Понедельник начинается в субботу

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« — Вам известно постановление Учёного совета? — осведомился тощий.
— Мне, товарищ Дёмин, известно, что понедельник начинается в субботу, — угрюмо сказал Корнеев.
»
— Диалог бюрократа и учёного
Thumb

«Понедельник начинается в субботу» — одно из самых известных произведений Стругацких. Определить жанр повести не так-то просто (в статье «Научная фантастика» жанр обозначили как «Научное фэнтези»). Сами авторы назвали его «сказка для научных сотрудников младшего возраста». И действительно, для привычной научной фантастики (которую писали в т. ч. и АБС) Сказочный мир и Легендарная реальность — абсолютно чуждые сеттинги, а в мире сказок и мифов неуместны реалии советского НИИ. Но в ПНвС Странная альтернативная реальность — советская действительность перемешана с волшебными, мифическими и сказочными элементами. Сейчас уже понятно, что братья написали своё произведение в направлении Магический реализм, в котором эти миры органично совмещаются. Магический НИИЧАВО (НИИ чародейства и волшебства) и творящиеся вокруг него чудеса поначалу удивляют протагониста, однако позже он привыкает к ним, как и все жители городка. Сотрудники института, которые пытаются найти практическое применение всевозможным магическим и паранормальным явлениям, не скрываются, к ним приезжают журналисты, их изобретения внедряются в быт. Просто о сотрудниках мало кто знает, так как магия как отрасль науки (в сеттинге она ближе к высшей математике, чем к маханию палочкой) мало кому из неспециалистов интересна (да и маги не слишком «рисуются» на публику — разве что Выбегаллы какие-нибудь…). И вообще это вполне обычные учёные, со всеми положительными и отрицательными вытекающими. Только волшебники.

Сюжет[править]

Повесть состоит из 3 историй и послесловия.

  • «Суета вокруг дивана» — мы знакомимся с протагонистом, Александром Приваловым, от лица которого и ведется повествование во всех частях. В первой истории мы узнаём о чудесах, происходящих в небольшом северном русском городке, проблемах с законом, возникших у главного героя из-за избыточного любопытства, а в конце протагонист поступает на работу в заведение, которое, похоже и стоит за этими чудесами. Действие начинается вечером в четверг 26 июля 1962 года и завершается утром в субботу 28 июля 1962 года.
  • «Суета сует» — Заведение оказывается Научно-Исследовательским Институтом Чародейства и Волшебства, занимающимся плохо изученными законами природы, известными непосвященным как «магия». Привалов, уже слегка освоившийся, остается в НИИЧАВО ночным дежурным под Новый Год и на практике понимает, что значит любимая присказка магов «Понедельник начинается в субботу!», а попутно становится свидетелем экспериментов горе-вивисектора Выбегаллы. Действие начинается вечером 31 декабря 1962 года в понедельник и заканчивается утром 1 января 1963 года во вторник.
  • «Всяческая суета» — самая короткая, и, в большей степени, философская история в повести, разбавляемая, впрочем, весьма забавным путешествием протагониста по выдуманным мирам (каковое путешествие является одним сплошным На тебе! фантастике, современной авторам). Действие относится к интервалу от утра среды 10 апреля 1963 года до второй половины дня пятницы 12 апреля 1963 года, причём задним числом поминается вторник 9 апреля, а Янус Полуэктович предсказывает Привалову некоторые события субботы 13 апреля, и Для У-Януса и его попугая Фотона, бывших дискретными контрамотами, время течёт вспять — так что для него сюжет начинается 13 апреля и заканчивается 9.
  • Послесловие — «составлено лично А. И. Приваловым» и в шутливой форме (а заодно и в виде очередного «На тебе!» в адрес традиции «академических послесловий») «проясняет» необычные термины, использованные в повести. (Кстати, смех смехом, но это сейчас для нас термины типа «голем», «телепортация» и т. п. привычны. А вот в СССР 1960-х многое из этого было в диковинку).

См. также статьи Понедельник начинается в субботу/Сеттинг и Понедельник начинается в субботу/Идеология.

Герои[править]

  • Саша (Александр Иванович) Привалов, протагонист — программист из Ленинграда.
  • Витька Корнеев, Эдик Амперян, Роман Ойра-Ойра, Володя Почкин — молодые маги.
  • Стеллочка — ведьма-лаборант из лабратории Выбегаллы.
  • А-Янус Полуэктович Невструев и У-Янус Полуэктович Невструев (не близнецы) — соответственно, посредственный директор НИИЧАВО и крупный учёный международного класса, един в 2 лицах один и тот же человек в двух разнонаправленных временных линиях).
  • Киврин, Редькин, Хунта, Жиакомо — маститые маги и начальники отделов.
  • Профессор Выбегалло — мерзкий шарлатан-коньюктурщик, за счет «активной партийной позиции» умудряющийся оставаться «на плаву».
  • Мерлин — когда-то неплохой маг, катастрофически отставший от времени и скатившийся в практически открытое шарлатанство. Тем не менее — начальник отдела предсказаний (в силу отсутствия конкуренции за место).
  • Седловой — изобретатель машины времени для путешествий по вымышленным мирам. Кстати, это именно он появился перед Сашей Приваловым в Изнакурнож (неназванный маленький человечек с волосатыми ушами).
  • Камноедов — завхоз, отъявленный бюрократ.
  • Наина Киевна Горыныч.

Тропы и штампы[править]

  • Ye Olde Englishe. Начало диалога Мерлина и Ойры-Ойры (2 история, 1 глава).
«

— Good God! — сказал Ойра-Ойра, протирая запорошённые глаза. — Canst thou not come in by usual way as decent people do?.. Sir, — добавил он.
— Beg thy pardon.[1][2]

»
— Диалог
  • Анабиоз — авторы зверски поиздевались над тропом во время путешествия Саши Привалова в вымышленное будущее. Пока мужчины отправляются в космос, женщины остаются их ждать, замораживаясь в Пантеоне-Рефрижераторе. Это была пародия на Казанцева, у которого персонажи действительно обсуждали такой вариант, чтобы дождаться близкого человека из релятивистской экспедиции.
    • Скорее на «Пути титанов» Олеся Бердника или «Гриаду» Александра Колпакова, где такой вариант не просто обсуждался, а напрямую использовался.
  • Алкаш с золотыми руками — Хома Брут, помощник Выбегалло. «Выбегалло — демагог, — добавляет Хунта. — Бездарь. Сам он ничего не умеет. И выезжает он на таких безответственных дурачках, как вы и этот алкоголик — золотые руки».
  • Бафосное имя — Амвросий Амбруазович Выбегалло, Наина Киевна Горыныч, Магнус Фёдорович Редькин, Саваоф Баалович Один, Кристобаль Хозевич Хунта.
  • Будущее ради будущего:
«

— …Замерцали экраны, загремели планетарные двигатели, в которых взрывался ка-гаммаплазмоин… — Как-как? — спросил Витька. — Ка-гамма-плазмоин. Или, скажем, мю-дельта-ионопласт.

