Поп-сюрреализм

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Сюрреализм — он как стихотворения в прозе: очень легко создавать — но необычайно трудно создать при этом что-то достойное. »
— Эрнест Адамс

В конце XX века самое высоколобое из постмодернистского творчества, такое как артхаус, перестало быть нишевым для узкого круга «новых интеллектуалов» и вошло в моду среди широкой аудитории. Однако, как мы понимаем, среднему читателю/зрителю не всегда достанет интеллекта и кругозора (а в первую очередь — мотивации) на фильм Линча, Куросавы или Бунюэля или роман Томаса Пинчона, Умберто Эко или Милорада Павича. Поэтому на рубеже веков появился такой жанр как поп-сюрреализм (или кока-кольная психоделика), который заимствует элементы стиля упомянутых авторов, но преподносит их в достаточно лёгкой и доступной форме, так что читатель или зритель в конце не теряется в догадках, а, наоборот, чувствует себя очень умным.

В России этот жанр стал популярен преимущественно в литературе в нулевые годы в подражание вошедшему тогда же в моду Паоло Коэльо: это связано с тем, что если в девяностые постмодернизм был контркультурно-нишевой парадигмой, в которой создавались поистине мозговыносящие произведения, то в нулевые постмодернистскими произведениями стала зачитываться столичная молодёжь, любившая листать книги в метро. В США жанр зародился примерно тогда же, но преимущественно в кинематографе.

Характерные признаки:

  • Вначале аудиторию долго интригуют вопросами и загадками, накручивающимися одна на другую (часто встречаются пафосно-символические элементы вроде таинственных знаков-гербов-гравюр или маньяка в костюме кролика-клоуна) — а затем всё это досконально раскладывается по полочкам, получая либо реалистическое, либо научно-фантастическое, либо мистическое объяснение (но мистика тоже вполне логичная и работает как законы физики). В зависимости от мастерства автора оно может быть разложено как аккуратно, так и не очень, со всевозможными натяжками и художественными условностями.
  • Либо же никакого сюрреализма в сюжете нет вообще, произведение представляет собой классический детектив/хоррор/научную фантастику — но чисто эстетически подражает Линчу или ему подобным.
  • Зачастую артхаусные приёмы вообще играют декоративную роль, а в центре внимания — экшен или любовная линия.

Важно понимать, что ничего плохого в этом явлении как таковом нет, и произведение такого плана, сделанное с душой, гораздо лучше невнятного труЪ-артхауса, где ничего не понятно, но и понимать как-то не хочется. Единственное плохое, что в этом может быть — это когда такое творчество либо подаётся на слишком серьёзных щах «зацените, какие мы интеллектуальные», либо переполнено настолько громоздкими и искусственными объяснениями, что, право, лучше было бы не объяснять (типичный пример такого плана — путешествия во времени и временные парадоксы, с помощью которых очень легко придать произведению искусственную сложность, при этом ничего не добавляя к нему по существу).

Примеры[править]

Литература[править]

  • Паоло Коэльо: «Алхимик», «Ведьма с Портобелло», и др.
    • И его коллега из России, что скрывается под псевдонимом «Анхель де Куатьэ».
  • Значительная часть произведений Макса Фрая, в частности, «Ключ из жёлтого металла».
  • Борис Акунин, начинавший в конце девяностых с классических детективов, в нулевые тоже уклонился в эту сторону. Самый, пожалуй, яркий пример — «Ф. М.», где сюжет крутится вокруг утраченной рукописи Достоевского, за которой в современной Москве охотятся Человек-Паук, Инуяся и Красная Шапочка с Волком. В конце всё объясняется вполне прозаически, правда, с изрядной долей художественной условности на грани магического реализма.
  • Евгений Лукин «Ё» — стёб над явлением. Аннотация обещает мистическую повесть, и вроде как текст поначалу соответствует аннотации. По факту сюжет оказывается чисто детективным.

Кино[править]

  • Кристофер Нолан в основном творит в этом жанре. Самые яркие примеры — «Начало», «Помни» и «Довод» (в последнем автор переборщил с той самой «искусственной сложностью» от путешествий во времени, из-за чего фильм интеллектуальнее не стал, но стал труднее для просмотра).
    • «Интерстеллар» — мы щас снимем такое крутое кино про космонавтов! Не какую-то там попсу, а прямо Твёрдую Научную Фантастику! Чтоб прямо по науке! Вы просто офигеете от того, что НФ будет не про поединки на лазырных мечях, а снова станет высоким жанров для интеллектуалов!
  • «Девушка в лабиринте» — пример удачного использования сабжа. По сути — классический детектив про маньяка (хоть и с изрядными допущениями и художественной условностью), но манера съёмки и антураж заставляют думать, что действие происходит в каком-то Зазеркалье.
  • «Запрещённый приём» Зака Снайдера.
  • «Игра» Дэвида Финчера — очень вольная адаптация романа «Волхв» Джона Фаулза, превращённая в голливудский сюжет с привкусом лав-стори о скучающем богаче, который с помощью экстремальных аттракционов заново обретает смысл жизни. Ещё один пример, когда сабж не идёт во вред: сделано всё очень качественно, и смотрится увлекательно.

Телесериалы[править]

  • «Lost», начавшись как более-менее тру-сюрреализм, в дальнейшем постепенно уклонился в сабж. Впрочем, некоторые загадки так и остались неразгаданными.