Полевая казнь

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Склифосовский.pngВкратце
Казнь труса или паникера прямо на поле боя.
« If you do not serve in combat, then you will serve on the firing line! »
— комиссар Имперской Гвардии из Dawn of War
« Ловят, стреляют… А вы что думали? На войне можно бежать только в одну сторону — вперёд на врага! Тогда ещё поживёшь. »
Старшина Емельянов, «Мы из будущего»

Трусость на поле боя опасна. Солдат, ставящий страх за свою жизнь выше поставленной задачи, может подвести все подразделение, отрицательно повлиять на исход боя, а в перспективе операции и даже всей кампании. Еще страшнее то, что его примеру могут последовать остальные, а уж если солдат еще и сеет панику, это может привести к тому, что подразделение попросту разбежится. Долг командира — предотвращать подобное, а во время боя часто нет возможности арестовать солдата для последующего суда. Решение? Показательно казнить труса, чтобы никто больше не последовал его примеру.

А уж если у нас армия Империи Зла, то, как правило, в ней отношение к жизням личного состава будет наплевательским, так что полевая казнь будет применяться вообще по любому поводу и даже без повода, просто чтобы держать солдат в тонусе. Педаль в пол, если в сеттинге есть целые подразделения-заградотряды, предназначенные для казни отступающих солдат. А в фантастических сеттингах на солдат иногда вешают дистанционно управляемую взрывчатку (обычно в форме ошейника), позволяющую осуществлять полевую казнь незамедлительно, издалека и с комфортом.

Полевой казни могут также подвергнуться:

  • Схваченные диверсанты и партизаны;
  • Заложники из числа мирных жителей;
  • Военнопленные, которых по какой-то причине нельзя ни отправить в тыл, ни отпустить;
  • Не только дезертиры, а и прочие нарушители дисциплины, как-то: мародёры, насильники, бузотеры. Так-то полагается, конечно, трибунал, но бывает, что его некогда устраивать.

Близкий троп — Бей своих, чтоб чужие боялись.

Примеры[править]

Emblem-important.pngДа миллион раз же было!
Автор этой статьи уверен, что неоднократно видел примеры этого тропа, но не может вспомнить достаточное их количество. Может быть, вам придёт на ум ещё хотя бы парочка?

Общие[править]

  • Бесчисленное множество клюквенных произведений в сеттинге Гулаги и рабы. Образ клюквенно-тоталитарного СССР никогда не будет полон без заградотрядов из НКВДшных упырей, стреляющих из пулеметов в спину наступающим войскам.
  • Бесчисленное множество произведений о Второй мировой, где немецкие зольдатен унд официрен почем зря казнят партизанен унд подпольщикен, ну и просто мирных жителей, которые под руку подвернулись.

Театр[править]

  • «Кориолан» Шекспира:
«

— Друзья, смелее! Тех, кто отступит, я почту за вольсков И познакомлю со своим мечом.

»
— Марций
    • И современная экранизация, да. Где вместо меча автомат, а так все по-старому.
  • Его же «Генрих Пятый» — за мародерство вешают Бардольфа.

Литература[править]

«

Когда, забыв присягу, повернули В бою два автоматчика назад, Догнали их две маленькие пули — Всегда стрелял без промаха комбат.

Упали парни, ткнувшись в землю грудью, А он, шатаясь, побежал вперёд. За этих двух его лишь тот осудит, Кто никогда не шёл на пулемёт.

Потом в землянке полкового штаба, Бумаги молча взяв у старшины, Писал комбат двум бедным русским бабам, Что… смертью храбрых пали их сыны.

И сотни раз письмо читала людям В глухой деревне плачущая мать. За эту ложь комбата кто осудит? Никто его не смеет осуждать!

