Повторяющееся начало

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

В некоторых циклах произведений (неважно, литературных, или каких-либо иных) есть повторяющаяся из произведения в произведение фраза в начале, символизирующая единство цикла.

Примеры[править]

Литература[править]

  • Данте Алигьери, «Божественная комедия» — инверсия: каждая часть (Ад, Чистилище и Рай) заканчиваются словом «светила».
  • Пример не из цикла произведений, но всё-таки. Советские писатели иногда начинали произведения с фразы «Я приближался к месту моего назначения» из пушкинской «Капитанской дочки», чтобы показать не совсем серьёзный настрой произведения. В частности, братья Стругацкие с этого начали «Понедельник начинается в субботу».
    • Инверсия в той же книге. Все главы заканчиваются фразой «Но это уже совсем другая история», которая полюбилась фанфикерам.
      • Похожей фразой заканчивается сиквел «Понедельника…» — «Сказка о Тройке».
      • А также про «совсем другую историю» встречается в финале произведений про Алису Селезнёву.
      • И в конце передачи «Следствие вели».
  • Колесо Времени: «Вращается Колесо Времени, приходят и уходят Эпохи, оставляя в наследство воспоминания, которые становятся легендой. Легенда тускнеет, превращаясь в миф, и даже миф оказывается давно забыт, когда Эпоха, что породила его, приходит вновь».
  • «Отгорел закат, и полная луна облила лес зеленоватым призрачным серебром».
  • Каждая книга цикла «Собачий глаз» Всеволода Мартыненко начинается с фразы «Секс у всех человекоподобных рас, населяющих Анарисс, принципиально схож».
  • C. Седов — микросказки про королей начинаются: «Жил-был король». Дальше шло описание его главной черты или главного хобби.
    • Аналогично и его сказки про дураков: «Жил в нашем дворе дурак по имени…»

Кино[править]

Видеоигры[править]

  • «Война, война никогда не меняется…»
  • Devil May Cry — «Если вам нужно воспользоваться уборной, она в задней части магазина». В четвёртой части мы играем не за Данте, так что, не слышим традиционной фразочки, обращённой к гостю его маленького магазинчика. Однако традиционно в первой же сцене Данте протыкают насквозь.
  • В The Elder Scrolls мир всегда спасает заключённый. По крайней мере, в основной линейке игр, поэтому начинаем мы всегда за решёткой или со связанными руками.
    • Кроме Daggerfall, там протагонист — секретный агент, посланный с заданием. Но в половине версий — все равно заключённый.
  • Souls-серия и Bloodborne. В самом начале ОБЯЗАТЕЛЬНО будет противник, к которому мы не готовы. В смысле, вообще никак. Не в смысле «ой, какая сложная игра», а в прямом. В Demon's Souls нас швыряют на босса из конца игры в первые 15 минут, и умереть, в общем-то, надо по сюжету (хотя кое-кто умудрялся и забить его), в Dark Souls к первому же боссу нас пускают без набора стартового оружия, с жалким обломком меча. В Bloodbourne же нас пускают на вполне себе рядового противника… только С ГОЛЫМИ РУКАМИ. До первой смерти оружие не дают (хотя можно забить волчару голыми руками либо убежать и найти себе оружие на местах)
    • С фитильком, потому что во второй и третьей частях Dark Souls все не так жестко (во второй в стартовой локации нет босса вообще, хотя есть необязательный минибосс, и вот как раз к нему в самом начале лучше не соваться. В третьей стартовый босс вполне себе легкий)
  • Mass Effect — каждая игра трилогии начиналась текстом, в целом рассказывающим о том, как человечество обнаружило хренполучий на Марсе и в результате стало частью галактического сообщества.