»
— Тунгусский метеорит — это космический корабль инопланетян-контрамотов
  • Бытовая магия — вообще-то здесь занимаются фундаментальными исследованиями магии, а прикладным применением балуется разве что Выбегалло (и то больше для самопиара). Это и в тексте подчёркнуто: «Организовать на телестудии конференцию знаменитых привидений или просверлить взглядом дыру в полуметровой бетонной стене могут многие, и это никому не нужно, но это приводит в восторг почтеннейшую публику, плохо представляющую себе, до какой степени наука сплела и перепутала понятия сказки и действительности. А вот попробуйте найти глубокую внутреннюю связь между сверлящими свойствами взгляда и филологическими характеристиками слова „бетон“, попробуйте решить эту маленькую частную проблемку, известную под названием Великой Проблемы Ауэрса!» Однако по мелочи маги балуются и сабжем:
    • Киврин сотворил две большие антоновки, Привалов под руководством Романа тренируется, творя груши.
    • Привалов пытается сотворить бутерброд с докторской колбасой и чашку чёрного кофе. Получается… в общем, полная чепуха. «Я обнаружил, что меня поджидает большая фарфоровая кружка с дымящимся кофе и тарелка с бутербродами. Кто-то из титанов обо мне всё-таки позаботился».
    • «Вот лучше бы сделали мне пару бутербродов. С маслом и с вареньем. Или десятку сотворите», — предлагает Саня Дрозд.
    • В новогоднюю ночь кто-то сотворил ледяное шампанское. «Не забудь завтра заплатить». «Эй, кто-нибудь, сотворите ему стакан».
    • Также Роман учит Сашу проветривать помещение магическим способом.
  • Вампир: «Упырь — кровососущий мертвец народных сказок. Не бывает. В действительности упыри (вурдалаки, вампиры) — это маги, вставшие по тем или иным причинам на путь абстрактного зла. Исконное средство против них — осиновый кол и пули, отлитые из самородного серебра. В тексте слово „упырь“ употребляется везде в переносном смысле». (Послесловие)
  • Великая Стена — Железная стена, разделяющая Мир Гуманного Воображения и Мир Страха перед Будущим.
  • Вербальный тик — Выбегалло со своими словами-паразитами «значить» и «эта».
  • Внутри больше, чем снаружи — НИИЧАВО снаружи выглядит небольшим и двухэтажным. Внутри — огромные крылья (все окна которых выходят на одну и ту же часть улицы) и этажи, посчитать которые пока что не удалось, потому что на верхних творится полная «Сказка о Тройке». (Каноничная «Сказка о Тройке» имеет место быть в Китежграде).
  • Вот упал метеорит…. В повести выдвинули версию, что Тунгусский метеорит — космический корабль контрамотов (т. е. существ, которые движутся во времени в обратную сторону).
  • В общем, он лопнул — второй кадавр Выбегаллы разорвался от обжорства. «И где же оно теперь, ваше недоверие? Лопнуло, товарищи, на глазах широкой общественности и забрызгало меня и товарищей из прессы…»
  • Всемогущество — Саваоф Баалович Один. Субверсия. «Где-то в середине шестнадцатого века он воистину стал всемогущим. Проведя численное решение интегро-дифференциального уравнения Высшего Совершенства, выведенного каким-то титаном ещё до ледникового периода, он обрёл возможность творить любое чудо. Он мог всё. И он ничего не мог. Потому что граничным условием уравнения Совершенства оказалось требование, чтобы чудо не причиняло никому вреда. Никакому разумному существу. Ни на Земле, ни в иной части Вселенной. А такого чуда никто, даже сам Саваоф Баалович, представить себе не мог».
  • Всё пошло слишком так — Модеста Матвеевича Камноедова убедили, что Привалова не существует:
«

Я дошел до стенда «Развитие идеи философского камня». Модест Матвеевич остановился, прочитал надпись на табличке: «Гомункулус лабораторный, общий вид». … Модест остановил меня. — А вы куда? На место, на место идите. Вы, извиняюсь, хамункулус? Ну и стойте, где положено…