»
— Юлия Друнина
  • Троецарствие (роман) — практиковался такой вид казни, как «принесение в жертву полковому знамени» (обезглавливание перед оным знаменем). Казнили так обычно пленных вражеских командиров, но могли и дезертиров.
  • Александр Бек, «Волоколамское шоссе» — главный герой повести комбат старший лейтенант Бауржан Момыш-Улы приказывает расстрелять солдата, совершившего самострел во время ложной тревоги.
  • Обитаемый остров — Боевая Гвардия Страны Отцов во время войны выполняет именно функцию заградотрядов. Правда, расстреливать им, как правило, нет нужды, так как они используют мобильные излучатели для промывания мозгов и причинения адской боли выродкам. Впрочем, Максима, на которого излучение не действует, ротмистр Чачу пытается расстрелять.
  • Валентин Ежов, «Белое солнце пустыни» — когда Сухов попытался возразить против непродуманной атаки, командир расстрелял его из нагана на месте. Сухов выжил, командир и все остальные бойцы — нет.
  • Анатолий Генатулин, «Атака» — самострельца расстреливают перед строем полка, который после пополнения молодыми солдатами двигался к фронту. Граничит с «Реальная жизнь», так как повесть автобиографическая
  • Э. Раткевич, «Таэ эккейр!». Лучник Илент пристрелил своего короля, когда тот, перепугавшись, отдал приказ к отступлению.
    • Никто не сожалел, поскольку король был насильником, садистом и вообще полным отморозком. А лучник по итогам стал королём.
  • Том Клэнси, «Зеркальное отражение» — оху… ох, какая история о советской армии в Афгане: командир группы спецназа обязан убивать раненых или не выполнивших задачу бойцов. Если он этого не сделает, заместитель командира группы должен убить его, а иначе КГБ расстреляет всю группу.

Кино[править]

  • Star Wars — не стоит забывать забывать фирменное «Извинения приняты» от милорда Вейдера.
    • А в «Пробуждении Силы» наличие у штурмовиков (которых в Первом Ордене, напомним, выращивают с детства, в отличии от времен Империи, когда они были просто элитными солдатами) систем самоуничтожения могло бы решить все проблемы с негром-дезертиром… А вот нет.
  • «Сталинград» — расстрел матроса по приказу лейтенанта Громова. В условиях дефицита людей и патронов, ага
  • «Мы из будущего»:
    • Политрук Карпенко завершает Вдохновенную речь перед финальным боем простыми и честными словами «если кто струсит и назад побежит — пристрелю лично, а если я побегу — стреляй меня».
    • Когда во время боя фашистам удаётся остановить атаку плотным огнём, Спирт прячется в кусты, где уже залегли несколько бойцов. Когда после подрыва ДОТа лейтенант пускает зелёную ракету, все бойцы опять поднимаются в атаку, а последний (колоритный крутой дедуля) наводит на Спирта винтовку со словами «Тебе что — особое приглашение нужно?!»
  • «Звёздный десант» — «Обращаюсь к вновь прибывшим. Правило у меня только одно. Сражаются все. Никто не сдается. Кто сдрейфит… того я пристрелю!»
  • «Истребители» — расстрел (показательный!) перед строем (!!) летчика-ветерана, летавшего еще в Испании (!!!) — явно не самый лучший способ поднять эскадрилье боевой дух перед вылетом. Таких людей берегли как зеницу ока, ибо опыта, раз уж до сих пор жив — на два звена молодняка хватит. А нервы можно и подлечить, отправив в тыловой госпиталь нагулять жирок. Чтобы вспомнил, за что сражается.
  • «72 метра» — во флэшбеке Янычар «докладывает» министру обороны о пьющем матросе, и якобы получает приказ того расстрелять, начинает готовиться, достает журнал расстрелов, горестно вздыхает, что опять придется самому… Перепугавшегося до обморока синяка уносят. Разумеется, учебно-воспитательное представление.

Телесериалы[править]

  • «Грозовые ворота» — сержант Гольдин, видя, что его друзья-деды, струсив, убегают с позиции в лес, расстреливает их из пулемета.

Видеоигры[править]

  • WarHammer 40,000: Dawn of War — реализовано в виде геймплейной механики. Комиссар Имперской Гвардии может расстрелять одного из солдат отряда, чтобы восстановить боевой дух и временно повысить характеристики остальных. Во второй части также возможно, причём в ранних версиях из-за бага комиссары могли вопреки правилам настолки (см. ниже) казнить самих себя если остались в отряде одни (особенно забавно в сочетании с репликой при смерти из первой части «Император, проси, я подвёл тебя»).
    • В самом начале оригинальной игры полковник Карус Бром расстреливает двух солдат СПО Тартаруса, решивших сбежать с поля боя. «Вы будете сражаться или умрёте!»
  • WarHammer 40,000: BattleFleet Gothic: Armada — комиссар может застрелить капитана корабля, если тот решит бежать из боя.
  • Operation Flashpoint: Красный молот — главному герою это обещают за следующее нарушение приказа.
  • World of Tanks — внезапно, именно так здесь борются с вредительством. Игрока, который убил своего товарища, может казнить любой другой из команды, потому что за расстрел таких деятелей вместо штрафа награждают как если бы это был вражеский танк.

