделал фальшивое яйцо-хранилище. А настоящее было спрятано в подставке для ложного. Много богатырей приходило к нему, чтобы освободить пленницу, и всем он «доверял» во временное хранение свою Смерть… фальшивую. Никто не мог устоять перед соблазном разбить яйцо. А Кощей и рад их «наказывать за подлость», в том числе превращая в деревья! «Колечко-колечко, возьми человечка! Скрути его руки в упругие ветви! Сплети его ноги в корявые корни!».

Пришёл черёд и Ивану-Царевичу попытать счастья и убить Кощея. Однако произошла подмена ларца с фальшивым яйцом на ларец с настоящим, и в его руках оказалась настоящая смерть Кощея. Но Иван — человек слова: обещал Кощею не разбивать яйцо — и сдержал обещание, даже данное злодею. Только вот Кощей привык, что все всех обманывают, и не смог поверить, что тот, кто держал в руках настоящее яйцо с его Смертью, мог добровольно отказаться его разбить. Его честно предупреждают «Не фальшивка это!» — а он только насмехается. И презрительно швыряет яйцо, которое держит в руке… Конец Кощею!

Тропы в фильме[править]

  • А он вовсе не такой! — Кощей, конечно же! Зигзаг — не такой он только по внешности и поведению, а вот нутро у него всё такое же злодейское.
  • Безликие головорезы — слуги Кощея. Все они носят маски, копирующие его лицо. Маски, по всей видимости, медные, позолоченные. Позолота — а местами и золото — у Кощея вообще во дворце повсюду.
  • Всесильная бюрократия — Варвара ничего не может поделать с хитрым указом царя, который он написал как последнее средство, чтобы не отдавать хотя бы полцарства этим иродам. Но к указу можно выпустить «объяснения», чтобы отсеять всех конкурентов.
  • Держаться за руки — Кощей не может заколдовать героев, когда они держатся за руки.
  • Коронная фраза — «Обманули. Обидели».
  • У магии нет инерции — когда Кащей самоликвидировался, заколдованные царевичи-королевичи тут же вновь стали людьми. Ну и традиционно развалился дворец, куда же без этого в детской сказке.
  • Урон по одежде — «Только кафтан порвал» (Кощей после удара кинжалом в спину).
  • Участь хуже смерти — в отличие от легендарного прототипа, здешний Кащей не рубит на куски неудачливых героев, а превращает их в сухие деревья (мотив явно попячен из «Двух клёнов» Евгения Шварца). Которые всё чувствуют и понимают, но почти ничего не могут сделать. В одном из эпизодов они всё-таки смогли подать знак герою.
  • Темница сырая Каторга, на которой растут два Ивана. Сочетает в себе как архетипичные черты "средневековой" (ну, вплоть до ХХ века) каторги-тюрьмы (оборванные и заросшие каторжники, тяжелая работа с полным пренебрежением к технике безопасности) и черты концлагерей тоталитарных режимов ХХ века: в этом месте "пропадают" неудобные и неугодные люди. И скорее всего, каторжники - не воры-убийцы-разбойники, а чем-то не потрафившие режиму Варвары-ключницы с братом люди (а вышки со стражниками с луками - это же копия вышек с пулеметами). Царь Авдей, скорее всего, ничего об этой каторге не знает.

Тропы вокруг фильма[править]

  • Песни:
    • О ковре-самолёте.
    • Колыбельная песня — нянюшки баюкают трёх младенцев, которые вырастут в центральных персонажей: «Тихо-тихо в небе ясном, тихо-тихо в поле чистом».
    • Рабочая песня — «Песня каторжников».
    • «Тоска Милолики» (Заросла дороженька, затоптали поле. Одна-одинёшенька я живу в неволе…)
  • Последнее место в титрах — сознательное избегание тропа. Места в финальных титрах распределены так, будто их распределяли рандомайзером. Или что там в 1985 г. было — колода карт? Однако Табакова таки показали последним!
  • Странный грамматика — в названиях фильма и пьесы присутствует запятая, которой там совсем не место. Это потому, что Юлий Ким поиграл словами, превратив поговорку (она без запятой) в «как бы точное указание времени» (а тут уже нужна запятая, как, например, во фразе «после обеда, в понедельник»).
  • Ужас у холодильника:
    • Царица умерла. Стоп! А почему она умерла? Уж не помогла ли ей Варвара? Мать своего ребёнка от чужого, скорее всего, отличит, а послеродовой период — такой удобный для случайной смерти.
    • А что собираются делать Варвара с братом с Авдеем, когда он передаст царство мнимому сыну-царевичу? «Сомневающийся» царь тут очень неудобен. На открытое убийство они вряд ли бы пошли, но вот заморить голодом уже ненужного старика, у которого нет никакой поддержки, кроме шута — запросто…
    • Кстати, а кто отец Варвариного сына? Вроде никакого мужа у неё нет (да и отвечает она царю, что «одинёшенька»). Муж умер еще до рождения ребёнка? Случайная связь? А вдруг отец — это брат Варвары?
      • Как вариант, она выдает своего хахаля за брата, чтобы была официальная возможность держать его во дворце.
    • Отправка на каторгу двух невинных младенцев не вызвала ни у кого вопросов. Это что за порядочки в царстве у Авдея?
      • Судя по всему это не государственная каторга, а обыкновенные разбойники-работорговцы.
        • Скорее всего, все это сделано втайне от царя Авдея, который, тоскуя об умершей жене, запустил государственные дела, передав их в руки Варвары и ее братца. Так что люди иногда пропадают, а куда - никто не знает, потому что сбежать с каторги до Иванов с ковром никому не удавалось.