»
Шутки ради
  • Туда же судьба обоих кадавров Выбегаллы.
  • Гадалка — в этом амплуа выступает Наина Киевна.
  • Гномы (общее). Здесь гномы используются как прислуга. «Маленький гном с волосатыми ушами уныло и старательно возил пальцами по обширной ведомости». «С портфелем под мышкой и тростью в зубах семенил гном».
    • «Гном в западноевропейских сказаниях — безобразный карлик, охраняющий подземные сокровища. Я разговаривал с некоторыми из гномов. Они действительно безобразны и действительно карлики, но ни о каких сокровищах они понятия не имеют. Большинство гномов — это забытые и сильно усохшие дубли». (Послесловие).
  • Говорить высоким штилем — в ходе путешествия Саши по вымышленным мирам. Возможно, пародируется творчество И. А. Ефремова.
  • Говорить словесной окрошкой — Фотончик.
  • Говорящее имя:
    • Саваоф Баалович Один.
    • Янус Невструев: имя взято у древнеримского бога, изображавшегося с двумя лицами, фамилия же намекает, что один из двух Янусов движется против времени, «не в струе» с остальным миром.
  • Голем. «Бен Бецалель успешно использовал Голема при дворцовых переворотах: глиняное чудовище, равнодушное к подкупу и неуязвимое для ядов, охраняло лаборатории, а заодно и императорскую сокровищницу». «Голем — один из первых кибернетических роботов, сделан из глины Львом Бен Бецалелем. (См., например, чехословацкую кинокомедию „Пекарь императора“, тамошний Голем очень похож на настоящего)» (Послесловие).
    • Кстати, поговаривают, что настоящий Голем до сих пор лежит на чердаке пражской Староновой синагоги, между обрывков старых свитков Торы.
  • Голос. В первой истории Саша дважды слышит голос: первый раз он исходит из зеркала (возможно, под воздействием волшебного дивана), второй раз с ним разговаривает кто-то из корифеев.
  • Город, которого нет. И Саша Привалов оттуда.
  • Гурман-порно.
    • Голодный Саша Привалов думает о еде.
    • В чайной. «Я взял себе полную тарелку жареной рыбы, три стакана чаю и три бутерброда с балыком».
    • Да это-то ладно… Эпизод с сотворением бутерброда — вот где красота неземная!
  • Джинн. Фигурируют и Щука, с которой разговаривает Саша Привалов, и Золотая рыбка, погибшая от взрыва глубинной бомбы.
    • Есть там и настоящие джинны, которые заточены в сосуды. В отличие от Щуки, не умеют ничего, кроме как строить дворцы и разрушать города. «В отделе Оборонной Магии работал Питирим Шварц, беззаветно трудившийся над проектом джинн-бомбардировок. Суть проекта состояла в сбрасывании на города противника бутылок с джиннами, выдержанными в заточении не менее трех тысяч лет. Узнав о водородной бомбе и бактериологической войне, он роздал имевшихся у него джиннов по отделам».
    • Одного из них Саша видел в кабинете у Витьки Корнеева.
    • Потом Саша увидел, как в стендовом зале усмиряли выпущенного из бутылки джинна — в вольере, огороженном щитами Джян бен Джяна и закрытом сверху мощным магнитным полем, его стегали высоковольтными разрядами, а потом стали трясти на вибростенде.
    • Наконец, Роман Ойра-Ойра, метнув бутыль с джинном, ликвидировал последнего из кадавров Выбегалло.
    • А ещё есть ифриты, которые охраняют вход в приёмную Модеста Матвеевича. «Нос каждого был прободён массивным золотым кольцом с жестяным инвентарным номерком». Причём один из этих ифритов когда-то людоедил по молодости лет и до сих пор иногда облизывается при виде человека…
  • Длинное имя — некий португалец Франсиско-Каэтано-Августин-Лусия-и-Мануэль-и-Хосефа-и-Мигель-Лука-Карлос-Педро Тринидад. Родители: Педро-Карлос-Лука-Мигель-и-Хосефа-и-Мануэль-и-Лусия-Августин-Каэтано-Франсиско Тринидад и Мария Тринидад. Анацефал. Кавалер Ордена Святого Духа, полковник гвардии.
  • Добрый волшебник — Фёдор Симеонович, заведующий отделом Линейного Счастья, и весь отдел в целом: «Здесь было царство Фёдора Симеоновича, здесь пахло яблоками и хвойными лесами, здесь работали самые хорошенькие девушки и самые славные ребята. Здесь не было мрачных изуверов, знатоков и адептов чёрной магии, здесь никто не рвал, шипя и кривясь от боли, из себя волос, никто не бормотал заклинаний, похожих на неприличные скороговорки, не варил заживо жаб и ворон в полночь, в полнолуние, на Ивана Купала, по несчастливым числам. Здесь работали на оптимизм. Здесь делали всё возможное в рамках белой, субмолекулярной и инфранейронной магии, чтобы повысить душевный тонус каждого отдельного человека и целых человеческих коллективов. Здесь конденсировали и распространяли по всему свету весёлый, беззлобный смех; разрабатывали, испытывали и внедряли модели поведений и отношений, укрепляющих дружбу и разрушающих рознь; возгоняли и сублимировали экстракты гореутолителей, не содержащих ни единой молекулы алкоголя и иных наркотиков. Сейчас здесь готовили к полевым испытаниям портативный универсальный злободробитель и разрабатывали новые марки редчайших сплавов ума и доброты».
  • Домовой. «Это либо вконец опустившиеся маги, не поддающиеся перевоспитанию, либо помеси гномов с некоторыми домашними животными. В институте находятся под началом М. М. Камноедова и используются для подсобных работ, не требующих квалификации». (Послесловие) Например, ассенизаторы.
    • Среди них выделяется Тихон.
    • Какой-то домовой написал в стенгазету заметку «Когда же продуют паровое отопление на четвёртом этаже».
  • Дракон — в виварии проживает Лернейская гидра. Настоящий дракон тоже есть, в двух экземплярах: в виде скелета и живого существа.
  • Дракула: «Дракула, граф — знаменитый венгерский вурдалак XVII—XIX вв. Графом никогда не был. Совершил массу преступлений против человечности. Был изловлен гусарами и торжественно проткнут осиновым колом при большом скоплении народа. Отличался необычайной жизнеспособностью: вскрытие обнаружило в нём полтора килограмма серебряных пуль». (Послесловие).
    • Среди экспонатов музея есть «правый глазной (рабочий) зуб графа Дракулы Задунайского», по поводу которого Привалов замечает: «Я не Кювье, но, судя по этому зубу, граф Дракула Задунайский был человеком весьма странным и неприятным».
  • Естественность сверхъестественного. Магические законы ничем не отличаются от обычных законов природы, и их можно так же изучать и использовать в интересах человечества. Научный подход к магии — именно то, чем занимаются персонажи повести. Писали её люди талантливые, любящие науку, заложившие в произведение жизненный философский смысл и создавшие романтический образ мага-учёного-творца.
  • Заключённое зло — Кощей Бессмертный. «В институте им очень дорожили, так как попутно он использовался для некоторых уникальных экспериментов и как переводчик при общении со Змеем Горынычем». Живёт в виварии. «Великий негодяй обитал в комфортабельной отдельной клетке с коврами, кондиционированием и стеллажами для книг. По стенам клетки были развешаны портреты Чингисхана, Гиммлера, Екатерины Медичи, одного из Борджиа и то ли Голдуотера, то ли Маккарти. Кощей в отливающем халате стоял перед огромным пюпитром и читал офсетную копию „Молота ведьм“».
  • Инквизиция:
    • «„Молот ведьм“ — старинное руководство по допросу третьей степени. Составлено и применялось церковниками специально в целях выявления ведьм. В новейшие времена отменено как устаревшее». (Послесловие).
    • Один из ведущих учёных института, Кристобаль Хозевич Хунта, в молодости «долго был Великим Инквизитором и по сию пору сохранил тогдашние замашки».
  • Змей Горыныч:
    • В музее при НИИЧАВО находится экспонат «Змей Горыныч, скелет, 1/25 нат. вел.» (похоже на скелет диплодока с тремя шеями).
    • В самом здании института проживает другой Горыныч.
    • Что касается гражданки Наины Киевны Горыныч, то о её родственных отношениях с драконом авторы стыдливо умолчали.
  • Знаменитая завершающая фраза — «Но это уже совсем другая история» в конце каждой из трёх глав.
  • Кавайная нэко — кот Василий, шутки ради.
  • Канонический иллюстратор — Евгений Мигунов
  • Кирпич — Книга Судеб. Педаль в мантию и, разумеется, шутки ради. «Книга Судеб печаталась петитом на тончайшей рисовой бумаге и содержала в хронологическом порядке более или менее полные данные о 73 619 024 511-ти человеках разумных». Последним в последнем томе регулярного издания, вышедшем в прошлом году, числился португалец с длинным именем, анацефал и полковник гвардии, умерший на следующий день после рождения. «Издательство предприняло публикацию срочных нерегулярных выпусков, в которых значились только годы рождения и годы смерти. В одном из таких выпусков я нашёл и своё имя. Однако из-за спешки в эти выпуски вкралась масса опечаток, и я с изумлением узнал, что умру в 1611 году. В восьмитомнике же замеченных опечаток до моей фамилии ещё не добрались».