Настольные игры[править]

  • Warhammer 40,000 — распространено в Имперской Гвардии на всех уровнях, обычно этим занимаются комиссары. Рядовые гвардейцы из-за этого иронично называют табельный болт-пистолет комиссара «пистолетом храбрости». В настолке комиссар мог расстрелять командира отступающего отряда, чтобы повторно пройти проверку на боевой дух и с высокой вероятностью вернуться в бой. В правиле особо оговорено, что если сам комиссар является старшим офицером в отряде, то он не может казнить сам себя.
    • В штрафных легионах Империума используются взрывающиеся ошейники, пульт от которых находится в руках сопровождающего отряд Арбитра.
    • Нобы и варбоссы орков тоже любят это, правда, не всегда со смертельным исходом — часто струсившему орку хватает простых тумаков.
  • Flames of War — советский комиссар может расстреливать своих солдат, чтобы повысить их боевой дух. Впрочем, при неудачном броске расстреливаемые солдаты могут восстать и убить комиссара — таковы традиционные представления о том, как воюют русские, на Западе.

Музыка[править]

  • В. Высоцкий, «Целуя знамя»: «Хитрец и тот, который не был смел, Не пожелав платить такую цену, Полз в задний ряд, но там не уцелел: Его свои же брали на прицел И в спину убивали за измену.»

Реальная жизнь[править]

  • Подобные меры использовались в большинстве армий мира как минимум с античных времен (к примеру, децимация в Древнем Риме — казнь каждого десятого по жребию из провинившейся центурии, в армии Чингисхана и т. п.), так что троп старше, чем феодализм. В общем-то, в современных армиях офицеры все еще имеют право использовать личное оружие для поддержания порядка в боевой обстановке (приказ «под дулом пистолета» — последний шанс трусу или мятежнику одуматься).
  • Справедливости ради: от иметь право и до воспользоваться своим правом на расстрел — как говорится, дистанции огромного размера. Отчасти психология, отчасти недремлющее око военного правосудия, у которого, понятное дело, могут быть свои аргументы… В общем-то, реальное положение дел хорошо иллюстрирует эпизод, случившийся в Афгане:
« – Товарищи бойцы! – зычно выкрикнул комбат. – Сегодня всех вас подняли по тревоге из-за пропажи вот этих двух… – комбат запнулся, подбирая определение «этим двоим», однако не подобрал и продолжил: – ...А они, оказывается, добровольно сдались первому встречному и выболтали все, что знали! Мы выполняем здесь боевой приказ! Нас послала Родина! На нас возложена огромная ответственность! И вот эти двое нарушают приказ, нарушают присягу, за что, по закону военного времени... – при этих словах комбат вытянул из кобуры длинный ТТ, – ...положен расстрел!

Двое нарушителей стояли перед строем, опустив головы. Оба плакали, и текущие потоком слезы оставляли полосы на их грязных лицах. Услышав слово «расстрел», оба упали на колени. Неужто пристрелит? Вообще-то, есть за что...

– Однако, – потрясая пистолетом, продолжал комбат, – меня тут уговорили (кивок головой в сторону стоявших отдельной кучкой офицеров) до расстрела дело не доводить. Поэтому приказываю: этих двоих отвести в сарай и бить палками! Увести их.

Мы вышли покурить на свежий воздух. У входа встретили спешившего куда-то Мишу-особиста.

– Миш! Правда, что их палками наказывают? Тот махнул рукой:

– Да ну вас на хрен! Совсем, что ли, соображения нет? Командир просто припугнул их! Будут сидеть на «губе» в сарае – вот и все! Все, ребята, мне некогда.

»
— Валерий Курилов. Операция «Шторм-333»