Попал — пропал

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Герой случайно/псевдослучайно/по какому-то делу попадает в некое закрытое место или сеттинг и, как полагается, между ним и местным лидером/окружением/ситуацией происходит сюжетообразующий конфликт. Однако ближе к концу истории зрителю становится понятно, что скорее всего, герой проиграет в этом конфликте — местность и безысходность затягивают героя в свои путы, и сбежать из неё оказывается невозможно. Так и происходит — в конце героя вместо кавалерии и победы ждёт в лучшем случае несчастливый конец и смерть или, если режиссёр со сценаристом сплоховали/стебутся, будет Дьявол из машины. Вполне вероятна и участь хуже смерти, когда герой сам превращается в одного из местных монстров (в физическом или психическом смысле) или же их раба, лишенного шансов на спасение.

Чаще всего действие тропа происходит в кино про пенитенциарные заведения (тюрьмы, лагеря и т. п.), психиатрические больницы или закрытые от общего мира сектантские общины и деревни/городки со зловещим секретом, но бывают и исключения. Хороший отыгрыш тропа — давать зрителю надежду до самой последней минуты, что протагонист выберется. Противотроп — Выбрался из ада.

Где встречается[править]

Фольклор[править]

  • Пословица «Коготок увяз — всей птичке пропасть» как раз об этом (редакторам — можно и в заголовок внести по желанию).

Литература[править]

  • Н. В. Гоголь, «Записки сумасшедшего».
  • А. П. Чехов, «Палата номер 6» — эталон и возможный кодификатор подобных историй.
  • Другой рассказ Чехова, где некий чиновник приезжает в родную деревню и в итоге умирает.
  • Истории про нацистские лагеря смерти чаще всего кончаются хэппи-эндом для героя/ев, но для всех остальных узников троп отыгрывается целиком и полностью (если, конечно, им не удается дожить до освобождения). Сюда же — истории про еврейские гетто на оккупированной нацистами территории (чаще всего — даже без хэппи-энда для ГГ).
  • Солженицын и Шаламов в историях про ГУЛаг пересказывают процесс в деталях, превращая полудокументальную автобиографию в данный троп, где для них всё кончилось хэппи-эндом, а для остальных персонажей — сабжем.
  • Деконструкции попаданческого жанра, когда ГГ вместо того, чтобы добиться в новом мире славы и почёта, оказывается там в полной заднице из-за… да-да, неприспособленности.
  • Стивен Кинг:
    • Рассказ «Рок-н-ролльные небеса» — об уютном городке, населённом мёртвыми рок-звёздами.
      • А также один из эпизодов изданных 24 годами раньше «Координат чудес» Роберта Шекли.
    • «Дети кукурузы».
    • Город Салимов Удел, захваченный вампирами. Фигурирует не только в одноименном романе, где описывается сам процесс, но и в рассказе, где становится таким местом уже после окончательной победы вампиров.
    • «Крауч-энд». Хотя в принципе выбраться оттуда можно, но это как повезет.
  • Творчество Кафки наполовину состоит из сабжа. А на вторую — из вывиха мозга.
  • «Реквием по мечте» весь об этом.
  • Юрий Нестеренко:
    • «Черная Топь» — в город Игнатьев, он же Черная Топь, трудно попасть, а выбраться практически невозможно.
    • «Комбинат» — герою даже почти удается уехать из Красноленинска… почти.
    • «Место» — субверсия. Вернуться из Места в обычный мир действительно нельзя, но не во всех случаях это плохо.

Кино[править]

  • Экранизации «Палаты», подробные и не очень.
  • «Остров проклятых» Мартина Скорсезе.
  • «Плетёный человек».
  • «Фиктивный брак» с Вячеславом Шалевичем и Петром Вельяминовым, поучительный забытый перестроечный фильм.
  • «Полёт над гнездом кукушки».
  • «Дом 1000 трупов».
  • «Человеческая многоножка».
  • «Город Зеро» Карена Шахназарова.
  • «Поворот» Оливера Стоуна: главный герой из-за поломки машины застревает в маленьком городке, помимо своей воли ввязывается в местные криминальные разборки, и местные как будто специально не дают ему уехать. В конце концов он уезжает со множественными ранениями и сломанной ногой… тут машина вновь ломается, и герой умирает на жаре в глуши.
  • «Степфордские жены» — для женщин, переехавших с мужьями в милый город Степфорд, все заканчивается именно так.

Телесериалы[править]

Любая криминальная драма про начавшего свой путь простого обывателя и кончающаяся для него полным разрушением всего регулярно подходит под троп.

  • «Агент национальной безопасности», серия про дурдом — субверсия. Николаев неоднократно пытается выбраться оттуда, но всякий раз это пресекается. Тем не менее, сериал продолжать надо, потому в конце к Николаеву приходит кавалерия.
  • «Во все тяжкие» — пополам с одноимённым тропом: это следует уже из названия. Уолтер Уайт и его ученик попадают в мир наркоторговли, попадают с юмором, но чем дальше, тем больше зритель понимает — при любом раскладе Уолтеру придёт конец: или тюрьма, или смерть.

Видеоигры[править]

  • Незабвенная Another World. Попаданец решает головоломки, рвётся на свободу и находит в том мире настоящего друга, но понятно, что он не выберется. К тому же около самого конца он получает серьёзную травму.
  • Mafia: The City of Lost Heaven. Как и в любой криминальной драме.

Музыка[править]

  • Hotel California же!