  • Колдун и воин (пополам с Учёный и священник) — Кристобаль Хозевич Хунта. Про Витьку Корнеева протагонист, говорит что он «не дурак подраться». Впрочем, Корнеев так и не подрался ни с кем…
  • Коронная фраза. «В таком вот аксепте» — именно этой фразой М. М. Камноедов (величественный, властный и малограмотный администратор из «Понедельника») любит завершать свои речи, содержащие ЦУ и ЕБЦУ.
  • Кроссовер — в НИИЧАВО работают Вий, Баба-Яга (она же ведьма Наина), Кот Учёный и ещё куча сказочных персонажей.
  • Лаборатория — их полно.
  • Левитация:
    • Офигевший Саша Привалов (которому все эти магические практики еще в новинку) наблюдает за левитацией Витьки Корнеева.
    • Старенький, не особо успешный маг Луи Седловой предаётся ностальгическим воспоминаниям: «Раньше я левитировал, как Зекс…»
    • «Левитация — способность летать без каких бы то ни было технических приспособлений. Широко известна левитация птиц, летучих мышей и насекомых». (Послесловие).
  • Литерал (приём комизма) — путешествуя в мире фантастических произведений, Привалов с удивлением обнаружил, как инженеры, разговаривающие технотрёпом, изобретают… велосипед.
  • Маги живут долго — маги живут ровно столько, сколько надо им самим. Хунта, например — бывший испанский инквизитор. Да-да, из времён расцвета Инквизиции! И, кстати, современник Карла Великого. В смысле, уже в дремучем VIII в. был магом!
  • Магия зеркал — в Изнакурнож есть зеркало, которое разговаривало с Сашей.
  • Макгаффин — диван. Для Корнеева это транслятор магического поля, для Редькина — возможное вместилище легендарного «Белого тезиса», для зав. АХЧ Камноедова — предмет инвентарный № такой-то, не подлежащий порче и разбазариванию.
  • Машина времени Луи Седлового предназначена для путешествий по вымышленным мирам. «Некоторые учёные бились над проблемой передвижения по физическому времени, правда, безрезультатно. Но зато кто-то из старых, знаменитых, доказал, что можно производить переброску материальных тел в идеальные миры, то есть в миры, созданные человеческим воображением. Реально существует мир, в котором живут и действуют Анна Каренина, Дон-Кихот, Шерлок Холмс, Григорий Мелехов и даже капитан Немо. Этот мир обладает своими весьма любопытными свойствами и закономерностями, и люди, населяющие его, тем более ярки, реальны и индивидуальны, чем более талантливо, страстно и правдиво описали их авторы соответствующих произведений». На ней Саша реально смог попасть в эти миры.
    • А также На тебе! всему соцреализму и советской прессе от Романа: «А этот Седловой не пытался путешествовать в описываемое настоящее? По-моему, это было бы гораздо забавнее».
    • При том, что способы перемещения по физическому времени есть, и известно как минимум два способа. Первый — У-Янус как дискретный контрамот (при окончании дня, ровно в полночь, перемещается во вчерашний, а не завтрашний день) вполне может, скажем, перейти «своим ходом» из одиннадцатого числа в девятое и передать сотруднику в прошлом (например, Привалову) информацию о том, что десятого числа случился такой-то инцидент, который персонаж впоследствии с информацией решает и сообщает У-Янусу из одиннадцатого числа, что все было сделано правильно, или же что проблему решить не вышло и надо сказать персонажу из девятого числа ещё что-то. Второй способ — Большая Круглая Печать, принадлежащая Тройке и изменяющая реальность на то, что написано в документе — что значит, что при помощи её можно не только переписать историю (причем изменив ход событий так, что настоящим вариантом станет именно тот, что записан на бумаге, даже если в «исходном» варианте реальности все было не так), но и вообще сделать ещё одну такую же, поменять законы физики, или ещё что-то — в общем, буквально все, что можно вообразить и выразить письменно, и не только это, поскольку действие БКП и пропечатанных ей бумаг стоит в приоритете над законами физики, магии, причинно-следственными связами и вообще почти над буквально всем.
  • Мифологический декаданс. Волшебники и шкажошные шушества неплохо устроились в учреждении, встроенном в советскую систему.
  • Мистификация. Название «Понедельник начинается в субботу» изначально появилось как розыгрыш Б. Стругацкого — якобы так назывался новый роман Эрнеста Хемингуэя.
  • Мифы о магии. В конце есть словарик-приложение, где протагонист разъясняет магические термины, и в ряде пунктов написано, что этого не бывает, что это обывательское заблуждение, и объясняется, что так называется на самом деле.
  • Мне на самом деле семьсот лет — Невструев, Хунта, Киврин и множество других. Их похождения в стародавние времена неоднократно описываются.
  • Молоко-плюс — Модест Матвеевич напомнил Привалову перед дежурством: « Посетите виварий. Если надзиратель пьёт чай — прекратите. Были сигналы: не чай он там пьёт». И когда Саша направился в подвал, то действительно — «надзиратель вивария, пожилой реабилитированный вольноотпущенный вурдалак Альфред, пил чай. При виде меня он попытался спрятать чайник под стол, разбил стакан, покраснел и потупился».
  • Нарочито плохо — поэтическое творчество сотрудников НИИЧАВО, «Раскопай своих подвалов…» Привалова (и неумелая сатира) и «По дороге едет ЗИЛ, им я буду задавим» Почкина. В последнем случае, впрочем, не обошлось без цензуры: изначально по дороге ехал ЗИМ — и было хотя бы в рифму; цензура же потребовала вырезать отсылку к опальному Молотову, так что двустишие вышло ещё более дубовым.
  • На тебе!. Повесть почти целиком состоит из отсылок к реальным лицам, которые были лично знакомы авторам. преимущественно к сотрудникам Пулковской обсерватории, где работал Б. Стругацкий. Иногда это дружеские шаржи, а иногда особенного дружелюбия не заметно (а это как раз сабж).
  • Натяжной диалог. Умело обыграно «Скажи мне ещё раз». Но там эти диалоги оправданы: Янус Невструев — это кусочно-непрерывная функция от времени, и просто не помнит, что было вчера (его от «нашего» вчера отделяет половина взрослой жизни), зато прекрасно помнит, что было завтра.
  • Неатомная бомба — атомная бомба тут известна, но: «В-ваших идеальных людей н-на неприятельские б-базы сбрасывать надо. Н-на страх а-агрессору». © Идею, впрочем, никто не подхватил. Также в проекте были джинн-бомбардировки, но не выдержали конкуренции с атомной бомбой.
  • Не в ладах с арифметикой. Во всех изданиях до 1992 года Привалов на инструктаже у Камноедова говорит о списке сотрудников, допущенных к работе в ночное время: «Вот тут наличествуют товарищи в количестве… м-м-м… двадцати одного экземпляра, лично мне неизвестные». Камноедов поясняет: «Лица, поименованные с номера четвертого по номер двадцать пятый и последний включительно, занесены в списки лиц, допущенных к ночным работам посмертно». Простой подсчет: с 4-го по 25-й — это не 21, а 22. В изданиях после 1992 года публиковалось уже верно («двадцати двух экземпляров»). Интересно, что в рукописи первоначально было напечатано «двадцати двух экземпляров», а затем перечеркнуто и поверху написано «двадцати одного экземпляра». Ошибка ли это? Привалов осчитался от усердия? Проверяет, как со счётом у могучего Камноедова (А в поздних изданиях шутку ээ… рационализировали и утилизировали)?
  • Не в ладах с культурой — «А вот попробуйте найти глубокую внутреннюю связь между сверлящим свойством взгляда и филологическими характеристиками слова „бетон“». Будет трудненько, так как у отдельного слова, неважно, «бетон» или «вагон» или «батон», не может быть «филологических характеристик»: филология изучает ТЕКСТ.
  • Неожиданно низкий голос — у Наины Киевны. Возможна аллюзия на Георгия Милляра, когда он играл Бабу-Ягу в фильмах-сказках.
  • Нет антагониста — Выбегалло, Камноедов и Дёмин, конечно, те ещё типы, но книга-то не о них.
  • Оборотень. «Человек, способный превращаться в некоторых животных: волка (вервольф), лисицу (кицунэ) и т. д. У суеверных людей вызывает ужас, непонятно почему. В. П. Корнеев, например, когда у него разболелся зуб мудрости, обернулся петухом, и ему сразу полегчало».
  • Одержимая машина — компьютер с подселённой душой (эксперимент Киврина), добрая версия тропа. В тексте назывался «Алдан», в послесловии же сказано, что «электронной машины, под названием „Алдан“, в природе не существует» (народное/некорректное название?), что не отменяет факта существования конкретного «душевного» компьютера как такового.
  • Оккультрёп — пародия: Привалов пытается использовать описанное адским оккульттрёпом (пополам с технотрёпом, разумеется) суперсложное заклинание, предназначенное, чтобы проветрить комнату. «Реальный прототип» Привалова очень раздражён тем, как авторы изобразили точную магическую науку, ведь «Сатурн в описываемый момент времени никак не мог находиться в созвездии Весов» и ещё куча подобных ляпов.
  • Отсылка. Мальчишки, уроженцы Соловца, видят Сашу Привалова, одетого в заграничные шмотки и приехавшего на машине, и начинают дразнить его: «Стиляга! Стиля-ага! Тонконогий [т. е. в джинсах, сильно зауженных по тогдашней западной моде]! Папина „Победа“!». Отголосок травли «стиляг», длившейся в течение 1950-х и не утихавшей и в ранние 1960-е, особенно в провинции. См. фильм «Стиляги» (2008), там и явление (существовавшее с 1949 г.) показано, и тема раскрыта в целом верно. «Папина „Победа“» — это знаменитая карикатура художника Бориса Пророкова, опубликованная в «Крокодиле» в 1954 г., а затем вплоть до начала 1960-х распространявшаяся в виде плаката, и в провинции висевшая на всяких «Досках позора» (с подтекстом «не будь таким»), рядом с фотографиями реальных «отстающих на производстве», «нарушителей дисциплины», «пьяниц и дебоширов» и «расхитителей соцсобственности». На карикатуре Пророкова — наглый, самодовольный и тупорылый молодой стиляга с моднючей, утрированной причёской, в заграничной одежде и ярком нелепом галстуке с обезьянкой стоит в гордой позе около папиного автомобиля ГАЗ-М-20 «Победа» (на заднем сиденье которой — пустые бутылки из-под алкоголя) и ощущает себя «почти заграничным человеком, таким, как в кино» (папа, скорее всего, крупная шишка, может быть, даже с правом выезда за границу; как более вероятный вариант — учёный, деятель искусства или работник торговли, потому что партийного руководителя взгрели бы за такого сынка).
  • Очкарик — Саша Привалов.
  • Ошибка Божия. А вот это уже официальная ошибка. Когда подчиненные Януса Полуэктовича обнаруживают, что он контрамот, они воображают ситуацию, когда У-Янус встречает знакомого, и тот ему сообщает, что видел накануне в газете его некролог. Но такого произойти не могло: с точки зрения нормального наблюдателя А-Янус не существует во всех тех моментах времени, что предшествуют его смерти. Поэтому никакая публикация о его смерти невозможна: газеты не публикуют сообщений о смерти людей, которых никто никогда не знал и знать не мог. Должна была повториться история с попугаем, с той разницей, что дохлый и оживший попугай — это интересно, а неизвестно откуда взявшийся труп, вдобавок еще и воскресший на следующий день — это жутко. Борис Натанович был с этими размышлениями ознакомлен и взял ляп на заметку. Как следствие, начиная с 1992 года, в комментариях Привалова (пункт первый) появляется вставка: «Я, конечно, не считаю последней главы третьей части, где авторы хотя и попытались показать работу мысли, но сделали это на неблагодарном материале довольно элементарной дилетантской логической задачки (ПРИ ИЗЛОЖЕНИИ КОТОРОЙ УХИТРИЛИСЬ ДОПУСТИТЬ ВДОБАВОК ДОСТАТОЧНО ПРИМИТИВНЫЙ ЛОГИЧЕСКИЙ ЛЯП, ПРИЧЕМ НЕ ПОСТЕСНЯЛИСЬ ПРИПИСАТЬ ЭТОТ ЛЯП СВОИМ ГЕРОЯМ. ЧТО ХАРАКТЕРНО)».
  • Пародия — меметичное путешествие Привалова в «описываемое будущее». Известно в основном стёбом над твёрдой НФ и утопиями («и самый последний землепашец имел не меньше трёх рабов…»), менее известно, что в рамках «мира Страха Перед Будущим» отстебали ещё и боевики, постапокалипсис и боевики в постапокалипсисе.
  • Перекачаешься — лопнешь — сомнительный случай. Решив уравнение высшего совершенства, Саваоф Баалович Один обрел всемогущество… которым невозможно пользоваться. И оно то ли закрыло ему магию предыдущего уровня (этот троп), то ли у него просто руки опустились (тогда не он). Из текста однозначно это не следует.
  • Плащ невидимости — кепка-невидимка. Выглядит как засаленный картуз, находится в музее Изнакурнож.
    • Субверсия. Редькин изобрёл портки-невидимки (кюлоты-невидимки, штаны-невидимки, брюки-невидимки). Он их постоянно совершенствовал и никак он не мог их отладить. «Во время демонстрации модернизированной модели брюки вместо того, чтобы сделать невидимым изобретателя, вдруг со звонким щелчком сделались невидимы сами».
  • Повторяющееся начало. Советские писатели иногда начинали произведения с фразы «Я приближался к месту моего назначения» из пушкинской «Капитанской дочки», чтобы показать не совсем серьёзный настрой произведения. Присутствует и в сабже.
    • Инверсия. Все главы заканчиваются фразой «Но это уже совсем другая история», которая полюбилась фанфикерам.
  • Поджог, убийство и переход на красный свет — причины, по которым лучше не ездить на полигон, где должны пройти испытания очередного кадавра: «— Холодно, — напомнил Витька. — Мороз. Выбегалло».
  • Протащить под радарами. Выбегалло любит в спорах в качестве аргументов использовать выражения на французском, обычно взятые из «Войны и мира» Л. Н. Толстого (смесь французского с нижегородским). Его реальные прототипы цитировали классиков марксизма-ленинизма. Впрочем, к ним Выбегалло тоже регулярно делает отсылки — как правило, более или менее притянутые за уши. Например, когда он всего лишь не согласен с доводами собеседника, он может крикнуть «Хватит разводить махизьм и всякий эмпириокритизьм!» © (sic![3]). Это тоже проскочило сквозь цензуру.
  • Профессор Выбегалло — собственной персоной, кодификатор. Также упоминается Джузеппе Бальзамо и его не очень удачный матрикат — граф Калиостро.
  • Ружьё Чехова: проект заброшенного отдела Оборонной Магии по использованию джиннов в качестве оружия массового поражения, закрытый из-за дороговизны и неконкурентоспособности по отношению к неволшебным технологиям. В результате во время устроенного Выбегаллой с непреднамеренной помощью Привалова конца света именно в таком качестве Ойра-Ойра джинна и использует, в результате чего ему удаётся благополучно спасти мир.
  • «Руслан и Людмила»: появляются учёный кот, дуб и русалка. Иронически обыгрывается ошибочное понимание образа русалки: «Я присел под дубом. На голову мне посыпался мусор. Странный это был мусор, неожиданный: крупная сухая рыбья чешуя». «Русалка, живущая на дубе, представляла определённый интерес. Я ничего не имею против русалок, но не представляю себе, как они могут лазить по деревьям… хотя, с другой стороны, чешуя?..»[4]. А ещё Наина Киевна.
  • Техномагия: тут и волшебная машина времени, и гомункулы-кадавры в автоклавах, и компьютер с вселённой в него душой. А ремонтирует всю эту красоту сам бог, который решил отказаться от своего всемогущества и стать главным ремонтным техником НИИЧАВО.
  • Самодельное чудовище пополам с Несовместимая с жизнью жадность.
    • Второй кадавр Выбегалло (модель Человека, неудовлетворённого желудочно, он же антропоид). Модель была копией Выбегалло и даже разговаривала, как он, ела отруби, селёдочные головы и хлеб (на людоедство намеки тоже были), пила обрат. «Пока ей хотелось лопать, она чихала на свой духовный мир, потому что хотела лопать и лопала. Насытившись же, она игнорировала свой духовный мир, потому что соловела и временно уже ничего больше не желала».
    • Третий кадавр Выбегалло, пародия на воинствующего потребителя (модель Человека, полностью удовлетворённого, он же антропоид) — педаль в земную кору, пополам с Человек массового поражения: пытаясь дотянуться до ВСЕХ материальных ценностей, искривил пространство-время. Кадавр, конечно, не виноват, его так запрограммировали. А вот того, кто программировал, это очень не красит… «Вот наш идеал! Все потребности в нём заложены, какие только бывают на свете. И все эти потребности он может удовлетворить. Это будет исполин духа и корифей!». Киврин шутя посоветовал профессору создавать таких «кадавров» для военных целей.
    • Вокруг порога «Родильного Дома» была проведена толстая магическая черта, расписанная корявыми каббалистическими знаками. Это было заклинание против гаки — голодного демона ада.
    • Были также упомянуты первый кадавр Выбегалло, он же «Кадавр/Модель человека, неудовлетворённый/ого полностью» («Полностью неудовлетворенный антропоид поспел первым — он вывелся две недели назад. Это жалкое существо, покрытое язвами, как Иов, полуразложившееся, мучимое всеми известными и неизвестными болезнями, страдающее от холода и от жары одновременно, вывалилось в коридор, огласило институт серией нечленораздельных жалоб и издохло».) и «модель бессмертного человека» из отдела Вечной Молодости, которая в итоге «после долгой и продолжительной болезни скончалась» и которая тоже могла быть создана Выбегаллом. Обе модели не имели особой сюжетной важности и не нанесли особых разрушений (хотя, если первый кадавр действительно болел «всеми известными и неизвестными болезнями», а не испытывал их безопасную для окружающих имитацию, то по опасности затыкал второго и третьего кадавров за пояс — не иначе как после него пришлось использовать 99 % хлорку, или что помощнее).
  • Самокопирование — для выполнения рутинной работы сотрудники НИИЧАВО создают собственных дублей, заточенных на примитивные действия вроде пайки контактов или стояния в очереди за зарплатой.
    • А Витька Корнеев в качестве аргумента в философском споре создал свою уменьшенную копию, способную создавать цепочку всё более уменьшенных.
  • Сеньорес, амигос и чикос — Хунта.
  • Смешные деньги/Уничтожение денег.
« А екатериновками? Сундуки оклеивала! А керенками-та, керенками! Ведь печку топила керенками… »
— Щука — Наине Киевне
  • Совпадающая неверная аббревиатура — обыграно. Саша Привалов видит табличку «КОТ НЕ РАБОТАЕТ» — и ему кажется, что имеется в виду Комитет Оборонной Техники. Откуда ему знать, что речь о хатуль мелумад том самом пушкинском коте, который «песни заводит» и «сказки говорит»!
    • А когда он пытается расшифровать аббревиатуру НИИЧАВО — он сразу понимает, что это Научно-исследовательский институт… но вот чаво? В смысле — чего? Правильное, но невероятное истолкование «…ЧАродейства и ВОлшебства» не приходит ему в голову. Вместо этого он сначала предполагает «…Чрезвычайно Автоматизированной Вооружённой Охраны» (что само по себе уже есть лёгкий вывих мозга), а потом — видимо, нервно прикалываясь — выдаёт также версию «…Чёрных Ассоциаций Восточной Океании» (!).
  • Спрятавшийся ребёнок — их видел Саша во время путешествия на машине времени «Несколько мальчишек с томиками Шекспира, воровато озираясь, подкрадывались к дюзам ближайшего астроплана. Толпа их не замечала».
    • Отсылка к повести Григория Адамова «Победители недр»: в буровой аппарат, предназначенный для автономного спуска на пятнадцать км под землю, к трём штатным членам экипажа добавляется «заяц» — пионер Володя, прихвативший с собой томик Шекспира.
  • Странная альтернативная реальность: Советская действительность, перемешанная с откровенно сказочно-мистическими элементами.
  • Умная говорящая птица пополам с Забавный попугай. Фотончик, зелёный попугайчик Януса, контрамот (т. е. движется во времени назад).
  • У нас страшнее призраки. «Фантом — сгусток некробиотической информации. Фантомы вызывают суеверный ужас, хотя совершенно безобидны. В институте их используют для уточнения исторической правды, хотя юридически считаться очевидцами они не могут». (Послесловие).
  • Утопия. Во время путешествия на машине времени Луи Седлового Саша встречается с персонажами утопий, которые любят философствовать.
  • Химера — гарпии, которых содержат в виварии. «В греческой мифологии — богини вихря, а в действительности — разновидность нежити, побочный продукт экспериментов ранних магов в области селекции». (Послесловие).
  • Хождение сквозь стены. Все мало-мальски умелые маги регулярно ходят сквозь стены и полы с потолками. А более-менее умелые — и другими путями… «Кристобаль Хунта! Что ему — просочиться через канализацию на десяток льё».
  • Фефекты фикции. Фёдор Симеонович Киврин вальяжен, радушен, уравновешен и оптимистичен, и его лёгкое заикание ничуть не мешает ему жить.
  • Философский зомби/Доппельгангер (существо, которое во всём похоже на человека, но не имеет сознания) — дубли, создаваемые сотрудниками.
  • Хронофантастика. Янус Невструев живёт одновременно по ходу времени и в обратном направлении.
  • Чем старше, тем лучше — диван-транслятор. «— Ручной труд. Безотказен. Конструкции Льва Бен Бецалеля. Бен Бецалель собирал и отлаживал его триста лет…»
  • Чтобы ты задолбался. «Данаиды — в греческой мифологии — преступные дочери царя Даная, убившие по его приказанию своих мужей. Сначала были осуждены наполнять водой бездонную бочку. Впоследствии, при пересмотре дела, суд принял во внимание тот факт, что замуж они были отданы насильно. Это смягчающее обстоятельство позволило перевести их на несколько менее бессмысленную работу: у нас в институте они занимаются тем, что взламывают асфальт везде, где сами его недавно положили».
  • Школьная газета — не в школе, а в НИИ, но описание феерическое. Под катом 4 стр. Ворда.
    • Великолепная пошлость — стенгазета (герои — «физики», а не «лирики», и это заметно):
      • Почкин, с которого Привалову Корнеев (тот ещё тролль, как известно) советовал брать пример — «Вот по дороге едет ЗИМ/, и я им буду задавим».
      • У самого Привалова еще более жалко: «Я хочу построить дачу. Где? Вот главная задача. Только местный комитет не дает пока ответ».
      • Он же вместе со Стеллочкой: «Раскопай своих подвалов и шкафов перетряси, разных книжек и журналов по возможности неси».
      • «Позорят славный институт такие пьяницы, как Брут…»
  • Язык Пруткова — так выражались пара предметов в Избе на Курногах.
  • Я — это ты. По догадке молодых магов, Янус Полуэктович Невструев родился в большой семье, и его назвали в честь одного из далёких родственников. Старший Янус взял под опеку младшего и во всём ему помогал. Это и был он сам, живущий в обратную сторону времени.
  • Самосбывающееся пророчество/Мета-пророчество: авторы писали про то, что в НИИЧАВО настоящие сложные и изящные научные открытия мало кому интересны, а малополезные открытия профессора Выбегаллы вроде «„Основы технологии производства самонадевающейся обуви“, набитый демагогической болтовнёй, произвёл в своё время заботами Б. Питомника изрядный шум». И что о том же Ойре-Ойре обыватели мало что слышали, а Выбегаллу знают почти все («Как, вы работаете в НИИЧАВО? Ну как там Выбегалло? Что он ещё новенького открыл?..»). И если с наукой и открытиями дело довольно спорное, то с Выбегаллой вышла правда: в итоге он стал самым известным из персонажей из произведения (или одним из самых), причем настолько, что стал именем нарицательным для ему подобных учёных. Да и другие подобные ему учёные тоже довольно часто становятся сильно известными.
  • Восторг у холодильника/Откровение у холодильника: Если учесть, что ничего не известно о этажах НИИ выше 12, и что Отдел Оборонной Магии вряд ли бы закрыли за ненадобностью, можно сделать вывод, что на самом деле большинство полезных и/или опасных отделов находится и работает на этажах выше 12 и держится в строжайшей секретности. Попасть туда можно только строго определенным людям, и при попытке попасть на секретные этажи обычному человеку (при помощи магии, или незадокументированных возможностей лифта из сокращенного варианта сказки о тройке) или ничего не получится, или ему в таком случае сильно влетит. «Гражданские» отделы, показанные в книге, созданы для отвода глаз, поиска талантливых сотрудников, имитации бурной деятельности, махинаций с деньгами и прочих «побочных» функций, а все боле-менее серьезные мероприятия происходят в секретных отделах. При этом очень высока вероятность, что доказавшие свою «серьезность» могут быть переведены на секретные этажи (возможно — вместе с частью оборудования, документов или даже сотрудников) и начать использоваться всерьез (со стороны обычных людей это будет выглядеть так, как если бы отдел был закрыт/свернут/брошен, как это было с Отделом Оборонной Магии — как уже было сказано, реальную пользу «гражданские» отделы приносить и не должны, так что очень маловероятно, что они по-настоящему закроются), и что у каждого «обычного» отдела есть один, а то и несколько, аналогов из «секретных» этажей.

Реалии НИИЧАВО[править]

  • Аквавитометр. Судя по названию, этот «громоздкий медный» прибор предназначен для измерения того, насколько живая вода жива. В послесловии Привалов уточняет, что «таинственного прибора под названием аквавитометр в природе не существует», но вот как тогда называть то, что некорректно называют «Аквавитометром» не сказал.
    • И психоэлектрометр. Тоже прибор, чем занимается — ХЗ.
  • Гиперполе — некое поле, создаваемое умклайдетом (и черт его знает откуда такое название у обычной, квантовой волшебной палочки). Железо, между прочим, для этого самого поля — непрозрачно (подозреваю, что кивок в сторону «хладного железа» — все же запредельно эрудированные люди эти АБС).
  • w:Гомеостат Эшби.
  • Диван-транслятор. Создавал вокруг себя М-поле, преобразующее реальную действительность в действительность сказочную (Привалов поправляет: не М-поля, а мю-поля). В ходе первой истории протагонист испытал его действие на себе. В результате насмотрелся глюков, наслушался бреда и чуть не преобразовался то ли в колобка, то ли в кота-в-сапогах. Спасло то, что постоянно подскакивал, а диван работал на минимальной мощности.
    • Собственно, главная проблема дивана была в том, что вокруг него сошлось сразу несколько заинтересованных лиц. Редькин искал некий макгаффин под названием «Белый Тезис», который создатель дивана с неизвестной целью вмонтировал в один из своих девайсов (а момент начала книги не раскуроченным Редькиным оставался только диван). Камноедов рассматривал диван исключительно как предмет мебели с музейной ценностью (в накладные его внес кто-то альтернативно-одаренный, забыв указать, что это прибор, а для Модеста бумага обладала абсолютным приоритетом над действительностью). Корнееву было необходимо использовать диван как прибор, что расходилось с целями как первого так и второго претендентов.
    • На китежградском заводе также был создан по заявке Бальзамо «транслятор двухходовой ТДХ-80Е». Тут авторы не удержались от шпильки в адрес советской промышленности: ТДХ оказался капризным и не слишком эффективным, с низкими характеристиками того самого трансформирующего поля и избирательностью кирпича.
  • Дубли. Кремний-органические, магически созданные роботы, воспроизводящие внешность определенного человека (впрочем, есть подозрение, что при желании, опытный маг, мог бы воспроизвести и образ из своего воображения (рекреационное использование технологии оставляем на совесть читателя)). Дублю можно задать программу вариативной сложности (от «копать от забора и до обеда» и до сложной, самообучающейся системы ИИ), можно наделить особыми свойствами: талантом к бегу, магическими способностями, талантом к танцам… (вопрос о рекреационном применении все еще открыт). При этом, формально, живыми, дубли не являются, хотя и способны, похоже, обретать, со временем, самосознание (в процессе «усыхая» и становясь гномами).
    • Чтобы непрофессионалу определить дубль перед ним или нет, достаточно спросить документы — по какой-то причине дубли не могут их терпеть и рвут в клочья.
    • Также непонятно, чем гомункулусы и кадавры отличаются от дублей. Ведь что хорошо сделанный дубль, что полностью сформировавшийся гомункулус/кадавр выглядят как оригинал/создатель, поведение задается создателем, и они похожи на оригинал/создателя как внешне, так и, частично, поведением (примитивные дубли «Стоят как каменные, не мигают, не дышат, с ноги на ногу не переминаются», а ещё не доделанный второй кадавр Выбегалло выглядел как «нечто белое и бесформенное медленно колыхалось в зеленоватой полутьме»). Тем более, что второй кадавр Выбегалло и выглядел, и разговаривал как оригинал (бывший далеко не экспертов в создании и программировании дублей и кадавров), хотя это в его программу не было заложено. И очевидно, что кадавров и гомункулов делали и другие учёные: вспоминаем «Гомункулуса лабораторного» в форме Саши Привалова, установленного в Изнакурноже. Логично предположение, что гомункулусы/кадавры в сеттинге — это те же дубли, но на органической основе, создаваемые по подобию некого человека (обычно — их создателя), из-за чего дороже и сложнее дублей, но при прочих равных умнее, живее и «человечнее» дубля при прочих равных, даже если не закладывать в них человечность специально (напомним, у Саши дубли, не имевшие программы, не могли даже стоять — а кадавр был бы похож на сильно измененного Сашку, возможно — глупее и примитивнее, но все-таки), в связи с чем ими пользуются редко, так как чаще всего есть более простые решения, среди которых самыми частыми оказываются «Послать дубля» и «Послать оригинал». Хотя, с другой стороны, упомянуто, что «А ведь Модеста Матвеевича даже сотворенные мною чучела без рук, без ног боялись до судорог, по-видимому инстинктивно» — Т. Е, у дублей тоже есть какие-то отголоски разума оригинала. Что может говорить о том, что дубли, кадавры и гомункулусы на самом деле не пишутся магами/учёными с нуля, а сначала создаётся копия человека, приближенная к оригиналу, а потом в неё закладываются написанные магом цели, коды и ограничения — Т. Е. есть возможность как-то улучшить процесс и разобраться в смысле процесса/ритуала, ограничений в «человеческое подобие» не заложить вовсе, вместо этого развив малоразвитого/рудиментарного исходного оригинального/своего собственного разума и получить, с точки зрения разума/ИИ, почти такого же человека, только с другими физическими характеристиками, чуть-чуть другой личностью и рвущего в клочья документы (и то: неизвестно, можно ли дать дублю задание «быть равнодушным к документам» или как-то их от этого отучить, и неизвестно отношение гомункулусов/кадавров к документам).[6]
      • Ах да, есть ещё и «Матрикаты» — «точные, абсолютные копии предметов или существ. В отличие от дублей матрикат совпадает с оригиналом с точностью до структуры. Различить их обычными методами невозможно. Нужны специальные установки, с вообще это очень сложная и трудоемкая работа. В свое время Бальзамо получил магистра-академика за доказательство матрикатной природы Филиппа Бурбона, известного в народе под прозвищем „Железная маска“. Этот матрикат Людовика Четырнадцатого был создан в тайных лабораториях иезуитов с целью захватить французский престол. В наше время матрикаты изготавливаются методом биостереографии а-ля Ришар Сэгюр». Непонятно, насколько сложно их делать, разрешено ли это, и почему не пробовали сделать матрикаты учёных из НИИЧАВО, дабы в увеличенном количестве смогли больше наработать. [7]
  • Живая вода. Загадочное вещество, получающееся из воды обработанной транслятором. Главное свойство — мертвое тело в нем оживает (причем только целиком, или отмершие клетки тоже считаются — неизвестно, живой водой никого с обугленными до костей руками/ногами не обливали). В общем, добейся Корнеев успеха — и в их мире повсюду стали бы массово восставать живые существа с их прижизненными личностями, и хорошо это или плохо — спорный вопрос.
  • Контрамоция — движение по оси времени в обратную сторону. Как догадались герои в третьей истории, его освоил Янус Полуэктович Невструев. И в виде У-Януса начал двигаться в прошлое вместе со свои попугайчиком. Причём прерывисто, с моментом перехода в полночь — т. е. день среды (к примеру) он живёт обычно, а в полночь переносится в 00 часов 00 минут вторника по местному времени. В 24-00 вторника — в 00-00 понедельника и т. д. Что происходит при смене часового пояса или если контрамот не успеет до полночи прибежать в укромное место, история умалчивает.
  • Неразменный пятак. Привалов обнаружил его случайно и решил поставить эксперимент, чтобы исследовать, как он возвращается обратно. «Воображение моё было потрясено прежде всего возможностью внепространственного перемещения материального тела». Однако эксперимент был прерван в самом начале молоденьким сержантом милиции Ковалёвым. Откуда он вообще взялся (его не мог кто-то потерять, ведь пятак всегда возвращается к владельцу — хоть из ружья им стреляй, не потеряешь) и что было с ним дальше — неизвестно.
    • Как раз-таки Привалов в ходе своего эксперимента выяснил, что пятак возвращается к владельцу только когда используется по назначению. Если выбросить его или потерять, к хозяину он не вернётся.
  • Предсказатели (послесловие):
    • Авгуры в Древнем Риме — жрецы, предсказывавшие будущее по полёту птиц и по их поведению. Подавляющее большинство из них было сознательными жуликами. В значительной степени это относится и к институтским авгурам, хотя теперь у них разработаны новые методы.
    • Оракул — по представлениям древних, средство общения богов с людьми: полёт птицы (у авгуров), шелест деревьев, бред прорицателя и т. д. Оракулом называлось также и место, где давались предсказания. «Соловецкий Оракул» — это небольшая тёмная комната, где уже много лет проектируется установить мощную электронно-счётную машину для мелких прорицаний.
    • Пифия — жрица-прорицательница в Древней Греции. Вещала, надышавшись ядовитых испарений. У нас в институте пифии не практикуют. Очень много курят и занимаются общей теорией предсказаний.
  • Стенгазета. Явная сатира на советскую действительность, в которой для создания этих высокомалохудожественных самодеятельных творений люди были вынуждены отвлекаться от работы.
  • Трансгрессия (трансгрессировать). Из контекста следует, что речь идёт по магическом перемещении в пространстве живых и неживых объектов — что-то вроде телепортации. «А может быть, трансгрессировать его?» «Диван он с собой взял или трансгрессировал?» «Мне пришлось их прервать, чтобы они трансгрессировали меня на полигон. Я им уже надоел, и они провели трансгрессию с такой энергией». «Никогда никого не трансгрессировал».
    • В послесловии Привалов уточняет, что «термин „трансгрессия“ ёмок, и вдобавок разные школы употребляют его в разных смыслах».
  • Умклайдет. «Блестящий продолговатый цилиндрик величиной с указательный палец. Я потрогал его веником. Цилиндрик качнулся, что-то сухо затрещало, и в комнате запахло озоном. Цилиндрик гладкий, отлично отполированный и тёплый на ощупь». Когда в комнате появился вонючий гриф, Привалов на всякий случай накрыл цилиндрик ковшиком. Тогда некий голос, сообщил Саше, что с умклайдета («или как вы его называете — волшебная палочка») ковшик нужно убрать. «Курс управления умклайдетом занимает 8 семестров и требует основательного знания квантовой алхимии. Как программист вы, вероятно, без особого труда освоили бы умклайдет электронного уровня, так называемый УЭУ-17… Но квантовый умклайдет… обобщённый закон Ломоносова — Лавуазье…». Для чего нужен умклайдет и на что он способен — неизвестно (ведь маги и без него колдовать могут, а ни одного использования умклайдета не показали).
  • Функциональный морской бой в банаховом пространстве. Эта игра просто упомянута. Как играется и что это за пространство такое — неизвестно.
  • Щит Джян бен Джяна. Используется для защиты чего-то от сверхмощных воздействий, напряжений и токов. На практике применяется для укрощения джиннов, и ими, предположительно, были «бронещиты» в сцене с третьим кадавром Выбегалло. О его других применениях можно только догадываться. «Щиты Джян бен Джяна были сделаны из семи драконьих шкур, склеенных желчью отцеубийцы и рассчитаны на прямое попадание молнии. К каждому щиту были обойными гвоздиками прибиты жестяные инвентарные номера». Филигранное На тебе! в спину всемогущей советской бюрократии.

Адаптации и фанфики[править]

Несмотря на популярность книги, с экранизацией ей не повезло.

  • Телеспектакль ЛенТВ. Не все произведение, а только часть «Суета вокруг дивана» и небольшой кусочек из «Суета сует». Поэтому до Выбегаллы просто не дошли. В целом достаточно близко к тексту… и получилось нудно (или на любителя).
  • Во второй половине 1960-х Леонид Гайдай хотел взяться за экранизацию по сценарию АБС. Сашу Привалова должен был сыграть Александр Демьяненко, Амвросия Выбегалло — Михаил Пуговкин, Хому Брута (тут он алкаш с золотыми руками на побегушках у Выбегалло, но исправляется усилиями героев) — Савелий Крамаров, Луи Седлового («Старый ведь я… Старенький… А раньше я левитировал, как Зекс…») — Зиновий Гердт, а милую ведьмочку Стеллочку (и в фильме они с Сашей это самое!) — Наталья Варлей. Сценарий можно прочесть в полном собрании сочинений Стругацких. Вряд ли такое получилось бы нудно… но фильм запретили на самой ранней стадии подготовки (тут повлиял еще и скандал вокруг «Сказки о Тройке»), и съёмки так и не начались. С прикрученным фитильком, потому что…
    • Опосредованная передача ругательств. Хома Брут за века допился до состояния обыкновенного мелкого хулигана. Он работает лаборантом в НИИЧАВО — и очень угодничает перед своим «шефом» © Выбегалло. Привалову надоело, что Хома постоянно упоминает своего «шефа». И вот Привалов рявкает на Хому: «Вместе со своим шефом — иди, иди и иди! А мне дай поработать!».
      • Видимо, это в сценарии. Потому что в книге ничего похожего найти не удалось.
  • …В итоге появился фильм «Чародеи» (см. остальную статью), но опознать «Понедельник…» в нем почти невозможно.
  • В проекте «Миры братьев Стругацких: Время учеников» опубликовано три фанфика: Сергей Лукьяненко, «Временная суета»; Николай Ютанов, «Орден Святого Понедельника»; Цицерон-Елисей Наморкин, «Суета в безвременье». Слово «суете» в заглавиях — отсылка к названиям глав повести.
    • Есть также юмореска Павла Хмары (1977) «Когда начинается понедельник».


Примечания[править]

  1. (Господи! Ужель обычный путь тебе заказан, путь достойного человека?.. Сэр (староангл.).
    Прошу прощения (англ.).)
  2. Это не староанглийский (АКА англосаксонский, на котором написан, например, «Беовульф»), это т.н. «Елизаветинский» или «Шекспировский» английский — ранняя форма современного английского из XVI века, сохранившая, тем не менее, много архаических черт, и потому труднопонимаемая современным читателем.
  3. Выбегалло отчасти действительно малограмотен, а отчасти намеренно притворяется таким, чтобы закосить под «социально близкого», «вышедшего из народа». Правильно: махизм; эмпириокритицизм. Вообще-то это пародия на акцент Н. С. Хрущёва, который действительно произносил -изм как -изьм.
  4. Про русалку ирония получилась из-за взаимного наложения фольклора разных культур. Славянская русалка — это исходно не андерсеновская mermaid, а самостоятельный вид нечисти, похожий на девушку и никакого рыбьего хвоста в фольклоре (и у Пушкина тоже) не имевшей.
  5. Ещё и шрамы от цензуры. Братья упомянули ЗИМ — так что пошлость была хотя бы рифмованная. Но отсылки к опальному Молотову потребовали вырезать — ЗИМ превратился в ЗИЛ. Вышло ещё пошлее.
  6. На самом деле в мире произведения кадавр — любой «оживленный неодушевленный предмет: портрет, статуя, идол, чучело», «В современной магии кадавры не используются», поскольку «Как правило, они феноменально глупы, капризны, истеричны и почти не поддаются дрессировке». Творения Выбегалло же больше похожи на гомункулусов: «Гомункулусов синтезируют в специальных автоклавах и используют для биомеханического моделирования», что и делал Выбегалло не смотря на то, что «Эти модели сами по себе никогда ничего не доказывали и с точки зрения науки представляли не больший интерес, чем карточные фокусы или шпагоглотание». Собственно, «В институте кадаврами иногда иронически называют неудавшихся дублей и дублеподобных сотрудников» — Т. Е. так называют глупых сотрудников и кривых/страхолюдных искусственных созданий.
  7. Возможно — думают, что это не нужно, так как людей и так много, а занять их нечем, возможно — боятся проблем с законом из-за множественных долгоживущих и автономных копий учёных, которые к тому же думают по-своему и принимают решения самостоятельно, а так же очень похожи на оригиналов (что решается обычной записью всех копий как отдельных личностей и работников, что легко дополнялась бы разной одеждой, повязками, ярлыком на одежде, или даже надписями на теле и созданием копии, заведомо непохожей на оригинал внешне), или же что копии окажутся лучше оригиналов, и ими сначала начнут заменять сотрудников НИИЧАВО, потом оригиналов станут понижать по должности вплоть до увольнения, или вовсе спишут в утиль как «устаревших», посадив в виварий или уничтожив — и с этим мало что получится сделать, так как де-юре все по закону и для светлого бедующего, а де-факто копии будут так же способны к магии, так же иметь доступ к всему тому же вооружению что и оригиналы, но будут объективно сильнее в бою и больше по численности — из-за чего дальше могут начать заменять уже и обычных людей, если в НИИЧАВО не справятся с копиями.